Имя материала: Международная экономика

Автор: Михайлушкин А.И.

3.2 теории абсолютного и сравнительного преимуществ

3.2.1. Модель абсолютного преимущества

Для использования данной модели предположим, что в каждой стране имеется такой товар, который на единицу затрат она может производить в объеме, большем нежели другие страны.

Для упрощения анализа рассмотрим условный пример, когда две торгующие друг с другом страны производят только два вида продукции1, например пшеницу и природный газ. При этом предположим, что природные, климатические и другие условия отражаются на эффективности производства этой продукции следующим образом (табл. 3.1).

Таблица 3.1. Модель абсолютного преимущества           

Кроме того, из табл. 3.1 следует, что каждый торговый партнер может увеличить или уменьшить производство любого из этих двух продуктов, но при соблюдении следующих условий:

Россия: уменьшить производство пшеницы на 0,5 т для производства дополнительно 1 тыс. м3 газа;

мировое хозяйство: уменьшить производство пшеницы на 2,5 т для производства дополнительно 1 тыс. м3 газа.

Нетрудно убедиться, что речь в данном случае идет об альтернативных издержках производства природного газа в России и мировом

хозяйстве. Сводная таблица альтернативных издержек производства обоих видов продукции у обоих партнеров будет иметь следующий вид (табл. 3.2).

Производственные возможности России и мирового хозяйства на единицу затрат представлены на рис. 3.1.

Таблица 3.2. Альтернативные издержки экономических субъектов     

Подпись:
а

6

Рис. 3.1. Модели производственных возможностей стран:

а - Россия; б - мировое хозяйство

На вопрос, сколько и какой продукции будут производить Россия и мировое хозяйство в условиях автаркии, ответить можно только в том случае, если будут проанализированы социальные (общественные)

вкусы и предпочтения, которые и определяют, как мы знаем, характер спроса в странах.

Предположим, что существующая система общественных предпочтений в России такова, что из множества точек на линии производственных возможностей выбирается точка S0 (рис. 3.1, а) с координатами: 15т пшеницы и 20 тыс. м природного газа (в расчете на единицу затрат ресурсов). Точно так же предположим, что все остальные страны остановятся в своем выборе на 70 т пшеницы и 12 тыс. м3 природного газа.

В отсутствие внешней торговли цены на газ и пшеницу в России и мировом хозяйстве различны и определяются соответствующими альтернативными издержками, приведенными выше. В частности, в России 1 т пшеницы будет

33

стоить 2 тыс. м газа, или, что то же самое, 1 тыс. м газа будет стоить 0,5 т пшеницы. За границей в отсутствие внешней торговли соотношение цен будет соответствовать пропорции: 2,5 = 100 / 40 т пшеницы за 1 тыс. м газа.

Теперь представим, что Россия устанавливает торговые отношения с другими странами (мировым хозяйством). Кто-то сразу обратит внимание на бросающуюся в глаза разницу цен. В России очень дешевый газ: 1 тыс. м газа можно купить за 0,5 т пшеницы, тогда как за границей за каждую 1 тыс. м газа можно получить 2,5 т пшеницы.

Если транспортные расходы невелики (а мы предположим, что они нулевые), этот наблюдательный предприниматель воспользуется случаем и станет закупать газ по 0,5 т пшеницы за 1 тыс. м газа в России и продавать его за границей за 2,5 т пшеницы. Естественно, что он достаточно быстро приумножит свое состояние, так как он в сущности открыл способ превращать 0,5 т пшеницы

в 2,5 т!

Вне зависимости от того, останутся ли внешнеторговые сделки целиком в его руках или у него появятся независимые конкуренты, совершенно очевидно, что направления внешнеторговых потоков будут определяться разницей в соотношениях альтернативных издержек производства. Поскольку в России относительно дешевый природный газ, а в других странах - пшеница, Россия будет экспортировать газ и импортировать пшеницу.

Каждая страна, участвующая в международной торговле, должна, очевидно, получать выгоду от нее. Какими же должны быть условия взаимовыгодной международной торговли вообще и для рассматриваемого нами примера в частности? Ведь проанализированная нами выше ситуация с наблюдательным предпринимателем не дает никакой выгоды для России. По каким же ценам России будет выгодно экспортировать газ на мировой рынок? Очевидно, по

3

ценам, превышающим 0,5 т пшеницы за 1 тыс. м природного газа. В противном случае у России не будет стимулов для экспорта своего природного газа. Мировому же

хозяйству будет выгодно покупать газ у России до тех пор, пока его цена за

3

1 тыс. м будет меньше 2,5 т пшеницы.

Таким образом, соотношение цен, обеспечивающее взаимную выгоду партнеров по торговле, можно записать следующим образом: 0,5< t < 2,5, где t -условия торговли (terms of trade).

Если t равно одному из граничных условий, только одна сторона получает выгоду от торговли. В противоположном случае обе стороны выигрывают от внешнеторгового обмена и повышают свой жизненный уровень, так как их возможности увеличиваются без дополнительных затрат ресурсов. Проиллюстрируем это утверждение, предположив, что соотношение мировых цен установилось на промежуточном уровне: 1 тыс. м3 газа = 1 т пшеницы.

В этом случае оба торговых партнера смогут выйти за прежние пределы национального потребления (рис. 3.2). Россия, например, может полностью специализироваться на производстве газа (точка S1) и обменивать некоторое его количество на пшеницу; это переместит потребление в точку С на новой линии

3

торговых возможностей (20т пшеницы, 30 тыс. м газа).

Подпись:  Пшениця Пшеница

(Т на сл. ігграт)          (т на ед. запраг)

а 6

Рис. 3.2. Иллюстрация эффекта международной торговли для торгующих

стран:

а - Россия; б - мировое хозяйство

Примечание.    Заштрихованные   на   графической   модели треугольники

называют "торговыми

треугольниками"

Точно также остальные страны могли бы полностью специализироваться на продукте, производство которого обходится им дешевле, и производить только пшеницу (точка Si), обменивая ее затем на природный газ, чтобы достичь уровня потребления, соответствующего точке С (80 т пшеницы, 20 тыс. м газа).

Таким образом, возможность специализации и обмена по устраивающей обоих партнеров мировой цене позволяет России и остальным странам одновременно получить выигрыш от внешней торговли. Выигрыш обеих сторон для рассматриваемого примера рассчитаем в табл. 3.3.

Таблица 3.3. Общий эффект свободной торговли           

обмене представлена на рис. 3.3. До начала процесса международного обмена суммарное потребление природного газа и пшеницы характеризуется координатами точки N. После того как начинается международная торговля, Россия, специализируясь на производстве газа, обменивает часть его на пшеницу, на производстве которой специализируется мировое хозяйство. В результате суммарное мировое производство растет и суммарное потребление газа и пшеницы возрастает до уровня, характеризующегося координатами точки М.

Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод, что международная специализация и внешняя торговля оказывают на экономику такое же воздействие, какое оказывают увеличение количества и повышение качества ресурсов. Иными словами, международная специализация и внешняя торговля эквивалентны экономическому росту. И это только статический эффект от международной торговли. Далее, в условиях специализации стран возможно также действие динамического эффекта, связанного с повышением производительности труда, обусловленного этой специализацией.

если захотят, то следует ли данной стране соглашаться на такое сотрудничество, не будет ли оно ей в ущерб?

Для ответа на эти и другие вопросы рассмотрим следующую модель.

 

1 Далее будет рассмотрен и общий вариант для произвольного количества обмениваемых товаров.

 

3.2.2. Модель сравнительного преимущества

В соответствии с законом сравнительного преимущества Д.Рикардо каждая страна располагает сравнительным преимуществом в производстве

какого-либо товара1 и получает выигрыш, торгуя им в обмен на остальные.

Для     иллюстрации     данного     положения     модифицируем условия рассмотренного выше примера, предположив, что в России с помощью единицы затрат можно произвести 50 тыс. м природного газа или 25 т пшеницы, тогда как в остальных странах с помощью единицы затрат можно произвести 67 тыс. м газа или i00 т пшеницы (табл. 3.4).

Таблица 3.4. Модель сравнительного преимущества      

Выигрыш при обмене обусловливается не абсолютным преимуществом, а тем очевидным фактом, что соотношения альтернативных издержек при отсутствии торговли (наклоны сплошных линий) различны.

Рис. 3.4. Модель внешнеторгового обмена:

а - Россия; б - мировое хозяйство

Как следует из рис. 3.4, установление торговых отношений и в данном случае расширяет потенциальные возможности России, несмотря на то, что в России производство обоих товаров обходится дороже, чем в других странах.

Как только можно будет торговать, кто-нибудь обратит внимание на то, что можно купить 1 тыс. м газа в России всего за 0,5 т пшеницы, отправить его за границу и продать там за 1,5 т пшеницы. "Условия торговли" здесь следующие: 0,5 < t < 1,5.

Предположим, что соотношение мировых цен будет таким же, как и в предыдущем примере: 1 тыс. м газа за 1 т пшеницы. Вновь, как и в ситуации абсолютного преимущества, для обеих сторон будет выгодно, чтобы обеспечить наивысший уровень потребления, полностью специализироваться на производстве единственного товара - газа в России и пшеницы в остальном мире.

Предположим, что каждая из сторон достигнет точки С в потреблении, при этом Россия будет экспортировать 20 тыс. м газа в обмен на 20 т заграничной пшеницы. Выигрыш от внешней торговли заключается, таким образом, в приросте потребления благодаря возможности перемещения в точки, подобные С. При отсутствии торговли в точках типа 50 такой уровень потребления был недоступен.

Таким образом, мы еще раз смогли убедиться в том, что международная специализация и свободная торговля могут позволить странам потреблять на уровне, превышающем их производственные возможности.

Сравнительное преимущество в условиях возрастающих

альтернативных издержек

Рассмотренная модель исходит из предпосылки, что альтернативные издержки производства обоих товаров, участвующих в международном обмене, постоянны1. Данная предпосылка Д.Рикардо вызвала впоследствии возражения экономистов по поводу такого упрощения модели как на теоретическом, так и на практическом уровнях.

Дело в том, что для производства разных продуктов требуется самое разное сочетание факторов, другими словами, при производстве разных продуктов ресурсы используются с различной эффективностью. Когда из производства, например, природного газа изымаются ресурсы для переброски в производство пшеницы, они высвобождаются совсем не в тех пропорциях, какие в данный момент необходимы для производства пшеницы. Газодобывающая промышленность сможет предоставить значительно больше труда и капитала (как факторов производства) и намного меньше земли по сравнению с тем, сколько их применяется в производстве пшеницы. Прибавление значительной массы труда и капитала в условиях ограниченного роста земли приводит к тому, что доходность производства пшеницы уменьшается (это результат действия закона убывающей доходности, который, строго говоря, относится к ситуации, когда к неизменному количеству одних факторов последовательно добавляются дополнительные единицы другого). Таким образом, с каждой последующей непроизведенной 1 тыс. м3 газа мы можем получить все меньше и меньше добавочных тонн пшеницы.

Самым же серьезным возражением против предпосылки о постоянстве альтернативных издержек было то, что она никак не коррелировала (не совмещалась) с действительной структурой внешней торговли и производства. Из постоянства альтернативных издержек следовало, что каждая из стран будет максимизировать выигрыш от внешней торговли, полностью специализируясь на товаре, в производстве которого она обладает сравнительным преимуществом. В реальной же действительности нам не удается найти примеров полной специализации. Так, в США не прекращается выпуск для внутреннего потребления тех товаров,

которые они частично импортируют, например тканей, автомобилей и телевизоров. И таким же является положение дел во внешнеторговых отношениях других стран мирового хозяйства.

Эти и подобные соображения привели экономистов к выводу, что предпосылку о постоянстве альтернативных издержек следует заменить на более реалистичную. Они постепенно стали склоняться к предпосылке о возрастающих альтернативных издержках: в отрасли, расширяющейся за счет остальных отраслей, производство каждой последующей единицы товара сопряжено с отказом от выпуска все большего объема продукции в других отраслях (рис. 3.5).

Рис. 3.7. Оптимизация внешнеторговой стратегии страны

При отсутствии торговли Россия потребляет только то, что сама производит. Предположим, что производственные возможности России и сложившаяся система предпочтений в потреблении таковы, что равновесие

в экономике соответствует точке S, где цена (и предельные издержки)

3 3

пшеницы составляет 2 тыс. м газа за 1 т и в год производится 50 млрд. м природного газа и 40 млн. т пшеницы.

Установление торговых отношений дает России возможность обменивать природный газ на пшеницу по новой цене. Как и в предыдущих примерах, предположим, что при отсутствии торговли за границей цена на пшеницу ниже, чем в России, так что Россия в итоге будет экспортировать газ, чтобы закупить более дешевую пшеницу (по цене, например, 1 тыс. м за 1 т, как показано на рис.

3.7).

При этом российские производители вскоре обнаружат, что, раз иностранцы готовы платить по тонне пшеницы за каждую экспортируемую ими 1 тыс. м3 газа, стоит перебросить побольше ресурсов из производства пшеницы в производство природного газа, жертвуя лишь 0,5 т пшеницы за каждую дополнительную 1 тыс. м3 добытого ими природного газа. Перемещение ресурсов страны в производство природного газа приведет к передвижению экономики из точки S1, в направлении S2. Очевидно при этом, что в условиях возрастающих издержек, чем больше ресурсов будет отдаваться производству природного газа, тем выше будут становиться издержки на каждую 1 тыс. м3 газа, производящуюся дополнительно. После того как будет достигнута равновесная цена во взаимной торговле, дальнейшая специализация страны на производстве газа теряет экономический смысл.

Таким образом, специализация будет оставаться выгодной лишь до того момента, пока альтернативные издержки производства товара (в нашем примере -природного газа) не сравняются с его ценой на мировом рынке.

Для рассматриваемого примера это произойдет в точке S2, где альтернативные издержки и мировая цена природного газа составят величину "1т пшеницы за 1 тыс. м3 газа".

Будет ли Россия извлекать экономическую выгоду из товарообмена в этих условиях?   Несомненно.   Осуществляя   специализацию   в   соответствии с принципами теории сравнительных преимуществ, она произведет 80 млрд. м природного газа, вырастив и собрав при этом 20 млн. т пшеницы.

Предположим, что с учетом характера общественных предпочтений Россия обменяет 25 млрд. м3 газа на 25 млн. т пшеницы. В результате она увеличит объемы потребления как пшеницы (до 45 млн. т), так и природного газа (до 55 млрд. м3).

Итак, мы пришли к выводу, что и в условиях возрастающих альтернативных издержек международная торговля остается взаимовыгодной, если страны специализируются в соответствии со своими сравнительными преимуществами, причем максимальный выигрыш, в отличие

от рассмотренной выше модели с постоянными альтернативными издержками, дает частичная (неполная) специализация.

Очевиден также и вывод о том, что в условиях свободной торговли выравниваются предельные (альтернативные) издержки на производство продукции в разных странах. А это, в свою очередь, ведет к выравниванию соответствующих цен.

Сравнительные преимущества при наличии

более двух стран

Расширение модели сравнительных преимуществ для случая произвольного числа стран, участвующих в международных торговых отношениях, проиллюстрируем при помощи данных табл. 3.6.

Торговля несколькими товарами

Рассмотренная модель сравнительных преимуществ может быть расширена также и для произвольного количества товаров. Чтобы понять, как это можно сделать, модифицируем формулу определения

сравнительных преимуществ для упрощенной базовой модели "две страны -два товара" (табл. 3.8).

 

 

Товары

Затраты времени

страна 1

страна 2

Товар А

 

Тa

Товар В

Л

 

Сделаем предположение, что альтернативные издержки С на производство товара А в стране 1 ниже, чем в стране 2, т. е.:

С1а < С2а или

 

a <a

 

b

или, что то же самое:

 

a

 

a b

 

Отсюда следует, что альтернативные издержки изготовления товара для конкретной страны могут быть рассчитаны не только через время, потраченное на производство другого товара в этой же стране Тха / TlB но и через количество времени, потраченного на производство товара этого же наименования за рубежом, т. е. Тха / Т2а

Таким образом альтернативные издержки могут быть рассчитаны по совершенно произвольному количеству товаров. Далее достаточно все товары анализируемой страны расположить в порядке возрастания альтернативных издержек их изготовления в данной стране, чтобы сделать (с учетом соотношения уровней заработной платы в каждой из стран) вполне обоснованный вывод о возможности экспорта (или импорта) соответствующих товаров.

Ситуация "большая страна - малая страна"

При изучении теории сравнительных преимуществ иногда делается ошибочный вывод, что большая страна благодаря своим огромным размерам и экономической силе может присвоить себе весь выигрыш от международной торговли, используя свои преимущества перед маленькой и слабой страной. Однако на арене свободной мировой торговли (если она действительно свободна)

правила игры не те, что имеют место на ринге, где большой и сильный парень может свалить маленького и хилого. В условиях свободной мировой торговли верно как раз обратное. Когда две страны не равны по размерам, все выгоды от торговли между ними могут отойти маленькому государству, в то время как большая страна не получит ничего.

Например, предположим, что мир состоит только из России и Греции. Допустим также, что Греция имеет перед Россией сравнительное преимущество в производстве вина. Из-за различия в территориальных размерах Греции невозможно будет насытить вином огромный российский рынок. Соответственно, России придется в этих условиях производить весьма значительное количество вина, и мировые цены, таким образом, будут практически равны российским внутренним ценам. Это значит, что условия торговли будут практически совпадать с российскими автаркическими относительными ценами (альтернативными издержками). Но из-за того, что не будет различия между российскими альтернативными издержками производства вина и условиями торговли (мировой ценой), Россия может не выиграть ничего. В таких условиях весь выигрыш от международной торговли будет получен маленькой страной (Грецией). Большая страна (Россия) просто перераспределит свои ресурсы таким образом, что обеспечит маленькой стране возможность специализироваться в производстве вина и получать всю выгоду от международной торговли. Это прекрасный пример работы "невидимой руки" Адама Смита.

Валютный аспект международной торговли

До сих пор мы рассматривали международный обмен товарами, не принимая во внимание его денежный, а точнее, валютный аспект. Мы предполагали, например, что природный газ обменивается Россией непосредственно на пшеницу. Это, конечно, не соответствует действительности, так как на самом деле страны торгуют друг с другом, прибегая к помощи валютных рынков, где можно обменять одну валюту на другую, чтобы расплатиться за импорт.

Д. Рикардо показал в своей теории, что взаимовыгодность внешней торговли сохраняется и тогда, когда международный обмен товарами осуществляется с участием денег. Какую же роль играют при этом деньги? Конечно, вспомогательную. Если торговлю А.Смит уподобил колесу, при помощи которого движется вперед человеческая цивилизация, то деньги (а в международной торговле - валюту) можно рассматривать

как масло, смазку, которая делает это движение плавным и легким.

Если при данном обменном курсе национальной валюты стране не удается покрыть расходы на импорт поступлениями от экспорта, их можно уравновесить путем изменения относительных цен на собственные и заграничные товары в денежном выражении.

В мире, где существуют деньги, такое выравнивание платежей достигается:

либо установлением нового равновесия обменного курса валют;

либо корректировкой всех уровней цен в одной или обеих странах.

Действительно, нетрудно установить связь между коэффициентом обмена в физическом выражении (t) и понятием обменного курса валют.

Рассмотрим, например, торговый обмен между Россией и Германией, предполагая, что коэффициенты обмена установились на равновесных уровнях, выраженных в виде отношения к 1 т масла: для вина t = 100 л/т; для автомобилей t = 1 авт./т; для холодильников t = 6 хол./т.

Денежный обменный курс, или, другими словами, валютный курс, должен уравнять для двух стран цены на все товары (так как торговый обмен являетсясвободным).  Так как установившиеся условия торговли  (0 обеспечивают

равенство относительных цен (например, вина в расчете на 1 т масла), то

достаточно  определить  денежный  обменный  курс только  по  одному из

продуктов, например маслу:

для Германии 1 т масла =10 000 DEM;

для России 1 т масла = 40 000 RUR.

Откуда следует, что 10 000 DEM = 40 000 RUR. Значит, обменный курс равен 4 RUR за 1 DEM.

Рассчитанные таким образом национальные цены (с обязательным учетом обменных коэффициентов t) будут адекватно отражать состояние равновесия в международной торговле.

Естественно, все эти соображения пригодны лишь для свободного торгового обмена, когда каждый может купить данный товар там, где пожелает (транспортные издержки не учитываются).

1 Страна не будет обладать сравнительным преимуществом по отношению к стране-партнеру лишь в том исключительном (а стало быть, невозможном случае), когда альтернативные издержки по каждому производимому в этих странах товару равны.

1 Читателям предлагается самостоятельно рассмотреть альтернативные издержки производства в стране природного газа (1/3; 1/2; 1).

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 |