Имя материала: Общая теория собственности

Автор: Черкасов Геннадий Иннокентьевич

Глава типы и формы собственности по ее основным субъектам

 

В современном обществоведении очень часто выделяют однозначные, однопорядковые довольно многочисленные виды собственности: государственную, частную, акционерную, юридическую, кооперативную, муниципальную, семейную, личную и т.д. Подобная классификация не может быть признана обоснованной, ибо она производится на основе качественно различных признаков (причем, без их четкого определения), а также без разграничения таких понятий, как тип, форма, вид предмета исследования. Попытаемся избежать названных погрешностей.

 

2.1. О важнейших принципах классификации собственности

Справедливости ради надо отметить, что в современной российской литературе существует тенденция обосновать такие принципы, в том числе главные критерии типологии способов присвоения. Но нередко отмечаемые критерии являются недостаточно весомыми, слишком частными. Предлагается, например, определять типы собственности по величине контрольного пакета акций и количеству его владельцев.

Прежде всего необходимо установить выделения важнейших разновидностей собственнических отношений. При этом требуется ответить на два главных вопроса: 1) какие именно разновидности выделять; 2) на базе каких критериев?

Что касается первого вопроса, то следует стремиться к обнаружению прежде всего типов и форм собственности. Типами собственности целесообразно считать наиболее фундаментальные, наиболее качественно особые и наиболее крупные ее разновидности. Формами же собственности служат ее группы в составе типов, т.е. еще в области ее содержания; стало быть, в данном случае речь идет о структурных внутренних, а не внешних формах ее проявления. Последние будут специально рассмотрены в следующих главах.

Важнейшими критериями выделения как типов, так и внутренних форм собственности надо считать характер ее субъектов и объектов, коренные особенности тех и других. В зависимости от этих факторов и будут выделены основные разновидности способов присвоения.

Надо специально оговориться, что любая классификация отличается относительностью, определенной приблизительностью, поэтому и рассмотриваемые типы и формы собственности не могут выступать в абсолютном, чистом и обособленном виде.

Ведущие йз только что названных критериев — субъекты того или иного достояния (общество в целом, различные социальные группы, личность как таковая). С учетом их и следует начинать классификацию собственности.

Данному вопросу сейчас уделяется некоторое внимание, особенно в российской литературе. Однако при этом допускается ряд существенных неточностей:

классификация охватывает лишь собственность в экономическом значении;

даже в этом аспекте выделяют далеко не все ее типы и формы (обычно отмечают лишь два ее типа — частную и общественную (общую) собственность);

нередко им дается весьма неоднозначная, подчас очень спорная характеристика (например, смешивают экономическую и юридическую разновидности, отождествляют общественную и государственную, частную и личную собственность);

нет достаточно четкого разграничения типа и формы собственности.

Все это говорит о том, что поставленная проблема нуждается в дальнейшем серьезном изучении. Обратимся с учетом субъектов собственности к характеристике ее типов.

 

2.2. Частная собственность

Частная собственность является господствующей со времен рабовладельческого общества вплоть до наших дней. В самом широком плане это собственность отдельных, обособленных лиц, направленная главным образом на получение и умножение их доходов. Иначе говоря, имеются в виду общественные отношения по поводу присвоения-отчуждения названными лицами определенных жизненных благ в целях обогащения.

Данный тип собственности, несмотря на многовековое господство и повсеместное распространение, исследован все еще слабо. Об этом свидетельствуют следующие обстоятельства.

Во-первых, частную собственность очень часто отождествляют с личной. Однако между ними существует глубокое качественное различие: первая носит приобретательский характер, ибо она в целом направлена на получение и умножение индивидуальных доходов и привилегий; вторая же отличается потребительским характером, так как служит удовлетворению естественных личных потребностей.

Во-вторых, частной нередко считают, особенно в зарубежной литературе, любую негосударственную собственность. Но при таком понимании вопроса к частному владению совершенно необоснованно причисляются коллективное и личное достояния.

В-третьих, неправомерно признавать частной только индивидуальную собственность, так как первая нередко (особенно при капитализме) носит групповой характер на долевых началах.

Иногда высказывается мнение, что сейчас частные предприниматели заинтересованы прежде всего не в прибылях, а в социальной стабильности, престижности, лидерстве в своей сфере. Вряд ли это так. Перечисленные стимулы могут быть главными лишь в отдельных случаях. В целом же частнособственнические слои общества и ранее, и теперь были нацелены на получение и умножение своих доходов; иначе они просто перестали бы существовать. Да и такие социальные ценности, как престижность и лидерство, при господстве частного присвоения напрямую зависят от величины материального богатства. Недаром по этому показателю почти во всех современных странах определяются рейтинги тех или иных личностей.

Кроме того, до сих пор можно встретить самые противоречивые взгляды на происхождение частной собственности. Одни авторы выводят ее из индивидуалистической природы людей, другие связывают ее с необходимостью концентрации материальных ресурсов в руках наиболее активной части общества, третьи объясняют ее возникновение божественной волей. С научной точки зрения, объективной основой массового появления частной собственности служит определенный уровень производительных сил, а именно — возможность создания прибавочного продукта. В самом деле: без наличия последнего не было бы источника для обогащения отдельных, обособленных лиц, не было бы, следовательно, и массового стимула для перехода к данному способу присвоения. Прибавочный же продукт возник, в свою очередь, на базе общественного разделения труда, которое способствовало росту производительности труда.

Субъекты и объекты частной собственности. Все сказанное выше говорит о необходимости более глубокого исследования частной собственности. Начнем с характеристики ее субъектов.

В современном обществоведении ими обычно признаются лишь индивиды, в лучшем случае — семьи; иначе собственность якобы не является частной. Подобное мнение ошибочно. Как уже отмечалось, частным собственником может быть и группа людей, обособленных друг от друга в силу глубокого различия их приобретательских потребностей и интересов. В современных условиях именно в таком виде выступают владельцы частных состояний, особенно крупных. Иногда это называют предпринимательским партнерством, а саму собственность — партнерской. Кроме того, субъектами частнособственнических отношений являются определенные социальные слои (например, промышленная, финансовая, торговая буржуазия при капитализме). Наконец, самостоятельными, причем наиболее крупными участниками данных отношений правомерно считать и целые классы, основывающие свое существование и обогащение на частном присвоении жизненных благ: таковы рабовладельцы, феодалы, капиталисты, свободные крестьяне и ремесленники. Эти классы тоже состоят из отдельных, обособленных лиц.

Однако, как показано в предыдущей главе, любая собственность выражает не только присвоение жизненных благ, но и отчуждение их. Поэтому названными социальными фигурами не исчерпываются субъекты частной собственности как общественного отношения. Пока они были выделены лишь со стороны частного присвоения. Со стороны же частного отчуждения надо иметь в виду прежде всего общество в целом, а также те его слои, которые лишены «частниками» основных жизненных благ: речь идет о рабах, крепостных крестьянах, наемных рабочих, в значительной мере об интеллигенции. Они тоже являются действующими лицами данных собственнических отношений. Кроме того, определенному отчуждению (отчуждению лишь некоторых жизненных благ) подвержены в любом обществе имущие, господствующие группы населения. Так, частным владельцам средств производства могут не принадлежать средства обращения, а частные торговцы, как правило, не обладают средствами производства.

С учетом всех выделенных субъектов частной собственности, можно дать более углубленное понятие о ней. Ее содержание выступает теперь как отношения между частными владельцами данных жизненных благ и различного рода невладельцами их. При этом в каждой формации главное состоит в отношениях между наиболее полными владельцами и наиболее полными невладельцами. Например, в феодальной частной собственности ведущими служат отношения между помещиками и крепостными крестьянами, а в буржуазной — между капиталистами и наемными рабочими. Именно в таких взаимодействиях заключено основное противоречие различных форм частной собственности, следовательно, основной источник ее реализации и развития.

Однако отношения между этими субъектами далеко не всегда выступают как непосредственные. Еще со времен рабовладения между ними вклинивался слой управляющих и других посредников. В современных условиях это стало обычным явлением.

Кроме того, основные участники данных отношений могут быть разделены пространственно, территориально.

Некоторые отечественные авторы трактуют содержание ча-

стной собственности чрезмерно расширительно: сюда включа-

ются и отношения ее субъектов к вещам, и отношения между ее

субъектами, и даже отношение ее  к самим себе. Вряд

ли с этим можно согласиться, поскольку чисто общественный феномен в какой-то мере опредмечивается, а кроме того, в него неправомерно включается такой, скорее, психологический момент, как отношения людей к самим себе.

Перейдем теперь к вопросу об объектах частной собственности. Основными из них служат, разумеется, материальные блага: прежде всего средства производства и рабочая сила, а также созданная продукция, многие природные богатства, средства обращения (в том числе деньги), предметы совместного потребления (жилые дома, здания школ, больниц, спортивных организаций и др.), разнообразные услуги (строительные, транспортные, ремонтные и т.п.).

Есть смысл специально пояснить, когда объектом частнособственнических отношений становится рабочая сила — способность человека создавать материальные ценности. Она становится таким объектом, очевидно, лишь в том случае, если используется для личного обогащения. Конкретнее говори имеются в виду следующие ситуации: «частник» сам непосредственно занят в производстве материальных благ (при этом в объект данной собственности превращается его рабочая сила); или он завладевает рабочей силой других людей (рабов, крепостных крестьян, наемных рабочих) и использует ее для извлечения своих доходов (в таком случае объектом частной собственности становится чужая рабочая сила). На практике нередко происходит сочетание обоих вариантов.

Но материальными благами объекты частнособственнических отношений не ограничиваются. Сюда входят также социальные и духовные ценности.

Среди социальных объектов частной собственности надо прежде всего назвать самого человека (при рабовладении, отчасти при крепостном праве), а также экономическую, политическую, управленческую власть, когда она реально принадлежит отдельным обособленным лицам и используется в целях их обогащения. Сюда же можно отнести приобретательское использование личной популярности и славы. Исторически владельцами названных социальных благ были в той или иной степени рабовладельцы и античные императоры, помещики и средневековые монархи; в современных условиях широко эксплуатируют свою популярность политики и деятели искусства. Социальными объектами исследуемого присвоения нередко становятся также разнообразные платные услуги нематериального характера: юридические, образовательные, информационные и др.

Духовными объектами частной собственности могут служить интеллектуальные ценности (в том числе знания, информация, изобретения и открытия, проекты и прогнозы), художественные произведения и даже нравственные качества людей, причем как положительные, так и отрицательные.

Вновь хотелось бы подчеркнуть, что перечисленные социальные и духовные блага становятся частным достоянием лишь в том случае, когда используются отдельными лицами в интересах получения прибыли.

Итак, частнособственнические отношения тоже имеют место не только в экономической, но и в социально-политической и духовной сферах.

Важнейшие черты частной собственности. Вопрос о важнейших чертах частной собственности находит отражение в отечественной литературе. Так, нередко отмечается возможность свободного распоряжения частными владениями, ответственность за их использование, их неприкосновенность. Однако все это вряд ли можно считать достаточно * капитальными и специфическими свойствами частной собственности. Например, свобода частной деятельности во все времена существенно ограничивалась меж-дусобицами, войнами, монаршей властью, конкуренцией, нестабильностью рыночного спроса, монополиями и т.д. Материальная ответственность (и то в основном перед самим собой) за использование своих ресурсов утвердилась фактически лишь при капитализме. Кроме того, перечисленные качества вполне можно отнести к любому другому типу собственности.

Обратимся к более глубинным и устойчивым чертам частного присвоения.

Так, оно может носить трудовой и нетрудовой характер. В первом случае доходы «частника» являются результатом исключительно его труда. Речь идет, например, о деятельности в различных формациях свободных крестьян, ремесленников, мелких торговцев. В этих случаях нет безвозмездного присвоения чужого труда. Однако в гораздо большей степени частной собственности присущ нетрудовой характер, когда доходы, обогащение возникают за счет чужого труда (главным образом, труда рабов, крепостных крестьян, наемных работников). В реальной жизни нередко складывается смешанный вариант, когда частный собственник обеспечивает свои доходы в той или иной мере за счет своего труда1. Подобное положение довольно широко распространено в условиях современного капитализма.

Некоторые отечественные авторы трудовую частную собственность не считают частной и выделяют в особую форму — некое индивидуальное достояние. Вряд ли это правильно. С одной стороны, данная трудовая собственность имеет все основные признаки частной (принадлежность отдельным, обособленным лицам, использование для получения прибыли). С другой стороны, индивидуальным может быть и нетрудовое частное присвоение.

Сейчас в российском обществоведении (а в западном уже давно) широко распространяется идея об отмирании нетрудового, эксплуататорского характера капиталистической собственности. При этом ссыпаются на сравнительно высокую заработную пла-

 

1 Возможность этого отмечал еще К. Маркс (см., например: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. - Т. 25, ч. 1. - С. 421).

ту и социальные выплаты в ряде буржуазных стран, на трудовую деятельность самих частных владельцев. Но есть и другая точка зрения. Утверждается, что при капитализме в целом, на любом его этапе безвозмездное присвоение чужого труда (причем не только в хозяйственной сфере) неизбежно по следующим важнейшим причинам:

неравное общественное положение работодателя (собственника решающих средств производства и обращения, значительных социальных и духовных благ) и наемного работника, лишенного подобных преимуществ;

хроническая и нередко массовая безработица, а также устойчивая инфляция, что позволяет снижать заработную плату;

постоянная ожесточенная конкуренция между предпринимателями, требующая максимального сокращения финансовых затрат, в том числе при оплате наемных работников;

устойчивая тенденция к интенсификации труда при неизменности заработной платы;

широкое распространение экономического и другого монополизма, обеспечивающее крупное и массовое перераспределение результатов труда;

все большее использование относительно низкооплачиваемых иностранных работников.

Все перечисленные обстоятельства не случайны, не преходящи; все они внутренне присущи капиталистическому обществу1.

Вместе с тем в данных условиях, несомненно, имеет место значительное трудовое участие самих предпринимателей, в том числе крупных. Однако их собственного труда, как правило, недостаточно для создания получаемых ими прибылей. Разве могли, например, многие современные российские предприниматели только личным трудом за какие-то 10 лет создать себе многомиллионные и даже миллиардные состояния? Причем последние исчисляются не в рублях, а в долларах США.

Что касается рабовладельческого строя и феодализма, то там наличие всесторонней эксплуатации очевидно без специальных доказательств.

 

1 Признание эксплуатации при капитализме можно встретить в целом ряде современных российских учебных пособий по экономике. См., например: Маме-дов О.Ю. Политическая экономия. — Ростов-на-Дону, 1999. — С. 102; Политэкономия. - Изд. 2-е.— М., 2000. - С. 171, 175-176; Иохин В.Я. Экономическая теория. — М., 2001. — С. 138,141; Николаева И.П. Экономическая теория в вопросах и ответах. — М., 2002. — С. 20; Сычев Н.В. Политическая экономия. - М., 2002. - С. 105.

Таким образом, любой частнособственнической формации в основном свойствен эксплуататорский характер, который распространяется не только на экономическую, но и на социально-политическую и духовную сферы. Однако он, конечно, не присущ в этих обществах трудовому частному, а также коллективному достоянию.

В то же время надо иметь в виду, что эксплуатация носила исторически неизбежный и даже исторически прогрессивный характер. В названных формациях безвозмездное присвоение чужого труда объективно способствовало общественному прогрессу, так как создавало стимулы для роста производительных сил. Иного совокупного способа для их роста в данных условиях не существовало. Это, однако, совсем не говорит о вечности эксплуатации, о ее неизбежности в современном мире, тем более в будущем обществе.

Еще одной важной содержательной особенностью частной собственности является то, что в некоторых условиях она становится капиталом.

Современное обществоведение обычно понимает капитал в качестве определенных вещей (главным образом, средств производства и денег). К такой же точке зрения все больше склоняются и многие российские теоретики. Думается, что это натурализация, овеществление общественных отношений, вольная или невольная попытка скрыть подлинную сущность данного экономического явления. В научном смысле капитал — это стоимость, приносящая прибавочную стоимость песредством использования наемного труда собственниками средств производства и обращения. Иначе говоря, имеется в виду определенное экономическое отношение буржуазного общества.

До этого общества капитал не был доминирующим фактором, поскольку тогда не был типичен наемный труд. Иное положение вещей складывается в условиях буржуазного строя, когда частная собственность, включающая использование наемного труда, становится господствующей. Одновременно доминирующей становится и такая ее специфическая форма, как капитал. Причем это происходит не только в непосредственном производстве, но и в финансовой сфере и торговле. Однако трудовая частная собственность в буржуазной формации не превращается в капитал, ибо она в принципе и здесь не связана с эксплуатацией наемных работников. Конечно, возможны различные переходные и смешанные состояния.

Частная собственность приобретает значительные особенности в зависимости от своей связи с товарно-денежным обращением. В некоторых формациях (при рабовладении и феодализме) отношения между ее основными субъектами (рабовладельцами и рабами, помещиками и крепостными) носили преимущественно нетоварную, натурально-вещественную форму, поскольку собственники и присваивали прибавочный продукт, и выделяли трудящимся необходимый продукт (чаще всего в натуральном виде). В условиях же капитализма отношения между основными субъектами частной собственности приобретают устойчивую и всестороннюю товарно-денежную форму: здесь в форме купли-продажи, как правило, выступает и присвоение рабочей силы. Причем рыночными процессами данная собственность оказалась охваченной не только в экономической, но и в социальной и духовной сферах. Вместе с тем надо подчеркнуть, что частное присвоение далеко не всегда было связано с товарно-денежными отношениями.

Нельзя далее не отметить классовый характер частной собственности. Она сама порождает определенные классы, следовательно, и классовую принадлежность своих субъектов. В силу этого содержание представляют не просто отношения между людьми, а главным образом отношения между классами. Такой характер частной собственности заключается не только в присвоении основных жизненных благ какими-то классами (преимущественно рабовладельцами, феодалами, буржуазией), но и в отчуждении их от других классов (прежде всего от рабов, крепостных крестьян, наемных рабочих).

Исторический опыт показывает, что там, где частная собственность была распространена, она всегда занимала господствующее, даже монопольное положение (в рабовладельческом, феодальном, капиталистическом обществах). Основная причина в том, что она во всех названных формациях в наибольшей мере отвечала коренным общественным потребностям — развитию производительных сил, именно поэтому она охватывала прежде всего решающие средства производства. Следует отметить, что при этом главную роль всегда играли крупные формы частной собственности. Из них наиболее сильным импульсом в развитии производительных сил стал капиталистический способ присвоения.

Разющдности частной собственности. Рассмотренный содержательный аспект частной собственности как особого типа обусловливает ее разновидности (внутренние формы). Они складываются главным образом в зависимости от ее субъектов и объектов.

С учетом субъектов данной собственности целесообразно выделить прежде всего такие ее разновидности, как частно-индивидуальную, частно-групповую, частно-классовую. Первая из них представляет собой достояние отдельных лиц или семей. Вторая форма есть владение некоторых относительно малых групп обособленных друг от друга людей (организационных объединений частных собственников). Третья выражает присвоение жизненных благ господствующим классом или его крупными социальными слоями. Необходимо подчеркнуть, что частно-групповая и частно-классовая собственность носят замаскированный, превращенный характер: первая внешне выступает в качестве коллективного достояния, а вторая — в качестве государственного или общественного.

Выделенные разновидности частной собственности имели неодинаковое распространение и играли неодинаковую роль на разных исторических этапах. В рабовладельческом и феодальном обществах ведущее положение занимала частно-индивидуальная собственность (в том числе частно-семейная). Даже государственное достояние обычно принадлежало фактически одному лицу (монарху). На первой стадии капитализма картина мало изменилась. Зато по мере его развития стало гораздо шире распространяться частно-групповое и частно-классовое присвоение (последнее — в виде государственной собственности, поскольку государство активно выражало коренные интересы господствующего класса). Всему этому способствовали значительное укрупнение предприятий, все большее разделение труда, интенсивное образование акционерных обществ, необходимость регулирования народного хозяйства в целом. Иначе говоря, сыграли свою роль требования быстро растущих, стихийно объединяющихся производительных сил.

В зависимости от субъектов частной собственности образу. ются также ее формационные разновидности: рабовладельческая, феодальная, буржуазная. Для рабовладельческой собственности характерны отношения по поводу присвоения-отчуждения жизненных благ между такими основными субъектами, как рабовладельцы и рабы. Феодальная собственность отличается взаимодействием по такому же поводу между качественно иными основными классами — феодалами и зависимыми крестьянами. Что касается капиталистической собственности, то ее содержание определяется отношениями между основными субъектами, а 1 именно между буржуазией и наемными работниками. При этом в различных формациях складывается различный классовый характер частнособственнических отношений.

Но существуют и межформационные виды таких отношений. Речь идет о достоянии свободных крестьян и ремесленников, а также интеллигенции. Данные формы в любом обществе занимали в целом зависимое, даже подчиненное положение.

По характеру субъектов частная собственность подразделяется, кроме того, на трудовую (неэксплуататорскую) и нетрудовую (эксплуататорскую). Природа той и другой фактически уже была показана выше.

Специфика субъектов частной собственности позволяет отметить такие ее разновидности, как легитимную и нелигитимную (теневую). Первая из них разрешена или утверждена законодательно в данной стране и функционирует поэтому вполне открыто и свободно. Вторая форма запрещена юридически в данных условиях или действует с нарушением местных законов и тем самым носит скрытый, нередко криминальный характер.

Наконец, выделим нацирналъную и международную частную собственность. Субъектами первой служат отдельные граждане, группа граждан какого-либо государства или государство в целом; обычно такая форма функционирует в пределах данной страны. Международная частная собственность имеет в качестве своих субъектов группы граждан разных стран или даже несколько разных государств; как правило, ее распространяется в международных масштабах. Однако нередко фактическим (причем неявным) владельцем является наиболее состоятельный участник или какая-либо крупная держава. Таково достояние Международного валютного фонда, где главную роль играют США, следовательно, монополистическая американская буржуазия. Другой пример — англо-голландский нефтяной трест.

Многочисленные формы частной собственности образуются по  характеру ее

В наиболее укрупненном плане надо назвать частную собственность на материальные, социальные и духовные блага. Внутри первой из этих форм, в свою очередь, складывается данное владение средствами производства, рабочей силой, средствами обращения (в том числе деньгами), созданной продукцией, материальными услугами, материальными предметами совместного потребления. В современных условиях в процессе диверсификации все эти формы могут быть тесно взаимосвязаны, поскольку один субъект присвоения (чаще всего групповой) нередко одновременно владеет несколькими из перечисленных объектов.

Следует специально рассмотреть (хотя бы кратко) частную собственность на такое значимое средство производства, как земля. Многие века, вплоть до капитализма, она играла главную роль в хозяйственной жизни человечества. Далеко не последнее место она занимает и в современных условиях. Поэтому вопрос о форме землевладения всегда в истории стоял очень остро. С рабовладельческих времен на землю в том или ином виде господствовала частная собственность. В целом она имела прогрессивное значение, поскольку способствовала росту производительных сил. Вместе с тем она оказывала на социально-экономическое развитие и отрицательное влияние: порождаемая частной собственностью на землю абсолютная рента увеличивала нетрудовые доходы, усиливала разорение крестьянства, способствовала удоражанию сельскохозяйственной продукции, спекуляции землей и снижению жизненного уровня широких слоев населения. Все эти негативные факторы действуют до сих пор. Данное обстоятельство важно учитывать при проведении аграрных преобразований.

В зависимости от своих объектов образуется также частная собственность на социальные и духовные блага. Среди первых форм — присвоение отдельными, обособленными лицами власти, свободы, безопасности, оказания медицинских, образовательных, юридических услуг и т.п. К частному достоянию духовного типа надо отнести данное владение интеллектуальными и художественными ценностями.

Ведущее значение имеет, конечно, частная собственность на материальные блага, прежде всего на средства производства и рабочю силу. Именно частная собственность на средства производства и рабочую силу определяет собой сущность ряда общественно-экономических формаций.

В зависимости от характера объектов частной собственности складываются еще и другие ее разновидности. Так, в соответствии с функциональной ролью объектов она может быть производственной и непроизводственной направленности. К первой относится частное присвоение средств производства и рабочей силы, ко второй — такое же присвоение всех остальных материальных благ, а также социальных и духовных ценностей. По величине и общественной значимости ее объектов частная собственность делится на крупную, среднюю и мелкую. Крупная частная собственность нередко носит монополистический характер и играет существенную (хотя и противоречивую) роль в обобществлении производительных сил и социальных отношений. До капитализма такой характер частной собственности проявлялся преимущественно в виде государственного монополизма (например, в качестве восточных деспотий), в буржуазном же обществе он обычно выступает в частно-групповой (корпоративной) форме.

Частная собственность в современных условиях. Каково же положение частной собственности в современных условиях?

Надо сказать, что в истории человечества она не была первой. На этом месте прочно утвердилось общинное достояние, которое превалировало немало тысячелетий. Подобное положение вещей, как известно, определялось крайне низким в то время уровнем производительных сил. И только когда их состояние позволило создавать прибавочный продукт, появилась объективная материальная основа для возникновения и развития частной собственности.

В зарубежной и отечественной литературе наибольшее хождение имеет биолого-психологический подход к этому вопросу. Утверждается, что данный тип присвоения появился и широко распространился потому, что полностью соответствует индивидуалистической природе человека. Отсюда делается вывод, что частная собственность вечна, неустранима.

Все сказанное вызывает, по крайней мере, три серьезных возражения:

фундаментальные социальные явления неправомерно объяснять преимущественно природными факторами;

человек — не только индивидуалист, он есть единство индивидуалистического и коллективистского начал, причем второе из этих качеств все более усиливается под воздействием растущей объединенности общественной жизни;

невечность частной собственности подтверждается не только ее отсутствием в первобытные времена, но и определенным распространением коллективного и общественного достояния в новейшей

 

1 Кстати сказать, даже некоторые западные ученые признают преходящий характер частной собственности (см., например: Эклунд К. Эффективная экономика — шведская модель: Пер. со шведского. — М., 1991. — С. 87—89).

Однако так или иначе частная собственность существует на нашей планете уже много веков, занимая при этом господствующее положение (за исключением ряда стран) в последние почти 90 лет. Основной, причиной такой ситуации надо считать, очевидно, силу и живучесть частных потребностей (интересов) в получении все больших доходов, в безграничном обогащении. Имеются в виду, конечно, не какие-либо природные (биологические), а социальные потребности людей, которые многие века представляли собой ведущий стимул в развитии производства и обращения материальных благ, т.е. в подъеме производительных сил. Данное обстоятельство объективно придавало частной собственности общественно-прогрессивный характер.

Разумеется, в разные исторические эпохи общественно прогрессивный характер тех или иных форм частной собственности проявлялся по-своему, в неодинаковой степени. Начиная с XVI в. ведущая роль при этом стала переходить к капиталистической форме присвоения. Возникает вопрос: сохраняет ли последняя до сих пор прогрессивный характер? Иначе говоря, способствует ли она в современных условиях дальнейшему росту производительных сил?

Но предварительно надо уточнить, действительно ли господствует сейчас в мире капиталистическая собственность (следовательно, и сам капитализм). Дело в том, что на Западе (а теперь и у нас в России) немало авторов утверждают, что примерно с середины XX в. в крупнейших странах частное предпринимательство утратило свой приоритет, уступив его деятельности корпораций и государства. Поэтому, по их мнению, в современных условиях на место капитализма пришло некое смешанное, многоукладное общество.

На мой взгляд, эти утверждения весьма спорны. Во-первых, по-прежнему во всех сферах жизни подавляющего большинства стран доминируют взаимодействия предпринимателей и наемных работников, что является основным признаком именно капиталистических собственнических отношений. Во-вторых, достояние ныне функционирующих корпораций (в том числе и транснациональных) чаще всего есть не что иное, как буржуазная частно-групповая собственность. Среди них немало и индивидуальных владений, например «Майкрософт» Б. Гейтса и финансовая компания Дж. Сороса. Что касается государственного достояния в буржуазных странах, то оно всегда носило частно-классовый капиталистический характер (это выше было показано).

Как видим, и с этой точки зрения почти во всех современных странах по существу сохраняется господство частной капиталистической собственности. В-третьих, ни одна формация (капитализм — не исключение) практически не может существовать в чистом виде: все они в той или иной степени многоукладны. Например, при рабовладении и феодализме имели место хозяйства свободных крестьян и ремесленников, в какой-то мере применялся даже наемный труд. Но на этом основании неправомерно подменять рабовладельческий и феодальный строй неким смешанным обществом. Так же следует подходить и к капитализму: это, строго говоря, тоже многоукладная формация, причем не только на ее современной стадии (тут и ранее присутствовали крестьянский и ремесленный уклады, а также коллективные хозяйства). Но с учетом явно преобладающего (капиталистического) уклада это все же по своей сущности буржуазный строй, а не просто какое-то смешанное общество.

Итак, в современных условиях капитализм не исчез, ибо сохраняется безраздельное господство присущей ему формы частной собственности.

Вместе с тем в этой форме произошло немало крупных изменений. Главное из них — дальнейшее усиление ее монополистического характера (несмотря на так называемое антитрестовское законодательство в ряде ведущих буржуазных стран). Широкое распространение получили не только внутригосударственные, но и международные монополии (ТНК). К началу XXI в. последних насчитывалось около 40 тысяч. Они контролировали более 1/3 рынка рабочей силы, свыше 1/2 рынка капиталов, осуществляли 2/3 объема мировой торговли1. Как внутригосударственные, так и международные монополии основываются обычно на частно-групповой собственности, но не исключается и частно-индивидуальная форма. Другая особенность современного капиталистического присвоения состоит в значительном росте его государственной формы: по некоторым данным, удельный вес последней в создании валового внутреннего продукта (ВВП) в отдельных странах доходит до 40\%.

Все эти изменения (несмотря на их большую значимость) не отрицают, однако, существования буржуазного строя, системы его собственности.

 

' Об этом см.: ЛьвовД.С. Экономика развития. — М., 2002. — С. 189; Диалог. 2002. - № 2. -С. 44.

 

Именно поэтому требует рассмотрения вопрос, имеет ли в наше время капиталистический способ присвоения прогрессивный характер, т.е. обеспечивает ли он прежде всего дальнейший рост производительных сил,, а также развитие всей социальной сферы.

Большинство западных обществоведов без колебаний отвечают на такой вопрос утвердительно. Подобную же позицию занимают сейчас многие российские авторы. В одном из недавно изданных учебных пособий можно встретить такое высказывание: «Частный собственник учится, ищет, узнает, изобретает, покупает, финансирует научные исследования. Однозначно развивает производительные силы, а следовательно, общество в целом. В этом глубокое, прогрессивное значение частной собственности»1.

Но есть и другие точки зрения. Прежде всего отмечается острая внутренняя противоречивость данной собственности. С одной стороны, она действительно активно стимулирует развитие производства и некоторых иных форм общественной жизни (главным образом благодаря возможности неограниченного обогащения и под давлением конкурентной борьбы). Но, с другой стороны, производительные силы при этом испытывают и серьезное торможение: в результате преобладания индивидуальных интересов над общественными, макроэкономичесой стихийности, коммерческой тайны, распространения фиктивного капитана, разорения многих предприятий, безработицы, непроизводи-иьных издержек (например, на дорогостоящую рекламу и экономический шпионаж) и т.д.

Подобная противоречивость была свойственна капиталистической собственности всегда. Однако в XX в. она в целом зна-

ельно усилилась. Основные причины этого кроются в ус-|ожнении научно-технического прогресса, гигантском укрупне-т предприятий, умножении и расширении общественных свя-Ьй, огромном росте фиктивного богатства. В таких условиях любые хозяйственные и социальные сбои приносят более значительный ущерб.

Неслучайно именно в этом столетии разразились самые глубокие, наиболее разрушительные экономические кризисы (в 1929— 1932 гг. и в 1974—1975 гг.), а также две мировые войны.

Неоднозначное, противоречивое влияние капиталистической собственности на производительные силы в современном мире

 

1 Баликове В.З. Общая экономическая теория. — Новосибирск, 1996. — С. 79.

53 подтверждают и фактические данные. С одной стороны, она обеспечила несомненные достижения во многих наукоемких отраслях: электронике, машиностроении, биоинженерии, связи, атомной энергетике, космонавтике и др. В результате только за 1990— 1997 гг. мировой ВВП на душу населения возрос примерно на 10\%, производство продовольствия на душу населения увеличилось почти на 25\%, коэффициент младенческой смертности сократился с 76 до 58\% на 1000 родившихся1. Однако львиная доля всех этих достижений приходится на наиболее крупные, индустриально развитые страны. За 1998 год США, Западная Европа и Япония получили 53\% от мирового ВВП, в то время как вся Латинская Америка — 1,8\%, африканские страны (без ЮАР и Египта) — еще меньше. На 29 наиболее развитых стран мира (членов ОЭСР) пришлось свыше 70\% объема международной торговли2. Разрыв в доходах богатого и бедного населения нашей планеты постоянно увеличивается: если в 1960 г. средние доходы 20\% самых богатых и 20\% самых бедных соотносились как 30 : 1, то к 2000 г. — как 74 : I3.

В итоге высказывается мнение, что капиталистическая частная собственность в современных условиях не обеспечивает достаточный экономический прогресс для большинства стран мира, для огромного количества людей. Лишь так называемый «золотой миллиард» (т.е. подавляющее меньшинство землян) ощутимо, но тоже в очень разной мере, пользуется его плодами.

Крайне противоречиво проявляет себя капиталистический способ присвоения-отчуждения также в социальной и духовной сферах. С одной стороны, при его господстве созданы технически передовые системы медицинского обслуживания и образования, хорошо организованное и значительное пенсионное обеспечение, прекрасные зоны отдыха и т.п. С другой стороны, в большинстве буржуазных стран существует резкое расслоение общества, монополия на власть, крупная хроническая безработица, массовая малограмотность населения, армии бродяг и беспризорных детей. Так, в 1997 г. на нашей планете более 880 млн человек не имели доступа к медицинскому обслуживанию, 850 млн взрослых оставались полностью неграмотными4. Добавим ко всему этому, что буржуазные государства постоянно сотрясают

 

' См.: Экономика и жизнь. — 2000. — № 1. — С.З. 2 См.: Экономика и жизнь. — 2000. — № 1. — С. 1. 3См.: Советская Россия. — 2000. — 2 марта — С. 6. 4 См.: Экономика и жизнь. — 2000. — №1. — С 1.

социальные конфликты вплоть до локальных войн, всеобщих забастовок и массового антиглобалистского движения.

Но, пожалуй, наиболее негативно капиталистическая собственность проявляет себя сейчас в духовной области. Конечно, внешнюю культуру у развитых буржуазных стран не отнимешь: там и чистые улицы, и красивые здания, и добротные дороги, и модная одежда, и вежливый обслуживающий персонал. Но под всем этим чаще всего скрывается индивидуалистическая убогая мораль. Особенно наглядно она проявляется в широком распространении разнообразных форм криминала. В 1992 г. среди крупных капиталистических государств США занимали первое место по числу убийств и изнасилований на 100 000 населения, Франция — по количеству ограблений. Американскую и итальянскую мафию еще никто не перегнал в области преступной деятельности1. Показательно, что криминальными делами нередко занимаются даже руководители буржуазных государств: премьер-министр Италии, канцлер Германии, президенты Южной Кореи, президент США и даже Генеральный секретарь НАТО. В сентябре 1993 г. почти половина итальянских парламентариев находилась под следствием или подозревалась в различных преступлениях (главным образом во взяточничестве).

Ко всему сказанному надо добавить, что в современных условиях капиталистическая частная собственность способствует замедлению темпов хозяйственного развития. Такая тенденция охватила все основные подсистемы мировой экономики. В целом среднегодовые темпы прироста планетарного валового продукта за последние два десятилетия были самими низкими во II половине XX века. В 90-е годы по сравнению с 70-ми годами эти темпы сократились в 1,5 раза, по сравнению с 60-ми годами — в 2,2 раза. Особенно показательно, что примерно в такой же степени снизился прирост промышленного производства2.

Наконец, современная капиталистическая частная собственность фактически поощряет дальнейшую монополизацию во всех сферах общественной жизни: хозяйственной, социально-политической, духовной. А, как известно, всякая монополия рано или поздно ведет к загниванию.

Таким образом, во всех отношениях капиталистическую частную собственность сейчасуженельзя назвать достаточно прогрессивной.

 

' Это ярко отражено, например, в итальянском телесериале «Спрут». 2 См.: Ломакин В.К. Мировая экономика. — М., 2002. — С. 277.

Примечательно, что отрицательное отношение к буржуазному строю, к собственности, господствующей в этой формации, становится все более массовым. Убедительным доказательством являются некоторые международные конференции ООН по перспективам развития человечества. Одна из них прошла в Рио-де-Жанейро (1992), другая — в Копенгагене (1995). Их решения имели в целом антикапиталистическую направленность, констатировали всесторонний кризис западной цивилизации. Таких взглядов придерживается сейчас и широкое антиглобалистское движение.

В современной России немало обществоведов занимают еще

более определенную позицию. В одной весьма солидной коллек-

тивной монографии говорится: «Мировая практика не дает нам

убедительных примеров преимуществ частной собственности

над другими ее          разве что в сфере семейного и мелкого

бизнеса. Если же речь вести о крупной промышленности, характеризующей лицо современной экономики, то частная собственность становится в определенном смысле тормозом ее развития»1.

Тем не менее было бы неверным считать, что в настоящее время капиталистическая форма присвоения вообще не способствует росту производительных сил. Она продолжает играть значительную стимулирующую роль, поскольку на ее основе в развитых странах все еще создается немало технических и организационных новшеств. Как показывает практика, ВВП увеличивается, хотя медленно и несистематически, почти во всех буржуазных странах, в том числе и слаборазвитых. Рассмотренная собственность в целом положительно влияет на обобществление мирового хозяйства. К тому же она так или иначе позволяет предоставлять широким слоям населения (правда, чаще всего под их давлением) немалые социальные блага.

Целесообразно особо остановиться на значении в современных условиях частного Сейчас, как и в любую другую эпоху, оно не может занимать приоритетного положения, прежде всего из-за сравнительно малой стоимостной величины своих объектов. Тем не менее оно играет существенную положительную роль в развитии наукоемких услуг (в том числе нематериальных). Такая собственность очень важна в создании разнообразных духовных особенно произведений искусства. Есть основание считать,

 

1 Путь в XXI век. - М., 1999. - С. 78.

что она в значительной мере сохранится и в посткапиталистическом обществе. Во всяком случае, в советские времена она фактически существовала — очень часто в виде различного рода подсобных работ и особенно в форме индивидуально-трудовой деятельности.

Как уже было отмечено, частную собственность нередко смешивают с личной. Между ними действительно есть некоторые общие черты: в индивидуализации субъектов, большом и продолжительном общественном значении, широком распространении на нашей планете, поэтом) личное присвоение целесообразно рассматривать вслед за частным.

В то же время выше подчеркивалось глубокое качественное различие между частным и личным присвоении: частная собственность носит приобретательский характер, а личная — потребительский. Это обстоятельство позволяет считать последнюю особым общественным феноменом и требует специального ее исследования.

 

2.3. Личная собственность

Личную собственность надо понимать как отношения между людьми по поводуиндивидуального присвоения-отчуждения главным образом потребительских жизненных благ. Имеются в виду такие блага, которые удовлетворяют личные потребности людей. Причем не только их материальные потребности (в пище, жилище, одежде, транспортных средствах й т.д.), но и социальные (например, в личной свободе и безопасности), а также духовные потребности. Отсюда вытекает потребительский характер личной собственности.

Данная собственность представляет собой отношения между личностью как таковой и всеми другими социальными образованиями: личность индивидуально присваивает предметы своего потребления и одновременно отчуждает их от упомянутых образований. Все это непосредованно происходит вне сферы материального и духовного производства. Такая общая содержательная специфика личного достояния тоже позволяет выделить его в особый, самостоятельный тип.

Между тем в современной отечественной литературе оно нередко вообще игнорируется (причем без каких-либо обоснований) или неправомерно отождествляется с частной собственностью. Однако и авторы, признающие специфический и самостоятельный характер личного присвоения, не всегда верно, как мне кажется, раскрывают ее содержание.

Проблема возникновения личной собственности. Прежде всего в общественных науках нет единого мнения по вопросу о происхождении, возникновении личной собственности. Многие ученые утверждают, что она существовала во все времена и у всех людей, поскольку каждый человек всегда нуждается в том или ином удовлетворении своих индивидуальных потребностей. Другие авторы обоснованно считают, что общественная форма такого присвоения предметов потребления возникла в истории человечества не сразу. При первобытном строе личные потребности людей удовлетворялись главным образом посредством совместной (общинной) собственности на жизненные блага. Из человеческой общности индивидуум тогда еще широко не выделился, поэтому не могло быть и сколько-нибудь распространенного личного достояния. Да и уровень производительных сил не обеспечивал существование последнего.

Таким образом, личная собственность в массовом порядке объективно появляется лишь в то время, когда индивидуальное потребление жизненных благ предопределяется их сугубо обособленным присвоением.

Возникновение таких условий в наибольшей мере зависит от уровня развития производительных сил. В первобытном обществе он обеспечивал, как правило, только совместное присвоение жизненных благ. При рабовладении более развитые производительные силы давали возможность личного присвоения, но лишь части общества (исключая рабов). В феодальной формации оно распространялось на все основные социальные группы, хотя на самые многочисленные из них (крестьян и ремесленников) в крайне ограниченном объеме. Состояние производительных сил при капитализме создало базу для личного присвоения у всех слоев общества. Такое положение, на мой взгляд, в принципе сохранится и в будущих формациях (разумеется, со своими качественными особенностями).

Как видим, возникновение и эволюция личного достояния, подобно всем другим типам собственности, определяется степенью развития производительных сил.

Но вместе с тем на эти процессы оказывает большое влияние характер собственности на основные средства производства, а также на рабочую силу. При рабовладении личное имущество отсутствовало у рабов и присутствовало у рабовладельцев (нередко в больших объемах) благодаря господству соответствующей формы частного присвоения средств производства и рабочей силы. В феодальном обществе предметы потребления принадлежали в основном помещичьему классу опять-таки по этой причине. При капитализме специфика господствующей частной собственности (прежде всего на средства производства) обусловила качественное и количественное различие личного достояния буржуазии, крестьянства, пролетариата. Все сказанное свидетельствует о зависимом, производном характере собственности на предметы индивидуального потребления. В этом смысле оно ни в одной формации не может занимать ведущего положения. Но тем самым вовсе не отрицается его важнейшая целевая значимость в общественном развитии.

Выяснив основные факторы возникновения и развития личной собственности, продолжим рассмотрение ее общего содержания.

В литературе встречается мнение, что она полностью или частично носит лишь юридический характер, определяется правовыми нормами. Думается, что такая точка зрения ошибочна. При этом в само содержание личной собственности вносится момент субъективного. В действительности же она имеет объективную природу, ибо порождается и определяется в своем развитии не сознанием, а важнейшими материальными факторами. Юридические нормы служат лишь формами ее проявления и закрепления.

Некоторые авторы считают, что личйая собственность равнозначна индивидуальной. На самом деле это не одно и то же. Первая не всегда строго индивидуальна, она может носить и семейный характер. Вместе с тем индивидуальный характер до сих пор нередко имеет частная собственность, особенно мелкая. По таким же соображениям неправомерно отождествлять личную принадлежность с собственностью гражданина, как это иногда делается в некоторых российских официальных документах и научных работах.

Личное достояние может иметь нетоварное и товарное проявление. В первом случае его объекты создаются в натуральном хозяйстве (рабовладельческом, помещичьем, патриархальном крестьянском, подсобном). При этом присвоение предметов потребления происходит без участия рынка. Товарное выражение личной собственности возникает тогда, когда ее объекты присваиваются посредством купли. Оно имело место в любой формации, кроме первобытно-общинной, а при капитализме стало господствующим. Но в той или иной мере у личного достояния до сих пор сохраняется связь с натуральным хозяйством.

В общей системе собственнических отношений личная собственность занимает сравнительно внешнее положение, можно сказать, «верхний этаж». Хотя личная собственность по своему содержанию тоже объективна и фундаментальна (а потому как таковая непосредственно ненаблюдаема), она все же ближе к поверхности социальной жизни, чем все другие типы присвоения. Причины этого заключаются в показанном выше ее производном состоянии, а также в меньшей абстрактности ее основного субъекта — личности как таковой.

Субъекты и объекты личной собственности. Важные черты в содержании личной собственности обнаруживаются при характеристике ее субъектов и объектов.

Основным субъектом личной собственности следует считать личность как таковую. Этим объясняется само название изучаемого явления. Однако индивид выступает в качестве субъекта личного достояния лишь в том случае, если присвоение им жизненных благ направлено на удовлетворение его личных потребностей. Если же в ходе этого процесса происходит извлечение и умножение дохода, личность становится субъектом частной собственности. Следовательно, далеко не всякое индивидуальное достояние правомерно считать личным.

Субъектами личной собственности могут быть личности самой разной социальной принадлежности. Ими не были только члены первобытной общины и рабы. Но ими издавна стали разнообразные частные владельцы, в особенности крупные. Личным достоянием в той или иной степени обладали и представители малоимущих групп населения: крестьяне, ремесленники, рабочие, низший слой интеллигенции. Однако источники такого достояния были принципиально разными — полностью или частично нетрудовыми (у сравнительно крупных частных собственников) и трудовыми (у остальных групп населения).

Другим весьма распространенным субъектом данных собственнических отношений является семья. Она очень близка к личности как таковой, поскольку в принципе представляет собою первичное, наиболее тесное и наименее крупное социальное объединение людей. В связи с этим возникает особая разновидность личной собственности — семейная. Она является совместной для всех членов семьи, выражает их общие личностные потребности. Складывается специфическая форма собственнических отношений — внутрисемейные отношения. Но, как правило, основную роль при этом играют взаимодействия семьи с разнообразными внешними для нее социальными образованиями: другими семьями, трудовыми коллективами, большими социальными группами, обществом в целом.

Семейную личную собственность надо отличать от коллективной. Прежде всего здесь неодинаковы субъекты присвоения: у первой — это объединение людей главным образом по половому и кровнородственному признакам, у второй — объединение на базе экономических, социальных и духовных потребностей. Разграничение семейной и коллективной собственности осуществляется также по характеру объектов: у семейной личной собственности это в основном предметы личного потребления, у коллективной — чаще всего предметы неличного назначения и пользования (в том числе средства производства и обращения). Наконец, семейное личное достояние может быть результатом эксплуатации, коллективному же достоянию это не свойственно.

Еще более существенные различия имеются между семейной личной и семейной частной собственностью. Если первая носит потребительский характер, то вторая — приобретательский (причем нередко эксплуататорский). Далее, первая в меньшей степени отличается внутрисемейными противоречиями; у второй же они очень часто доходят до антагонизма1. И, конечно, семейному личному владению свойственны в основном иные объекты, чем семейному частному (различие примерно то же, как только что отмеченное по сравнению с коллективным достоянием).

Таковы субъекты личной собственности со стороны присвоения потребительских благ. Но в процессе их присвоения одновременно складывается их отчуждение: от других личностей и семей, от разнообразных социальных групп, а также от общества в целом. Конечно, отчуждение данных потребительских благ от других личностей и семей происходит в более конкретном виде, чем их отчуждение от социальных групп и общества в целом. Тем не менее все названные социальные образования тоже являются субъектами исследуемых собственнических отношений (хотя нередко очень опосредованными, отдаленными).

 

1 Это особенно хорошо показано в таких выдающихся произведениях мировой литературы, как «Будценброки» Т. Манна, «Детство» М. Горького, «Сильные мира сего» М. Дрюона.

В связи с анализом участников личного присвоения встает вопрос о том, имеет ли оно классовый характер. Видимо, до сих пор он здесь преобладает. Прежде всего личная собственность как массовое явление возникла в истории человечества вместе с возникновением классов, т.е. в рабовладельческом обществе, и была присуща только классу рабовладельцев и в какой-то мере свободным крестьянам и ремесленникам, но отсутствовала у класса рабов. В последующих формациях личная собственность в той или иной мере распространяется уже на все социальные слои, однако ей также свойственны крупные классовые различия. В социальном отношении классовые отличия состоят в том, что у наиболее состоятельных групп населения (помещиков, крупной и средней буржуазии) личная собственность имеет преимущественно нетрудовое происхождение. Кроме того, у названных общественных групп она весьма значительно отличается по своим потребительским признакам: по количеству, качеству и структуре, что и вызывает глубокое классовое разграничение личной собственности. В то же время нельзя не отметить, что личная собственность, начиная с феодализма, так или иначе свойственна всем слоям общества. В этом состоит ее уже неклассовый аспект.

Как видим, личная собственность представляет собой не только межличностные отношения, но отношения гораздо более разнообразные, сложные и масштабные.

Обратимся теперь к характеристике объектов личного достояния. Подавляющее большинство исследователей включает сюда прежде всего предметы индивидуального и семейного потребления. И это в принципе верно. Однако дліі более глубокого и полного анализа целесообразно детализировать столь обширную группу жизненных благ.

Естественно, в первую очередь необходимо выделить материальные потребительские блага: пищу, жилище, одежду, обувь, мебель и т.п. Далее следует отметить разнообразные духовные ценности — знания, произведения искусства, виды информации, а также ее носители, например телевизор, радиоприемник, газеты и др. Среди объектов данной собственности правомерно учитывать и социальные блага индивидуального потребления: личную свободу, личную безопасность, личную популярность, личную возможность учиться и трудиться, возможность пользоваться медицинским обслуживанием и т.д. Подобные объекты личной собственности в литературе пока не отмечаются. Однако без их фактического индивидуального присвоения личность не может нормально существовать и тем более развиваться. Кроме того, общественная практика показывает, что социальные блага индивидуального пользования не только присваивались отдельными людьми, но одновременно отчуждались от других из них. Иначе говоря, по поводу таких ценностей реально складывались отношения присвоения-отчуждения. А их как раз и выражает личная собственность на социальные блага.

Вместе с тем надо отметить, что не всегда материальные, социальные и духовные предметы потребления являются объектами личного присвоения. Если они потребляются совместно, они могут находиться в общественном, коллективном или частном владении. Таковы многоквартирные дома, больницы, театры и кинотеатры, музеи, клубы, спортивные центры.

Иногда объектами личной собственности считают некоторые средства производства, а именно те, которые не являются в данных условиях основными для жизни индивида и семьи. С этим мнением можно согласиться, если речь идет о средствах производства, используемых исключительно (хотя и опосредованно) для удовлетворения личных потребностей. Таковы мелкие средства труда в домашнем хозяйстве (типа лопаты, молотка, веника, ножниц), дачные насаждения и постройки и т.д. К подобным объектам личного присвоения правомерно отнести даже мелкие земельные участки.

Однако средства производства все же не могут быть в полной мере объектами личной собственности. Сами по себе непосредственно они не в состоянии удовлетворять личные потребности людей. Поэтому в данном случае их целесообразно считать непрямыми, неосновными объектами.

Распространяется ли личная собственность на рабочую силу? Далеко не всегда, лишь при определенных условиях. Способность к созданию материальных благ является личным достоянием работников до их найма на капиталистические предприятия. В случае же такого найма их рабочая сила продается нанимателю на весь период трудового соглашения. По истечению этого периода она вновь становится личной собственностью работников. На общенародных и коллективных предприятиях рабочая сила всегда должна быть личным достоянием трудящихся, поскольку им принадлежат сами предприятия. Кроме того, рабочая сила служит личным достоянием трудящихся в домашнем и приусадебном хозяйстве, если ее применение направлено опять-таки на получение жизненных благ для своего потребления. Во всех случаях речь идет об объекте опосредующего характера, поскольку он также прямо не служит предметом личного потребления. •

Отдельные авторы считают рабочую силу единственным подлинным объектом личной собственности. Причина, по их мнению, заключается в том, что именно рабочая сила является внутренней принадлежностью человека, неотделимой от него самого. Но такого довода вряд ли достаточно для того, чтобы исключить из объектов личного достояния предметы индивидуального потребления.

Думается, что среди объектов личной собственности могут быть и некоторые средства обращения. Речь идет о деньгах. Но,разумеется, они являются таким объектом не всегда, а лишь при их использовании для удовлетворения чисто личных потребностей, т.е. в тех случаях, когда деньги становятся средством приобретения для своего владельца к

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |