Имя материала: Общая теория собственности

Автор: Черкасов Геннадий Иннокентьевич

Глава 5 формы проявления собственности

 

Предыдущие главы были посвящены преимущественно различным содержательным аспектам собственности: ее содержанию в целом, сущности, многоплановой структуре и законам, т.е. фундаментальным, наиболее абстрактным сторонам собственности.

Однако такие стороны должны тем или иным способом получать какое-то внешнее (конкретное) выражение. В результате возникают их внешние формы, формы их проявления. Именно через них (а не непосредственно) собственность взаимодействует с окружающими сферами, может наблюдаться людьми.

Вместе с тем фундаментальные реалии природы и общества выходят на поверхность не сразу, а постепенно, по определенным «этажам». Это в полной мере относится и к собственности. Следовательно, процесс ее проявления необходимо рассмотреть прежде всего по некоторым уровням, начиная с наименее внешнего. Это можно назвать вертикальной системой ее внешних форм.

 

5.1. Первичные проявления собственности

Речь пойдет о наиболее глубинном, а потому и первичном самовыражении собственности. Все такие формы полностью объективны. Кроме того, они наиболее близки к содержанию собственности и поэтому точнее других проявлений выражают его. Наконец, они не могут непосредственно обнаруживаться людьми, носят скрытый характер. Среди них целесообразно выделить некоторые основные группы.

Экономические формы проявления собственности. Имеются в виду экономические {производственные) отношения и экономические интересы. Естественно, что в тех и других может проявляться только собственность экономического типа. Как все это происходит?

Выше было показано, что собственность в упомянутом ее значении есть сущность экономических отношений, в силу чего они служат явлением (формой проявления) данного типа собственности. Это обстоятельство в основном раскрыто в предыдущей главе. Подтвердим его некоторым дополнительным материалом.

Если обратиться к экономическим отношениям в области непосредственного производств а, то их общая стихийность есть выражение любой частной собственности на средства производства, эксплуатация — проявление нетрудового частного их присвоения, конкуренция — выражение частной собственности (и трудовой, и нетрудовой), особенно при капитализме. В сфере распределения материальных благ уравнительность была проявлением первобытно-общинного достояния, а резкая дифференциация доходов — проявлением крупной частной собственности. Отношения купли-продажи стали внешней формой владения товарами и деньгами. Коллективистские отношения во всех сферах экономики есть проявление общенародной и коллективной принадлежности материальных благ.

В обобщенном плане можно сказать, что при любом социальном строе совокупность существующих типов экономической собственности находит свое первичное выражение в совокупности экономических отношений в условиях данного строя. При этом доминирующим образом и наиболее масштабно проявляется господствующий тип присвоения-отчуждения. А ведущая разновидность (владение производительными силами) выступает в виде основного экономического отношения.

Другое подобное проявление собственности — экономические интересы. Это объективные побуждения отдельных лиц, социальных групп, общества в целом удовлетворять свои экономические потребности. Отсюда данные интересы могут быть личными, групповыми, общественными. Все они порождаются главным образом какими-то типами и видами собственности. Скажем, частное владение материальными благами формирует у его субъектов одни экономические интересы: в получении максимального дохода, в подавлении конкурентов и т.п. Принципиально иные побуждения складываются на базе общественного и коллективного достояния. Порождая определенные экономические интересы, присвоение экономического характера тем самым в них и проявляется.

Социально-политическая и духовная формы проявления экономической собственности. Выше, особенно при исследовании законов собственности, было показано, что среди ее типов по основным объектам ведущую роль играет владение материальными благами. От него в преобладающей степени зависимы, производны социально-политическое и духовное присвоение. В любом обществе: каков характер собственности на материальные блага, таков характер присвоения социальных и духовных благ, в связи с чем их можно считать формой проявления собственности экономического типа. Рассмотрим вопрос конкретнее.

Так, то или иное владение политической властью, свободой, возможностью трудиться и получать образование есть определенное выражение господствующей собственности на материальные блага (особенно на основные средства производства и рабочую силу). Иначе говоря, сущность экономического присвоения находит свое проявление в том или ином социально-политическом присвоении.

Подобным же обр;» юм соотносится собственность на материальные блага с собственностью на духовные ценности. Первая выступает исходным фактором по сравнению со второй, а вторая в принципе производна от первой. Как правило, прежде чем овладеть знаниями, сделать изобретение, приобрести художественные ценности и т.п., необходимо обеспечить присвоение достаточных материальных благ. Поэтому духовное достояние есть некоторое проявление материального достояния. Конечно, первое опосредованно и неточно выражает второе. Иначе говоря, духовное богатство личности, социальной группы, общества далеко не всегда прямо пропорционально их материальному уровню.

Социальная и духовная собственность, как выяснено выше, относятся к надстройке общества. Тем не менее их целесообразно считать тоже первичным проявлением экономического присвоения. Дело в том, что они составляют особую часть надстройки: по своему содержанию гбъективны и отличаются достаточно глубинным, абстрактным характером.

Первичная реализация различных типов собственности. Любые общест-

венные отношения должны как-то реализовываться, то есть

приносить действительные результаты, превращаться в нечто ре-

альное, практически ощутимое для людей. Иначе эти отноше-

ния      свою значимость и фактически отмирают. В то же

время через свою реализацию они определенным образом про-

себя, самовыражаются.

Все это имеет прямую связь с собственностью. Но будучи исключительно глубинным фактором, последняя реализуется сугубо постепенно, поэтапно. Первичным образом это происходит в виде тех отношений, сущностью которых она служит. Например, достояние экономического характера реализуется прежде всего в экономических отношениях как таковых, собственность социально-политического значения — в виде социальных отношений в целом, а духовная собственность — в виде духовных отношений вообще. Вместе с тем названные типы присвоения таким путем первично проявляются. Это происходит в глубине общественной жизни, и поэтому данные формы тоже носят достаточно абстрактный характер и непосредственно не наблюдаются людьми.

Таковы некоторые (очевидно, не все) первичные формы проявления собственности. Однако в силу своей фундаментальности она через такое самовыражение еще не может выйти на поверхность общественной жизни, не может обнаруживаться в текущей человеческой практике. Для этого требуются какие-то более внешние образования.

 

5.2. Вторичные формы проявления собственности

В данном случае речь пойдет о разнообразном надстроечном самовыражении собственности: в социальных процессах, политике и праве, организации общественной жизни, идеологии, морали. Такие формы собственности более отдалены от ее содержания, чем первичные, поэтому они выражают ее содержание менее точно, нередко даже в искаженном, превращенном виде.

По своему характеру вторичные проявления собственности принадлежат к объективно-субъективным феноменам. Они объективны, поскольку как таковые (политика вообще, организация вообще и т.д.) не определяются сознанием. Но они в то же время субъективны, ибо конкретные их разновидности складываются непосредственно по усмотрению и воле людей: это политические и юридические действия, способы организации, идеологические системы, нормы морали. Как таковые, по своему общему содержанию эти формы все еще достаточно абстрактны и потому прямо не включены в повседневную практику людей. Но при определенной конкретизации они могут выходить на поверхность общественной жизни и непосредственно применяться людьми. В таких случаях они становятся практическими способами использования и реализации собственности. Как видим, названные формы отличаются неоднозначным, весьма противоречивым характером.

Рассмотрим теперь основные группы вторичных проявлений собственнических отношений.

Социальные формы проявления собственности. Имеется в виду самовыражение собственности прежде всего в структуре определенного общества. Так, общинное присвоение жизненных благ порождало родоплеменную организацию людей. На базе рабовладельческой, капиталистической собственности (главным образом экономического типа) возникло соответствующее классовое деление общества. Тем самым в названных структурах различные виды присвоения-отчуждения и проявлялись. В первую очередь это касается материальных благ.

Внешними формами собственнических отношений становятся и различные взаимодействия между социальными группами, в том числе конфликтные: забастовки, манифестации, митинги, пикеты и т.п. Наиболее острая разновидность социальных конфликтов — массовые вооруженные столкновения. В качестве примеров из прошлого можно назвать восстание рабов под предводительством Спартака или крестьянскую войну во главе с Пугачевым. В основе таких движений был стихийный протест рабов и крепостных крестьян против господства эксплуататорского присвоения. Но и гораздо более близкие к нам по времени Первая и Вторая мировые войны велись в конечном счете тоже за передел чьих-то владений (главным образом

Кроме того, собственность находит свое выражение в более конкретных социальных факторах. Наиболее всеохватывающий из них — жизненный уровень населения той или иной страны. Он, в свою очередь, подразделяется на менее общие показатели: материальный уровень жизни и духовно-нравственный уровень, степень благосостояния различных слоев населения, величина доходов и занятость, уровень образования и медицинского обслуживания и

В таких показателях наиболее определенно проявляются формационные разновидности собственности. Причем по мере смены последних социальное положение людей имеет тенденцию к улучшению. Например, жизненный уровень большинства населения в целом повышается при переходе от рабовладения к феодализму и от него к капиталистическому строю.

По-разному выступают в социальных формах и разные типы собственнических отношений. Так, частное присвоение в принципе более всего способствует росту жизненного уровня меньшинства населения. Личная .собственность ближайшим образом проявляется в степени благосостояния отдельных, конкретных людей. На всех этапах исторического развития в жизненном уровне населения прямо или опосредованно находил свое выражение преимущественно способ присвоения материальных благ.

В современных условиях возникла новая социальная форма проявления собственности — индекс развития человеческого потенциала. Этот обобщающий показатель разработан ООН в середине 90-х годов и охватывает четыре более конкретных фактора: ожидаемая продолжительность жизни, уровень грамотности взрослого населе*шя, число поступивших в учебные заведения, реальный ВВП на душу населения. За 1997 год индекс развития человеческого потенциала оказался наиболее высоким в 13 странах Западной Европы и Северной Америки, а также в Японии; в девяти африканских государствах он был самым низким; большинство стран заняли среднее положение. Российская Федерация попала на малопочетное 71 место1. Приведенная группировка достаточно верно выражает современное состояние частной собственности: ее высокое развитие в 14 названных странах, очень низкий уровень во многих африканских государствах и довольно низкий в остальных регионах (в том числе и в нашей стране).

Политические формы проявления собственности. Как известно, политика есть совокупность отношений по достижению и использованию власти. Такие отношения, чтобы быть результативными, опираются главным образом на собственность. Таким образом собственность находит в них свое проявление. В целом политическую деятельность (особенно государственную) той или иной страны можно считать общей политической формой сложившейся в ней собственности. Подобную роль в значительной мере выполняет и государственное достояние. Однако при этом разные типы присвоения-отчуждения обнаруживаются по-разному.

Собственность экономического характера служит наиболее прочной базой политических отношений и действий. Поэтому в них и проявляется преимущественно данный тип владения. Как тут не вспомнить ленинский тезис о том, что политика есть

 

1 См.: Экономика и жизнь. — 2000. — № 1. — С. 2.

концентрированное выражение экономики. Вместе с тем это выражение осуществляется опосредованно (через экономические и другие отношения) и чаще всего скрытым, замаскированным образом. Подобные формы надо считать превращенными. Они выступают как нечто неадекватное своему экономическому содержанию. В наибольшей степени маскирующий характер свойствен политическим проявлениям частной экономической собственности: в деятельности и высказываниях буржуазных политиков она обычно фигурирует как подлинно народный, самый эффективный, справедливый и вечный способ присвоения. Неадекватность присуща и государственному достоянию при капитализме. Конечно, разные виды частного экономического присвоения (крупное, среднее, мелкое) проявляются в неодинаковых политических формах.

Собственность социального типа находит в политике более непосредственное выражение. Особенно это касается владения властью. Оно уже более явно выступает в той или иной государственной деятельности, различных политических мероприятиях, направленных на овладение, удержание и использование власти. Строго говоря, все это можно считать первичным проявлением собственности на власть. Реальное владение свободой, равенством, безопасностью, возможностью трудиться и получать знания выражается в политике более опосредованно — через специальную деятельность по присвоению соответствующего социального блага. Речь идет о политике по обеспечению гражданских прав, политике в области труда, занятости, образования и т.д. Подобные внешние формы тоже отличаются неадекватностью относительно своего содержания. Особенно это присуще опять-таки политическому проявлению частного присвоения.

В политике находит определенное выражение и собственность на духовные блага: знания, информацию, научные открытия, художественные ценности и т.д. Взаимодействие здесь может быть достаточно тесным и в принципе прямо пропорциональным. Так, высокая образованность и большая информированность дипломата во многом способствует его успешной деятельности, а познание цепной ядерной реакции очень сильно проявилось в международных отношениях. В целом допустимо считать, что чем активнее и глубже происходит в данном обществе присвоение духовных благ, тем успешнее осуществляется в нем политическая деятельность (по крайней мере, стратегического характера).

Разные типы собственности получают выражение в разных видах политики. Так, присвоение материальных благ в наибольшей мере и ближайшим образом проявляется в экономической политике и ее отдельных формах. Владение социальными благами подобным образом выступает в социальной политике и ее разновидностях. Что касается духовной собственности, то ее наиболее соответствующим выражением нужно считать политику в области образования, культуры и искусства. Существуют, однако, и общие формы, в которых проявляются все упомянутые типы присвоения. Например, в политике приватизации нашла свое выражение частная собственность и на материальные, и на социальные, и на духовные блага.

Рассмотренные внешние формы собственности носят классовый характер. Это означает, что они активно используются в интересах тех или иных классов как для укрепления «своего», родственного способа присвоения, так и для ослабления и устранения классово чуждого способа.

Юридические формы проявления собственности. В отечественном и зарубежном обществоведении собственность юридического характера принято считать особым, самостоятельным (а то и единственным) видом присвоения-отчуждения. Выше уже было показано, что такие подходы ошибочны. Правовые отношения, будучи по своей природе субъективно-объективными, могут служить лишь специфическим (законодательно закрепленным) проявлением различных типов собственности.

Такую роль играет прежде всего вся система этих отношений — и в общеисторическом масштабе, и в рамках формаций. Но реальная принадлежность жизненных благ получает свое выражение и в отдельных, сравнительно частных юридических актах. Причем она проявляется в той или иной мере неадекватно, нередко даже в искаженном виде.

Наиболее общая и важная из отдельных правовых форм — конституция какой-либо страны. Так, в Конституции Российской Федерации, принятой в декабре 1993 г., нашли свое законодательное выражение и закрепление «частная, государственная, муниципальная и иные формы Примечательно, однако, что на первое место в основном юридическом документе страны поставлено именно частное присвоение. А в

 

1 См : Конституция Российской Федерации. — М., 1993. — С. 6.

дальнейшем (статья 35) только оно объявляется охраняемым законом. Все это не что иное, как правовое отражение и закрепление реального господства частной собственности в современной России. Отметим также, что в Конституции РФ довольно широкое проявление нашла принадлежность социальных благ: государственной власти, личной свободы и неприкосновенности, равенства перед законом, обеспечения в старости и т.д. Упоминается собственность и на духовные ценности (в том числе на различного рода информацию, свободу убеждений и вероисповедания). Однако, как показывает российская действительность, большинство названных юридических норм не осуществляется.

Выше не раз упоминалась такая значимая правовая (и политическая) форма, как государственное достояние. Оно закреплено в конституциях многих современных стран (не только России). Его основная особенность в том, что оно всегда служит юридическим проявлением господствующей собственности (чаще всего в скрытом виде). Но в разных социальных условиях в государственном облачении выступают качественно отличающиеся способы присвоения: рабовладельческий, феодальный, буржуазный, общественный.

Надо отметить далее, что разные типы собственности находят свое преимущественное выражение в разных видах юридических отношений.

Так, присвоение экономического типа проявляется главным образом в хозяйственно-правовых нормах и правилах. Например, в современных странах собственность на средства производства отражена в законах о предприятии (фирме) и об акционерных обществах, в Трудовом и Земельном кодексах. Владение средствами обращения регламентируется разнообразными юридическими актами о торговле. Собственность на рабочую силу фактически фигурирует во многих статьях Трудового кодекса. Личное достояние получает свое выражение в законе о подоходном налоге.

Собственность на социальные блага преимущественно проявляется в социально-правовых формах. Это нормы и правила, регулирующие присвоение власти, обеспечение свободы и безопасности, равенства граждан, возможности трудиться и получать образование и др.

Принадлежность духовных ценностей приоритетным образом обнаруживается в специальных юридических формах. Речь идет о законодательных актах об интеллектуальной собственности, авторском праве, ввозе и вывозе произведений искусства и т.д.

В заключение надо отметить, что рассмотренные формы, как и предыдущие, отличаются классовым характером. Иначе говоря, они устанавливаются и используются классами в своих интересах: для укрепления ^своего» типа собственности, для ослабления и даже устранения альтернативных типов.

Организационные формы проявления собственности. Каждый объект действительности для своего существования и развития нуждается в определенном упорядочении, как внешнем, так и внутреннем. В этом плане собственность не является исключением. Ее внутренняя упорядоченность (структура) была исследована выше. Обратимся теперь к ее внешней, более или менее наблюдаемой организации.

Начнем с подобного выражения экономического типа собст-

венности. Внешняя организация рабовладельческого присвоения

средств производства и рабочей силы выступала в виде латифун-

дий (в сельском хозяйстве) и           (в ремесленном произ-

водстве). При феодализме это были главным образом помещи-

чьи хозяйства и цеховые объединения ремесленников. В услови-

ях капитализма общим способом ведения производства и обме-

на служит предпринимательство с его многочисленными разно-

видностями. Основными, более конкретными организационны-

ми проявлениями собственности на средства производства и ра-

бочую силу здесь стали заводы, фабрики, фирмы и корпорации,

а в аграрной сфере — фермерские хозяйства. Владение средст-

вами обращения исторически проявлялось в разнообразных

торговых предприятий — от античных лавок до современных

супермаркетов. Можно сказать, что собственность экономиче-

ского содержания всегда выступала в организационно-хозяйствен-

ных формах.

Присвоение социальных благ во всех обществах тоже имело внешнюю организацию. Обладание властью олицетворялось в монархическом или республиканском устройстве, в создании и деятельности законодательных, исполнительных, судебных и других государственных ведомств. Принадлежность кому-либо свободы, равенства, безопасности организационно обеспечивалась действиями силовых, судебных, общественных и других учреждений. Все это правомерно считать организационно-социальными проявлениями собственнических отношений.

Определенным образом всегда упорядочивается и владение духовными благами. Такой процесс выступает в виде создания систем разнообразного обучения населения, методов сбора, хранения и передачи информации, способов обеспечения творческой деятельности, защиты авторских прав. В данном случае речь идет об организационно-культурных формах.

Специально следует остановиться на акционерных обществах. Они уже давно служат наиболее распространенным организационным проявлением собственнических отношений во всем мире. Причем это очень общее проявление последних. Иначе говоря, в акционерных обществах находят свое выражение самые разные типы присвоения. В зависимости от субъектов владения контрольным пакетом акций данные общества могут быть организационной формой частной, коллективной, смешанной собственности. По сфере своей деятельности они становятся проявлением экономического, социально-политического, духовного присвоения. Во всех странах в таком виде выступает большинство крупных предприятий и даже транснациональные компании. В России акционерными обществами являются такие гиганты, как Газпром, Единые энергетические сети, Лукойл, Горь-ковский и Волжский автозаводы и т.д.

Добавим, что в нашей стране используются немало и других организационных хозяйственных форм: общества с ограниченной ответственностью, кооперативы, фермерство, унитарные предприятия, разнообразные товарищества. Они обычно служат выражением частного присвоения.

Организационным проявлением собственности не всегда присущ классовый характер. Об этом говорит прежде всего тот факт, что в одних и тех же организационных проявлениях могут обнаруживаться качественно разные и даже прямо противоположные типы присвоения. Так, в акционерных обществах, фабрично-заводском производстве, цеховой и поточной его организации, республиканском государственном устройстве, в методах накопления информации находят свое выражение и частная, и коллективная, и общественная принадлежность жизненных благ. Однако в какой-то степени классы все же используют подобные формы в целях влияния на собственнические отношения. Это сказывается при организации и охране труда на предприятиях, организации распределения материальных, социальных и духовных благ, практическом осуществлении равенства граждан перед законом и в других подобных случаях.

Идеологические формы проявления собственности. Имеются в виду идеи, взгляды, понятия, в которых проявляются (отражаются)

 

различные типы собственности. Все идеологические формы можно подразделить на две основные группы: а) теоретическое выражение собственнических отношений; б) их выражение через обыденное сознание, обыденные представления.

Первую группу составляют категории, положения, законы, теории, при помощи которых те или иные науки изучают присвоение-отчуждение жизненных благ. Это наиболее важные и сравнительно точные идеологические проявления данных процессов. Простейшей, исходной из таких форм надо считать саму категорию «собственность». Далее идет краткое общее ее определение, затем развернутая характеристика, различные концепции и т.д. Однако далеко не всякое теоретическое отражение собственнических отношений можно признать подлинно научным, действительно истинным.

Разные типы собственности находят свои преимущественные проявления в категориях и положениях разных общественных наук. Так, достояние экономического характера должно исследоваться главным образом в экономических науках (особенно в общетеоретических), владение социальными и духовными благами — в социологии и ее разделах.

Широко распространены до сих пор обыденные представления о собственности. В первой главе уже говорилось, что в массовом сознании она отражается чаще всего как некоторое имущество, вещи, предметы. Нередко встречается религиозное ее понимание, утверждение ее божественного происхождения и распределения. Это не что иное, как ложные идеологические проявления собственности.

Рассмотренные формы (и теоретические, и обыденные) носят субъективно-объективный характер. С одной стороны, все они непосредственно определяются сознанием. Вместе с тем они имеют глубинные, материальные, объективные основы, объективные закономерности своего развития. Сами по себе они, разумеется, нематериальны, принадлежат к духовной области. Надо отметить, что, как и идеология вообще, они отличаются классовой направленностью.

Морально-этические формы проявления собственности. Речь идет о выражении собственности в нравственности отдельных людей, социальных групп, того или иного общества. При этом разные ее типы получают качественно неодинаковое проявление.

Как показывает история человечества, приоритетное воздействие на мораль всегда оказывает способ присвоения-отчуждения і

6 Общая теория собственности п

161

материальных благ. Именно его характер определяет в любом обществе представления о таких нравственных ценностях, как справедливость, честность, трудолюбие, гуманность, ответственность и т.п. В этих или прямо противоположных моральных чертах собственность экономического типа прежде всего проявляется, хотя в целом весьма опосредованно.

Присвоение социальных благ тоже в значительной мере влияет на нравственный облик людей. Как правило, различные моральные качества складываются у людей, наделенных властью и не имеющих ее, у обладающих независимостью и лишенных ее, у получивших возможность трудиться и безработных. Следовательно, собственность социального типа тоже находит определенное выражение в нравственных нормах, хотя и не столь сильное, как способ присвоения материальных благ.

Воздействует на мораль и тем самым проявляется в ней также владение духовными ценностями. Господствующая тенденция тут такова: чем больше и глубже усваивает человек подобные ценности (знания, произведения подлинного искусства и т.д.), тем выше должен быть его нравственный уровень. Иначе говоря, собственность на духовные блага в принципе должна проявляться в положительных моральных чертах. Однако в реальной жизни это взаимодействие далеко не однозначно. Тут нередко вмешивается то или иное влияние более сильных факторов: чаще всего различных типов собственности на материальные и социальные блага. А кроме того, сами духовные факторы не всегда отличаются высоким качеством (например, так называемая массовая культура).

По-своему проявляются в морально-этических формах типы собственности в зависимости от ее субъектов. В принципе можно считать, что частное присвоение жизненных благ порождает и утверждает индивидуалистическую нравственность. «Если я хозяйничаю на этом участке земли, — писал В.И. Ленин о капиталистических аграрных отношениях, — мне дела нет до другого; если другой будет голодать, тем лучше, я дороже продам свой хлеб... Я добиваюсь своей прибыиш, а до остального мне нет никакого дела»1. Такие моральные нормы и установки фактически присущи сейчас всему буржуазному миру, в том числе и современной России. Напротив, в Советском Союзе и странах бывшего соцлагеря была сделана попытка на базе общественно-

 

1 Ленин В,И. Полное собрание сочинений — Т 41 - С. 312.

го и коллективного достояния создать новую, подлинно человеческую нравственность — коллективистскую.

Морально-этические проявления собственности тоже носят субъективно-объективный характер: непосредственно они зависят от разума и воли людей, даже от их эмоций, но в конечном счете порождаются материальными условиями жизни. Они функционируют в духовной сфере, отличаются тесной связью с классами; их важная специфическая черта — очень опосредованное выражение собственности.

 

Таковы основные группы вторичных форм проявления собственности. Все они занимают некое промежуточное положение. Ни одна из этих групп не служит завершающим, наиболее конкретным и непосредственно ощутимым выражением собственности. Именно поэтому возникает вопрос о выяснении именно такого ее выражения.

 

5.3. Конечное проявление собственности

Таким проявлением надо считать нечто предметное — в широком, не только вещественном значении этого слова. Имеются в виду вполне конкретные, так или иначе ощутимые материальные, социальные и духовные блага. Подобное проявление собственности не следует смешивать с ранее рассмотренным присвоением и отчуждением жизненных благ, хотя то и другое тоже опредмечены (поскольку представляют собой отношения людей к различным предметам), но опредмечены по своему содержанию, т.е. в глубинном и абстрактном плане. Сейчас же речь идет о предметных формах, к тому же предельно внешних, предельно конкретных.

Названные формы качественно отличаются и от объектов собственности, тоже имеющих предметную природу. Дело, прежде всего, в их совершено разных функциях: последние характеризуют, на что направлены собственнические отношения, а первые показывают, в чем эти отношения проявляются. Кроме того, объекты владения могут быть весьма абстрактными (таковы материальные, социальные, духовные блага вообще), а предметное проявление собственности всегда конкретно, так или иначе ощутимо.

Вполне допустим вопрос: возможно ли в действительности выражение фундаментальных общественных отношений (каковы-б* ми и является содержание собственности) в некоторых предметах, пусть даже не всегда вещественный? Думается, такое не только возможно, но и неизбежно.

Во-первых, с точки зрения научной методологии, глубинная и абстрактная реальность всегда проявляется через что-то внешнее и конкретное. Во-вторых, все общественные отношения (в том числе и наиболее фундаментальные) складываются по поводу некоторых практически значимых предметов — материальных, социальных, духовных. В-третьих, в каких-то из названных предметах эти отношения должны реализоваться, иначе они будут бесполезны для общества. И, наконец, надо иметь в виду, что конечные формы любого глубинного фактора весьма опосредованы, значительно отдалены от своего содержания и поэтому должны быть качественно очень непохожими на него.

Разные типы собственности получают свое особое конечное самовыражение. Так, экономический тип собственности проявляется итоговым образом в виде приобретения определенных материальных благ (вещей и услуг). Собственность социально-политического значения выступает в конечном счете как овладение конкретными социальными благами (властью, свободой, независимостью, безопасностью и т.п.). Духовное достояние обнаруживается на завершающем этапе в получении тех или иных духовных ценностей.

Специфическое конечное проявление имеют также типы собственности, складывающиеся в зависимости от ее субъектов. Частное присвоение периодически завершается извлечением индивидуального предметного дохода. Общественное и коллективное достояние находят итоговое выражение во все большем обеспечении своих владельцев натуральными жизненными благами. Личное присвоение проявляется завершающим образом в получении определенных предметов личного потребления.

Конечные проявления собственности имеют целый ряд ха-рактерныхчерт:

а)         ими становятся лишь в каком-то отношении полезные

предметы (материальные, социальные, духовные);

б)         имеются в виду жизненные блага, как правило, созданные

людьми, но иногда при этом фигурируют и природные факторы

(невозделанная земля, дикорастущий лес, организаторский та-

лант, вокальные способности и т.п.);

в)         рассматриваемые формы находятся обычно не в статиче-

ском, а в динамическом состоянии, иначе говоря, они представ-

ляют собой не застывшую массу каких-то предметов, а их движение, точнее — их создание, изменение, потребление людьми;

г)         в силу своего чисто конкретного и внешнего положения

они с неизбежностью присутствуют в повседневной человеческой

деятельности;

д)         тем самым они одновременно могут стать практическими

показателями использования и реализации того или иного спо-

соба присвоения;

е)         наконец, речь идет о наиболее неадекватном (полностью

опредмеченном) самовыражении собственнических отношений.

Таким образом, имущество, вещи, предметы служат, в противовес обыденному пониманию, не самой собственностью, а лишь ее проявлением, притом наиболее отдаленным.

5.4. Другие внешние формы собственнических отношений

Выше проявление собственности было рассмотрено лишь с одной стороны — по его уровням в общественной жизни. С помощью таких форм способы присвоения постепенно выходят на поверхность, в повседневную практическую деятельность людей.

Однако самовыражение собственнических отношений не сводится только к этому. Оно состоит и во многом другом.

Так, в зависимости  от роли  в  социальном раз-

складываются основные и неосновные проявления того

или иного достояния. К основным можно            все освещен-

ные в данной главе первичные формы: они представляют собой, нечто исходное, ведущее сравнительно со вторичным и конечным выражением собственности. Вместе с тем основное ее проявление существует и внутри каждой из упомянутых групп. Среди первичных форм такой надо считать экономическую, из вторичных проявлений на эту роль более всего претендует социально-классовое, в составе конечного выражения собственности лидируют материальные блага.

Все сказанное не следует абсолютизировать, ибо неосновные формы тоже имеют крупную общественную значимость и, кроме того, могут существенно влиять на основные. К тому же те и другие в зависимости от места и времени способны к взаимопереходам. Например, в определенных условиях на первый план может выйти организация, упорядочение собственнических отношений. Это, по всей вероятности, сейчас настоятельно требуется в современной России. Основные и неосновные проявления меняются местами, в том числе у отдельных типов присвоения (по мере их развития). Так, капиталистическая собственность вначале находила свое выражение преимущественно в виде мелких индивидуальных фирм, затем — в виде акционерных обществ, в настоящее время ведущим организационным ее проявлением служат транснациональные компании.

Далее, по степени охвата содержания образуются общие и частные внешние формы собственнических отношений. Среди первых надо назвать политику как таковую. Прежде всего она выражает способ присвоения жизненных благ на целом ряде крупных исторических этапов: при рабовладении, феодализме, капитализме. Кроме того, в ней так или иначе проявляются все типы собственности — частная, личная, коллективная, общественная, смешанная, а также экономическая, социально-политическая и духовная разновидности. Наконец, в данной форме выступает присвоение во всех государствах всех времен. Отдельные же виды политики (хозяйственная, социальная, в области здравоохранения и культуры и т.д.) есть лишь частные внешние формы собственнических отношений. То и другое проявление можно обнаружить и у каждого отдельного способа присвоения. Скажем, коллективная собственность находит свое общее выражение в кооперативной организации труда, а частное — в различных видах кооперации (производственной, кредитной, потребительской, научной и др.).

Рассматриваемая градация складывается ипо времен-охвату того или иного достояния. При этом общими формами становятся те, которые свойственны всей человеческой истории, а частными — характерные лишь для отдельных ее периодов. Примерами первых правомерно считать выделенные в предыдущем параграфе группы форм в зависимости от уровня проявления собственности. Ко вторым относятся исторически краткосрочные их разновидности (рабовладельческие латифундии, средневековые ремесленные цехи, акционерные общества и др.).

Исследуемым проявлениям тоже присущи взаимопереходы: общее в одной связи оказывается частным в другой. Так, только что политика квалифицировалась как общее самовыражение самых разных типов присвоения; однако сравнительно со всей группой вторичных проявлений последних она становится лишь частным их выражением.

Обратимся теперь к развитым и неразвитым внешним формам собственности. Критерием здесь служит степень их зрелости. Она же определяется зрелостью содержания собственнических отношений.. По мере совершенствования того или иного общественного строя повышается качество всей системы последних, а это позитивно сказывается и на их проявлениях. К примеру, на первых этапах капитализма предпринимательская деятельность была в незрелом состоянии, теперь в большинстве стран она находится на гораздо более высоком уровне. Но в современной России этого не происходит: здесь частное присвоение проявляется все еще отсталым, даже примитивным образом. Надо отметить, что не отличались достаточной зрелостью внешние формы общественного достояния в Советском Союзе, других бывших государствах социалистического лагеря; это особенно касалось организационных форм.

С исследуемыми проявлениями в человеческой истории происходят двоякого рода процессы — с одной стороны, при поступательном движении данного общества неразвитые формы перерастают в развитые, с другой стороны, его упадок сопровождается старением форм, их превращением в неразвитые. И в том и в другом процессе значительную роль может сыграть субъективный фактор — осознанная волевая деятельность людей, особенно их больших групп.

По способу собственности ее формы бывают абстрактными и конкретными. Среди первых надо прежде всего выделить рассмотренные выше наиболее глубинные ее проявления: экономические отношения и интересы, присвоение социальных и духовных благ вообще, начальную реализацию всех типов собственности. Абстрактностью отличаются и такие внешние формы предмета нашего исследования, как политика в целом, организация социальных процессов, общетеоретические термины. Конкретным проявлением собственности можно считать отдельные политические мероприятия, те или иные юридические акты, практические способы организации народного хозяйства, определенные предметы владения. Покажем все это на примере. Абстрактным выражением частной собственности в нашей стране (главным образом крупной) служит в совокупности политика российского правительства; сравнительно конкретная форма в данном случае — политика приватизации; еще более конкретная — решение о приватизации какого-либо отдельного предприятия (допустим, Уралмаша или табачной фабрики «Ява»).

Характеризуемая градация тоже относительна: абстрактное проявление собственности выступает в ином плане как конкретное, и наоборот. Упомянутая политика приватизации конкретна сравнительно с политикой вообще, но абстрактна сравнительно с мероприятиями по приватизации каждого отдельного хозяйствующего субъекта.

Рассмотрим также адекватные и неадекватные внешние формы

собственнических отношений. Они образуются в зависимости от

того,   насколько  верно  и   в них обнаружива-

ется содержание этих отношений. Первые из названных форм достаточно точно выражают такое содержание. Здесь можно прежде всего отметить первичные проявления собственности, поскольку они ближе всех других к ее содержанию. По мере своего выхода на поверхность общественной жизни формы присвоения становятся все более и более неадекватными, т.е. выражают свое содержание (и особенно свою сущность) с уменьшающейся точностью. В наибольшей степени неадекватными надо считать предметные проявления собственности, ибо они уже сами по себе качественно противоположны общественной природе последней.

Таким образом, подавляющая часть внешних форм присвоения жизненных благ в очень значительной степени носит неадекватный характер. Они становятся в той или иной степени превращенными (искаженными) проявлениями собственнических отношений. Например, феодальное присвоение выступало как безусловное право высшего, благородного сословия, в то время как на самом деле такое присвоение было результатом прямого принуждения. В виде акционерных обществ, на первый взгляд, всегда функционирует коллективное достояние, но в действительности они могут быть организационной формой очень разного достояния (в зависимости от того, кто является реальным владельцем контрольного пакета акций).

Крайний случай неадекватных, превращенных проявлений собственности — ложные (мнимые) формы, существующие не в действительности, а только в мышлении, воображении людей. Примером могут служить многие обыденные (в том числе религиозные) представления о присвоении жизненных благ.

В заключение остановимся на таких внешних формах собственности, которые возникают   по   масштабам своего Речь идет о международном, общегосударственном, региональном, отраслевом выражении того или иного достояния, а также его выражении в рамках предприятия или организации. Международными организационными формами частного присвоения (причем очень крупного) являются транснациональные компании. То же самое можно сказать об Организации экономического сотрудничества и развития, Международном валютном фонде, Всемирной торговой организации. Общегосударственными, региональными, отраслевыми, внутрифирменными проявлениями собственности служат соответствующие юридические и организационные формы. Например, в России сейчас существуют правовые акты федерального, регионального, муниципального уровня; они выражают в основном частное присвоение жизненных благ.

 

5.5. Характерные черты проявления собственности

Из только что произведенного анализа внешних форм собственнических отношений необходимо сделать некоторые обобщения и выводы.

Во-первых, рассмотренные формы так или иначе выражают самые глубокие сущности общественной жизни, т.е. наиболее важные и наиболее специфические черты последней. Это логически следует из того факта, что они есть проявление именно собственности.

Конечно в разных из таких форм находят свое выражение общественные сущности разной фундаментальности. В человеческой деятельности экономической направленности (в хозяйственном законодательстве, организации производства и обращения, экономической теории и т.п.) проявляются самые глубинные из них — сущности экономические. В социальных и культурных мероприятиях обнаруживаются менее фундаментальные сущности (социально-политического и духовного характера).

Во-вторых, внешние формы собственности выражают глубинные, важнейшие черты всех сфер общественной жизни и на всех уровнях и потому имеют максимально широкую, всеохватывающую сферу действия. Это касается не только их совокупности, но и многих из них в отдельности. Например, в политической или организационной деятельности могут проявляться и экономические, и социальные, и духовные сущности, поэтому возникают экономическая, социальная, культурная политика, организация экономики, социальной и духовной сфер. В названных формах могут выступать и все другие способы присвоения (частное, личное, коллективное и т.п.), а следовательно, и соответствующие сущности.

В итоге правомерно утверждать, что вся совокупность проявлений собственности выражает не только наиболее глубинный, но и наиболее масштабный аспект человеческого общества. Причем это происходит на любом этапе его развития.

В-третьих , в исследуемых формах всегда выступает главным образом собственность, господствующая в данных условиях и потому в них находит свое выражение наиболее специфическая глубинная сущность какого-либо определенного общественного строя.

Подобное обстоятельство подтверждается всей историей человечества. При первобытно-общинном строе в организации всей жизни, в обычаях, нравственных устоях, даже в религиозных обрядах, обнаруживается лидерство совместного общинно-родового достояния.

В         времена   преобладающее проявление

находила рабовладельческая собственность, т.е. частное присвоение не только жизненных благ, но и самих их создателей. Это получало свое выражение в основных направлениях древнегреческой и древнеримской политики, в организации важнейших производственных отраслей (рабовладельческие латифундии и эргастерии) и властных органов (полное преобладание тех же рабовладельцев), наконец, в знаменитом римском праве, где рабы считались лишь говорящими орудиями и признавались полной принадлежностью своих хозяев. Хотя тогда существовала еще и частная собственность свободных крестьян и ремесленников, но она почти не находила своего выражения в общественной жизни.

При феодализме имело место подобное же положение вещей, а именно — преимущественное проявление в различных формах получал господствующий способ присвоения, теперь, разумеется, феодальный (полное частное владение средствами производства, прежде всего землей, и неполное — работниками).

Что касается капиталистического строя, то тут отмеченная общая закономерность сохранилась, однако ее действие значительно изменилось. Под влиянием сравнительной демократизации собственнических отношений в их внешних формах стали получать большее отражение и негосподствующие способы присвоения: трудовое частное, коллективное, трудовое личное, смешанное. Так, первая из названных разновидностей находит свое проявление во многих буржуазных странах в зако-

 

 

 

I

нодательстве о малых предприятиях, в разнообразной их организации, в теориях малого предпринимательства и т.д. Выражением коллективного достояния служат некоторые кооперативы, причем не только экономического характера. Личное владение рабочей силой обнаруживается в ее купле-продаже, в трудовых кодексах, в создании бирж труда и специальных служб занятости.

Тем не менее и в таких условиях устойчиво доминирует проявление ведущей собственности — капиталистической. Но с конца XIX в. в крупных буржуазных государствах решающее значение получила монополистическая (олигополистическая) ее разновидность. Подобное присвоение со временем приобрело международные масштабы. Поэтому в интересах, главным образом, монополий проводится разнообразная политика, принимается большинство юридических актов (прежде всего конституция страны), образуются многочисленные организационные формы (транснациональные компании, акционерные общества, система участий, холдинги, корпорации, тресты, концерны и др.). В основном на монополистические группы работает огромный идеологический аппарат и так называемая массовая культура.

Другая особенность внешних форм собственности в буржуазном обществе — более скрытое, чем ранее, выражение в них господствующего присвоения жизненных благ (капиталистического). Государственное имущество предстает здесь как общенародное. Акционерные общества кажутся всегда коллективным владением. Даже многомиллиардные состояния выступают в качестве результата трудовой деятельности, главным образом, их хозяев. Иначе говоря, выражение доминирующего способа присвоения приобретает еще более превращенный характер.

В-четвертых, проявления собственности служат показателем, мерой исторической прогрессивности и зрелости того или иного социального строя. В принципе высокая развитость и эффективность большинства этих форм в данном обществе говорит о его достаточной прогрессивности, и наоборот. Решающую роль тут играет самовыражение господствующего способа присвоения. Это хорошо просматривается прежде всего в историческом плане. Проявления феодальной собственности были в целом более зрелыми и разнообразными, чем рабовладельческой; то же самое можно сказать о внешних формах буржуазного присвоения сравнительно с феодальным. По таким обстоятельствам правомерно судить о поступательной прогрессивности социальной эволюции. Зримыми показателями подобного про-

цесса служат вторичные и особенно конечные проявления господствующей собственности: социальные, политические, юридические, организационные, предметные. Причем все они наиболее важны как выражения экономического господствующего типа присвоения.

Исследуемые внешние формы вполне могут свидетельствовать о динамике прогрессивности и каждого отдельного общественного строя. Если социальные, политические, организационные и тому подобные проявления доминирующей собственности становятся все более неэффективными, это значит, что данный строй утрачивает свою прогрессивность, исторически стареет. Отдельные признаки такого рода появляются и у современного капитализма, особенно в связи с растущим господством монополий.

В-пятых, внешние формы собственности отличаются исключительным многообразием. Можно сказать, что среди проявлений общественных процессов они имеют наибольшее количество разновидностей. Это в первую очередь определяется характером содержания данных форм. С одной стороны, поскольку собственность есть самый глубинный фактор общественной жизни, она находит свое наиболее многочисленное выражение в вертикальном плане (от глубины к поверхности); подобные ее проявления — первичные, вторичные, конечные — уже были рассмотрены в этой главе. С другой стороны, собственнические отношения, имея общесоциальный характер, так или иначе обнаруживаются во всех без исключения сферах общества: в экономической, социально-политической, духовной, в подразделениях каждой из них. Наконец, надо учитывать, что собственность широко проявляется на всех этапах исторического развития. В итоге получается, что любая внешняя форма общественной жизни в какой-то степени служит выражением определенного способа присвоения.

В-шестых, система исследуемых форм с неизбежностью играет ведущую роль среди всех других проявлений общественной жизни. Такая роль обусловлена несколькими причинами. Дело прежде всего в том, что речь идет о внешних формах именно собственности — важнейшей социальной реальности. Кроме того, как только что показано, данные формы всегда выражают господствующий способ присвоения жизненных благ. Наконец, нельзя сбрасывать со счета всеохватывающий и наиболее разнообразный характер самовыражения собственнических отношений.

Ведущая роль рассматриваемых форм дает о себе знать в первую очередь при использовании людьми законов собственности.

 

При этом формы проявления собственности фактически становятся средствами использования названных законов. Наибольшую практическую значимость приобретают такие из форм, как основные, развитые, сравнительно адекватные и конкретные. Особо надо отметить важность вторичных проявлений собственности: они позволяют использовать ее законы осознанным образом, даже с применением научных знаний. Последнее возможно, если политические, правовые, организационные формы присвоения тесно увязываются с его теоретическими формами. При этом законы собственности будут использоваться наиболее эффективно. Например, такой из них, как демократизация собственнических отношений, начнет осуществляться полнее и динамичнее, если предварительно выяснить неизбежность этой демократизации, а затем наметить политические, правовые, организационные пути и методы ее осуществления. Иначе говоря, имеется в виду необходимость комплексного применения внешних форм присвоения.

Кроме того, ведущая роль рассматриваемых форм сказывается при совершенствовании, укреплении той или инойразновидно-сти присвоения. Здесь эти формы тоже становятся необходимыми средствами, своеобразными инструментами. Наибольшую значимость приобретают те же формы, что и при использовании законов собственности, а также комплексность, взаимосвязанность их применения. Все это тем более актуально для слаборазвитых стран и стран, оказавшихся в кризисном состоянии (в том числе для современной России).

Проявление собственнических отношений играет основную роль и в ходе их реализации. Но этот процесс настолько важен, что заслуживает специального и обстоятельного анализа.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |