Имя материала: Гражданское право 3-й том

Автор: АЛ. Сергеева

§ 5. иные формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей

 

Фактическое воспитание. Отношения, возникающие при фактическом воспитании, оценивались в юридической науке далеко неоднозначно. Раздавались голоса в пользу упразднения фактического воспитания как правового института. При этом ссылались на то, что отношения фактического воспитания встречаются сравнительно редко и не поддаются развернутой правовой регламентации. Законодатель не воспринял эти рекомендации. В новом семейном законодательстве, как и в ранее действовавшем, фактическое воспитание не выпадает из сферы правового регулирования, хотя положения о нем предельно скупы. Да и самый подход законодателя к фактическому воспитанию в известной мере носит рекомендательный характер. Правовому урегулированию подвергнуто не столько фактическое воспитание как таковое, сколько связанные с ним последствия, В ст. 96 СК предусмотрена обязанность воспитанников содержать своих фактических воспитателей. Из этого может быть сделан вывод о том, что и самим отношениям по фактическому воспитанию законодатель придает юридическое значение, рассматривая их, по крайней мере, как основание возникновения обязательств воспитанников по алиментированию фактических воспитателей. Подход законодателя к фактическому воспитанию как к правовому институту следует признать в принципе, правильным, хотя и можно сожалеть о том, что законодатель «не решился» на его более развернутую правовую регламентацию. Между тем оснований для этого более чем достаточно.

В последнее десятилетие возросло число вооруженных конфликтов, в результате которых множество людей осталось без крова, политические и национальные распри привели к появлению значительного числа беженцев и вынужденных переселенцев, выросло число человеческих жертв вследствие стихийных явлений, обрушивших на страну разрушительные силы. В таких условиях дети зачастую теряют своих родителей либо последние оказываются не в состоянии осуществлять воспитание и содержание ребенка. Чрезвычайность ситуаций диктует необходимость без промедления решать проблемы детей, оставшихся без родительского попечения, и тогда родственники или знакомые принимают на себя в добровольном порядке обязанности родителей по отношению к таким детям.

Отношения по фактическому воспитанию возникают, если ребенок, лишенный родительского и иного попечения, оказывается в семье фактического воспитателя. Подобные отношения могут устанавливаться и в случае, если ребенок, проживающий с одним из родителей, воспитывается лицом, проживающим с ним в качестве члена семьи (отчимом, мачехой, родственниками, иными лицами). В этом случае законодатель придает правовое значение факту совместного воспитания и содержания ребенка, если оно имело место в течение продолжительного срока (не менее 5 лет). В последующем такое лицо может при определенных условиях требовать от своего воспитанника выплаты алиментов.

Таким образом, при фактическом воспитании несовершеннолетний оказывается членом семьи воспитателя независимо от наличия отношений родства или свойства между воспитателем и воспитанником.

Законодатель счел возможным специально урегулировать только часть отношений по фактическому воспитанию, а именно последствия имущественного характера фактических отношений, носящих длящийся характер. Это — имущественные отношения, связанные с содержанием нетрудоспособных воспитателей. Статья 96 СК возлагает на совершеннолетних трудоспособных воспитанников обязанность по предоставлению содержания фактическим воспитателям. Право требовать в судебном порядке предоставления содержания от своих трудоспособных совершеннолетних воспитанников имеют нетрудоспособные нуждающиеся лица, осуществлявшие надлежащим образом фактическое воспитание и содержание несовершеннолетних детей не менее 5 лет. Право фактических воспитателей может быть реализовано при условии, что они не могут получить содержание от своих совершеннолетних трудоспособных детей или от супругов (бывших супругов). Опекуны и попечители, а также приемные родители таким правом не обладают.

Законом не определен круг лиц, которые могут быть фактическими воспитателями, что связано с особым характером складывающихся при этом отношений. Они возникают без специального оформления в силу одного юридического факта — воспитания и содержания ребенка. Воспитание должно быть сопряжено с содержанием ребенка. Если ребенок проживает с родителями, но они в силу, например, загруженности на работе приглашают с целью воспитания ребенка или получения им специального образования лицо, которое выполняет эти обязанности в силу договора, то отношения по фактическому воспитанию не возникают. Правоотношения между родителями ребенка и приглашенным для его воспитания и (или) обучения лицом укладываются в рамки гражданско-правового договора о возмездном оказании услуг.

Прежнее семейное законодательство возлагало на фактических воспитателей обязанность по содержанию неродных детей, которых они добровольно приняли на воспитание. В частности, ст. 85 КоБС РСФСР предусматривала, что лицо, взявшее к себе детей на постоянное воспитание и содержание, обязано содержать несовершеннолетних, а также нетрудоспособных совершеннолетних, нуждающихся в помощи воспитанников, если последние не имеют родителей или не могут получать содержание от своих родителей.

По новому семейному законодательству отношения фактического воспитания возникают исключительно в добровольном порядке и не связаны с установлением опеки, попечительства или приемной семьей. Они возникают без какого-либо оформления. Об их наличии можно говорить в тех случаях, когда лицо осуществляет в отношении ребенка обязанности родителей по его воспитанию и содержанию, не имея на то какого-либо специального полномочия. Не исключено, что фактическое воспитание и содержание осуществляют посторонние лица, хотя у ребенка есть родители, которые либо лишены возможности осуществлять права и выполнять обязанности по отношению к ребенку, либо уклоняются от этого. В частности, если ребенок, проживавший вместе с родителями, в силу чрезвычайных обстоятельств стихийного характера либо военных действий оказался лишенным родительского попечения, посторонние лица могут временно взять его в свою семью как с согласия и ведома родителей, так и без такого согласия. Чрезвычайность жизненных обстоятельств не позволяет установить опеку (попечительство) и прибегнуть к традиционным формам устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью или детское учреждение. Именно тогда и возникают отношения фактического воспитания.

Отсутствие специального оформления приводит к существенным различиям в правах и обязанностях фактических воспитателей, опекунов (попечителей) и приемных родителей. Действующее законодательство регулирует, однако, лишь отношения по содержанию воспитанниками фактических воспитателей, не определяя другие права и обязанности воспитателей и воспитанников именно в период фактического воспитания. Законом не определено и соотношение прав фактического воспитателя и родителей.

Фактические воспитатели, как правило, не могут выступать представителями своих воспитанников. В частности, они не могут совершать сделки от имени малолетних, их согласию на совершение сделок несовершеннолетними от 14 до 18 лет не придается юридического значения. Они могут защищать только те естественные права ребенка, осуществление которых не требует наличия полномочий законного представителя. Так, они могут защищать личные неимущественные права от посягательств третьих лиц, в частности на жизнь и здоровье ребенка и т. п. Напротив, участвовать в гражданском процессе от имени несовершеннолетних они не могут. В некоторых случаях законодатель упоминает, однако, о возможности представлять неимущественные интересы несовершеннолетнего ребенка.

Несмотря на отсутствие специальных норм, регулирующих неимущественные отношения между фактическими воспитателями и воспитанниками, к ним могут и должны применяться предусмотренные семейным законодательством нормы, направленные на ограждение ребенка от нежелательного влияния воспитателей. Это вытекает из смысла норм семейного права, которое закрепляет приоритет интересов ребенка и допускает возможность ограждения ребенка от нежелательного влияния даже близких родственников и родителей. Однако поскольку установить эти факты в отношении фактических воспитателей довольно трудно, органы опеки и попечительства обязаны брать под контроль случаи фактического воспитания детей.

Императивные нормы, относящиеся к осуществлению родительских прав, должны применяться и к фактическим воспитателям. При осуществлении воспитания фактические воспитатели не должны причинять вред физическому и нравственному здоровью детей, их духовному развитию. Способы воспитания должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей (ст. 65 СК). В ст. 96 СК обязанности воспитанников по содержанию фактических воспитателей ставятся в прямую зависимость от того, надлежащим или ненадлежащим образом содержали и воспитывали их самих.

Относительно полно урегулированным во взаимоотношениях фактических воспитателей и воспитанников оказался лишь вопрос о размере алиментов, взыскиваемых воспитателями. Алименты взыскиваются в твердой денежной сумме, выплачиваются помесячно, в каждом отдельном случае размер алиментов устанавливается судом, исходя из материального и семейного положения и плательщика, и получателя. С принятием СК размер и порядок уплаты алиментов могут определяться соглашением сторон. К такому соглашению применяются нормы главы 16 СК. Судебный порядок применяется лишь при отсутствии подобного соглашения.

Законодатель оставил открытым вопрос об ответственности фактических воспитателей за свои действия и за действия воспитанника, если фактическое воспитание носит постоянный характер. Если виновными действиями фактического воспитателя причиняется вред несовершеннолетним, то в интересах ребенка его родители, орган опеки и попечительства, прокурор могут предъявить иск о возмещении вреда. В случае причинения воспитанником вреда жизни, здоровью, имуществу третьих лиц возложение ответственности на фактического воспитателя возможно, если ребенок длительное время находился у него на воспитании и содержании и установлена вина фактического воспитателя в ненадлежащем воспитании. При этом следует учитывать, с какого возраста ребенок воспитывается данным лицом.

Патронат. Одной из форм семейного воспитания некоторое время являлся патронат, введенный постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 апреля 1936 г. «О порядке передачи детей на воспитание (патронат) в семьи трудящихся». Эта форма воспитания детей, оставшихся без родительского попечения, просуществовала около 20 лет. В КоБС РСФСР 1969 г. патронат как правовой институт отсутствовал, нет термина «патронат» и в новом СК. Однако идея передачи детей на воспитание в приемную семью по договору на возмездной основе заимствована именно из того времени, когда существовал патронат. Патронат явился прообразом приемной семьи. Живучесть этой идеи объясняется ее преимуществами, прошедшими испытание временем. В дореволюционную эпоху патронату предшествовал патронаж, рассматривавшийся как способ помещения в семью беспризорных детей, больных лиц, нуждающихся в заботливом отношении, в семейном воспитании. Государство было заинтересовано в существовании этих форм, поэтому поддерживало граждан, возложивших на себя заботу о таких лицах. До тех пор пока семьям оказывалась материальная поддержка со стороны государства, патронат, а еще раньше патронаж, продолжал существовать. Это может быть уроком и на будущее. Приемная семья как одна из форм семейного воспитания детей, оставшихся без родительского попечения, возможна при соответствующей материальной, финансовой поддержке государства, которая продекларирована в СК и Положении о приемной семье.

Возвращаясь к патронату, можно назвать несколько общих его черт с сегодняшней приемной семьей. Во-первых, на воспитание передавались несовершеннолетние дети, правда, лишь в возрасте от пяти месяцев до 14 лет. Допускалось принятие в семью нескольких детей. Во-вторых, отношения по воспитанию детей возникали исключительно на добровольной основе с заключением соответствующего договора. Стороной в договоре выступали либо органы здравоохранения, если передавался ребенок в возрасте до 4 лет (с 1942 г.— до 3), либо отделы народного образования, если в семью передавался несовершеннолетний от 4 до 14 лет (с 1942 г.— от 3 до 14). В-третьих, патронирующим лицам выплачивалось ежемесячное пособие за счет средств местного бюджета. В-четвертых, воспитатели по такому договору приобретали права и обязанности опекунов (попечителей).

В качестве отличия современной приемной семьи от патроната можно назвать различный подход законодателя к возмездности договора. Патронирующий получал ежемесячное пособие на ребенка, которое не всегда покрывало все расходы по содержанию ребенка. Тем самым в непокрытой части они возлагались на патронирующего. Кроме того, при назначении патронируемому ребенку пенсии, пособия (как члену семьи военнослужащего) или алиментов соответствующие суммы передавались лицу, принявшему ребенка на воспитание, в счет пособия за патронирование, что и оговаривалось в договоре. Если размер пенсий, пособия или алиментов, получаемых ребенком, превышал установленный размер пособия за патронирование, то последнее не выплачивалось, а пенсии, пособие или алименты выдавались полностью лицу, взявшему ребенка в патронат. Таким образом, семья, принявшая ребенка в патронат, выполняла обязанности по воспитанию ребенка безвозмездно, на общественных началах, ее труд не оплачивался. Все получаемые в связи с выполнением возложенных по договору обязанностей средства должны были расходоваться на содержание подопечного. В отличие от родителей, на патронирующих не возлагалась обязанность обеспечить материальное содержание ребенка полностью за свой счет. Однако в части, не покрытой получаемым на ребенка пособием, расходы по его содержанию возлагались на патронирующего.

В качестве формального отличия можно назвать процедуру перезаключения договора о патронате в связи с достижением ребенком определенного возраста. Особенно четко это выражено в Инструкции Наркомпроса РСФСР, Наркомздрава РСФСР, Наркомюста РСФСР о патронировании, опеке и усыновлении детей, оставшихся без родителей, утвержденной постановлением СНК РСФСР 8 апреля 1943 г. В п. 5 Инструкции предусматривалось, что патронируемый ребенок по достижении им 3-летнего возраста, если он к этому времени не будет усыновлен, передается органами здравоохранения на попечение органов народного образования; последние перезаключают договор о патронировании с тем лицом, у которого ребенок воспитывался до 3-летнего возраста. В действующем СК и Положении о приемной семье срок договора определяется по усмотрению сторон договора исходя из интересов ребенка и заранее не ограничен достижением ребенком определенного возраста, кроме срока нахождения в приемной семье, обусловленного наступлением совершеннолетия.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |