Имя материала: Гражданское право 3-й том

Автор: АЛ. Сергеева

§ 3. субъекты семейных правоотношений

 

Общие положения. Субъектами семейных правоотношений являются участвующие в них лица. Как уже отмечалось, такими лицами выступают лишь граждане. Другие субъекты права (юридические лица, государственные муниципальные органы, а также иные социальные образования) непосредственно в семейных правоотношениях не участвуют. В этой связи необходимо различать собственно семейные правоотношения и правоотношения» урегулированные нормами семейного законодательства, в том числе и нормами СК РФ. Семейные правоотношения в их точном значении — это подпадающие под действие семейно-правового регулирования отношения между членами семьи в социологическом ее понимании, а также между родственниками первой и второй степени родства. Естественно, участниками этих отношений могут быть лишь граждане.

Наряду с указанными отношениями, которые и составляют предмет семейного права как подотрасли гражданского права, семейное законодательство регулирует также и близко примыкающие к ним, но иные по своей природе отношения. Так, ст. 109, 111 СК возлагают на администрацию организации по месту работы плательщика алиментов обязанности по удержанию алиментов из заработной платы и (или) иного дохода плательщика и по сообщению судебному приставу-исполнителю и лицу, получающему алименты, об увольнении плательщика, а также о новом месте его работы или жительства, если оно ей известно. Одним из участников возникающих при этом правоотношений становится юридическое лицо—работодатель плательщика алиментов. Указанные отношения носят гражданско-правовой (с участием получателя алиментов) или гражданско-процессуальный (с участием судебного пристава-исполнителя) характер. Административно-правовую, а не семейно-правовую природу имеют такие регулируемые семейным законодательством отношения, которые складываются между гражданами и государственными (муниципальными) органами, в частности по поводу регистрации актов гражданского состояния, а также у становления и осуществления опеки и попечительства над детьми.

 Будучи единственно возможными участниками семейных правоотношений, граждане выступают в них в особом качестве, т. е. как родители, дети,  супруги, усыновители, опекуны и т. д. При этом одно и то же лицо может I быть одновременно связано множеством разных семейных правоотношений, выступая в одном из них в качестве внука, в другом — сына, в третьем — отца, в четвертом — супруга, в пятом — брата и т. д. В этих своих качествах граждане незаменимы, в силу чего всякое семейное правоотношение должно рассматриваться как уникальное по составу его участников.

Необходимой предпосылкой участия граждан в семейных правоотношениях выступает наличие у них правоспособности в сфере семейного права.

Правоспособность граждан в семейном праве. СК не содержит норм, специально посвященных правоспособности граждан в области семейного права. В сущности, в них и нет необходимости, поскольку общее понятие гражданской правоспособности, закрепленное ст. 17 ГК, в полной мере применимо и в рассматриваемой сфере. Итак, семейную правоспособность можно определить как способность граждан иметь семейные права и нести обязанности. Семейная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и может быть ограничена лишь в случаях и порядке, установленных законом.

Будучи конкретным видом гражданской правоспособности, семейная правоспособность возникает у граждан уже в момент их рождения, сохраняется у них в течение всей жизни и прекращается только их смертью. Содержание семейной правоспособности составляют те права и обязанности, которыми граждане могут обладать в сфере семейных отношений. Большинство из них прямо закреплено действующим семейным законодательством: право вступления в брак и его прекращения, право родителей на воспитание детей, право ребенка жить и воспитываться в семье, право на общение с родителями и другими родственниками и т. д. Однако, как и в гражданском праве в целом, в семейном праве граждане могут приобретать и такие права и обязанности, которые хотя прямо не указаны в семейном законодательстве, но ему не противоречат.

Содержание семейной правоспособности не остается неизменным. Совершенно очевидно, что с момента рождения граждане не становятся сразу обладателями всех правовых возможностей, составляющих содержание семейной правоспособности. Возможность обладания многими правами, в частности правами вступления в брак, на усыновление ребенка, на выступление в качестве опекуна и т. д., появляется у граждан лишь при наличии определенных психофизических качеств, в том числе с достижением ими предусмотренного законом возраста. Поэтому хотя сама семейная правоспособность и возникает в момент рождения гражданина, в дальнейшем, по мере его взросления, она расширяется за счет появления у гражданина новых правовых возможностей в сфере семейных отношений.

Ограничение семейной правоспособности подчиняется общему правилу, закрепленному ст. 22 ГК: никто не может быть ограничен в правоспособности иначе как в случаях и порядке, установленных законом. СК указывает на ряд случаев, когда граждане лишаются тех правовых возможностей, которыми они обладали в рассматриваемой области до появления указанных в законе обстоятельств. Например, в соответствии со ст. 127 СК не могут быть усыновителями совершеннолетние лица обоего пола, если они признаны судом недееспособными или ограниченно дееспособными, лишены по суду родительских прав и т. д.; согласно ст. 146 СК не назначаются опекунами (попечителями) хронические алкоголики или наркоманы, лица, отстраненные ранее от выполнения обязанностей опекунов (попечителей), и т. д.

Любые сделки, направленные на ограничение семейной правоспособности, равно как и добровольный отказ гражданина от тех или иных правовых возможностей, образующих содержание семейной правоспособности, являются ничтожными (п. 3 ст. 22 ГК). Так, не будут иметь никакой юридической силы условия брачного договора, которые ограничивают правоспособность или дееспособность супругов, а также их право на обращение в суд за защитой своих прав (п. 3 ст. 42 СК).

Некоторые из правовых возможностей, составляющих содержание семейной правоспособности, по своей природе таковы, что специально рассчитаны на реализацию их лицами, не обладающими дееспособностью. Таково, в частности, большинство закрепленных в гл. 11 СК прав несовершеннолетних детей. Дети не только обладают правами на получение семейного воспитания, общение с родителями и другими родственниками, выражение своего мнения и т. д., но и самостоятельно осуществляют их без помощи своих законных представителей. Однако, чтобы самостоятельно реализовать многие правовые возможности, образующие семейную правоспособность, субъекты семейного права должны обладать и семейной дееспособностью.

Дееспособность граждан в семейном праве. Под семейной дееспособностью граждан понимается их способность своими действиями приобретать и осуществлять семейные права, а также создавать для себя семейные обязанности и исполнять их. В полном объеме семейная дееспособность возникает у граждан с достижением ими совершеннолетия, т. е. по достижении 18-летнего возраста. Однако возможность самостоятельного осуществления многих семейных прав и обязанностей появляется у граждан и ранее достижения данного возраста. Так, в случае вступления в брак лиц, которым снижен брачный возраст (ст. 13 СК), эти лица самостоятельно осуществляют все права и обязанности супругов. Несовершеннолетние родители, не состоящие в браке, в случае рождения у них ребенка и при установлении их материнства и (или) отцовства вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими шестнадцати лет (п. 2 ст. 62 СК). По достижении ребенком десяти лет необходимо получить его согласие на усыновление (п. 1 ст. 132 СК), а также на изменение при усыновлении его фамилии, имени и отчества (п. 4 ст. 134 СК) и др. Поэтому хотя в семейном праве частичная (неполная) дееспособность особо и не выделяется, в действительности она у несовершеннолетних граждан имеется.

В случаях, когда полная гражданская дееспособность возникает у граждан ранее восемнадцати лет (эмансипация, вступление в брак), в рассматриваемой сфере это не влечет аналогичных правовых последствий. В частности, эмансипированное лицо может вступить в брак ранее восемнадцати лет лишь в том случае, если ему в установленном порядке будет снижен брачный возраст. В качестве усыновителей могут выступать лишь совершеннолетние лица без каких-либо исключений на сей счет (ст. 127 СК).

Признание граждан недееспособными в сфере семейного права имеет те

же основания и влечет те же последствия, что и в гражданском праве в целом. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими и признан судом в установленном порядке недееспособным (ст. 29 ГК), не лишается принадлежащих ему семейных прав и обязанностей, но не может сам осуществлять большинство из них. За него эти права и обязанности осуществляются назначенным ему опекуном. Разумеется, далеко не все семейные права и обязанности недееспособного лица могут быть осуществлены подобным образом. Законный представитель не может восполнить недееспособность своего подопечного, например, при вступлении в брак, усыновлении и т. п. Однако по смыслу закона опекун, призванный защищать интересы подопечного, может выступать в его интересах в такого рода делах, как прекращение брака, включая инициирование развода с лицом, наносящим вред интересам подопечного, отстаивание интересов подопечного при усыновлении его ребенка и т. п.

Признание гражданина ограниченно дееспособным (ст. 30 ГК) влечет невозможность выступления его в качестве усыновителя (ст. 129 СК), опекуна или попечителя (ст. 146 СК), а также самостоятельного заключения им брачного договора (ст. 40 СК) или соглашения об уплате алиментов (ст. 99 СК). Кроме того, семейное законодательство предусматривает и специальный случай ограничения семейных, а конкретно родительских прав. В соответствии со ст. 73 СК ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и др.). Строго говоря, в данном случае происходит ограничение не семейной дееспособности, а уже существующих субъективных семейных прав. Поскольку, однако, понятие «родительские права» носит в известном смысле собирательный характер, так как охватывает собой множество более конкретных правовых возможностей, ограничение родительских прав весьма близко примыкает к ограничению семейной дееспособности.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |