Имя материала: Гражданское право 3-й том

Автор: АЛ. Сергеева

§ 4. содержание брачного правоотношения

 

Общие положения. Отношения между супругами сложны и многообразны. На протяжении, как правило, довольно длительной совместной жизни супруги вступают между собой в самые различные отношения. Многие из этих отношений вообще не регулируются правом. Однако есть и такие, которые подвергаются правовому регулированию. В их числе имущественные и некоторые личные неимущественные отношения. Удельный вес последних невелик, поскольку право на многие из них просто не в состоянии воздействовать. Круг же имущественных отношений весьма широк. Совокупность урегулированных правом имущественных и личных неимущественных отношений между супругами образует брачное правоотношение. Этот термин используется из соображений практического удобства, чтобы всякий раз не перечислять многочисленные супружеские связи. Соответственно содержание брачного правоотношения образуют права и обязанности супругов, предусмотренные ст. 31—46 СК и другими актами семейного и гражданского законодательства.

Супруги в период нахождения в браке сохраняют в полном объеме гражданскую правоспособность и дееспособность и поэтому могут иметь любые гражданские права и обязанности, в том числе и по отношению друг к другу. Однако в рамках брачного правоотношения ряд имевшихся у супругов прав и обязанностей модифицируется, а также появляются новые права и обязанности. Именно эти изменения и позволяют говорить о возникновении между супругами брачных правоотношений с самостоятельным содержанием. Правда, основные изменения в содержании брачного правоотношения приурочиваются к его возникновению (заключению брака) или прекращению. Однако изменения в рамках брачного правоотношения возможны и в период брака: приобретаются в общую собственность новые вещи, взыскиваются алименты и т. п.

Права и обязанности одного супруга по отношению к другому существуют либо как тождественные по содержанию (например, каждому из них принадлежит право на выбор места жительства), либо как противоположные (один имеет право требовать уплаты алиментов, а другой — обязан сделать это) . В первом случае права и обязанности, как правило, существуют независимо друг от друга. Их взаимосвязь проявляется лишь в момент неисполнения. Во втором случае можно говорить о наличии взаимности, свойственной классическим двусторонним договорам (купли-продажи, аренды и т. п.).

Личные права и обязанности супругов. Законом (ст. 31 и 32 СК) урегулированы немногочисленные личные права и обязанности супругов, в основном те, которые прямо или косвенно вытекают из предусмотренных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина (ст. 19,27,37,38 и 55), а также из общих норм гражданского законодательства (ст. 19 и 20 ГК).

Поскольку личные неимущественные права супругов являются как бы продолжением их конституционных прав, вступление в брак не может существенно повлиять на их содержание. Нарушение этих прав одним из супругов по отношению к другому так же запрещено, как и по отношению к любому иному субъекту гражданского права.

В то же время закрепление личных неимущественных прав супругов в рамках именно семейного законодательства не лишено смысла. Осуществление таких прав в рамках семейно-правовых отношений имеет специфику, которая отражена в нормах семейного права. Именно эта специфика и должна быть предметом последующего изучения.

В качестве критерия оценки поведения супругов в браке служит то, как они реализуют свои личные неимущественные права и несут обязанности. Такая оценка порой имеет довольно серьезное правовое значение. Например, недостойное поведение в семье может служить основанием для отказа во взыскании алиментов (п. 2 ст. 119 СК). Одним из случаев недостойного поведения в семье как раз и является нарушение личных неимущественных прав другого супруга. Такое нарушение может быть предусмотрено брачным договором в качестве основания для лишения супруга каких-либо имущественных прав или возложения на него дополнительных обязанностей.

Наконец, нельзя забывать и того, что подобный подход законодателя обусловлен исторически. Вплоть до начала XX в. правовое положение женщины в семье было подчиненным, зависимым, что выражалось в непризнании за ней некоторых семейных прав, принадлежавших мужчинам, или в их ограничении, либо в возложении на нее дополнительных обязанностей. Достаточно вспомнить такие правовые конструкции, как «власть мужа над женой», «обязательное проживание жены у мужа», «право мужа истребовать жену» и т. д.

Неравноправное положение женщины в брачном правоотношении в процессе гуманизации семейного законодательства устранено. Однако на случай рецидивов прежнего подхода сохранились нормы, подчеркивающие отсутствие каких-либо ограничений прав женщины и невозможность их введения по воле кого-либо.

Сравнительно скромное место личных неимущественных прав и обязанностей супругов нельзя считать следствием неразвитости соответствующих отношений между ними. Оно объясняется, если можно так выразиться, «деликатностью» законодателя, избегающего вмешательства в интимную сферу супругов, в которой главную роль играют нравственные начала.

Итак, ст. 31 и 32 СК закрепляют следующие личные неимущественные права супругов:

1) право на выбор рода занятий и профессии. Согласно ст. 37 Конституции РФ каждый (в том числе и супруги) имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. В соответствии с этим каждый из супругов вправе самостоятельно решать, чем ему заниматься (или не заниматься ничем), какой профессии и где ему обучаться и т. д. Скажем, если жена решит работать по специальности, муж не вправе потребовать от нее в судебном порядке сидеть дома с детьми или вести домашнее хозяйство. Точно так же жена не вправе заставить мужа-бездельника трудиться на благо семьи. Впрочем, семейная жизнь вовсе не исключает того, чтобы один из супругов ставил перед другим вопрос об изменении рода занятий или профессии. Такие требования возможны, но они не снабжаются правовыми санкциями. Однако если один из супругов пренебрегает пожеланиями другого или не хочет изменить своего отношения к жизни, последствия все-таки наступают. Бездумная реализация одним из супругов права на выбор рода занятий и профессии способна разрушить семью. Однако было бы неразумным как-то ограничивать конституционные права граждан во имя сохранения семьи. Ведь принудительное сохранение уже распавшейся семьи — дело еще более безнравственное, чем развод;

2) право на выбор места жительства. В соответствии со ст. 27 Конституции РФ каждый гражданин (в том числе состоящий в браке) имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. Порядок реализации указанного права определен Законом РФ «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места постоянного пребывания и жительства в пределах РФ» от 25 июня 1993 г. В соответствии со ст. 20 ГК местом жительства гражданина признается место, где он постоянно или преимущественно проживает. Выбор этого места, как правило, зависит от воли гражданина, кроме случаев, предусмотренных законом. Семейное законодательство не отменяет и не изменяет этих правил.

Супруги могут жить вместе, и такой образ их жизни, как правило, свидетельствует о благополучии в семье. Ведь именно совместное проживание позволяет вести общее хозяйство, а это означает, что брак имеет под собой надлежащую материальную базу. Многие нормы гражданского, семейного, трудового или иных отраслей законодательства исходят из предположения о том, что супруги проживают совместно. Такова, например, ст. 672 ГК, согласно которой члены семьи нанимателя (в том числе и супруг) пользуются одинаковыми с ним правами и обязанностями по договору социального найма жилого помещения. И все-таки вести речь о презумпции совместного проживания супругов было бы неверно. Совместное проживание супругов — это скорее та цель, которую преследует законодатель.

Однако во имя этой благой цели никто не может заставить супругов проживать совместно. Никакого обязательного места проживания супруги иметь не должны. Если они желают проживать раздельно, мешать им в этом нельзя. В то же время раздельное проживание супругов может влечь за собой правовые последствия. Например, раздельное проживание при условии прекращения семейных отношений может привести к признанию раздельным и имущества, нажитого в период этого проживания (п. 4 ст. 38 СК). Одним из доказательств фиктивности заключенного брака является раздельное проживание супругов.

В то же время никто не может препятствовать воссоединению семьи, кроме случаев, прямо предусмотренных законом. Скажем, жена не может совместно проживать с мужем, осужденным к лишению свободы, однако за ней сохраняется право свидания, в том числе достаточно длительного. Если какие-либо нормативные или индивидуальные правовые акты препятствуют совместному проживанию, они подлежат отмене. Например, сотрудники паспортной службы не вправе отказать в регистрации одного супруга по месту жительства другого;

3) право на выбор фамилии при вступлении в брак и при расторжении брака. Супруги по своему желанию выбирают при заключении брака фамилию одного из них в качестве общей фамилии, либо каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию, либо, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ, присоединяет к своей фамилии фамилию другого супруга (п. 1 ст. 32 СК).

Фамилия является составной частью имени гражданина как одного из способов его индивидуализации (ст. 19 ГК РФ). Изменение фамилии при вступлении в брак объясняется исторической традицией или соображениями практического удобства. В прежние времена взятие женой фамилии мужа символизировало растворение ее личности в личности мужа. Впоследствии, когда было признано полное равноправие супругов, любой из них при вступлении в брак получил право избрать фамилию другого.

Ни один супруг не может быть принужден взять фамилию другого. И тем не менее большинство жен берет себе фамилию мужа. Меньшая часть вступающих в брак сохраняет прежние фамилии. Наконец, в редких случаях, если муж хочет изменить неблагозвучную фамилию или получить по каким-либо причинам иную фамилию, он берет фамилию жены. Очевидно, существуют какие-то весомые причины, вызывающие подобное поведение. По-видимому, общая фамилия является символом единства семьи, семейного очага. Она подчеркивает общность супружеской жизни и единое происхождение рожденных супругами детей.

СК признал возможность именоваться двойной фамилией, состоящей из фамилий мужа и жены, соединенных дефисом (например, Голенищев-Кутузов). Положительное значение этой новеллы состоит в том, что возможности выбора супругами фамилии расширены. Однако она может породить и дополнительные проблемы. Двойные фамилии неудобны в употреблении. Поэтому по решению субъектов РФ соединение фамилий может быть запрещено. Двойные фамилии несут в себе угрозу появления тройных и более множественных фамилий как результата присоединения к двойной фамилии еще одной. Во избежание этого СК установил, что соединение фамилий не допускается, если добрачная фамилия хотя бы одного из супругов является двойной (ч. 2 п. 1 ст. 32 СК).

В случае расторжения брака супруги вправе сохранить общую фамилию или восстановить свои добрачные фамилии (п. 3 ст. 32 СК). Закрепление в законе возможности сохранить общую фамилию обусловлено интересами супругов. Брачные отношения могут существовать довольно продолжительное время, и супруги могут получить широкую известность и общественное признание как раз под общей фамилией. Было бы несправедливым лишать их честно заработанного общественного признания, понуждая к изменению фамилии.

Что касается восстановления добрачной фамилии, то оно обычно происходит в тех случаях, когда отношения между супругами накануне расторжения брака обострились до предела и они стремятся стереть из памяти даже такое малозначительное упоминание о семейной жизни, как общая фамилия. Наконец, иногда супруг под общей фамилией подвергается общественному осуждению и тогда другой супруг стремится отречься от связи с ним путем отказа от прежней фамилии.

При регистрации расторжения брака каждый из супругов должен указать, какой фамилией он хочет именоваться. Однако в ряде случаев получить такое волеизъявление непросто. Так, при расторжении брака по инициативе одного из супругов в случаях, когда другой супруг отбывает наказание или признан недееспособным, последний должен быть извещен об этом. В этом случае ему дается время на то, чтобы он выбрал фамилию, которую он хотел бы иметь после расторжения брака (п. 4 ст. 34 Закона РФ «Об актах гражданского состояния»). Причем на случай нежелания осуществить подобный выбор каких-либо правил не предусмотрено. Однако это не может быть препятствием для расторжения брака, просто фамилия такого супруга остается прежней. Указанный вывод может быть сделан на основе толкования ст. 36 того же Закона, согласно которой возвращение супругу его добрачной фамилии производится лишь при его желании. При признании брака недействительным супругам автоматически возвращаются их добрачные фамилии. Подобный подход законодателя объясняется стремлением в полной мере устранить последствия недействительного брака. Однако в ряде случаев возвращение добрачной фамилии может ущемить интересы одного из супругов, который при этом не виновен в заключении такого брака. В целях защиты добросовестного супруга п. 5 ст. 30 СК установил правило о том, что он вправе в данном случае сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака.

Семейное право регламентирует выбор фамилии только при вступлении в брак или при расторжении брака. Выбор фамилии как бы приурочен к регистрации брака или развода и потому осуществляется в упрощенном порядке. Если один из супругов в период брака пожелает изменить свою фамилию, то соответствующие отношения регламентируются не СК, а Законом РФ «Об актах гражданского состояния» (ст. 58—63). Предусмотренная этим Законом процедура более сложна. Однако ее изучение не входит в круг задач семейного права.

Особый порядок перемены фамилии при вступлении в брак и расторжении брака подчеркивает также п. 2 ст. 32 СК, согласно которому перемена фамилии одним из супругов в период брака не влечет за собой перемену фамилии другого супруга;

4) право на совместное решение вопросов семейной жизни. Вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие вопросы жизни семьи решаются супругами совместно исходя из принципа равенства супругов (п. 2 ст. 31 СК).

Согласно п. 3 ст. 19 Конституции РФ мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Запрещены любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Следовательно, супруги равны и в сфере семейной жизни, основные вопросы которой они должны решать совместно.

Совместное решение предполагает учет воли обоих супругов в решении любых семейных вопросов. При этом вовсе не обязательно, чтобы супруги по любому поводу заключали между собой договоры. При наличии взаимного доверия супруги могут распределить между собой решение вопросов семейной жизни таким образом, чтобы каждому из них достались для самостоятельных решений разные сферы. Например, они могут договориться, что спортивной подготовкой детей будет целиком заниматься муж, а учебной — жена и т. д. Главное — чтобы один из супругов не мог решать проблемы семейной жизни вопреки воле другого. В противном случае будет нарушен принцип равенства супругов в правовой сфере.

Нарушение правила о совместном решении вопросов семейной жизни влечет за собой правовые последствия. К ним могут быть отнесены признание односторонних действий супруга-нарушителя не имеющими силы (недействительными), возложение на него обязанности восстановить положение, существовавшее до нарушения, и некоторые другие меры, предусмотренные ст. 12 ГК. Например, будет недействительным усыновление, произведенное без согласия другого супруга, которое необходимо в силу ст. 133 СК.

Правда, применение гражданско-правовых санкций в рамках личных неимущественных отношений далеко не всегда способно восстановить мир в семье. Многие нравственные потери просто невосполнимы. Однако в некоторых случаях применение санкций может достичь своей цели. Ведь даже признание тех или иных действий незаконными может дать серьезный воспитательный эффект.

Хотя право на совместное решение вопросов семейной жизни относится к числу личных неимущественных, оно может быть распространено и на имущественные отношения супругов. Общность супружеской жизни не сводится только к личной сфере, она распространяется и на общее хозяйство. Однако этот вопрос будет рассмотрен позднее, при анализе имущественных отношений супругов.

Личному неимущественному праву одного супруга корреспондирует обязанность другого супруга воздерживаться от нарушения данного права. Например, праву жены на выбор места жительства противостоит обязанность мужа не препятствовать ей в осуществлении данного права. Следовательно, позитивным по содержанию неимущественным правам противостоят негативные (пассивные) обязанности воздержания.

Перечень личных неимущественных прав супругов, предусмотренных в СК, нельзя считать исчерпывающим. В силу диспозитивности гражданского и семейного законодательства могут появиться и иные личные неимущественные права, например в результате бурного развития генной инженерии (право на создание общего ребенка методом клонирования и др.).

Помимо личных прав СК закрепляет и обязанность супругов строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии детей (п. 3 ст. 31). Указанная обязанность представляет собой скорее нравственный императив, а не правовую норму. Законодатель как бы указывает супругам на наиболее желательную для него модель построения семейных отношений. Однако от принудительного навязывания такой модели он отказывается. Подобный отказ выражается в том, что правило п. 3 ст. 31 СК не снабжено санкцией.

Да и сама формулировка этой обязанности включает такое количество оценочных понятий, что ее было бы крайне затруднительно применять на практике. Ведь каждая семья понимает «взаимоуважение», «взаимопомощь», «благосостояние» по-своему. То, что для одних—горе,, другим — счастье. И все-таки брачный договор может содержать указание на неисполнение супругом обязанности, содержащейся в п. 3 ст. 31 СК, как на основание для применения к нарушителю санкций, предусмотренных договором. И в этом случае рассматриваемая обязанность супругов может обрести правовую жизнь.

Закрепленная в СК личная неимущественная обязанность взаимного уважения и помощи обращена одновременно и в равной мере к обоим супругам. Каждый из них должен соблюдать эту обязанность и вправе требовать того же от другого. Соответственно эта обязанность (и корреспондирующее ей право) по содержанию является позитивной (активной).

Нарушение личных неимущественных прав и обязанностей супругов влечет за собой применение к нарушителям санкций (мер защиты и ответственности). Такие меры в СК прямо не предусмотрены. Однако это вовсе не означает, что супруги никак не защищены. Просто при нарушении их личных неимущественных прав и обязанностей применяются меры защиты и ответственности, предусмотренные конституционным, административным, гражданским и иными отраслями законодательства. Применительно к гражданскому праву эти меры в систематизированном виде изложены в ст. 12 ГК.

Имущественные права и обязанности супругов. Общие положения. Нормальная семья предполагает общность не только духовной, но и материальной жизни супругов. Общность материальной жизни воплощается в ведении ими общего хозяйства. В основе такого хозяйства лежат имущественные отношения, складывающиеся между супругами. Будучи облеченными в правовую форму, они подразделяются на две группы: 1) обычные отношения, способные возникать между любыми субъектами гражданского права;

2) особые отношения, складывающиеся только между супругами и потому урегулированные в рамках семейного права. Именно эти последние отношения и будут предметом дальнейшего изучения.

Общее хозяйство составляет основу семьи. Семейное хозяйство, по сути, и представляет собой совокупность имущественных отношений, возникающих между членами семьи. Поскольку же с социологической точки зрения в настоящее время мы имеем дело с так называемой «малой» семьей, т. е. состоящей преимущественно из супругов и их несовершеннолетних детей, именно имущественные отношения между супругами лежат в основе семейного хозяйства. Отношениями между супругами и их детьми применительно к общему хозяйству можно в данном случае пренебречь, тем более что закон исходит из раздельности имущества детей и родителей.

Содержание имущественных правоотношений, возникающих между супругами, образуют имущественные права и обязанности. Именно они и составляют главное содержание брачного правоотношения. Имущественные права в СК подразделяются на вещные и обязательственные. В рамках такой классификации они и будут рассматриваться в дальнейшем.

Супруги могут иметь любые вещные права, признаваемые гражданским законодательством, в том числе по отношению друг к другу. Содержание этих прав изложено в главе 22 настоящего учебника. Между тем в рамках семейного законодательства подробно урегулировано такое вещное право, как право общей совместной собственности супругов. Именно это право и образует основу законного режима имущества супругов.

Однако право общей совместной собственности не поглощает иные вещные права супругов. Наряду с совместной собственностью каждый из супругов может иметь также отдельные права собственности на имущество, принадлежащее ему индивидуально. Соответственно права собственности каждого из супругов могут быть обременены иными вещными правами, в том числе принадлежащими другому супругу. Одним словом, вещные права супругов могут быть достаточно многочисленными и разнообразными, особенно у состоятельных семейных пар.

Еще большее разнообразие вещных прав супругов порождает договорный режим их имущества. Наряду с раздельной и совместной собственностью может возникнуть еще и долевая, вполне реально добавление к ним ряда сервитутов и т. д.

Супруги, как и любые другие субъекты гражданского права, могут вступать в самые различные сделки, в том числе и сделки, порождающие обязательства. Нахождение в браке никак не влияет на их сделкоспособность. Однако в связи с нахождением в браке между супругами могут возникать обязательства особого рода. Указанные обязательства подразделяются на договорные (обязательства из брачного договора и из соглашения о порядке уплаты алиментов) и внедоговорные (многие алиментные обязательства, обязательства по возмещению вреда, причиненного одним из супругов).

Поскольку алиментные обязательства супругов будут рассмотрены в главе 61 учебника вместе с аналогичными обязательствами, возникающими между другими родственниками (членами семьи), сосредоточимся на брачном договоре, составляющем основу договорного режима имущества супругов, и на ответственности супругов по обязательствам.

Семейное хозяйство как совокупность имущественных отношений между супругами содержит в качестве своей основы общее имущество супругов, однако не сводится к нему. В рамках семейного хозяйства могут существовать и такие имущественные права и обязанности супругов, которые хотя и служат благу семьи, но принадлежат супругам индивидуально. Например, супруги могут проживать в квартире, принадлежащей на праве собственности одному из них. Сама квартира, как и право собственности на нее, в данном случае в состав общего имущества не входит. Однако право пользования такой квартирой (вместе с обязанностями по оплате необходимых расходов) вполне может входить в состав общего имущества.

В состав общего имущества супругов при распространении на него законного режима входят объекты, принадлежащие им на праве общей совместной собственности, а также некоторые общие обязательства, включающие как права требования, так и долги (активы и пассивы). Следует различать имущество, которое находится в общей совместной собственности супругов, и общее имущество супругов. В общей совместной собственности могут находиться только вещи, деньги, ценные бумаги и иные объекты права собственности. Права требования, а тем более долги к числу объектов права собственности относиться не могут. Однако они при определенных обстоятельствах могут быть отнесены к общему имуществу супругов.

В период брака право общей совместной собственности супругов перетекает в права требования, и наоборот. Например, наличные деньги вносятся на вклад и превращаются в права требования вкладчика к банку, а затем за счет этих денег приобретаются вещи, на которые устанавливается право общей совместной собственности. Главное, чтобы права требования и долги признавались общими. Источник этой общности — поступление имущества в общую совместную собственность супругов на любом из этапов смены им своих правовых форм.

Общее имущество супругов состоит не только из имущественных ценностей (активов), но и из общих долгов (пассивов). Такая сложная структура общего имущества должна учитываться и при разделе объектов общей совместной собственности. Согласно п. 3 ст. 39 СК общие долги супругов при разделе общего имущества распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям. В принципе, общее имущество может иметь в результате и отрицательную стоимость, хотя и будет включать при этом довольно ценные имущественные объекты.

В рамках договорного режима общее имущество может и не образоваться, например, если супругами избран режим строгой раздельности их имущества. В этом случае и долги возникают в лице каждого из супругов. Однако если супруги избрали режим долевой собственности, то общее имущество существует, просто оно разделено на доли.

Законный режим имущества супругов. Понятие законного режима имущества супругов сформулировано в п. 1 ст. 33 СК. В соответствии с установленным в нем правилом законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Подобный режим означает, что любое имущество, нажитое супругами в период брака, поступает в их общую совместную собственность, если иное не предусмотрено законом (п. 1 ст. 34 СК).

Совместная собственность является такой разновидностью общей собственности, при которой заранее не определяются доли сособственников в праве собственности (п. 2 ст. 244 ГК). Эти доли не определяются с целью обеспечить равенство супругов в экономической сфере. Создание семьи, ведение общего хозяйства, рождение и воспитание детей занимают довольно много времени. В то же время они не приносят в семью материального достатка, хотя и создают условия для успешной трудовой, коммерческой, творческой и иной деятельности супругов. И если семейными делами занимается один из супругов, а другой зарабатывает деньги для общих нужд, доля последнего в общем имуществе, если бы она выделялась, во много раз превысила бы долю первого. Но тогда был бы нарушен принцип равенства супругов в экономической сфере. Поэтому п. 3 ст. 34 СК устанавливает правило, согласно которому право на общее имущество принадлежит также тому супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода. И при этом доли в праве совместной собственности супругов считаются равными (п. 1 ст. 39 СК).

Совершенно иные цели законодатель преследует, не определяя доли в совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 257—259 ГК). Главная цель отказа от определения долей в нем состоит в обеспечении экономической целостности этого хозяйства, а именно того, чтобы распад семейного единства не вел к раздроблению имущества хозяйства на отдельные части. Поэтому выделяющимся сособственникам выплачивается стоимость их доли. Доля же в натуре не выдается. Если членами такого хозяйства являются супруги, то последние подчиняются правилам об общей совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства в отношении имущества, принадлежащего такому хозяйству (п. 2 ст. 33 СК). Что же касается иного имущества супругов, то на него распространяются правила об общей совместной собственности супругов,

Собственность супругов образует особую разновидность совместной собственности с точки зрения ее: 1) субъектного и 2) пообъектного составов, 3) порядка владения, пользования и распоряжения ею, а также 4) правил раздела общего имущества.

Субъектный состав совместной собственности супругов ограничен. Во-первых, количество сособственников при ней не может быть более двух. Если какая-либо вещь приобретается супругами вместе с третьим лицом, то супруги выступают в качестве единого участника общей долевой собственности. При этом доля в общей долевой собственности поступает в общую совместную собственность супругов. Однако в отношении имущества, составляющего основу крестьянского (фермерского) хозяйства, супруги выступают как сособственники наравне с другими членами этого хозяйства.

Поскольку участников совместной собственности супругов всегда только двое, выдел доли любого из супругов влечет прекращение общей собственности. Это означает, что всякий выдел доли влечет для супругов одновременно и раздел их общей собственности.

Во-вторых, в роли сособственников могут выступать только супруги или бывшие супруги (до тех пор пока они не разделят свою собственность, а в отношении определенного имущества — и после раздела). Предельный срок, в течение которого общая совместная собственность может существовать после расторжения брака, законом не установлен. В принципе, она может существовать до тех пор, пока не прекратится вследствие смерти одного из супругов или гибели самой вещи.

В любом случае право совместной собственности не может перейти по наследству. В момент смерти общая совместная собственность супругов трансформируется в долевую, и по наследству переходит уже доля в праве общей долевой собственности. Эта доля, как правило, составляет '/г общего имущества, однако может быть пересмотрена судом в случае, предусмотренном п. 2 ст. 39 СК.

Внебрачные сожители не могут приобрести право общей совместной собственности, поскольку оно возникает только в случаях, предусмотренных законом (п. 3 ст. 244 ГК), а не договором. Между внебрачными сожителями (так называемыми фактическими супругами) может существовать только общая долевая собственность. Доли внебрачных сожителей в общем имуществе определяются в зависимости от степени их участия средствами и личным трудом в приобретении имущества.

Объектный состав общего имущества супругов специально определен в законе. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся:

1) доходы каждого из супругов от трудовой деятельности (заработная плата, надбавки и доплаты к ней, премии и иные выплаты, входящие в систему оплаты труда);

2) доходы от предпринимательской деятельности (доход супруга, являющегося индивидуальным предпринимателем, доля прибыли коммерческой организации, причитающаяся ее руководителю, и т. д.);

3) доходы от результатов интеллектуальной деятельности (авторский гонорар, роялти и иные выплаты);

4) полученные пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, регулярно выплачиваемой, к примеру, государственным служащим, арендная плата за сданную внаем квартиру и др.);

5) приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации;

6) любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (п. 2 ст. 34 СК).

Перечень доходов и имущества супругов, которые поступают в их совместную собственность, является открытым. Например, в состав общего имущества супругов следует также включать дивиденды (проценты), полученные по акциям (иным ценным бумагам), денежные средства, вырученные за счет продажи общего имущества, имущество, приобретенное в результате мены, вещи, переданные в дар одновременно обоим супругам, и т. д.

При этом не имеет значения, на чье имя внесено или зарегистрировано соответствующее имущество. Например, квартира, зарегистрированная на имя одного из супругов в период брака, будет признана находящейся в общей совместной собственности точно так же, как и приобретенная супругами мебель, которой они пользовались, проживая в этой квартире.

Следовательно, совместной собственностью супругов следует признать любое имущество, нажитое в период брака, кроме того, которое прямым указанием закона изъято из совместной собственности супругов.

Не поступает в совместную собственность супругов, а считается индивидуальной собственностью каждого из них имущество:

1) принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак (п. 1 ст. 36 СК);

2) полученное во время брака в дар (кроме дарения обоим супругам одновременно) или по иным безвозмездным сделкам, например, сделкам приватизации жилья (п. 1 ст. 36 СК).

Если невозможно установить, подарена вещь одному из супругов или им обоим, следует исходить из того, что она подарена им обоим и вследствие этого поступает в их совместную собственность;

3) приобретенное в порядке наследования по закону или по завещанию (п. 1 ст. 36 СК);

4) специальные целевые денежные выплаты, например, государственные и иные разовые премии за выдающиеся достижения, иные денежные выплаты, не носящие постоянного или периодического характера и не причитающиеся супругу в обязательном порядке (п. 2 ст. 34 СК);

5) вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (п. 2 ст. 36 СК). Эти вещи признаются собственностью того супруга, который ими пользовался, хотя бы они и были приобретены в период брака за счет общих средств супругов. Данное правило объясняется соображениям!? практического удобства. Делить вещи индивидуального пользования неприятно, а подчас и невозможно в силу того, что они, как правило, нужны только тому супругу, для которого приобретались.

К вещам индивидуального пользования не относятся драгоценности и другие предметы роскоши. Понятие «драгоценности» определить несложно. Под ними обычно понимают то, что древние римляне называли «нетленными» вещами, а именно изделия из золота, серебра и других драгоценных металлов, а также драгоценных камней. Что касается других предметов роскоши, то с ними сложнее. В каждой семье существует своя система ценностей. И понятие о роскоши свое. Однако в любом случае к предметам роскоши следует отнести то, что не нужно в быту, например, произведения искусства и другие культурные ценности, а также такие предметы, которые с точки зрения современного уровня потребления нетипичны для большинства российских семей.

Если имущество приобретено в период брака на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак или полученные в период брака из источников, которые не приводят к образованию общей совместной собственности (в дар, по наследству и т. д.), такое имущество должно считаться индивидуальной собственностью того из супругов, который его приобрел . Например, супруг продал полученный им в дар автомобиль и направил денежные средства строго по целевому назначению на покупку дачи, не передавая их в общее семейное имущество. Тогда дача будет считаться собственностью только этого супруга. Точно так же за супругом останется право на вклад, который он внес на свое имя за счет личных средств.

Имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью (ст. 37 СК), если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т. п.).

Брачные отношения, как правило, продолжаются довольно длительное время, в течение которого имущество каждого из супругов может не только ветшать, но и подвергаться различным усовершенствованиям. Было бы несправедливым не учитывать того, что изменения в имущество вносятся за счет собственных средств или труда другого супруга или за счет общего имущества супругов. В то же время изменения должны быть существенными, а не сводиться к косметическому ремонту или частичному обновлению. Закон требует, чтобы изменения значительно увеличивали стоимость имущества, т.е. настолько, чтобы сумма увеличения (восстановления) была сравнима с остаточной стоимостью вещи.

Специального согласия одного супруга на вложение в его имущество средств или труда другого не требуется. Предполагается, что если такое вложение происходит, то согласие имеется. В этом реконструкция имущества в отношениях между супругами отличается от реконструкции объектов с участием иных членов семьи собственника. Так, право общей долевой собственности на жилой дом может быть признано за членами семьи собственника, вкладывавшими свои средства и труд в строительство (реконструкцию) дома, лишь в случае, если установлено, что между ними была договоренность о том, что вложения производятся в целях возникновения общей долевой собственности на жилой дом.

Напротив, суд вправе признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них (п. 4 ст. 38 СК). При этом недостаточно только раздельного проживания. Нужно установить факт прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства, т.е. распад семьи. Супруги должны прекратить поддерживать личные отношения между собой. Наконец, приобретение имущества при таких обстоятельствах не должно быть совместным, т. е. производиться за счет средств обоих супругов. И только при наличии всех указанных обстоятельств суд может признать индивидуальным имущество супругов, нажитое каждым из них в период раздельного проживания. Вынесение судом подобного решения не препятствует супругам в дальнейшем восстановить семью и тем самым создать условия для возникновения общей совместной собственности. Однако такое воссоединение семьи автоматически не превращает раздельную собственность в совместную. Для этого необходимо заключить брачный договор.

Порядок владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, урегулирован ст. 35 СК. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по их обоюдному согласию. Супруги могут заключить между собой соглашение, определив в нем порядок осуществления своих полномочий по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом. Однако обязанность всякий раз заключать подобные соглашения у них отсутствует. Просто решение соответствующих вопросов может брать на себя один из супругов. При этом представительство касается только общего имущества супругов. В отношении же раздельного имущества каждый из них выступает как самостоятельный субъект права.

Особо в законе регламентируется порядок распоряжения общим имуществом. Владение и пользование, как правило, сохраняют семейное имущество в целости. Иное дело — распоряжение. В результате осуществления правомочия распоряжения общим имуществом оно в большинстве случаев отчуждается, что может привести к ущемлению интересов одного из супругов. Поэтому пп. 2 и 3 ст. 35 СК содержат детально разработанные правила, касающиеся распоряжения супругами их общим имуществом.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Указанная презумпция основана на обычном порядке ведения семейных дел. Один из супругов, как правило, распоряжается общим имуществом с устного согласия другого супруга или просто в силу сложившегося порядка ведения семейных дел. Мало кто получает письменное согласие другого супруга на совершение сделок.

Таким образом, презумпция наличия согласия супруга — это законодательное предположение, состоящее в том, что супруг, совершающий сделку по распоряжению общим имуществом, предполагается уже получившим согласие на эту сделку со стороны второго супруга. Естественно, данная презумпция является опровержимой. Если доказано, что такое согласие отсутствовало, указанное предположение будет отвергнуто.

Однако сделка по распоряжению общим имуществом, заключенная без согласия другого супруга, признается недействительной далеко не всякий раз, когда опровергается указанная презумпция. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки (ч. 2 п. 2 ст. 35 СК).

Сделка по распоряжению общим имуществом, совершенная без согласия одного из супругов, является оспоримой, причем только по иску супруга, интересы которого ущемлены. При этом другая сторона в сделке должна быть недобросовестной, что придется доказывать истцу.

Такой сложный порядок признания недействительной сделки, совершенной без согласия одного из супругов, введен в интересах прочности и удобства гражданского оборота и во избежание возможных злоупотреблений. Иное решение данного вопроса позволило бы супругам оспаривать любую совершенную ими сделку, а их контрагенты вынуждены были бы получать согласие другого супруга в каждом случае, что крайне неудобно.

Для наиболее важных объектов общего супружеского имущества закон устанавливает дополнительные требования. Согласно п. 3 ст. 35 СК для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Круг объектов, относящихся к недвижимому имуществу, а также случаи, когда сделка требует нотариального удостоверения и (или) регистрации, были рассмотрены в главах 9 и 10 настоящего учебника. При этом необходимо учитывать, что получение согласия другого супруга требуется на совершение любой сделки по распоряжению недвижимостью, а не только по ее отчуждению. Таким образом, и залог недвижимости, и сдача ее в аренду подпадают под правило п. 3 ст. 35 СК. Некоторые виды аренды недвижимости не подлежат ни нотариальному удостоверению, ни регистрации (аренда зданий и сооружений сроком менее чем на год). В данном случае получение одним из супругов согласия другого на сдачу недвижимости в аренду никто, кроме его контрагента по сделке, проконтролировать не может. В остальных же случаях подобный контроль за наличием согласия другого супруга должен осуществлять, помимо самого контрагента, также нотариус или регистрирующий орган.

Правило п. 3 ст. 35 СК серьезно расширило круг сделок, для совершения которых необходимо согласие другого супруга. По сути, теперь все доверенности на совершение сделок, требующих нотариального удостоверения, как и сами эти сделки, могут быть нотариально удостоверены только при условии получения согласия супруга. Правда, получение согласия другого супруга не требуется в случае, когда по желанию доверителя облекается в нотариальную форму доверенность, которая может быть совершена и в простой письменной форме.

Согласие супруга на совершение сделки должно быть нотариально удостоверено. Но как быть, если это согласие дано, например, в простой письменной форме? По-видимому, его надлежит признать недействительным на основании ст. 165 ГК. Ведь дача согласия — тоже сделка, к которой в полном объеме применимы правила гражданского законодательства о форме сделок.

Порядок дачи супругами согласия на совершение сделок может быть урегулирован и брачным договором. Договор может освободить одного из супругов от получения согласия другого на совершение каких-либо сделок, разрешив ему действовать самостоятельно, либо, наоборот, расширить круг сделок, при совершении которых необходимо получать подобное согласие. Впрочем, соответствующие положения брачного договора для третьих лиц безразличны. Они действуют только в рамках отношений между супругами: супруг—нарушитель установленных правил несет перед потерпевшим имущественную ответственность.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о ее совершении (ч. 2 п. 3 ст. 35 СК). Таким образом, закон признает сделку, заключенную без нотариально удостоверенного согласия супруга, оспоримой. Для предъявления иска установлен сокращенный срок исковой давности в один год. Но, в принципе, супруг может и не ставить вопрос о недействительности сделки, даже если он не давал на нее согласия.

При этом не следует забывать, что недействительной может быть признана только сделка, предметом которой выступает имущество, находящееся в общей совместной собственности супругов.

Раздел общего имущества супругами урегулирован ст. 38 и 39 СК. Супруги могут разделить свое совместно нажитое имущество в любой момент—как в период брака, так и после его расторжения (п. 1 ст. 38 СК). Следовательно, право на раздел общего имущества у участников общей совместной собственности существует всегда. Раздел имущества означает прекращение общей совместной собственности и появление раздельной собственности каждого из супругов.

Раздел может быть произведен по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе (п. 1 ст. 38 СК). В обоих случаях раздел производится по одинаковым правилам, однако взаимоотношения между супругами и кредитором, предшествующие разделу, имеют определенную специфику. Она будет рассмотрена позднее, при анализе ответственности супругов.

При разделе обычно определяется доля или пропорция, в которой производится раздел имущества, а также то, как оно распределяется между супругами в натуре в соответствии с согласованными долями. В принципе, могут быть распределены только вещи, поступающие в собственность каждого из супругов (произведен раздел имущества в натуре), без определения, их долей. Однако это возможно лишь при незначительном объеме общего супружеского имущества.

Доли супругов в общем имуществе при его разделе признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами (п. 1 ст. 39 СК). При этом доли, выделяемые каждому из супругов, не зависят от того, кто из них зарабатывал деньги, а кто вел домашнее хозяйство, осуществлял уход за детьми или по иным уважительным причинам не имел самостоятельного дохода (п. 3 ст. 34 СК).

Однако суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (п. 2 ст. 39 СК).

Содержание и воспитание несовершеннолетних детей, особенно если их несколько, требуют не только колоссальных личных усилий, но и весьма внушительных денежных средств. Эти расходы далеко не всегда могут быть покрыты за счет алиментов. Поэтому закон при разделе общего имущества допускает увеличение доли того супруга, с которым остаются несовершеннолетние дети. Доля другого супруга может быть уменьшена, причем такое уменьшение производится в интересах несовершеннолетних детей, поскольку принимать участие в содержании и воспитании детей обязаны оба супруга.

Другим случаем изменения правила о равенстве долей супругов является необходимость учета заслуживающих внимания интересов одного из супругов. Доля супруга может быть увеличена, если он по состоянию здоровья нуждается в каком-либо имуществе, которое он сам не в состоянии приобрести. Предметы профессиональной деятельности супруга могут быть переданы ему с одновременным увеличением его доли, если он способен, допустим, создавать с их помощью произведения искусства. Могут быть учтены и иные уважительные причины.

Напротив, если супруг в период брака по неуважительным причинам не участвовал в накоплении общего имущества или, напротив, безрассудно, в ущерб интересам семьи расходовал это имущество, доля такого супруга может быть уменьшена. Уменьшение доли в данном случае, по сути, является санкцией за ненадлежащее поведение в рамках семейных отношений и в то же время способом учета заслуживающих внимания интересов другого супруга.

Перечень обстоятельств, которые могут послужить основой для изменения соотношения долей супругов при разделе общего имущества, нельзя считать исчерпывающим. Суд может признать заслуживающими внимания и иные причины, кроме тех, которые перечислены в п. 2 ст. 39 СК.

Разделу подлежит только наличное, т. е. имеющееся на момент раздела, общее имущество, независимо от того, находится оно у супругов или у третьих лиц. Будущее имущество, т. е. то, которое может быть приобретено супругами в будущем, разделено быть не может, за исключением случаев, предусмотренных брачным договором. Что же касается «прошлого» имущества, т. е. того, которое находилось в совместной собственности супругов, но было отчуждено до раздела, то оно, как правило, в разделе не участвует. Однако при определенных обстоятельствах оно может учитываться в составе общего имущества в целях его справедливого раздела. Так, если один из супругов произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Разделу подвергается не только имущество, принадлежащее супругам на праве общей совместной собственности, но и все общее имущество супругов (в том числе общие права требования и долги). Это общее имущество, по сути, образует единый имущественный комплекс, который необходимо распределить между супругами в соответствии с требованиями закона.

В состав общего имущества при его разделе включаются права требования, принадлежащие обоим супругам, независимо от того, кто значится по ним в качестве кредитора. Общие долги супругов при разделе их имущества также распределяются пропорционально присужденным супругам долям (п. 3 ст. 39 СК).

Раздел общего имущества, в зависимости от того, производится ли он по взаимному согласию супругов, по требованию одного из них или какого-либо другого лица, может быть как добровольным, так и принудительным.

Добровольный раздел производится по взаимному согласию супругов и оформляется специальным соглашением между ними. Соглашение о разделе супругами общего имущества является гражданско-правовой сделкой, в результате которой происходит одновременно и возникновение и прекращение определенных вещных прав. С одной стороны, прекращается право общей совместной собственности супругов, с другой стороны, возникают права индивидуальной собственности каждого из них.

Соглашение о разделе общего имущества должно содержать положения о: а) доле или пропорции, в которой производится раздел; б) распределении между супругами вещей, входящих в состав общего имущества. В принципе, супруги могут просто ограничиться распределением между собой общих вещей, не определяя размер доли, но никак не наоборот. Ведь результатом соглашения о разделе общего имущества является возникновение права собственности каждого из супругов, а оно, как известно, возникает только в отношении индивидуально-определенной вещи. В этом случае сами доли могут не исчисляться. Просто они в скрытой форме оказываются заложенными в то распределение конкретных вещей, которое согласовали супруги.

При добровольном разделе общего имущества супруги сами могут определить размеры своих долей, а значит, и перечень вещей, поступающих в индивидуальную собственность. Никакие мотивы их совместного решения в данном случае не имеют значения. Например, муж может передать в собственность жены все совместно нажитое имущество, или, наоборот, жена заявит о том, что она вправе претендовать лишь на четверть общего имущества. Все эти решения зависят от личных отношений между супругами, от того, какие моральные ценности им дороги.

Соглашение может также фиксировать дополнительные права и обязанности сторон, связанные с разделом общего имущества. Например, в нем могут быть перечислены те действия, которые супруги должны предпринять для оформления права собственности друг друга на раздельное имущество, порядок и сроки передачи тех или иных вещей.

Какая-либо специальная форма соглашения о разделе общего имущества супругов законом не установлена. Следовательно, подлежат применению общие правила о форме сделок, которые установлены в главе 9 ГК (см. главу 10 настоящего учебника). В подавляющем большинстве случаев соглашения о разделе общего имущества должны заключаться в простой письменной форме, поскольку стоимость супружеского имущества, как правило, выше лимита, указанного в ст. 161 ГК. Согласно п. 2 ст. 3 8 СК по желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено. Впрочем, подобное упоминание излишне, поскольку стороны по своему желанию могут облечь в нотариальную форму любую сделку.

Особо следует остановиться на порядке раздела между супругами недвижимости. Как правило, она зарегистрирована на имя одного из супругов. Если на основании соглашения о разделе общего имущества она подлежит передаче в собственность другого, то указанное соглашение должно быть зарегистрировано на основании ст. 164 ГК и ст. 4 Закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество сделок с ним» или, во всяком случае, на основании п. 2 ст. 429 ГК.

И соглашение о разделе общего имущества, и брачный договор заключаются между супругами по поводу их имущества. Тем не менее это различные виды сделок. Только для раздела общего имущества нет смысла заключать брачный договор. Ведь в результате раздела исчезает общее имущество, а значит, и не появляется никакого договорного режима имущества супругов. Однако никто не мешает супругам при заключении брачного договора разделить уже имеющуюся у них совместную собственность. В то же время превращение супругами своей совместной собственности в долевую требует заключения брачного договора. Простым соглашением о разделе общего имущества здесь не обойтись. Правда, имеется и одно исключение. Если речь идет о неделимой вещи, которую невозможно в силу сложившейся структуры общего имущества передать в собственность одного из супругов, то супруги и без брачного договора могут установить общую долевую собственность на нее в соответствии с п. 4 ст. 244 ГК.

Принудительный раздел общего имущества производится на основании решения суда по иску одного из супругов, если между супругами возник спор по поводу раздела, или по иску кредитора, требующего такого раздела для осуществления своего права требования к одному из супругов.

Суд производит раздел общего имущества супругов и определяет их доли в общем имуществе. При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из них (п. 3 ст. 38 СК). Таким образом, суд во всех случаях обязан определить идеальные доли супругов в общем имуществе. Что же касается распределения между супругами конкретных вещей, то оно может производиться судом только по требованию супругов. Супруги могут и не требовать, чтобы суд делил между ними конкретные вещи, рассчитывая самостоятельно договориться об этом на основании решения суда. В таком случае решение должно содержать только указание на доли супругов. Правда, в подавляющем большинстве случаев между супругами возникают споры не о доле, а именно о распределении конкретных вещей или об их стоимости. И тогда решение в обязательном порядке должно содержать распределение между супругами конкретных вещей.

В любом случае принудительный раздел отличается от добровольного тем, что распределение между супругами конкретных вещей всегда следует за установлением принадлежащих им идеальных долей в общем имуществе.

Это означает, что суд должен определить стоимость всех общих вещей, которые подлежат разделу, а затем распределить их между супругами в пределах признанной за каждым из них доли. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на момент рассмотрения дела.

Раздел общего имущества супругов может затронуть интересы третьих лиц, например, других членов крестьянского (фермерского) хозяйства, если речь идет об общем имуществе этого хозяйства, или жилищно-строительного кооператива, когда супруги делят еще не выплаченный полностью паевой взнос. Такие третьи лица должны быть привлечены к участию в процессе о разделе имущества и могут заявить к супругам самостоятельные тр

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |