Имя материала: Гражданское право 3-й том

Автор: АЛ. Сергеева

§ 1. понятие и признаки брака

 

Определение брака. Российское законодательство не дает определения брака, используя этот термин как общеизвестный. В юридической литературе сложились различные определения брака. Приведем одно из них, предложенное Г. К. Матвеевым: «Брак есть свободный, равноправный и в принципе пожизненный союз женщины и мужчины, заключенный с соблюдением порядка и условий, установленных законом, образующий семью и порождающий между супругами взаимные личные и имущественные права и обязанности».

В данном определении, как и в большинстве других, брак понимается как особый институт семейного права. Обосновывая отраслевую самостоятельность семейного права, большинство авторов считали, что в понятии брака ключевым словом выступает «союз», подчеркивающий несовместимость и несводимость брака к гражданско-правовым сделкам. Понимание брака как союза не относится к достижениям советской юридической мысли. Русская дореволюционная цивилистика, раскрывая понятие брака, также определяла его как «союз мужчины и женщины с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме» , не отрицая при этом гражданско-правовую природу брачных отношений.

Различные правовые теории о природе брака могут быть сведены к пониманию брака как договора, как таинства и как института особого рода (sui generis). Утверждать, однако, что брак может быть сведен к обычной гражданско-правовой сделке, нельзя, не сделав определенных оговорок, связанных с тем, что именно в это понятие в том или ином случае вкладывается. Как таинство брак понимается религией и в известной мере противопоставляется светскому пониманию брака. Религия включает в орбиту брачных отношении не только собственно правовые, но и отношения морально-этические, религиозные, духовные и в том числе физиологические, что не свойственно правовому (светскому) понятию брака. Для правильного понимания сути данного термина следует иметь в виду, что законодатель, используя термин «брак», различает два его значения: в первом значении — это юридический факт, порождающий отношения супружества, во втором — особый правовой статус лиц, состоящих в браке. Из двузначного понимания брака законодателем и следуют предположения о единстве этих двух значений и как следствие попытки дать единое определение, которое охватывало бы и регистрацию брака, и состояние в браке. В известной мере такая тенденция проявляется и в иных гражданских отношениях, когда, например, отождествляются и в обыденной речи, и в юридической литературе, и в судебных решениях понятия договора и порождаемого на его основе обязательства. Самостоятельность и договора, и обязательства как правовых институтов не вызывает сомнений. То же относится и к пониманию брака.

Одним из первых современных авторов, заявивших о гражданско-правовой договорной природе брака, является М. В. Антокольская, которая убедительно доказывает, что соглашение о заключении брака по своей правовой природе не отличается от гражданского договора и в той части, в какой оно регулируется правом и порождает правовые последствия, является именно договором . Как видно, речь идет исключительно о соглашении о заключении брака. Вне определения брака остаются отношения, возникающие между лицами, вступившими в брак, т. е. состояние в браке. Статус состояния в браке означает приобретение прав и обязанностей супругов. Можно ли считать, что данные отношения являются внеправовыми или безразличны праву? Разумеется, нет, однако необходимо помнить о возможных пределах правового регулирования семейных отношений. Вне правового опосредования остаются такие ценности, как взаимная любовь и уважение, этические и моральные основы супружеских отношений, физические отношения. Хотя эти отношения и не являются юридически безразличными, но непосредственному правовому регулированию они все же не подвергаются. Они подлежат учету при принятии тех или иных решений, воспринимаясь при этом как определенная данность, которая не может быть ни доказана, ни опровергнута, ни сведена к какому-либо одному знаменателю. Например, при признании брака недействительным как совершенным без намерения создать семью суд оценивает прежде всего морально-этические факторы, поскольку ни в одном законодательном акте нет и не может быть какого-либо критерия, позволяющего достоверно установить, имели ли стороны брачного отношения намерение создать семью или нет.

Определяя правовую природу соглашения о заключении брака, необходимо также иметь в виду, что договор не является исключительно гражданско-правовым институтом, а издавна применяется и в сфере публичных отношений между государствами, и в трудовых отношениях и многих других. Собственно гражданско-правовой договор есть разновидность двусторонней сделки. Соглашение о заключении брака также можно определить как гражданско-правовую сделку.

Гражданско-правовой характер брака обусловлен обстоятельствами, уже изложенными в главе 57 настоящего учебника. Трактовка же соглашения о заключении брака как сделки позволяет определить роль и значение данного обстоятельства как юридического факта, порождающего отношения между супругами.

В то же время необходимо различать соглашение о заключении брака и возникающие из него отношения, которые имеют иную правовую природу, нежели породившая их сделка. Указанные отношения — отношения супружества представляют собой институт особого рода (sui generis). Поскольку они существуют исключительно между двумя конкретными субъектами — супругами, они, в отличие от абсолютных правоотношений, являются относительными.

Законодатель регулирует главным образом имущественные аспекты возникающих между супругами отношений, определяя правовой режим имущества супругов, а также предусматривая ряд иных последствий гражданско-правового характера, возникающих из факта состояния в браке. Например, возможность наследования одним из супругов имущества, принадлежащего другому супругу, после его смерти. Нельзя, однако, утверждать, что содержание супружеского отношения полностью исчерпывается имущественными отношениями. Так, отношения материнства, отцовства, воспитания и образования детей, другие вопросы жизни семьи, которые в соответствии со ст. 31 СК решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства супругов, также включаются в содержание супружеского отношения. Можно ли утверждать, что и эти неимущественные отношения полностью охватываются гражданско-правовым регулированием? Ответ на этот вопрос неоднозначен. Гражданское законодательство устанавливает способы защиты неимущественных отношений в случае их нарушения, обеспечивает возможность восстановления нарушенных прав неимущественного характера. Вместе с тем непосредственное правовое регулирование неимущественных отношений гражданское законодательство не осуществляет. Неимущественные отношения, возникающие между супругами, не укладываются в рамки обычных представлений о гражданско-правовом регулировании неимущественных отношений.

Отношения супружества могут сочетать в себе элементы многих гражданских отношений. Так, отношения представительства, собственности, отдельные разновидности обязательственных связей присутствуют в той или иной мере и в супружеских отношениях. Однако отношения супружества ни к одному из известных видов гражданских отношений не сводимы. Отношения супружества представляют собой такую разновидность гражданских отношений, которые в своей совокупности порождают особый правовой статус их участников — статус состояния в браке. Это отношения длящиеся, сложные, обладающие емким, зачастую трудноуловимым содержанием. Последнее объясняется тем, что супружеские отношения не сводятся к осуществлению прав и исполнению обязанностей в строгом юридическом смысле слова. Все сказанное позволяет утверждать, что в целом отношения супружества являются гражданско-правовым институтом особого рода.

Признаки брака. Обычно выделяют признаки, относящиеся прежде всего к отношениям супружества. Однако некоторые признаки являются общими и для соглашения о вступлении в брак и для отношений супружества.

Российское законодательство признает только моногамный брак, т.е. единобрачный союз мужчины и женщины. Законодательство России не признает супружескими отношениями союзы, основанные на полигамной связи. В то же время браки, заключаемые по правилам мусульманской религии, признаются во многих странах Востока. Как правило, моногамная или полигамная модель брака избирается тем или иным государством на основе исторических традиций, господствующих в обществе религиозных и иных представлений. Правовые системы современности обычно признают одну модель брака: моногамную — страны континентальной и англо-американской системы, полигамную — страны мусульманского права и африканские страны. Однако взаимопроникновение правовых норм и традиций приводит к тому, что многие мусульманские страны допускают признание обеих моделей брачного союза. В связи с ростом активности различных сексуальных меньшинств в странах Европы и Америки стали высказываться предложения о допущении регистрации брака и между лицами одного пола, что противоречит самой природе брака.

Российское семейное законодательство устанавливает принцип свободы брака. Это означает, что вступление в брак, равно как его расторжение, основаны на свободном и добровольном волеизъявлении сторон. Брак, совершенный под физическим или психическим принуждением либо основанный на пережитках местных обычаев, не признается государством и может быть признан недействительным.

Равенство сторон как один из предметных признаков гражданских отношений проявляется и в браке. Брак—равноправный союз мужчины и женщины. В отличие от раннефеодального законодательства России, когда принципом брака являлась власть мужа над женой, уже к концу XIX в. в российском законодательстве закрепляется принцип равенства мужа и жены в брачных отношениях. Хотя власть мужа и признается в большинстве мусульманских стран, однако права жены или жен в них также законодательно закреплены и защищаемы, что фактически и в этих странах уравнивает жену и мужа в брачном отношении.

В соответствии с п. 4 ст. 1 СК запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан.

Отношения супружества не могут устанавливаться на определенный срок, они, как правило, пожизненны. Брачное отношение устанавливается без определения срока, в нем не преследуется цель реализовать лишь какую-либо одну или несколько возможностей. В том случае, когда установление супружеских отношений преследует конкретную цель, например рождение ребенка, брак может быть признан недействительным. Поскольку цель брака — создание семьи, рождение и воспитание детей, она не может быть реализована к конкретному сроку либо ограничена конкретным сроком, а реализуется до того момента, пока стороны имеют возможность и желание ее осуществлять. Как правило, эта цель конституирует брак до тех пор, пока он продолжается: в течение всей жизни супругов либо до момента, когда супруги решили расторгнуть брак.

Рождение и воспитание детей также может рассматриваться в качестве одного из признаков брака. Хотя нередки и бездетные браки, однако одной из основных целей брака является продолжение рода. При этом возможно рождение детей и вне брака. В этом случае закон предусматривает такие формы правового регулирования, которые максимально позволяют восполнить отсутствие супружеских отношений между родителями, по крайней мере, в целях защиты интересов ребенка.

Одним из основных признаков брака в любой правовой системе является его совершение в порядке и форме, устанавливаемых законом. Этот признак можно считать единственным, имеющим конститутивное значение для отнесения складывающихся отношений к супружеским.

Браки могут совершаться по религиозным обрядам либо по светским правилам. Выбор той или иной формы регистрации брака основывается на традициях и степени влияния религии. Российское законодательство признает исключительно брак, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния (п. 2 ст. 1 СК). Многие лица, вступающие в брак, наряду с государственной регистрацией брака в органах загса оформляют свои отношения и по религиозному обряду. Большинство конфессий, действующих на территории России, допускают возможность совершения религиозного обряда только после регистрации брака в органах загса. Тем самым религиозная процедура в принципе не оказывает влияния на судьбу брака. Исключение составляют случаи, когда законодательство России признает регистрацию брака, совершенную по религиозным обрядам на временно оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной войны, до восстановления на этих территориях органов записи актов гражданского состояния (п. 7 ст. 169 СК). СК не содержит указаний на признание юридической силы за религиозными браками, заключенными до принятия первого советского декрета «О гражданском браке» от 18 декабря 1917 г. и образования органов загса, однако юридическая сила за такими браками сохраняется, поскольку прямое указание об этом содержалось в ранее действовавшем законодательстве. Признание допустимости регистрации брака по религиозному обряду относится и к бракам, совершенным между гражданином России и иностранным гражданином за пределами Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены (п. 1 ст. 158 СК, п. 2 ст. 2 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г.). Так, если брак совершен вне пределов России в государстве, признающем регистрацию брака по религиозному обряду, например в США, то такой брак признается действительным и в России при отсутствии обстоятельств, препятствующих заключению брака (ст. 14 СК).

Фактический брак. Фактическим браком именуются отношения между состоящими в нем лицами, удовлетворяющие всем требованиям и условиям вступления в брак, но не зарегистрированные в установленном законом порядке. Фактический брак не может породить тех правовых последствий, которые возникают из зарегистрированного брака. Никакой законодательный запрет не может исключить из обычной жизни внебрачные связи длительного характера, которые сами стороны, желая того или нет, признают фактическим браком. Законодательства многих европейских стран и США не проводят жестких различий между зарегистрированным и фактическим браком в части порождаемых ими последствий. Например, в Шотландии признаются равнозначными гражданская и религиозная церемония бракосочетания, признается также действительным брак, возникший вследствие фактического совместного проживания. В России молодые пары не всегда спешат узаконить свои отношения, предпочитая лучше узнать друг друга, присмотреться к поведению своего избранника в повседневной жизни и лишь впоследствии либо зарегистрировать брак, либо отказаться от его регистрации. Общественная мораль в отношении фактических браков также претерпела определенные изменения, все более и более смягчая ту нетерпимость в отношении фактических браков, которая господствовала в 70—80-е годы. Тем не менее законодательство России жестко стоит на позиции признания юридической силы только за браком, зарегистрированным в органах загса.

Единственным исключением является правило, установленное Указом Президиума Верховного Совета СССР «О порядке признания фактических брачных отношений в случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов» от 10 ноября 1944 г. Прежнее законодательство признавало на территории Советского Союза юридическую силу и за фактическими брачными отношениями. С момента издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. утратили юридическое значение даже продолжающиеся брачные связи. В соответствии с требованиями п. 19 Указа от 8 июля 1944 г. единственным способом юридического признания фактического брака стала регистрация фактического брака в органах загса с указанием срока совместной жизни. Так, если фактические брачные отношения сложились в 1937 г., то для того, чтобы они порождали правовые последствия после 8 июля 1944 г., они должны быть зарегистрированы в органах загса. Указ от 8 июля 1944 г. не предусматривал возможности признания какого-либо значения за фактическими браками, возникающими после его издания. Так, если стороны регистрируют фактические брачные отношения в настоящее время, то они приобретают права и обязанности супругов исключительно с момента регистрации брака в органах загса независимо от срока состояния в фактическом браке. Между тем зарегистрировать можно было лишь такой брак, в котором оба супруга имели возможность явиться в органы загса, однако война внесла существенные коррективы в жизнь людей. Вследствие гибели или пропажи без вести одного из супругов органы загса нередко не могли принять решение о регистрации фактического брака. Поэтому 10 ноября 1944 г. и вышел в свет Указ, устанавливающий иной порядок признания юридического значения за фактическими брачными отношениями. В соответствии с Указом если фактические брачные отношения, существовавшие до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г., не могут быть зарегистрированы согласно ст. 19 Указа вследствие смерти или пропажи без вести на фронте одного из лиц, состоявших в таких отношениях, — другая сторона имеет право обратиться в народный суд с заявлением о признании ее супругом умершего или пропавшего без вести лица на основании ранее действовавшего законодательства (ст. 11 и 12 КЗоБСО РСФСР 1926 г.).

Подчеркнем еще раз, что с 8 июля 1944 г. законодатель признал имеющим юридическую силу на территории Советского Союза только брак, зарегистрированный в органах загса. Указ от 10 ноября 1944 г. не внес изменений в это правило, определив лишь порядок признания отношений, сложившихся до издания Указа от 8 июля 1944 г., которые не могут быть зарегистрированы в органах загса. Если первоначально возможность судебного признания фактических брачных отношений допускалась только в отношении лиц, погибших или пропавших без вести на фронте, то в дальнейшем судебная практика пошла по пути расширительного толкования Указа, распространив его и на отношения, когда смерть или пропажа одного из супругов произошла хотя и после войны, но фактические брачные отношения, возникшие до 8 июля 1944 г., продолжались до момента смерти супруга и объективные обстоятельства (тяжкая болезнь и другие обстоятельства, препятствовавшие регистрации брака) не дали возможности супругам впоследствии зарегистрировать брак. Хотя в настоящее время лиц, состоящих в фактических брачных отношениях, возникших до 8 июля 1944 г., остается все меньше и меньше, необходимость юридического признания таких отношений полностью не снимается. Факт состояния в браке, порождающем правовые последствия, может оказывать влияние и на отношения, не связанные непосредственно с регистрацией брака. Так, при определении круга наследников, состава наследственного имущества в судебной практике нередки случаи установления факта состояния в брачных отношениях, возникших до 8 июля 1944г.

Последствия фактического брака. Фактический брак не порождает тех же последствий, что и зарегистрированный брак. В то же время отношения, возникающие в таком браке, не являются юридически безразличными. В соответствии с общим правилом зарегистрированный в установленном порядке брак порождает режим общей совместной собственности супругов, если брачным договором не установлен иной режим супружеского имущества (ст. 33 СК). При фактическом же браке режим общей совместной собственности применяться не может. Супруги, являясь субъектами гражданского права, вправе вступать в гражданские отношения независимо от состояния в зарегистрированном или фактическом браке. Различие основано на том, что состояние в зарегистрированном браке презюмирует распространение на совместно нажитое имущество правового режима общей совместной собственности супругов. В фактическом браке имущественные отношения супругов могут регулироваться только нормами гражданского законодательства об общей долевой собственности.

В сфере личных неимущественных отношений между супругами фактический брак не порождает никаких правовых последствий. Однако в области отношений морально-этических, нравственных отношения фактического брака приравниваются к состоянию в зарегистрированном браке. По смыслу п. 1 ст. 51 Конституции РФ правило об освобождении гражданина от обязанности свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, должно было бы применяться и в отношении фактических супругов. Действительно, в сфере личных отношений фактический брак и зарегистрированный брак не могут иметь сколько-нибудь существенных различий, отрицание этого факта привело бы к тому, что обязанность давать свидетельские показания может быть возложена и на лиц, состоящих в фактических брачных отношениях на протяжении десятилетий, что противоречило бы гарантиям, установленным в Конституции РФ.

В отношениях, связанных с рождением и воспитанием детей, права детей защищаются независимо от того, состоят ли родители в зарегистрированном или фактическом браке. Однако обязанность по содержанию и воспитанию детей может быть возложена на супруга, состоящего в фактическом браке, только в случае установления происхождения детей в порядке, предусмотренном законом (ст. 48,49 СК).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |