Имя материала: Демография

Автор: Волгин Николай Алексеевич

1. воспроизводство населения на разных этапах развития общества

 

Трактовки проблемы взаимосвязи воспроизводства населения и социально-экономического развития

 

Изучение взаимосвязи социально-экономического развития и воспроизводства населения имеет глубокие корни. Постановка и реальное содержание этой проблемы изменялись на разных исторических этапах в соответствии с поступательным развитием человеческой цивилизации, важнейшей материальной составной частью которой является воспроизводство населения, так же как и система социально-экономических процессов.

Проблемы взаимосвязи экономического и демографического развития в докапиталистическую эпоху трактовались исключительно с позиций демографического детерминизма, основанных на утверждении о природной и биологической обусловленности демографической динамики. В трудах мыслителей тех времен в упрощенной форме ставилась проблема соотношения населения и ресурсов, предполагавшая как возможность перенаселения, так и недонаселения.

В V веке до н.э. древнекитайский философ Конфуций впервые поставил вопрос об оптимальной численности населения в контексте возможности существования идеального соотношения между количеством земли и населением. Античные философы Платон и Аристотель рассматривали вопросы перенаселения как острейшую социальную проблему, ставя ее в зависимость от обеспеченности земельными ресурсами. Проблема соотношения населения и ресурсов была центральной в работах мыслителей средних веков, предполагавших возможность как позитивных, так и негативных последствий быстрого роста населения. Представители раннего средневековья (Т. Мор, Т. Кампанела, Ф. Аквинский) выдвигали тезис об общественной полезности увеличения численности населения. Их идеи получили поддержку мыслителей эпохи первоначального накопления капитала (Т. Мэн, А. Сера, С. Фортрей), полагавших, что многочисленное население, в том числе трудящееся население, составляет основу мощи и богатства государства. Одновременно существовала и другая точка зрения (Д. Таунсенд, Р. Уоллес), согласно которой чрезмерный рост населения может создавать реальную угрозу перенаселения. На рубеже XVIII—XIX вв. в работах классиков политической экономии А. Смита и Д. Рикардо главным становится экономический аспект роста населения, связанный с проблемой соотношения колебаний численности населения и воспроизводства рабочей силы через спрос на труд. Другим фактором называлась ограниченность природных ресурсов (размеры вовлеченной в сельскохозяйственный оборот земельной площади и эффективность ее использования), соотношение населения и средств существования. Целостную концепцию взаимосвязи роста населения и социально-экономического развития создал Т.Мальтус. Его основная задача состояла в объяснении причин социальных бедствий, политических потрясений и экологических катастроф. Согласно его теории, неограничиваемый рост населения, обусловленный его биологической природой, является исходным фактором социально-экономического развития. Последователи Т. Мальтуса, опираясь на два ключевых положения его теории — «закон убывающей производительности в сельском хозяйстве» и «принцип демографического давления на средства существования», а также теорию накопления, сделали вывод о том, что экономика и население стремятся к стационарному состоянию. Критикуя Т. Мальтуса, К. Маркс и его последователи включали во взаимодействие «рост населения — экономические условия» важнейшее с их точки зрения звено — систему исторически преходящих социально-экономических отношений, утверждая, что каждый класс (социальная группа) обладает своей собственной демографической стратегией поведения, соответствующей условиям его труда и жизни. Именно условия труда и жизни, специфические социально-экономические отношения занятости и потребления являются, с одной стороны, важнейшими факторами социально-экономического развития и безработицы, а с другой - важнейшими факторами воспроизводства населения.

В современной демографии на базе глубоких исследований взаимосвязи социально-экономических и демографических процессов с учетом предшествующего опыта развивается теория демографического перехода, получившая большое распространение со второй половины XX века. В настоящее время она зачастую рассматривается как общая теория населения.

Воспроизводство населения — постоянное возобновление поколений людей, один из главных процессов воспроизводства общества. Это определение предполагает тесное динамическое взаимодействие воспроизводства населения и социального (включая экономическое) воспроизводства. Воспроизводство населения испытывает сильное влияние других сторон общественного воспроизводства (воспроизводства социально-экономических отношений, социальных структур, культурных ценностей, норм и т.д.) и само заметно воздействует на них. На протяжении человеческой истории происходили значительные изменения в воспроизводстве населения, менялись уровни рождаемости и смертности, механизмы их социального управления, зависящие от исторически определенной стадии социально-экономического (цивилизационного) развития. Объяснение этих изменений следует искать в закономерностях общественной жизни. Рождение ребенка — явление биологическое, но это дает очень мало для анализа рождаемости и ее изменений. Физиологические пределы рождаемости простираются от 0 до 14 детей и более. Отдельные люди могут жить до 100 лет и более. Однако фактические уровни рождаемости и смертности далеки от физиологических пределов. Какие из целого спектра имеющихся биологических возможностей будут реализованы — зависит от социально-экономических условий и потребностей людей.

С возникновением человеческого общества система взаимодействий популяции предшественников человека претерпевает качественный скачок, природно-биологические взаимодействия заменяются социальными, складываются устойчивые общественные отношения людей по поводу производства и сохранения человеческой жизни, начинается воспроизводство населения как фактор общественного воспроизводства. Это, однако, не означает исчезновения ни биологических (связанных с видовой плодовитостью и смертностью), ни чисто демографических (связанных с взаимодействием демографических структур, интенсивностей, численности и темпов роста населения) ограничений и закономерностей, они включаются в более широкую систему социально-экономических и демографических исторически меняющихся отношений.

Социальные (социально-экономические) факторы воспроизводства населения можно разделить на несколько уровней.

Макроэкономические факторы — структурные: уровень развития промышленности, сельского хозяйства, торговли, уровень жизни, социальная безопасность, занятость женщин во внесемейном производстве, социальная структура, социальная и пространственная мобильность; культурные: уровень образования мужчин, женщин и детей, развитие науки, система ценностей, закрепленная в общественных традициях, религиозных нормах, место в ней демографических ценностей; технологические: развитие систем здравоохранения, образования, средств транспорта и связи.

Семейные факторы — место семьи в социально-экономическом развитии, семейные доходы, имущество, жилье, права наследования, система семейных ценностей, соотношение ценности и цены детей для семьи, соотношение доходов членов семьи и вложений в их человеческий капитал, социально-экономические и ролевые отношения между полами, поколениями внутри семьи;

Индивидуальные факторы — индивидуальное здоровье, система потребностей личности и место в ней демографических потребностей, соотношение времени занятости в семейном и внесемейном производстве, уровень образования, профессиональной подготовки, индивидуальный доход.

Воспроизводство населения, как мы увидим позже, воздействует на социально-экономическое развитие также на нескольких уровнях.

На макроуровне — через влияние численности, размещения и возрастно-половой структуры населения на макропараметры производства, динамику ВВП, занятость и распределение доходов, совокупный спрос и т.д.

На уровне семьи — через систему потребностей семей разного размера и состава, включая потребность в семейном и внесемейном труде, в материальных благах и услугах, семейный спрос и предложение рабочей силы, принятие семейных решений в отношении поведения семьи на рынке труда, в потреблении, накоплении.

На индивидуальном уровне — через систему индивидуальных потребностей, занятость и спрос, определяемых индивидуальными возрастными и половыми (гендерными) различиями.

 

Основные исторические типы воспроизводства населения

 

Воспроизводство населения проходит в своем развитии ряд этапов, тесно связанных со всем социально-экономическим развитием, причем все определения, свойственные воспроизводству населения вообще, всегда выступают в исторически определенной форме. Каждый крупный этап социально-экономического развития имеет свои социальные механизмы детерминации демографических процессов, включающие социально-экономические отношения на макроуровне, семейные отношения, демографические нормы и ценности, индивидуальное поведение. Демографическое поведение является одним из видов общественного поведения человека, связанным с другими его видами — экономическим, социальным, семейным, экологическим.

Обобщение этих сохраняющих длительную устойчивость взаимодействий и черт приводит к понятию типов воспроизводства населения и рассмотрению демографической истории человечества как последовательной смены таких типов. Количественную меру процесса воспроизводства населения дают показатели режима воспроизводства населения, в которых объединяются показатели режимов рождаемости и смертности и их единства в виде демографической структуры, темпов роста населения и соответствующих обобщающих коэффициентов (брутто- и нетто-коэффициенты, средняя продолжительность жизни и др.). Таким образом, тип воспроизводства населения отражает единство количественных характеристик демографических процессов и механизмов их социального регулирования.

В настоящее время мы имеем представление о трех типах воспроизводства населения. Наименее нам известен архетип, существовавший до неолита (некоторые исследователи вообще сомневаются в его существовании). Два других типа — традиционный и современный — изучены лучше. Накопленный историко-демографический материал позволяет предположить, что типы воспроизводства населения соответствуют укрупненному членению исторического процесса социального (включая экономическое), цивилизационного развития с выделением трех его главных этапов: собирательских, аграрных и индустриальных обществ.

Архетип воспроизводства населения господствовал у племен, находившихся на стадии присваивающей экономики. Люди далеко не сразу изменили окружающий их мир, долгое время они имели в своем распоряжении те средства, которые давала им природа. Но уже в этот период благодаря коллективному труду с применением примитивных орудий люди научились брать у природы гораздо больше, чем любое животное, могли выйти из под контроля природных факторов, обусловливающих их воспроизводство. Палеоэкономические расчеты, археологические и этнографические материалы показывают, что присваивающая экономика позволяет существовать только при очень низкой плотности населения - от нескольких человек до нескольких десятков на 100 кв. км. Чтобы плотность длительное время не выходила за эти пределы, не должны существенно меняться ни численный состав общины, ни общее количество общин, обитающих на данной территории.

К биологическим механизмам регуляции численности популяции в этом обществе прибавляются социальные, такие, как запрет эндогамии (половых связей внутри рода, табу, ограничивающие периоды половых контактов, регламентация прав и обязанностей различных возрастно-половых групп, ритуалы, связанные с демографическими событиями — рождением детей, началом половой жизни, похоронами и т.д.), недозволенность, или наоборот, дозволенность детоубийства или его селективного характера (например, только девочек).

В период собирательства (архетип воспроизводства населения) численность древних людей почти не росла. Из-за чрезвычайно высокой смертности, которую можно назвать «сверхсмертностью, из-за голода, эпидемий продолжительность жизни составляла чуть больше 20 лет, многие племена просто вымирали, в отдельные годы численность населения сокращалась, а общая численность людей не менялась столетиями.

Доступны наблюдению и потому относительно хорошо изучены два основных типа воспроизводства населения, обычно называемые традиционным (иногда примитивным, доиндустриальным) и современным или рациональным. Традиционный тип воспроизводства населения господствует в аграрных обществах при низком уровне развития материальной базы существования, здравоохранения и культуры, преобладании семейного производства, когда высокий уровень смертности соотносится с высокой рождаемостью, ограничиваемой только здоровьем и смертностью. Современный тип порождается переходом от аграрной к индустриальной экономике, уменьшением зависимости человека от природы. Высокая степень ограничения социально-экономических (связанных с трудом и социально-экономическими условиями жизни, историческими традициями и нормами) факторов смертности приводит к возникновению ее нового типа, что способствует переходу к новому типу рождаемости, также обусловливаемому новыми социально-экономическими отношениями, новыми условиями жизни, требованиями к труду, профессиональной подготовке и образованию родителей и детей, местом семьи в экономике и обществе в целом.

В связи с неолитической революцией 10 тыс. лет тому назад коренным образом изменились условия жизни людей, что привело к замене архетипа традиционным. Отличительной чертой нового периода стало утверждение института семьи как основной ячейки воспроизводства населения и экономического воспроизводства в их единстве. Семья объединила в себе все этапы процесса возобновления поколений — от зачатия до смерти, все этапы экономического воспроизводства — от непосредственного процесса производства через распределение до потребления.

Примитивный, или традиционный тип воспроизводства характеризовался высокой, сознательно не ограничиваемой рождаемостью и высокой смертностью. В результате темпы прироста населения были в среднем невелики. По имеющимся оценкам, рост численности населения в неолитическое и постнеолитическое время повысился до 0,03—0,04\% в год и до 0,2 — 0,8\% к концу этого периода. В отдельные периоды он был еще меньше. Многие годы в это время не менялись и разносторонние функции семьи, являвшейся основной единицей (ячейкой) как социально-экономического, так и демографического воспроизводства. Переход к скотоводству и земледелию все же означал большой скачок в развитии производительных сил. Это привело к некоторому улучшению питания, снижению смертности от голода и «внешних факторов» (хищные звери, плохие погодные условия). В результате продолжительность жизни увеличилась, а значит, — и число детей, которое могла родить женщина на протяжении жизни. Численность населения начала медленно расти. На этом этапе рождаемость поддерживалась на высоком уровне, а ее коэффициент мог составлять 40 промилле.

Коэффициент смертности также находился на высоком уровне, но несколько ниже рождаемости. В традиционном обществе социальная смертность складывалась из двух компонентов — «нормальной» смертности, наблюдавшейся в относительно благоприятные периоды, и "катастрофической", свойственной особенно неблагоприятным (голод, эпидемии, войны) периодам. Такие катастрофические «срывы» контроля над смертностью были характерной чертой традиционного ее типа. Главной же причиной «нормальной» смертности были болезни, порождаемые тяжелыми условиями жизни населения — плохим питанием, тяжелым трудом, антисанитарным состоянием жилищ, отсутствием санитарно-гигиенических представлений, неразвитостью медицины. Эта качественная особенность смертности традиционного типа определяла ее количественные характеристики. Медицинской помощи практически не было, кроме использования трав и приемов «народной медицины», смертность во многом определялась индивидуальной и групповой «видовой выживаемостью». Коэффициент смертности в «спокойные годы» (при отсутствии массовых эпидемий, голода, природных катаклизмов, войн) колебался в пределах 30—35 промилле. В силу слабых связей между странами и отдельными районами стран неурожаи приводили к настоящей катастрофе. В Западной Европе с 1000 по 1855 гг. отмечено 450 вспышек голода, которые обычно сопровождались эпидемиями и уносили значительную часть населения. Так, полагают, что «черная смерть» (чума) в XIV веке унесла не менее четверти населения Европы. В эти годы и без того высокие показатели смертности возрастали многократно; они еще более усугублялись многочисленными войнами.

Чрезвычайно высока была и детская смертность — 250-300 промилле. Продолжительность жизни населения для этого периода была низкой. Так, в XIV—XVIII вв. средняя продолжительность жизни населения Франции и Англии не выходила за пределы 33-34 лет, в середине XVIII века во Франции -37 лет, а в Англии - 37,5 года. Санитарные условия того времени часто приводили не только к высокой материнской и детской смертности, но и к утрате матерью детородной функции часто в сравнительно молодом возрасте. Все это говорит о высокой смертности населения в прошлом. По сути она была наиболее вариабельным процессом (особенно учитывая частые эпидемии), и ее колебания под влиянием социально-экономических факторов определяли режим воспроизводства населения.

Основные черты традиционного типа воспроизводства неразрывно связаны с аграрной экономикой, соответствующими ей экономическими отношениями, культурой, поведением. Отсутствие разделения труда, слабое развитие торговли, самодостаточность, экономическая, культурная и территориальная замкнутость - характерные черты жизни большинства населения традиционного общества. Неизменность демографических норм, образцов поведения, невысокий темп роста численности населения — важные демографические составляющие традиционного общества. В то же время высокая рождаемость в этот период была не только демографически обусловлена (из-за высокой смертности детей), но и экономически целесообразной. Основу могущества владельца земли составляли его крестьяне, благосостояние крестьянской семьи во многом зависело от числа рабочих рук в ней. Дети уже с 3-5 лет помогали по дому, а в 8—10 лет перенимали от родителей систему производственных сельскохозяйственных (или ремесленных) навыков. Они были кормильцами родителей в старости, а затраты на их содержание были невелики. В условиях же высокой детской смертности лишь высокая рождаемость позволяла надеяться на то, что в семье вырастет хотя бы один-два кормильца родителей в старости. Эта многовековая «экономическая целесообразность» высокой рождаемости закреплялась в сознании людей религиозными установками, бытовыми традициями. Практически все массовые религии, в том числе и христианство, и ислам, ориентировали людей на высокую рождаемость. К тому же, где общинное землевладение предусматривало периодические переделы земли в соответствии с размером семьи, эта экономическая мотивация многодетности еще больше усиливалась.

Социальная полезность детей, особенно сыновей, определялась тем, что многодетная семья успешнее функционировала в социальном плане, высок был престиж многодетного главы семьи. Многочисленные родственные узы укрепляли положение семьи и ее главы в условиях общинной демократии, когда многие вопросы общинной или корпоративной жизни решались большинством голосов. Большое количество родственников, выступавших солидарно, увеличивали безопасность семьи, возможность ее влияния на жизнь общества, а тем самым — ее социальный вес. Отсюда (при высокой детской смертности) тенденция к раннему и почти поголовному вовлечению в брачные отношения достигших половой зрелости и продолжению деторождения до физиологической потери плодовитости. Кроме того, следует подчеркнуть, что расходы на содержание и обучение детей в то время были минимальными, дети рано начинали работать, что обусловливало «экономическую выгодность» существующего типа воспроизводства. Поэтому дети — явление обязательное, один из важнейших элементов потребностей семьи. Важно отметить, что многие века в значительной степени обучение профессии, особенно в сельском хозяйстве, осуществлялось в семье родителями. Непосредственно в своем хозяйстве они передавали традиционный производственный опыт своим детям, которые уже с детства становились важной производительной силой в семейном хозяйстве, наследниками профессии, имущества, бытовых традиций, образа жизни родителей и семьи в целом.

Семья в этот период выполняла самые различные функции — производственно-экономические, демографические, социально-психологические. Она базировалась на своем семейном экономическом фундаменте собственности и труда, социального наследования, определявших ее экономические основы и стабильность. Воспроизводимые на неизменном уровне трудом членов семьи бытовые традиции закреплялись общественными нормами и религиозными установками. Эти обстоятельства определяли традиционализм, даже консерватизм демографического поведения населения. В то же время элемент нестабильности семьи заключался в том, что в связи с высокой смертностью велик был распад семей из-за смерти одного из супругов. Поэтому семьи считали единственно возможной — и это закреплялось вековыми установками большинства религий — лишь неограничиваемую рождаемость. При высокой смертности лишь такой тип рождаемости мог обеспечить хотя бы минимальные темпы экономического развития за счет роста числа работников, возрастно-полового разделения труда между ними в условиях примитивной техники, поскольку экономика в основном росла экстенсивно. Низкий уровень гигиены, высокие физические нагрузки на женщин приводили к истощению организма и потере ими детородной функции значительно раньше 50 лет.

Изменения условий жизни (неурожаи, голод, эпидемии) прямо и непосредственно влияли на численность населения всех возрастов через изменения режима смертности, но, по сути, не влияли на изменения интенсивности процессов рождаемости, поскольку стабильными оставались социально-экономические мотивы рождения детей. Возрастно-половая структура населения на протяжении длительного времени оставалась практически стабильной, небольшие нарушения сглаживались при многолетнем постоянном режиме воспроизводства.

Для объяснения смены типов воспроизводства населения в современной демографии применяется концепция демографического перехода, у истоков которой стояли У. Томпсон, Ф. Ноутстейн, А. Ландри. В современных теоретических демографических исследованиях основное внимание обращается на объяснение демографического перехода от традиционного к современному типу, разрабатываются его содержательные схемы. В самых общих чертах при переходе от традиционного к современному типу воспроизводства населения происходит снижение смертности и рождаемости, темпы роста населения, таким образом, приближаются к нулю.

В укрупненном виде демографический переход состоит из двух стадий (или фаз). В первой фазе демографического перехода снижение коэффициента смертности опережает снижение коэффициента рождаемости (последний же некоторое время может вообще не снижаться или даже расти), в результате чего коэффициент естественного прироста населения увеличивается. Во второй фазе коэффициент смертности продолжает снижаться, но коэффициент рождаемости снижается еще быстрее, в силу чего прирост населения замедляется, процесс демографичеекой стабилизации заканчивается. Экономически развитые страны в настоящее время находятся на завершении демографического перехода, а развивающиеся страны — в первой фазе или начале второй.

Индустриализация и изменение требований к социально-экономическим характеристикам населения, места семьи в социально-экономическом развитии явились коренными причинами этого перехода. Основным источником благосостояния становится промышленный труд. Начинают меняться функции семьи, отмирает ее производственная функция, идет распад сложных семей. Все большее значение приобретает внесемейная производственная, промышленная и торговая деятельность, необходимость производственного обучения, получения более высокого образования, больше сил, средств и времени вкладываются в образование и профессиональную подготовку как взрослых, так и детей для труда вне семьи.

Индустриальное развитие, урбанизация, торговля (как внутренняя, так и внешняя), быстрое развитие науки и культуры принесли с собой невиданную ранее дифференциацию человеческой деятельности, сфер приложения и характера труда, типов расселения, образа жизни, освобождение от религиозного давления и т.д. Они породили многообразие и доступность материальных и духовных благ, ранее неизвестных или мало кому доступных, что вело к возникновению и развитию разносторонних потребностей, которых люди не знали ранее.

Смертность складывается из двух компонент — видовой (определяемой биологически) и социальной. Уровень социальной смертности определяется в основном четырьмя группами факторов: 1) уровнем жизни, куда включаются условия труда и быта, уровень доходов и жилищные условия, качество и обеспеченность сферой услуг, продуктами питания и непродовольственными товарами; степень удовлетворения потребностей населения; 2) климатом, природными условиями, их катастрофическими изменениями, состоянием окружающей среды — атмосферы, питьевой воды, степенью их загрязнения, уровнем шума; 3) качеством здравоохранения и уровнем развития медицины, т.е. наличием и доступностью качественной медицинской помощи, медикаментов, степенью распространения современных методов лечения; 4) санитарной культурой, т.е. отношением населения к своему здоровью, соблюдением гигиены, здоровым образом жизни. Перечисленные группы факторов влияют на смертность, как правило, через заболеваемость.

С середины XIX века в связи с быстрым развитием химии, биологии, медицины, профилактики инфекционных заболеваний, образованности населения экзогенные (внешние) причины смертности постепенно заменяются эндогенными (внутренними, определяемыми в основном индивидуальным развитием, старением организма). Резко возрастает защищенность человека от воздействия на него многих неблагоприятных факторов природной и социальной среды, с ростом знаний и медицины снижается зависимость от этих факторов человеческой жизни. Одновременно повышается зависимость от эндогенных факторов.

Если в Западной Европе снижение смертности от инфекций (экзогенных причин) растянулось почти на 100 лет, то иным было положение в 50-60-х годах XIX века в развивающихся странах. Здесь снижение смертности от инфекций произошло благодаря международной помощи за 10-15 лет. Вместе с тем сохранился высокий уровень рождаемости, а в ряде случаев наблюдался его рост. Это увеличение ежегодных темпов прироста населения в очень короткий срок получило название демографического взрыва.

Быстрое снижение смертности как новый этап воспроизводства населения имело под собой социально-экономическую основу. В условиях развития науки и техники, быстрого роста промышленности низкая продолжительность жизни не позволяла готовить и эффективно использовать квалифицированные кадры, что экономически невыгодно как для работников, так и для работодателей. Следовательно, борьба с инфекционными заболеваниями была в интересах всех социальных групп. Открытие и внедрение в массовую практику эффективных мер борьбы с инфекциями - разного рода вакцин и карантинных мер — позволили поставить смертность от инфекционных заболеваний под контроль человека. Так, если у населения Швеции, родившегося в 1776-80 гг., средняя продолжительность жизни составляла 34,4 года для мужчин и 37,9 года для женщин, то у поколения 1876—80 гг. рождения, т.е. у людей, родившихся уже после существенного снижения смертности от инфекций, продолжительность жизни составляла 49,8 года для мужчин и 52,3 года для женщин. Изменение структуры причин смертности, снижение детской смертности было большим качественным скачком в воспроизводстве населения, коренной ломкой традиционного характера демографических процессов.

Так, с развитием промышленного производства семья из производственной постепенно превращается в потребительскую ячейку, человек «выходит» из сферы семейного производства в сферу наемного труда, его экономическое положение все больше зависит от его индивидуального труда вне семьи и его индивидуального продвижения по социальной лестнице. Увеличение затрат на детей, удлинение периода их социализации, изменение роли семейных уз и детей в производстве вели к отмиранию экономических и социальных мотивов рождения детей и преобладанию психологических мотивов (отдых, радость от общения с детьми, хотя и здесь в удовлетворении психологических потребностей усиливаются психологические затраты, связанные с воспитанием детей). Иначе говоря, изменяется соотношение «затраты — выгоды», связанное с детьми, система потребностей личности, что ведет в конечном счете к малодетности.

На снижении рождаемости особенно сказалось увеличение занятости женщин во внесемейном производстве, рост их профессионально-квалификационной подготовки, их образования, что изменило не только их потребности, но и обострило противоречие между их занятостью и домашними обязанностями. Также большое значение имел рост уровня образования подрастающего поколения в сравнении с поколением родителей, что переориентировало «потоки богатств» от старшего поколения к младшему, сделало последнее экономически невыгодным для старшего поколения. В общем изменилась экономическая роль детей в семье. И в сельском хозяйстве, бывшем ранее опорой большой семьи, возникла проблема сохранения участка земли в одних руках, наследования имущества мелкого производителя. Не случайно, именно во Франции вскоре после буржуазной революции началось массовое распространение малодетной семьи как отражение экономических условий, не допускавших дробления участка между многими наследниками, так как с развитием техники создавалась возможность получения продукта меньшим числом рук за счет инвестиций в технику и агрохимию, а не в детей. Да и общественные и религиозные нормы стали не такими «жесткими», развивается их дифференциация. А при условиях альтернативных возможностей и ослабления семейного и общественного контроля за его демографическим поведением человек как индивид сам принимает решения о том, сколько иметь детей и иметь ли их вообще. Наконец, важным элементом явилось усиление индивидуальных миграций в результате ликвидации ряда феодальных регламентации, поскольку рост подвижности населения соответствовал интересам начавшегося индустриального развития и способствовал процессу урбанизации. Именно для этого этапа характерно начало постарения населения (вследствие снижения рождаемости). Ограничение и регулирование рождаемости становится практически повсеместным, а ее уровень незначительно меняется при отсутствии серьезных социальных потрясений. После ликвидации большинства инфекционных заболеваний показатель смертности также мало меняется. Среднегодовые темпы роста населения в это время составляют менее 1\% (т.е. примерно такие же, как и при примитивном режиме), а к концу его обозначается тенденция к суженному воспроизводству. Следует отметить, что на этой стадии режим воспроизводства населения более экономичен, поскольку воспроизводство населения происходит при низких уровнях рождаемости и смертности, т.е. с меньшими потерями.

Завершение данного этапа связано с всеобщей низкой рождаемостью и смертностью, высокой интенсивностью индивидуальной миграции, выходящей на межгосударственный уровень под влиянием научно-технической революции и быстрого изменения социально-экономических структур. Семья становится по преимуществу малодетной при низкой общей и детской смертности. Растущая стоимость воспитания детей (как прямая, так и косвенная в виде затрат труда взрослых членов семьи и потерь в заработке женщин) при сокращении материальных выгод, получаемых родителями от их труда, при низкой детской смертности делает семью все менее экономически заинтересованной в рождении большого числа детей. Функции воспитания и обучения, организации досуга, социального контроля все более берет на себя общество. Семья отступает на второй план в системе социально-экономических взаимоотношений человека и общества, играет меньшую роль в организации его общественной жизни.

Усиливается контроль общества над смертностью за счет внедрения современных медицинских технологий, пересадки органов, в то же время может расти смертность от факторов среды накапливающегося действия (загрязнение) или техногенных факторов (травматизм). Особенно большое значение в воздействии на смертность при завершении демографического перехода приобретают факторы, связанные с бытом семьи и индивидуальным поведением.

В заключение отметим, что рассмотрение наиболее важных показателей воспроизводства населения в единстве с социально-экономическими факторами у различных народов в исторической ретроспективе дает возможность выделить в соответствии с их историей и современным состоянием основные типы воспроизводства населения (архетип, традиционный и современный типы) и две фазы демографического перехода от традиционного к современному типу воспроизводства населения (от репродуктивного режима с высокими показателями рождаемости и смертности к режиму с низкими показателями). В первой фазе, соответствующей начальному периоду ускоренного индустриального развития, снижается смертность, а темпы роста населения резко возрастают. Дальнейшее социально-экономическое развитие приводит к падению уровня рождаемости, а темпы роста населения постепенно снижаются до незначительной величины. Такой переход можно назвать классическим. Демографический переход классического типа совершили экономически развитые народы Европы, Северной Америки, Японии. Социальные механизмы изменения демографической динамики (индустриализация, урбанизация, улучшение условий жизни, изменение потребностей, места семьи и женщины в обществе, развитие здравоохранения и образования, разрушение традиционной морали) были здесь, как правило, эндогенными.

Современные процессы воспроизводства населения большинства развивающихся стран явились модификацией этой классической модели. Здесь снижение смертности произошло не на основе собственного социально-экономического развития, а на основе достижений медицины, ликвидации эпидемий за счет поддержки развитых стран. Социальные механизмы снижения рождаемости в этих странах формируются медленно, а ее высокий уровень требует больших «демографических инвестиций» и затрудняет возможности экономического развития.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |