Имя материала: Общая теория собственности

Автор: Черкасов Геннадий Иннокентьевич

Глава 3 типы собственности в зависимости от ее крупнейших объектов

 

В предыдущей главе были рассмотрены типы и внутренние формы собственности преимущественно с учетом ее основных субъектов. Однако этим не исчерпывается ее структура. Для полноты картины последнюю необходимо изучить еще и с другой стороны — с учетом главным образом наиболее крупных объектов собственнических отношений. Тут тоже следует выделить определенные типы собственности, а внутри них — важнейшие ее формы (разновидности).

Ранее были обозначены наиболее крупные объекты собственности как таковой: материальные, социальные, духовные блага. В зависимости прежде всего от них и предстоит сейчас исследовать новый структурный аспект собственности.

 

3.1. Собственность как экономический феномен

Рассматривая собственность как экономический феномен, мы имеем в виду отношения между людьми по поводу присвоения и отчуждения материальных благ. При этом складываются отношения между субъектами присвоения таких благ и субъектами, от которых они отчуждаются. Конкретнее говоря, речь идет о взаимодействии между владельцами и невладельцами каких-либо материальных ценностей, а также между владельцами качественно различных их видов. Наиболее значимы подобные связи по присвоению-отчуждению средств производства и рабочей силы. По этому поводу складываются важнейшие отношения между основными общественными группами, прежде всего между классами. Таковы в современных условиях взаимодействия буржуазии, рабочего класса, крестьянства. Собственнические отношения экономического типа образуются и внутри классов, в том числе между отдельными их представителями. Но во всех случаях к такому типу присвоения-отчуждения неправомерно причислять юридическое владение материальными благами, поскольку в принципе оно носит субъективный, достаточно внешний, часто формальный характер.

Изучаемый тип собственности — самая фундаментальная и наиболее значимая ее разновидность по крупнейшим объектам, ибо материальные факторы являются основой всей человеческой жизни. Эту разновидность надо считать экономической, поскольку экономика есть совокупность общественных отношений по производству и последующему движению именно материальных благ.

Собственность с данной стороны наиболее обстоятельно освещена, пожалуй, в советский период. Был в основном определен ее общественный, объективный, материальный, классовый характер, обсуждалось ее значение в любой системе экономических (производственных) отношений. Можно считать доказанной ее ведущую, решающую роль в жизни и развитии человечества. Однако советские авторы нередко грешили догматизмом, чрезмерной абстрактностью, слабым знанием общественной практики.

Западные теоретики с конца XIX в. проявляли недостаточное внимание к анализу собственности в ее экономическом значении. Это свойственно и современным ученым. Одни из них характеризуют данную категорию лишь попутно, в качестве малосущественной, второстепенной. Другие не снисходят и до этого, ограничиваясь очень редким некомментированным упоминанием термина. В современном английском «Словаре* по экономике», весьма к тому же объемистом, категория «собственность» вообще не значится. К сожалению, подобному примеру следует немало российских работ, в том числе учебных и справочных.

Однако и с учетом уже сделанного далеко не все содержательные стороны экономического присвоения и отчуждения в достаточной мере выяснены.

В начале главы 1 был рассмотрен целый ряд ошибочных современных взглядов на собственность вообще: ее овеществление, сведение к юридическому явлению, институциональный подход, идеалистический уклон и др. Все это имеет прямое отношение и к пониманию экономического характера собственности. Но в ее исследовании сохраняются и некоторые иные пробелы.

В о - п е р в ы х, до сих пор в содержании данного феномена чаще всего отмечают лишь присвоение людьми материальных благ, но упускают их отчуждение. Такое представление неполно,

односторонне, ибо, как показано выше, присвоение чего-либо одними людьми обязательно сопровождается отчуждением того же от всех других людей. В результате указанное понимание экономического типа собственности не позволяет правильно определить заключенные в нем общественные процессы.

Во-вторых, немало отечественных авторов отождествляют рассматриваемую категорию с отношениями между владельцами средств производства и непосредственными производителями. Однако это слишком узкий подход. Собственность экономического типа с неизбежностью охватывает и ряд других отношений: между владельцами средств производства и работниками сферы обращения, между собственниками разных средств производства, между ними и владельцами средств обращения и т.д.

некоторые авторы сводят содержание собственности экономического типа к способу соединения работников со средствами производства. Такое понимание вопроса представляется тоже весьма неточным. Прежде всего, здесь прослеживается овеществление собственнических отношений, даже если иметь в виду нетехнологическое соединение названных факторов. При данном подходе речь может идти лишь о сфере непосредственного производства, в то время как в действительности собственность экономического характера пронизывает собой также сферы распределения, обмена и потребления материальных благ. Кроме того, в приведенном суждении не показывается место нетрудящихся слоев населения в процессах присвоения и отчуждения.

редко, но все же встречается отождествление собственности на материальные блага только с пользованием ими. Однако одних лишь отношений пользования этими благами никоим образом недостаточно, чтобы возникла реальная собственность на них. Практический пример — аренда какого-либо имущества, когда со стороны арендаторов пользование им имеет место, но о его полном присвоении речь не идет.

отдельные российские авторы в экономических отношениях собственности усматривают две стороны:

а)         естественную основу, обусловленную самой природой че-

ловека, его инстинктами, в том числе эгоизмом;

б)         общественную форму, состоящую в его взаимодействии с

другими людьми.

Подобное представление есть не что иное, как эклектический подход, по существу отрицающий чисто общественный характер собственности.

Все сказанное свидетельствует, что необходимо продолжать изучение экономического типа присвоения.

Субъекты собственности экономического типа. Остановимся специально на ее субъектах. Рассмотрим вначале субъекты присвоения.

Наиболее крупный из них — общество в целом. Оно может выступать участником отношений общенародной собственности экономического характера. Далее, владельцами материального достояния бывают целые классы и их наиболее значительные слои. Это свойственно, например, капиталистической частно-классовой собственности. Причем промышленной буржуазии принадлежат прежде всего средства производства индустриального назначения, финансовой и торговой буржуазии — разнообразные средства товарно-денежного обращения. Пролетариат и крестьянство владеют рабочей силой.

Из больших социальных групп неклассового характера субъектами экономического присвоения становятся в первую очередь производители материальных благ и их потребители. Первые могут быть владельцами средств производства, рабочей силы, созданной продукции, вторые — собственниками материальных предметов хозяйственного и личного потребления. Будучи в целом неклассовыми образованиями, те и другие все же не утрачивают связи с классами, поскольку и производители, и потребители материальных благ во всех формациях, кроме первобытной, обычно принадлежат к какому-то классу> рабовладельцев, феодалов, буржуазии, пролетариату и др.

В подобном же положении находятся и такие в принципе неклассовые субъекты экономических отношений собственности, как категория продавцов и категория покупателей. Изначально первые выступают в качестве владельцев товаров, вторые — в качестве владельцев денег.

Что касается трудовых коллективов как субъектов исследуемого достояния, то при этом имеются в виду главным образом те из них, которые функционируют в хозяйственной сфере: в непосредственном производстве, распределении, обмене и потреблении материальных благ. Но в какой-то степени участниками экономических собственнических отношений могут быть также коллективы иного рода (например, научные и медицинские, поскольку они связаны с созданием и движением материальных благ).

Остановимся также на личностном субъекте характеризуемого присвоения. Надо отметить, что он свойствен не только личной собственности экономического типа, но и частно-индивидуальной, в определенной мере — частно-групповой. Разумеется, нельзя забывать о принципиальном различии между этими субъектами, поскольку личное присвоение носит потребительский характер, а частное — приобретательский. Но и в первом из этих значений индивид как разноклассовый участник экономических собственнических отношений выглядит исключительно по-разному. Важно иметь в виду, что личность играет значительную роль в рамках таких субъектов названных отношений, как общество в целом и трудовые коллективы.

Существуют и смешанные субъекты собственности на материальные блага. Речь идет об общественно-коллективных, общественно-частных, коллективно-частных и тому подобных социальных образованиях, которым на долевых и примерно равных началах принадлежат некоторые материальные блага. Такие явления более всего присущи развитому многоукладному национальному хозяйству.

До сих пор участники экономических собственнических отношений характеризовались только с одной стороны — со стороны присвоения материальный благ. Но в такие отношения с неизбежностью включены и социальные фигуры, от которых эти блага в то же время отчуждаются. Между теми и другими как раз и складываются взаимодействия в рамках собственности экономического типа.

Субъектами отчуждения в данных отношениях могут стать все только что рассмотренные субъекты присвоения, но уже в прямо противоположном своем положении. Скажем, определенные материальные ценности, находящиеся в конкретном частном владении, отторгаются и от всех других частных собственников, и от общества в целом, и от трудовых коллективов, и от огромного большинства личностей. В этом состоит одна из непременных содержательных сторон частной собственности в ее экономическом смысле. Приведем некоторые формаци-онные примеры. При феодализме помещичьи владения отчуждались прежде всего от крепостных крестьян, а в капиталистическом обществе основных средств производства лишены главным образом наемные рабочие. Тем самым крепостные крестьяне и наемные рабочие тоже становятся субъектами соответственно феодальной и буржуазной собственности на средства производства, но не в аспекте присвоения последних, а в аспекте их отчуждения. Или еще более конкретный пример: достояние продавцов в принципе предполагает их отчуждение от денег, а достояние покупателей — их отчуждение от товаров.

Таким образом, особенность субъектов собственности экономического типа состоит прежде всего в том, что они имеют дело с присвоением и отчуждением только материальных благ и что они так или иначе тесно связаны с воспроизводственным процессом. Владельцы средств производства и рабочей силы прямо или косвенно участвуют в создании материальных благ; собственники средств обращения действуют в сферах распределения и обмена последних; владельцы материальных предметов потребления являются непосредственными субъектами сферы потребления. Таким образом различные социальные образования (общество в целом, группы людей, конкретные личности) участвуют в экономическом присвоении и отчуждении воспроизводственной стороной своей деятельности.

Объекты собственности экономического типа. Обратимся теперь к характеристике объектов собственнических отношений экономического типа.

Прежде всего необходимо выяснить их общую качественную природу. По моему мнению, к объектам рассматриваемой собственности правомерно относить лишь материальные блага (включая разнообразные материальные услуги). Это вполне соответствует строго материальному характеру ее содержания. Кроме того, любой экономический фактор всегда непосредственно функционирует по поводу только материальных благ. Тем самым социальные или духовные ценности в принципе не могут быть объектами каких-либо экономических отношений. Такие блага должны служить объектами соответственно социальных и духовных отношений. Названные ценности включаются в коммерческий оборот лишь под воздействием распространенности (а при капитализме и господства) товарно-денежного обмена.

В более конкретном виде (но все же достаточно общем) объектами экономического типа собственности служат условия материального воспроизводства и его результаты. Среди первых следует назвать средства производства, рабочую силу и средства обращения, среди вторых — созданную продукцию, в которой в свою очередь можно выделить средства производства и обращения, материальные предметы потребления.

Нельзя не отметить, что многие отечественные авторы недостаточно полно определяют число укрупненных объектов экономических собственнических отношений. Среди них называют или только средства производства и его результаты, или только средства производства и предметы потребления.

Правомерно говорить об основных объектах экономической собственности. Ими следует считать решающие факторы производства, т.е. средства производства и рабочую силу. Между тем в отечественном обществоведении ведущим объектом экономических отношений собственности, как правило, признаются лишь средства производства. На мой взгляд, это тоже ограниченный подход. Не меньшую роль в любом общественном производстве играет рабочая сила, представляя собой его наиболее активный и творческий фактор. По характеру собственности на рабочую силу во многом разграничиваются социально-экономические формации. По мере общественного развития рабочая сила («человеческий фактор») приобретает все большую значимость, особенно в современных условиях. Фактически основным объектом собственности в ее экономическом значении надо считать производительные силы в целом.

Специфическим предметом присвоения и отчуждения в данном случае служат материальные услуги: транспортные, ремонтные, строительные, торговые и др. Их важнейшая особенность в том, что сами по себе они не имеют вещественного выражения. Это, скорее, определенного рода процессы. Тем не менее, они носят материальный характер и поэтому должны быть включены в объекты собственности экономического типа. отметить также, что материальные услуги бывают и производственного, и потребительского назначения.

Связь экономической формы присвоения и производственных отношений. До сих пор недостаточно разработан вопрос о связи исследуемой формы присвоения и производственных (экономических) отношений. На этот счет существуют весьма различные точки зрения.

В советском обществоведении было распространено понимание собственности экономического характера как всей совокупности производственных отношений. В пользу такой позиции говорит наличие многих общих свойств у этой собственности и экономических отношений: прежде всего объективности, материальности, глубинности, одинаковости субъектов и объектов. Тем не менее приведенная точка зрения вызывает большие сомнения. Во-первых, сопоставляемые явления различаются по своему содержанию: данный тип собственности есть общественные отношения по поводу присвоения-отчуждения материальных благ, а экономика — это общественные отношения по поводу воспроизводства таких благ. Во-вторых, собственность в экономическом значении и производственные (экономические) отношения являются разнопорядковыми реальностями, ибо последние, как показано в п. 1.4, определяются характером собственности и поэтому менее фундаментальны. В-третьих, совокупность производственных (экономических) отношений логичнее считать не собственностью, а экономическим базисом, экономическим строем общества.

В недавнем прошлом были (есть и теперь) сторонники другой ошибочной, на мой взгляд, позиции: собственность якобы служит особым, отдельнымэлементом в составеэкономическихот-ношений. Близким к этому является понимание ее как подсистемы данных отношений. Здесь по сути дела сопоставляемые реальности тоже качественно отождествляются и объявляются однопо-рядковыми. Кроме того, получается, что только часть производственных (экономических) отношений пронизана собственностью, остальные же существуют без нее, что вряд ли может быть.

Некоторые авторы считают, что производственные отношения выступают содержанием собственности и тем самым проявляются в ней: собственность выражает эти отношения. С таким утверждением тоже нельзя согласиться. Из него следует, что производственные отношения глубже, фундаментальнее собственности в экономическом значении, что они определяют характер последней. Однако в реальной общественной жизни происходит как раз наоборот, а именно: собственность экономического типа определяет характер отношений по воспроизводству материальных благ. Проще говоря, какова сущность господствующей собственности, таков и социальныйхарактер воспроизводства.

История дает нам множество убедительных примеров на этот счет. В обобщающем плане можно сказать, что господство крупной частной собственности вызывает эксплуататорские экономические отношения, а возникновение коллективной собственности — коллективистские, неэксплуататорские отношения. Говоря конкретнее, первобытно-общинное, рабовладельческое, феодальное, капиталистическое экономическое присвоение породило и соответствующие по характеру системы производственных отношений. При этом переход от одной системы отношений к другой совершался непосредственно на базе изменения приоритетной формы собственности. Вместе с тем ее решающее влияние на содержание производственных отношений происходило не извне, не со стороны, а изнутри. Собственность воздействовала на них как нечто внутреннее, как ведущий их элемент, как ядро.

В итоге можно сказать, что собственность в экономическом значении представляет собой сущность производственных отношений, то есть самый глубинный, самый значимый и самый специфический элемент их общего содержания.

Подобное мнение иногда высказывалось в советской литературе. Сходные идеи можно найти и в некоторых зарубежных источниках. Вместе с тем в ряде работ сущностью производственных (экономических) отношений признавалась только собственность на средства производства. Такой позиции придерживаются и некоторые современные авторы. Отмеченное понимание вопроса представляется неточным. Безусловно, присвоение и отчуждение средств производства служит очень важным звеном в экономических отношениях собственности. Однако это не единственный решающий фактор. Не меньшую роль в производственных отношениях играет собственность на рабочую силу. В распределении и обмене материальных благ ведущую роль играет собственность на средства обращения, в отношениях потребления — личная собственность. Поэтому правильнее считать сущностью всей данной системы производственных отношений экономическую собственность в целом, а не отдельные ее звенья. Последние тоже имеют при этом определенную сущностную значимость, но сравнительно частную и неодинаковую. Разумеется, присвоение средств производства и рабочей силы всегда занимает ведущее положение.

Итак, во взаимодействии собственности как экономического феномена и производственных отношений главное состоит в том, что первая выступает в качестве сущности вторых. Этим экономические отношения качественно отличаются от всех других отношений в сфере материального производства: организационных, правовых, нравственных, национальных и др., имеющих качественно иную сущность.

Отмеченная связь складывается и в самом широком, и в сравнительно узком плане. Иначе говоря, экономическая собственность есть сущность как в целом системы производственных {экономических) отношений, так и всех их отдельных структурных частей. Речь идет прежде всего о наиболее важных и крупных из них: об отношениях в непосредственном производстве материальных благ, в области их распределения, обмена и потребления. Причем в каждой из этих сфер ближайшей сущностью служит собственность на вполне определенные объекты. В непосредственном производстве такая роль принадлежит присвоению средств производства и рабочей силы, в области распределения и обмена — владению созданной продукцией и средствами обращения, в сфере потребления — личному достоянию. Собственность экономического типа выступает в качестве сущности также в формационных системах производственных отношений. В первобытной экономике ею служила общинная собственность, в античный период — рабовладельческая, в условиях феодализма — феодальная, при капитализме — буржуазная. Прямо или косвенно ведущую роль всегда играет присвоение-отчуждение средств производства и рабочей силы.

Однако этим не исчерпывается взаимодействие собственности и экономических отношений. Из только что показанной их связи следует и другая, тоже неизбежная, сторона такого взаимодействия. Речь идет о том, что названные отношения служат формойпроявления собственностиэкономическогохарактера.

Причем это тоже имеет место и в самом широком, и в сравнительно узком плане. В первом аспекте любая система экономических отношений всегда выражает собой экономический тип собственности. Но вместе с тем каждая специфическая группа этих отношений выступает в качестве ближайшего проявления «своей» разновидности собственности. Так, отношения непосредственного производства служат прямым выражением чьей-то принадлежности средств производства и рабочей силы, процессы распределения и обмена есть ближайшее проявление собственности на созданную продукцию и средства обращения; отношения по потреблению выступают прежде веего в качестве внешней формы личного достояния. Но опосредованным, сравнительно отдаленным образом три последние группы экономических отношений выражают также владение средствами производства и рабочей силой.

Подобную роль играют экономические отношения и в каждой формации. В первобытном обществе, при рабовладении, феодализме, капитализме они становятся проявлением соответствующей господствующей формы собственности (причем в наибольшей мере опять-таки на средства производства и рабочую силу).

Однако было бы неправильно считать производственные отношения чисто внешней, поверхностной, непосредственно наблюдаемой формой экономической собственности. Она является внешней лишь по сравнению с этой собственностью. Сама же по себе она представляет достаточно глубинную, скрытую реальность, поскольку именно этим свойством обладают производственные отношения.

Итак, взаимодействие собственности экономического типа и производственных отношений двоякого рода: с одной стороны, первая служит сущностью вторых, с другой стороны, вторые выступают в качестве ближайших форм проявления первой.

Собственность как форма проявления производительных сил. Целесообразно далее рассмотреть вопрос о взаимосвязи в экономическом значении с таким решающим фактором исторического развития, как производительные силы общества.

В советские времена данный вопрос чаще всего освещался в связи с законом соответствия производственных отношений характеру и уровню производительных сил. В результате приходили к выводу, что тип и формы собственности объективно определяются состоянием последних. Вывод, несомненно, правильный и основополагающий. Но дальше этого общего заключения и в теории, и на практике обычно не шли. Между тем и та и другая требовали значительной конкретизации сделанного вывода.

В первую очередь необходимо более детально выяснить, почему и как реально существующая собственность экономического содержания всегда с неизбежностью определяется состоянием производительных сил. Иначе говоря, следует обстоятельнее раскрыть, как взаимодействуют производительные силы с данной собственностью. На этот вопрос чаще всего отвечали: производительные силы есть ее объективная основа. Подобный ответ, однако, и достаточно неопределененный.

На мой взгляд, связь собственности экономического типа и производительных сил осуществляется через процессы присвоения материальных благ. Производительные силы, будучи взаимодействием рабочей силы со средствами производства, преобразуют природный материал и обеспечивают его технологическое присвоение человеческим обществом, т.е. непосредственное создание материальных благ для использования людьми. Но такое присвоение прямо еще не связано с собственностью, ибо она складывается не по поводу чисто технологических процессов. В дальнейшем технологическое присвоение превращается в социально направленное, а именно: в присвоение уже созданных, имеющихся материальных благ определенными социальными образованиями (данным обществом, его социальными слоями, отдельными личностями). Одновременно происходит отчуждение материальных благ от других подобных образований. Таким образом возникают отношения между людьми по поводу присвоения-отчуждения материальных благ. Иначе говоря, формируется собственность экономического характера. С производительными силами она наиболее тесно связана через социально направленное присвоение.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что собственность в экономическом значении служит формой проявления производительных сил, точнее — общественной формой.

Подобное мнение высказывало немало отечественных авторов (особенно советских). Но при этом все же нередко допускались существенные неточности. Дело прежде всего в том, что нечетко указывали характер названной формы производительных сил. Между тем любая форма (в том числе общественная) может быть и внутренней, и внешней.

Внутренняя форма заключена в самом содержании предмета и характеризует его разновидности, его структурные звенья. Поэтому считать собственность внутренней формой производительных сил неправомерно, ибо она ни в коем случае не выступает какой-либо их составной частью. Владение материальными благами служит лишь сравнительно внешней формой, формой проявления и самовыражения производительных сил, поскольку оно находится вне их содержания. Но такая форма, конечно, не лежит на поверхности общественной жизни*

Вторая неточность в данном вопросе состоит в том, что не отмечалось неближайшее, опосредованное проявление производительных сил в собственности экономического значения. Свое непосредственное, ближайшее выражение они находят в технологическом присвоении продуктов природы.

Таким образом, собственность экономического характера целесообразно понимать не только как общественную, но и как сравнительно внешнюю и опосредованную формупроизводительньж сил.

Но эта форма проявляет себя по-разному. Наиболее абстрактно и масштабно она выступает в качестве данной собственности в целом и более конкретно складывается в историческом, формационном плане.

Например, примитивный, первичный уровень производительных сил находил свое выражение в общинной собственности. Более высокая степень их развития (но все же в рамках преимущественно ручного труда) обнаруживалась в частной собственности не только на средства производства, но в той или иной мере и на самого работника при рабовладении и феодализме. Индустриальный характер производительных сил проявил себя в капиталистической собственности, а именно в частном присвоении средств производства и изначальном отсутствии такого присвоения рабочей силы.

В пределах же одного общественного строя развивающиеся производительные силы находят свое выражение прежде всего в эволюции господствующей формы экономического достояния. Так, дальнейшее обобществление производства, все большая его автоматизация при капитализме проявились в значительном изменении форм буржуазной собственности: в широком распространении государственного, акционерного, группового, монопольного владения материальными благами, в некотором участии трудящихся в присвоении капиталистической прибыли и т.д. Все это, однако, еще не говорит об отмирании буржуазной собственности как таковой.

Наконец, в качестве выражения производительных сил выступают и другие разновидности экономического достояния. Наиболее полно и наименее опосредованно производительные силы проявляются в собственности на средства производства и рабочую силу. Реальный общественный результат функционирования производительных сил обнаруживается во владении созданной продукцией: промышленной, сельскохозяйственной, строительной и т.п. Не столь полно и сравнительно отдаленно они находят свое выражение в средств обращения. Личное достояние (объемы, качество, структура его объектов) тоже служит важным показателем степени развития производительных сил; тут, однако, сильно сказывается и характер принадлежности основных средств производства.

На основе предшествующего анализа можно сделать выводы, весьма важные для общественной практики:

реальное возникновение и развитие той или иной собственности экономического типа определяется в конечном счете состоянием, динамикой производительных сил;

в свою очередь на их рост оказывает сильнейшее влияние степень зрелости этой собственности, поскольку любая форма отличается активной, действенной природой.

Разновидности собственности экономического типа. От характеристики общих содержательных сторон экономической формы собственности перейдем к кратному рассмотрению наиболее крупных ее разновидностей.

Рассмотрим вначале те разновидности экономического типа собственности, которые образуются в зависимости от ее с у б ъ -е к т о в . При этом в первую очередь правомерно отметить общественную, коллективную, частную, личную, смешанную принадлежность материальных благ. Кроме того, можно сказать о таких видах экономической собственности, как первобытно-общинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая.

Со стороны объектов в данном случае имеет место владение средствами производства, рабочей силой, созданной продукцией, средствами обращения, материальными предметами потребления, разнообразными материальными услугами. Можно назвать и более конкретные исторические формы по тому же признаку (например, собственность на ручные, машинные, автоматические средства производства и обращения). В зависимости главным образом от объектов присвоения складывается также мелкая, средняя, крупная собственность, немонополистическая и монополистическая.

В связи с общественной значимостью субъектов и объектов экономического владения правомерно разграничивать основные и неосновные его виды. Такова собственность господствующих или негосподствующих классов, эксплуататорская или трудовая частная, на средства производства или средства обращения, на машинные или ручные средства производства и

Как же перечисленные разновидности экономического достояния проявляют себя в современных условиях? Прежде всего надо отметить доминирующее положение в мировом хозяйстве капиталистической собственности на материальные блага. Но она весьма неоднородна. Наиболее зрелого состояния она, очевидно, достигла в 30 странах, состоящих в организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Там крупное частное присвоение охватывает наиболее совершенные (отчасти постиндустриальные) средства производства и обращения, наиболее квалифицированную рабочую силу. Но и из этих стран по очень высокому качеству и объемам объектов данной собственности выделяется общеизвестная «семерка» (США, Япония, Германия, Англия, Франция, Италия, Канада). Высокую степень развития капиталистического присвоения материальных благ можно отметить также в 15 государствах, входящих в Европейский союз (ЕС). Однако в подавляющем большинстве других неназванных стран данная собственность находится на сравнительно низком уровне, о чем свидетельствуют материалы ООН. Так, за 1997 г. указанная организация отнесла по размеру реального ВВП на душу населения к высокоразвитым государствам только 14 стран1. А ведь объем ВВП как раз и зависит главным образом от зрелости экономических собственнических отношений, от их влияния на производительные силы.

Капиталистическая собственность экономического типа отличается в современных условиях очень большой степенью монополизации. Но подобное обстоятельство не исключает развитие мелкого частного владения, поскольку оно, как правило, подчинено монополиям и работает на них. По некоторым данным, малый бизнес в отдельных странах дает до половины и

более ВВП.

Нельзя не отметить и тот факт, что продолжается процесс вызревания общественной и коллективной собственности экономического характера (в Китае, Вьетнаме, на Кубе). Конечно, этот процесс резко сузился и затормозился после распада СССР и других стран бывшего социалистического лагеря.

В заключение отметим, что сейчас активно расширяется сфера владения средствами обращения, а также материальными услугами (производственными и потребительскими). Это вызывает значительный рост занятых в данной сфере. В крупных капиталистических государствах занятость в сфере услуг (материальных и нематериальных) достигает 60\% всего экономически активного населения.

 

3.2. Собственность социально-политического типа

Собственность как объективные отношения между людьми по поводу присвоения-отчуждения различных жизненных благ носит общесоциальный характер. Это означает, что такой феномен должен быть присущ не только экономической области, но и всем другим важнейшим сферам общественной жизни. В том числе имеется в виду и узко-социальная, социально-политичес-кая

сфера, т.е. сфера создания и функционирования разнообразных социальных благ. Изучением поставленной проблемы, насколько мне известно, обществоведение пока еще специально не занималось2.

 

1          См.: Экономика и жизнь. — 2000. — № 1. — С. 2.

2          Правда, в некоторых работах собственность понимается не только как экономическая и юридическая реальность

 

В самом широком плане собственность социально-политического характера можно определить в качестве отношений между людьми по поводу присвоения-отчуждения социальных благ.

При дальнейшем, более развернутом исследовании вопроса необходимо рассмотреть субъекты, объекты и специфические черты собственности социально-политического типа. С учетом ведущей роли объектов в его образовании целесообразно начать именно с них. Это поможет лучше разобраться и в содержании данного явления.

Объекты и субъекты собственности социально-политического типа. Из приведенного выше общего определения очевидно, что в качестве объектов собственности социально-политического типа выступают социальные блага. Выше о них уже не раз говорилось. Напомним, что это власть (политическая, административная, религиозная, клановая и т.п.), свобода в той или иной области общественной жизни, реальная возможность трудиться и учиться, безопасность (страны, группы людей, личности), охрана здоровья, различные права и привилегии и др.

На первый взгляд кажется, что термин «собственность» неприменим к перечисленным социальным ценностям и что они не могут быть ее объектами. Но при более внимательном подходе ясно, что все подобные блага способны присваиваться и отчуждаться. Такие процессы происходят и со свободой, и с властью, и с безопасностью, и с возможностью трудиться, и с другими социальными факторами. По поводу их присвоения-отчуждения объективно складываются определенные отношения. Следовательно, правомерно говорить о собственности на власть, свободу и безопасность личности, возможность трудиться и т.п. В конце концов дело попросту в том, что социальные блага не могут быть ничейными, «бесхозными»; иначе они не в состоянии существовать и функционировать в общественной жизни.

Рассматриваемые объекты можно подразделить на несколько качественно различных групп:

а)         властные полномочия (политические, административные,

религиозные и др.);

б)         социальные права и привилегии (на свободу и безопасность,

на труд, образование и т.д.);

в)         социальные услуги (по обеспечению и предоставлению со-

циальных прав и привилегий);

г)         неформальные социальные ценности (например, общест-

венный авторитет, слава, престиж).

Таковы объекты собственности в ее узкосоциальном значении. Их большая общественная значимость и специфика позволяют выделить социально-политическую собственность в особый, самостоятельный тип.

Что касается ее с у б ъ е к т о в, то сюда относятся: общество в целом, различные его слои (прежде всего классы, а также внутриклассовые группы, неклассовые образования), личность как таковая. Скажем, возможна принадлежность политической власти обществу в целом (при общенародной собственности на основные средства производства), тем более экономически господствующему классу (при ведущей роли частной собственности на средства производства), отдельной личности (например, при абсолютной монархии или президентской республике). Свобода или безопасность могут быть достоянием данного общества в целом, определенного его слоя, отдельной личности. Все названные участники социально-политического присвоения реализуют свою роль через те или иные сравнительно внешние социальные структуры (государство и его органы, партии, профсоюзы, общественные организации и др.), а также через деятельность конкретных людей.

Надо отметить, что в данном случае субъекты тоже выступают в двояком виде — как участники присвоения социальных благ и как общественные образования, от которых последние отчуждаются. Между теми и другими при этом складываются соответствующие собственнические отношения.

Может показаться, будто только что перечисленные субъекты точно такие же, как и у ранее рассмотренной собственности экономического типа. Однако подобное представление ошибочно, поскольку речь идет об участниках не экономических, а социально-политических процессов. Хотя те и другие субъекты номинально одинаковы, они качественно различны по сфере и характеру взаимодействий, по своей роли в общественной жизни. Иначе говоря, общество, группы людей, личности действуют в исследуемых собственнических отношениях в специфическом аспекте, особой своей стороной.

Основные черты собственности социально-политического типа. Собственность социально-политического типа имеет в своем содержании немало важных специфических особенностей.

Во-первых , это достояние функционирует в сфере не материальных (базисных), а идеологических (надстроечных) отношений. Последние понимаются как такие общественные отношения, которые, прежде чем реально возникнуть, проходят через сознание, формируются в нем, поэтому они входят не в базис общества, а в его надстройку. Так, прежде чем приобрести свободу или власть, социальные группы (в лице своих идеологов), отдельные личности как-то осмысливают объекты своих стремлений, намечают пути и задачи по их достижению, прилагают определенные волевые усилия для реализации этих путей и задач. И лишь в итоге всего этого может действительно возникнуть присвоение свободы и власти. В принципе таким же образом приобретается реальная возможность трудиться, укреплять здоровье, получать образование и т. п.

Однако социально-политическая собственность не просто функционирует в сфере идеологических отношений, она составляет одну из их сущностей, а именно, сущность первого, ближайшего порядка. И как всякая сущность, она отличается объективностью.

Во-вторых, достояние узкосоциального значения определяющим образом зависит от собственности экономического типа. Это порождается прежде всего общей зависимостью надстроечных отношений от базисных. Так, характер присвоения власти, свободы, различных прав и привилегий диктуется в основном характером присвоения материальных благ, особенно средств производства и рабочей силы. В обобщенном плане можно сказать, что важнейшими социальными благами овладевают те, кому принадлежат наиболее значимые материальные блага. Все это также говорит об объективной природе исследуемого явления.

В-третьих, данные собственнические отношения менее фундаментальны, расположены ближе к поверхности общественной жизни, чем собственность экономического типа. Такое свойство тоже объясняется их надстроечным характером. Социально-политическое достояние можно считать проявлением экономического. Однако все это не означает чисто внешнее положение первого из них, его облегченную наблюдаемость людьми. Фактическая принадлежность социальных благ (например, власти и влияния, различных привилегий) очень часто скрыта от широких слоев населения, носит превращенный характер.

В-четвертых, на собственность узкосоциального содержания сравнительно большое и непосредственное воздействие оказывает субъективный фактор, то есть сознательная и волевая деятельность людей. Такая особенность порождена включенностью рассматриваемого явления в сферу идеологических отношений, а также сравнительно внешним его положением в общественной жизни. Однако в связи с этим оно не утрачивает своей объективной природы. Только что было показано, что социально-политическая собственность как таковая все же определяется не сознанием, а материальными, точнее экономическими факторами, представляет собой нечто фактически существующее. Конечно, сами по себе присвоение и отчуждение социальных благ не являются чисто материальными процессами. Однако нематериальность и необъективность (субъективность) — не одно и то нематериальное может быть и объективным (мышление как таковое, законы его развития, подлинная истина и т.п.). Тем не менее нельзя отрицать большой роли субъективного фактора в области владения социальными благами.

Разновидности собственности социально-политического типа. Как и все ранее рассмотренные типы, эта собственность имеет достаточно многочисленные разновидности (внутренние формы). Последние складываются в зависимости от ее субъектов, объектов и важнейших содержательных особенностей.

В зависимости главным образом от субъектов присвоения и отчуждения социальных благ возникает общественная, коллективная, частная, личная, смешанная их принадлежность. По такому же критерию образуются формационные виды исследуемых собственнических отношений: первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный, буржуазный. История знает, кроме того, деспотическое и сравнительно демократическое владение социальными ценностями, особенно властными полномочиями и различными привилегиями.

Многочисленные разновидности складываются в данном случае по ъ е к т а м собственности. С учетом ранее выделенных их групп эти формы можно было бы подразделить следующим образом:

а)         владение различного рода властью (законодательной, ис-

полнительной, судебной, административной и др.);

б)         приобретение социальных прав (личной свободы и безо-

пасности, возможности трудиться, получать образование и ме-

дицинскую помощь, обеспечение в старости, свободу передви-

жения и т.д.);

в)         собственность на предоставление социальных услуг (по безо-

пасности, трудоустройству, медицинскому, образовательному, пен-

сионному, спортивному обслуживанию);

 

г)         владение неформальными социальными ценностями (в том

числе общественным авторитетом, славой, известностью);

д)         особое социальное достояние (различные привилегии и

льготы).

Также в зависимости главным образом от объектов образуется крупная, средняя, мелкая собственность на перечисленные блага.

Наконец, по своей длительности социально-политическое присвоение может быть пожизненным (скажем, при наследственной монархии), долгосрочным (при многолетнем пенсионном обслуживании), кратковременным (возможность трудиться в случае периодической безработицы).

Обычно все отмеченные разновидности так или иначе юридически оформляются. К тому же правовые отношения тоже входят в состав идеологических. Не следует ли поэтому собственность юридического характера считать некоторой разновидностью социально-политической собственности? Думается, что не следует. Первая служит не структурной, внутренней формой второй, а лишь определенным ее внешним проявлением (причем не только ее).

Вернемся, однако, к разновидностям присвоения и отчуждения социальных благ. Покажем, хотя бы вкратце, их функционирование в современном мире. Прежде всего надо подчеркнуть, что в подавляющем большинстве стран господствует крупная частная собственность (индивидуальная, групповая, классовая) на социальные ценности: на политическую власть, свободу, безопасность, возможность передвижения, основные социальные услуги и т.п. Иначе говоря, все это реально находится в руках отдельных, обособленных лиц, преследующих ту или иную индивидуальную выгоду. Подобное обстоятельство закономерно порождается международным господством частной собственности на важнейшие материальные блага. Вместе с тем под давлением общедемократического и рабочего движения буржуазия вынуждена все больше социальных благ передавать в коллективное и личное достояние. Об этом говорит распространение в ряде капиталистических стран местного самоуправления, некоторый рост пенсионного обеспечения, гарантирование отдельных гражданских свобод и

В различных государствах могут возникать весьма разные формы социально-политической собственности. Так, в Советском Союзе делались попытки установить общественное и коллективное присвоение политической власти, всеобщее и равное владение безопасностью, возможностью трудоустройства, медицинского и спортивного обслуживания и т.п. В результате многие важнейшие социальные блага в какой-то мере становились реальным достоянием широких слоев трудящихся. Нечто подобное имело место и в других странах бывшей социалистической системы. Вместе с тем в этих странах (в том числе в СССР) сохранялись гегемония партийно-государственной номенклатуры, многочисленные необоснованные привилегии, невысокое качество массовых социальных благ.

 

3.3. Собственность духовного типа

подобного типа неизбежно по следующим причинам:

а)         в духовной сфере существует присвоение и отчуждение со-

ответствующих благ (знаний, информации, произведений литера-

туры и искусства, исторических и культурных памятников и т.п.);

б)         по поводу такого присвоения и отчуждения здесь склады-

ваются взаимодействия между людьми.

Последние как раз представляют собой собственнические отношения.

В общем виде собственность как духовное явление можно было бы определить следующим образом: это отношения между людьми по поводу присвоения-отчуждения духовных благ. Таковы отношения между обладателями и необладателями знаний; между носителями разных убеждений; между авторами художественных произведений и потребителями последних; между владельцами информации и людьми, не имеющими данной информации.

Из приведенных примеров ясно, что рассматриваемая собст-

венность функционирует непосредственно в духовной жизни об-

щества и в ее сферах, причем в качестве сущности.

Однако присвоение духовных благ очень часто квалифицируется

как экономическое или юридическое явление. Данное обстоя-

тельство побуждает обратиться к более подробному анализу ду-

ховной собственности.

Субъекты и объекты духовной собственности. Прежде всего необходи-

мо определить           владения духовными благами.

они такие же, как и у собственности экономического и социального типов — это общество в целом, отдельные ею слои, личность как таковая. Действительно, разнообразные духовные ценности могут быть достоянием любого из перечисленных субъектов. Например, собственниками определенных знаний выступают общество в целом (открытий общегосударственного значения или памятников культуры), группы людей (коллективных изобретений или научных произведений), конкретные лица (преподаватели по отношению к обучающимся). Кроме того, как и у рассмотренных ранее типов собственности, субъекты здесь двоякого рода: с одной стороны, это участники присвоения духовных благ, а с другой стороны, те участники собственнических отношений, от которых названные блага отчуждаются. В роли тех и других могут выступать все перечисленные выше общественные образования.

Однако у субъектов духовной собственности имеется существенная специфика: все они взаимодействуют между собой главным образом не по экономической или узкосоциальной линии, а в духовном плане. Так, обладатели и необладатели некоторой информации соотносятся прежде всего не как богатые и бедные, не как свободные и несвободные, а как знающие и незнающие. Преимущественно по духовной линии связаны между собой писатели и читатели, актеры и зрители. Но, конечно, в товарно-денежных условиях в духовную сферу с неизбежностью в той или иной степени вторгаются и экономические отношения. Это в наибольшей мере присуще капиталистическому строю.

В различных обществах ведущую роль играют различные субъекты духовного достояния. При господстве частной собственности на средства производства ими являются частные лица (индивидуумы или группы людей). Они вольно или невольно стремятся, как правило, подменить духовные отношения экономическими и политическими в целях получения дохода или власти. Это значительно обедняет духовный потенциал общества и личности. При ведущей роли общественной собственности на средства производства обладателями духовных благ могут стать преимущественно общество в целом, коллективы работников, конкретные трудящиеся. При этом духовные отношения приобретают гораздо большую ценность и самостоятельность. Жизнь людей значительно обогащается.

Обратимся теперь к характеристике объектов духовной собственности. Они еще в большей мере придают последней специфическую природу. В самом деле, объектами межчеловеческих отношений в данном случае выступают такие ценности, которые призваны удовлетворять прежде всего духовные потребности людей. Все эти блага можно было бы условно подразделить на две основные группы:

а)         удовлетворяющие главным образом интеллектуальные по-

требности (различные виды знаний, в том числе открытия и

изобретения);

б)         удовлетворяющие преимущественно эмоциональные потреб-

ности (таковы прежде всего произведения литературы и искусства).

Некоторые интеллектуальные ресурсы могут удовлетворять и материальные потребности людей, но лишь опосредованно. Например, открытия и изобретения производственного назначения, технологическая информация используются в конечном счете для создания материальных благ.

Духовные ценности неоднородны и по способу своего создания. Одни из них, главным образом различные знания, являются порождением мышления, интеллекта. Другие же (разнообразные художественные произведения) в большей мере формируются эмоциональньгм потенциалом людей. Поэтому неправомерно считать объектом духовной собственности только интеллектуальный продукт. Неточно и сводить ее целиком к достоянию подобного характера и называть интеллектуальной собственностью.

Как видим, объектами присвоения и отчуждения духовного типа служат нематериальные ценности. Многие из них, однако, имеют материальную внешнюю форму — книги, картины, хранители и передатчики информации и т.п. Сами по себе такие формы не являются объектами духовного достояния, тем более что они нередко бывают отделены от своего содержания: можно иметь магнитофон, но не слушать записанную на нем музыку, можно иметь книги, но не читать их.

Широко распространено мнение, что объекты духовной собственности становятся в полном смысле слова товарами (хотя и особыми). Конечно, в условиях безраздельного господства товарно-денежных отношений духовные блага, как правило, продаются и покупаются. Но это лишь обманчивая, превращенная форма. По своему же содержанию данные ценности (особенно ■} открытия и художественные произведения) не могут быть товарами, ибо не имеют стоимости (непременного товарного свойства). Причина в том, что они создаются на базе не абстрактного общественно-необходимого труда, а конкретного индивидуально-творческого труда. Следовательно, отсутствует объективная база и для подлинно товарного обмена духовными ценностями, хотя нетоварный обмен ими, разумеется, неизбежен.

Таким образом, со стороны своих субъектов, еще более со стороны своих объектов духовная собственность, несомненно, носит особый, неповторимый характер, и поэтому она вполне может быть выделена в самостоятельный тип.

К такому выводу приводит и содержание данных собственнических отношений в целом.

Оснсшые содержательные черты духовной собственности. Эти черты достаточно разнообразны и специфичны.

исходный пункт духовных собственнических отношений — присвоение и отчуждение духовных благ — отличается значительной спецификой. Подобные процессы фактически совершаются в области человеческого сознания, хотя и тесно связаны с определенной материальной деятельностью. Тем самым и собственность на духовные блага по своему содержанию складывается в сфере сознания, а потому носит нематериальный, идеологический характер. Духовное достояние, как уже говорилось, может выступать в материальной внешней форме. Но владение книгами и картинами еще не означает усвоения, понимания их содержания, т.е. действительного обладания духовными ценностями.

Такова важнейшая, исходная особенность данного типа собственности. Она определяет все остальные черты последней.

рассматриваемая собственность составляет сущность всех разнообразных духовных отношений — отношений по поводу создания, распределения, обмена потребления духовных благ. Подобные взаимодействия в своей основе складываются между владельцами и невладельцами таких благ, между владельцами различных их видов. Внешне эти отношения выступают нередко в замаскированных, превращенных формах (в том числе и товарно-денежных).

духовная собственность определяющим образом зависит от экономического и очень часто от социального достояния. Практически это означает, что для приобретения знаний, научных достижений, создания художественных произведений и т.п. необходимы достаточные материальные и социальные условия. Формационные же особенности присвоения духовных благ в основном зависят от господствующей экономической и социально-политической собственности.

I

из духовного характера рассматриваемой собственности не следует, что она лишена объективности. Прежде всего она объективна как всякая сущность. Кроме того, она

в целом определяется материальными факторами. Наконец, в

области сознания тоже существуют объективные стороны: само

возникновение сознания, неизбежность его связи с материаль-

ным миром, возможность объективной     и т.д.

нельзя не отметить большее, чем в других типах собственности, влияние субъективного фактора. Это объясняется и самим характером, и сферой функционирования духовного достояния, и тем, что формирование последнего происходит при широком и активном участии интеллекта, чувств, воли людей. Причем особенно большую роль играет творческое начало.

Разновидности духовной собственности. В заключение вкратце отметим основные разновидности духовной собственности. С учетом субъектов можно выделить ее общественную, коллективную, частную, личную, смешанную формы. Выше уже было показано, что преобладание той или иной из этих форм определяется главным образом господством какой-либо собственности на средства производства и рабочую силу. Далее, по характеру субъектов возникает трудовое и нетрудовое владение духовными благами. Оно может быть также национальным и международным.

В зависимости от объектов духовного достояния образуются такие его разновидности, как собственность на интеллектуальные ресурсы (знания, информацию, открытия, изобретения и др.) и на художественные ценности (литературные, сценические, живописные, скульптурные произведения).

Кроме того, отметим крупные, средние и малые размеры такого достояния.

По мере исторического развития растет в целом качественный уровень названных форм, увеличивается их число, они становятся все более доступными широким слоям населения. Значительный прогресс по всем этим направлениям произошел в Советском Союзе, других подобных государствах. В СССР совершилась подлинная культурная революция. Из жизни этой страны можно привести такие данные по присвоению духовных благ: за 1940—1986 гг. количество дневных средних школ возросло более чем в три раза, число студентов в вузах — более чем в 6 раз, число массовых библиотек — на 60\%, а их книжно-журнальный фонд — более чем в 10 раз, тиражи книг и брошюр — почти в 5 раз1. Однако и в таких условиях многие духовные

 

1 См.: Народное хозяйство СССР за 70 лет. - М., 1987. - С. 529, 544, 557, 574.

124

ценности по разным причинам не были в достаточной мере доступны рядовым гражданам. Это в особенности относится к общественно-политической информации, глубоким научным знаниям, произведениям искусства,

 

3.4. Взаимодействие различных типов собственности

Итак, в качестве общесоциального явления собственность складывается из трех главных составных частей:

достояния экономического характера;

социально-политического, т.е. узкосоциального, характера;

духовного характера.

Это типы собственности, образующиеся в зависимости от ее наиболее крупных объектов — материальных, социальных и духовных благ.

Все названные ее разновидности тесно взаимодействуют. И об этом в какой-то мере уже говорилось в данной главе. Теперь целесообразно исследовать поставленный вопрос специально, тем более что, насколько мне известно, в обществоведении он пока еще не ставился1.

Прежде всего отметим, что связи между экономическим, социальным и духовным типами собственности могут быть двоякого рода — содержательные и функциональные. Остановимся вкратце на тех и других.

СЬдержательные связи между различными типами собственности. Содержательными надо считать такие взаимодействия, которые устанавливаются между какими-либо явлениями на основе тех или иных черт в их содержании. При этом речь идет и об общих, и о различных чертах. В первом случае происходит содержательное объединение, сближение взаимодействующих объектов, во втором случае — их содержательное обособление, разграничение.

Что же с качественной стороны объединяет, сближает собственность экономического, социально-политического и духовного характера? Прежде всего то, что все они выражают присвоение и отчуждение определенных жизненных благ, носят общественный характер, представляют собой какие-то общественные

 

1 Ранее рассмотренные типы собственности по ее субъектам (общественная, коллективная, частная и др.), несомненно, тоже взаимодействуют, но этот процесс более или менее изучен. Поэтому ему в данной работе не уделено специального внимания.

отношения, точнее говоря, сущность этих отношений. Последнее обстоятельство вызывает их объективность. Кроме того, у них в основном одинаковые субъекты — общество в целом, его составные группы, личность как таковая; каждое из этих образований может быть одновременно субъектом всех трех изучаемых типов собственности. Наконец, их сближает ведущая роль в соответствующих сферах общественной жизни. Имеются и менее значимые связующие факторы (например, одновременность их существования на одних и тех же территориях).

В то же время по целому ряду своих важных черт характеризуемые типы собственности обособляются, отграничиваются друг от друга. Главную роль при этом играет влияние их качественно различных объектов — материальных, социальных, духовных. Отсюда возникают существенно неодинаковые сферы действия данных форм присвоения и отчуждения. Строго говоря, есть значительная разница и в их субъектах: хотя в целом они одни и те же, но каждый из них участвует в разных собственнических отношениях своей особой стороной (соответственно, экономической, социальной, духовной). Собственность в этих значениях испытывает разную степень воздействия человеческого сознания: наименьшую при экономическом владении и наибольшую при духовном. Наконец, исследуемые типы собственности представляют собой сущности разных порядков и поэтому находятся на разных уровнях общественной жизни: в экономике — на наиболее глубинном уровне, в духовной сфере — на наименее глубинном, поэтому их роль на разных этапах человеческой истории далеко неодинакова: приоритет принадлежит присвоению экономического характера, хотя это не исключает большой значимости и других его типов.

Функциональные связи между различными типами собственности. Функциональным надо считать такое взаимодействие между какими-либо явлениями действительности, которое определяется выполняемыми ими функциями. При этом тоже имеет место и объединение (сближение), и обособление (разграничение) взаимодействующих факторов.

Функциональные отношения между собственностью экономического, социально-политического и духовного значения складываются в основном следующим образом.

Начнем с их взаимосвязи как  сущности   и явле-В качестве сущности (хотя и отдаленного порядка) в данном случае выступает собственность экономического характера,

в качестве ее явлений (правда, тоже не ближайших) — собст-

венность социально-политическог

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |