Имя материала: Сетевая экономика

Автор: Стрелец И.А.

2.1. особенности информационного ресурса

Информация — это ресурс, который легче любых других ресурсов преодолевает все границы и преграды, и поэтому именно этот ресурс становится проводником мировых глобализационных процессов. Реализация же информационного ресурса происходит через сетевые структуры. Информация представляет собой особый, специфический ресурс, который отличает ряд уникальных характеристик среди всех других ресурсов развития.

Прежде всего следует отметить, что, поскольку реализация информации происходит через сетевые структуры, информационному ресурсу будут присуши все свойства сетевых благ, рассмотренные нами ранее.

Помимо свойств сетевых благ, информация обладает свойствами общественных благ, поскольку ей присущи характерные особенности общественных благ: неисключаемость и несоперничество в потреблении. Например, В. Мартин, рассматривая информацию, обращает внимание именно на схожесть информации с общественными благами и прямо указывает: «Информация —

 

это общественное благо в том смысле, что многие могут обладать одной и той же информацией одновременно, и при этом факт наличия информации у одного индивида не уменьшает степень обладания информацией для других»1. Американские экономисты М. Хэллгрен и А. Макадаме также называют информацию общественным благом2. А поскольку информация является своего рода общественным благом или, по крайней мере, обладает чертами общественного блага, значит, в отношении информации возникают те же самые проблемы ценообразования, которые обычно присущи общественным благам: проблема оценки блага, проблема выявления «безбилетников», проблема распределения блага. Учитывая дальнейшую коммерциализацию Интернета, эти вопросы становятся все более острыми, так же, как и вопрос о том, какие институты должны заниматься их [решением.

Наряду со свойствами сетевых и общественных благ, информации присущ еще ряд уникальных характеристик, к рассмотрению которых мы переходим.

Информация существует независимо от пространства, то есть она может находиться одновременно в его различных частях, не препятствуя возможности ее использования.

Продажа информации действует односторонне: информацию нельзя забрать назад, выкупить, зато можно продавать одну и ту же информацию неоднократно, если это не идет вразрез с законом. Более того, проданная информация тем не менее остается и в собственности продавца, то есть совершенно очевидно, что продажа информации — это не совсем обычный акт купли-продажи, поскольку не происходит привычного отчуждения блага, таким образом, информация не приватизируется так же легко, как обычное благо.

Однако есть и другое мнение, подвергающее сомнению гипотезу о невозможности приватизации информации. Ж. Сапир, например, пишет о том, что не следует смешивать понятия «информация» и «сигнал»: «Существование сигнала нельзя отри-

1      Martin W.J. The Global Information Society / WJ. Martin. — Adershot: Aslieb Gower; Brookfield, Vt., USA: Gower, 1995. — P. 89.

2      Hallgren M.M. / The Economic Efficiency of Internet Public Goods / M.M. Hallgren, A.K. McAdams // Internet Economic^ LW McKnight, J.P. Bailey, eds. Cambridge, Massachusetts; London, England: The MIT Press, 2000. — P. 455—1-78.

цать. Без него передача информации невозможна. Ошибочен сам по себе (в рамках схемы «посылка/прием» сигнала) подход, отождествляющий получение сигнала и обладание информацией, т.е. отождествление сигнала и информации, которую он содержит и которую можно приобщить к существующим знани-ям»1. Интерпретация сигнала требует определенного времени, сигнал не является абсолютно четким, он может вызывать разную реакцию у разных субъектов, поэтому степень обладания информацией зависит от оценки и правильной интерпретации сигнала, а следовательно, приватизация информации возможна не только в отношении каналов распространения сигналов, но и в отношении прав на проверку достоверности информации у ее источника. Конечно, в современном мире решение этих задач упрощается, но мы должны принимать их во внимание, когда речь идет о распространении информации в пространстве.

В то же время информация резко обесценивается во времени, при этом информационный продукт, в отличие от материального продукта, подвержен только одному виду износа — моральному износу.

Ценность информации зачастую бывает сложно определить, пока информация не будет применена на практике, отсюда вытекает сложность ее измерения.

Все это необходимо учитывать, когда мы анализируем такой уникальный и своеобразный вид ресурсов, как информационный ресурс, поскольку данные особенности оказывают влияние не только на ценообразование, но и на налогообложение информационного ресурса, осуществление юридической защиты права собственности в его отношении, а также на условия торговых сделок на рынке информации.

Можно сказать, что в целом в исследованиях, посвященных информационному обществу, происходит перемещение внимания с материально-вещественных и энергетических ресурсов на ресурсы интеллектуального и технологического характера.

Меняется носитель информации, и оценка результатов этого процесса может быть рассмотрена с разных сторон.

 

1 Сапир Ж. К экономической теории неоднородных систем: Опыт исследования децентрализованной экономики / Ж. Сапир; Под ред. Н.А.Макаше-вой. - И.: ГУ ВШЭ, 2001. - С.150-151.

Во-первых, можно посмотреть на него с технической точки зрения: в истории человечества развитие информационного ресурса проходит несколько этапов. Развитие языка как средства информационного обмена, затем возникновение письменности, что позволило хранить информацию в течение более длительного периода времени, появление книгопечатания, появление электротехнических средств связи (телеграф, телефон, радио, телевидение), наконец, изобретение новых технологий, которые интенсифицируют процесс информационного обмена в несколько раз. Как мы видим, в связи с изменением носителя информации под влиянием технологических нововведений не только ускоряется передача информации, но модифицируется качественно сам процесс ее передачи: новые возможности расширяют спектр характеристик, которые передаются от одних субъектов другим в отношении описываемых объектов информации.

Кроме того, можно посмотреть на носителя информации шире: «...любой товар (любая вещь или действие) является одновременно и носителем потенциальной информации о себе, о своих свойствах»1. Тогда можно с полным правом утверждать, что все развитие человечества, включая техническую сторону этого развития, способствует увеличению информационных возможностей, поскольку ведет к созданию все большего многообразия вещей и действий.

Во-вторых, носитель информации является важной характеристикой социально-экономической системы, если рассматривать социально-экономические системы как определенным образом устроенные информационные системы, отличающиеся по способу передачи информации: при помощи приказов и поручений или при помощи ценового механизма. Таким образом, носитель информации выполняет не только техническую функцию, но несет и социально-экономическую нагрузку.

В любом случае носитель информации становится все более разнообразным, альтернативным, что способствует дальнейшему расширению информационных связей между субъектами.

 

1 Трансакционные издержки, связанные с созданием и использованием прав на товарные знаки в России / Э. Вальцескшш, Р.А. Кокорев, К. Менар и др. Под ред. А.Е. Шаститко. - М.:ТЕИС, 2000. - С. 37.

Что касается его влияния на социально-экономическую систему, то, несмотря на широкий диапазон различных типов социально-экономического устройства в мире, в общем плане можно констатировать, что многообразие носителей информации способствует плюралистичности социально-экономической системы, а ценовой механизм все более гибко выполняет свою информационную функцию.

В эпоху глобализации мировой экономики информационные технологии начинают играть такую существенную, основополагающую роль, что появляется тенденция выделять их как пятый фактор производства наряду с известными трудом, капиталом, природными ресурсами и предпринимательством. Производственная функция во многих научных исследованиях начинает включать в себя этот фактор производства, что отражается в моделях экономического роста и тех выводах, к которым они приводят. В простейшем виде математическую идею эндо-генности технологии можно выразить следующим образом:

 

где W — богатство; Р — естественные ресурсы (земля, рабочая сила, полезные ископаемые и т.д.); Т — технология; п — степень влияния технических достижений1.

Есть и более сложные многофакторные модели, которые, однако, подчеркивают возрастающую значимость технологического и информационного элемента в процессе производства. Американские экономисты М. Боскин и Л. Лау на основе таких исследований приходят к выводу, что технический прогресс в развитых индустриальных странах дает в среднем 40\% экономического роста (а остальные 60\% приходятся на труд и капитал), при этом под техническим прогрессом понимают, в первую очередь, внедрение новых информационных техноло-гий2.

 

1      Пильцер П. Безграничное богатство. Теория и практика «экономической алхимии» / П. Пильцер. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология; Под редакцией В.Л. Иноземцева. — М.: Academia, 1999. — С. 407.

2      Boskin M.J. Contributions of R & Development to Economic Growth / M.J. Boskin, L.J. Lau // Technology, R & D, and the Economy; B.L. Smith, C.E. Barfield, eds. — Washington, DC: The Brookings Institution and American Enterprise Institute, 1996. — P. 75—113.

Особо следует обратить внимание на то, что информационный ресурс характеризуется огромной скоростью развития, а «универсальная модернизация», по М. Кастельсу, измеряется именно «темпами распространения компьютеров»1.

Первый программируемый электронный компьютер был создан в 1946 г., а микропроцессор — в 1971 г. В основе развития и распространения информационных технологий лежит знаменитый закон Мура. Г. Мур, инженер компании Intel, еще в 1965 г. предсказал, что процессинговая мощность кремниевого чипа будет удваиваться каждые 18 месяцев, то есть каждые полтора года2. Что и происходило на протяжении последних лет и продолжает происходить. Рассмотрим реализацию закона Мура на примере табл. 2.1.

1      Кастелъс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. — С. 42.

2      Moore G.E. Cramming More Components onto Integrated Circuits / G.E. Moore. Electronics. - 1965. - № 38(8), April 19. - P. 114-117.

Параллельно происходит падение цен на компьютеры, снижаются коммуникационные издержки, и все больше пользователей подключаются к единой Сети. Рост скорости операций можно описать формулой: 2П, где п — текущий год минус 1986 г., и тогда мы приходим к следующим данным:

1987 г.: 2 в степени 87—86, то есть 2 в 1-й степени, или 2 MIPS1,

1990 г.: 2 в степени 90—86, или 2 в 4-й степени, или 16

MIPS,

1994 г. — 2 в степени 94—86, или 2 в 8-й степени, или 256

MIPS,

1997 г. — 2 в степени 97—86, или 2 в 11-й степени, или более двух миллиардов операций в минуту, и т. д.2

Ряд ученых, не отвергая нарастающей мощности компьютеров, сомневается в степени падения цен, спрогнозированной Г. Муром на основе тех же вьгчислений (иногда законом Мура называют именно ценовую его сторону, то есть утверждение о том, что компьютерные чипы падают в цене в два раза каждые 18 месяцев); как правило, сейчас прогнозируется более стремительное падение цен в отношении телекоммуникационных технологий. Так, например, его однофамилец Дж. Мур, который, кстати, просит не путать его с Г. Муром (в английском варианте оба автора пишутся одинаково — G. Moore: Gordon Moore, Geoffrey Moore), считает закон Мура ошибочные, но тем не менее он не отрицает перспективного роста мощности компь-ютеров3.

Самыми известными исследованиями в этой области считаются расчеты американского экономиста Дж. Гильдера — представителя радикального технократического направления в экономической науке, по мнению которого, в ближайшей перспективе (в ближайшем десятилетии) каждые 12 месяцев будет происходить снижение цен на телекоммуникационные техно-

 

1      MIPS (Mega Instruction Per Second) — единица измерения производительности компьютеров, миллионы операций в секунду.

2      Тапскотт Д. Электронно-цифровое общество / Д. Тапскотт. — К.: INT-press- М.: Релф-бук, 1999. — С. 124.

Moore G.A. Living on the Fault Line: Managing for Shareholder Value in the Age of Internet / G.A. Moore. — New York: Harper Business, 2000. — P. 140.

логии в три раза, а подобные рассуждения приводят их автора к выводу о стремлении цены к нулевой отметке1. Стоимость производства единицы блага для производителя становится такой низкой, что стоимость потребления единицы блага для потребителя стремится к нулю. Это описывается кривой, получившей название кривой Гильдера; цена стремится к нулевой отметке, но никогда не достигает ее, ибо существует какая-то минимальная цена оплаты получаемого блага: например, цена в месяц не меняется, но увеличивается объем предоставляемых услуг (биты, потребляемые в месяц). Кривая Гильдера показана на рис. 2.1.

Для распространения технологий характерна S-образная кривая проникновения на рынок (рис. 2.2).

1 Gilder G.F. Telecosm: How Infinite Bandwidth Will Revolutionize our World / G.F. Gilder. - New York: Free Press, 2000. - P. 12, 70.

Как видно из рис. 2.2, технологии медленно наращивают темп, но после критической точки (точка X на рис. 2.2) начинают стремительно распространяться на рынке. Причем если в отношении компьютеров в мире достигнута приблизительно середина восходящего вертикально отрезка, то в ситуации с Интернетом подъем только начинается, а значит, есть все основания ожидать роста темпов распространения его на рынке.

Двойственность информационного ресурса связана с тем, что он, с одной стороны, находится, как отмечалось выше, в изобилии, а с другой — является ограниченным, если речь идет о каких-то отдельных, определенных видах информации. Французский экономист Ш. Гольдфингер пишет: «Информации всегда слишком много. Каждый вид экономической деятельности производит ее больше, чем в состоянии потребить»1. В данном случае имеется в виду известный тезис об огромном объеме информации и возможностях ее копирования и увеличения в нарастающих масштабах.

Но информация вместе с тем является ограниченным ресурсом, согласно традиционной ее трактовке в стандартных курсах по микроэкономике. По крайней мере, когда речь идет о стратегической и коммерческой информации. Поэтому в связи с распространением новых технологий и новыми возможностями эксплуатации информационного пространства, которые они предоставляют, проблема защиты прав на интеллектуальную собственность высвечивается более остро. Эту проблему мы рассмотрим ниже.

В настоящее время огромное значение для всей мировой экономики приобретает самая разносторонняя информация: политическая, экономическая, финансовая, научно-техническая. Расширяется масштаб экономической деятельности, расширяются рамки мировых рынков, растет значение реального и денежного секторов, и для того, чтобы правильно принимать решения в краткосрочном и в долгосрочном плане, необходимо иметь постоянный доступ к нарастающему объему разнообраз-

 

1 Цит. по: Стюарт Т. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций / Т. Стюарт. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология; Под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Academia, 1999. — С. 391.

ной информации. Появляется не только быстро развивающийся мировой рынок информационных технологий, но и рынок международной информации (то есть широкий спектр баз данных), а информация становится ценным, дорогостоящим товаром, причем товаром, который нуждается в постоянном обновлении. Очень часто доступ к использованию информации рассматривают в качестве стратегически значимого при решении самых разнообразных задач, предпринимаются попытки дезагрегировать влияние технического прогресса, выделив из него фактор информации.

Информационные технологии стали мощной, интенсивно развивающейся отраслью мировой экономики. Темпы роста доли в валовом внутреннем продукте США отраслей, непосредственно связанных с производством и использованием знаний («knowledge industries»), составляли к концу 1990-х гг. не менее 60\%'. Ни одна развитая страна не может отказаться от того, чтобы стать частью мирового информационного пространства. Эксперты считают, что технически Интернет сможет связать когда-нибудь до 600 млн. компьютерных сетей2. Затраты на новые технологии, которые осуществили за последние десять лет постиндустриальные страны, зачастую превышали затраты на приобретение основных производственных фондов: так, в 1991 г. расходы американских компаний на приобретение информации и информационных технологий, достигшие 112 млрд. долл., превысили затраты на приобретение основных производственных фондов, составивших в том же году 107 млрд. долл., а уже к 1996 г. первый показатель почти удвоился, в то время как второй почти не изменился3. По другим оценкам, американские фирмы тратят приблизительно 1,5—3\% своих доходов на информационные технологии4.

 

1      Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы / В.Л. Иноземцев. — М.: Логос, 2000. — С. 57.

2      Кастелъс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. — С. 330.

3      Иноземцев В. Парадоксы постиндустриальной экономики (инвестиции, производительность и хозяйственный рост в 90-е годы) / В. Иноземцев. Мировая экономика и международные отношения. — 2000. — № 3. — С. 10.

4      Мелюхин И. С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития / И.С. Мелюхин. - М.: МГУ, 1999. - С. 88.

Формируются так называемые метатехнологии, использование которых автоматически ставит страну, осуществляющую их, в приоритетное положение. К метатехнологиям относятся сетевые компьютеры, организационные технологии, технологии коммуникационного плана, — эти технологии и составляют базу современного информационного общества, а наличие таких технологий определяет степень конкурентоспособности экономики в целом.

Чтобы оценить масштаб происходящей информационной революции, следует обратиться к цифрам. Рыночная капитализация компаний, акции которых можно приобрести в системе NASDAQ (Nation Association of Securities Dealers Automated Quotation — Автоматизированные котировки Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам), возросли с 1989 по 1999 г. с 386 до более чем 5 трлн. долл. Рыночная капитализация шести ведущих американских компаний, играющих большую роль в развитии и распространении Интернета (Microsoft, Cisco, Sun Microsystems, Dell, MCWorldcom, Charles Schwab), составила к началу XXI века цифру более 1,6 трлн. долл.2

Быстрыми темпами возрастает количество пользователей Интернета, а это огромный потенциал для развития электронного бизнеса и самых различных форм электронной связи.

Учитывая актуальность исследования теории информационного общества и применения его выводов на практике, появляется необходимость трансформации российской ситуации в соответствии с требованиями глобального информационного общества. В России есть один из редчайших и наиболее значимых ресурсов нашего времени — знание. Причем применительно к России мы можем говорить и о знании, основанном на подготовке специалистов широкого профиля, и о специализированных технических знаниях. Потенциал информационной экономики дает России шанс использовать эти накопленные знания для достижения высоких экономических показателей и полноправного, эффективного участия в современном глобальном пространстве.

 

1      http://www.nasdaq.com

2      MorganStanley. Collaborative Comrmce Report.—2000.

34

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |