Имя материала: Теневая экономика

Автор: Лагов Ю. В

Часть iv «черная» теневая экономика глава 11. история экономического анализа преступности

Экономическая теория преступлений и наказаний (economics of crime and punishment) исследует экономическое «подполье» — мир за рамками «общественного договора», мир, где действуют преступники и борющиеся с ними стражи порядка. Экономический подход к анализу преступной и правоохранительной деятельности в России практически совершенно неизвестен, хотя актуальность этого направления научного поиска для нашей страны гораздо выше, чем для развитых стран Запада, где родилась эта теория.

Б. Мандевиль: предшественник, который не стал основоположником

Экономическая теория преступлений и наказаний возникает там и тогда, где и когда преступность начинает рассматриваться не как отклонение от нормы, а как специфическое ее проявление, как девиация в границах нормы.

Предтечей экономики преступлений и наказаний является английский публицист Бернард Мандевиль, один из второстепенных мыслителей эпохи Просвещения. В 1705 г. вышло первое издание написанной им в стихах «Басни о пчелах, или Пороки частных лиц — блага для общества»1, которая очень быстро завоевала в глазах

1 Мандевиль Б. Басня о пчелах. М., 1974. О Б. Мандевиле см. также: Субботин А. Л. Бернард Мандевилль. М., 1986. Цитаты приводятся в переводе А. Л. Субботина.

современников скандальную известность. Главная мысль этого произведения так же проста, как и неожиданна: преступная (и шире — аморальная) деятельность отдельных индивидов служит благосостоянию общества в целом. Для доказательства этой идеи, которая получила название «парадокса Мандевиля», автор поставил мысленный эксперимент, используя доказательство от противного. В своей басне он сначала в сатирическом ключе изобразил современное ему общество («улей»), подчеркивая нечестность купцов, продажность чиновников и т. д. Однако — удивительное дело! —

Пороком улей был снедаем, Но в целом он являлся раем.

Когда же осознавшие свои грехи люди («пчелы») стали вести нравственный и законопослушный образ жизни, то от былого экономического процветания не осталось и следа. Без честолюбия, без эгоистической жажды наживы рыночное хозяйство в мысленном эксперименте Б. Мандевиля оказалось нежизнеспособным, обреченным на упадок. Автор «Басни о пчелах» приходит, таким образом, к выводу, что преступная жажда наживы и нормальное рыночное хозяйство вырастают, в сущности, из одного корня, а потому искоренение преступности невозможно без подрыва экономики.

Да будет всем глупцам известно, Что жить не может улей честно, —

такой моралью завершает Б. Мандевиль свое произведение.

Б. Мандевилю не повезло: он высказал свою гениальную догадку о принципиальном единстве преступной и обычной деятельности не вовремя, и потому заслужил от «высоконравственных» современников в основном упреки. Характерна в этом смысле позиция его младшего современника Адама Смита, знаменитого основоположника английской классической политической экономии:   как экономист,  он  в  «Богатстве наро-

134

Теневая экономика

Часть IV. «Черная» теневая экономика

135

дов» (1776 г.) сформулировал «моральный парадокс»1, но как философ-этик осудил Мандевиля в «Теории нравственных чувств» (1759 г.), назвав его философско-этическую концепцию «безнравственной». «Парадокс Мандевиля» на долгое время оказался забыт.

Рождение научной школы: Г. Беккер и другие

«Второе рождение» экономики преступлений и наказаний произошло в 60-е гг. нынешнего века. Оно связано прежде всего с именем знаменитого американского экономиста Гэри Беккера, который в своем научном творчестве целенаправленно выступает за расширение круга объектов экономического анализа (за что был в 1992 г. удостоен премии им. А. Нобеля по экономике с формулировкой «за расширение области применения микроэкономического анализа к широкому кругу проблем человеческого поведения и взаимодействия, включая поведение вне рыночной сферы»). Помимо трудов по проблемам теории человеческого капитала, экономики семьи, теории общественного выбора из-под его пера вышел ряд фундаментальных исследований, касающихся именно преступной и правоохранительной деятельности. Датой рождения экономики преступлений и наказаний как одного из направлений неоинституционализма можно считать 1968 г., когда была опубликована программная статья Г. Беккера, название которой напоминает знаменитый роман Ф. М. Достоевского, — «Преступление и наказание: экономический подход»2.

 

1          «Преследуя свои собственные интересы, он [человек] часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это» (Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962. С. 392). По существу, это ослабленная формулировка мандевилевского тезиса о благотворности для общества своекорыстных мотивов.

2          Becker G. Crime and Punishment: An Economic Approach // Journal of Political Economy. 1968. Vol. 76. No. 2; Беккерф Г. Преступление и наказание: экономический подход // Истоки. Вып. 4. М., 2000. С. 28-90.

Эта статья как будто открыла плотину: новое направление научного поиска быстро завоевало широкую популярность среди западных экономистов. Достаточно упомянуть, что проблемами экономики преступлений и наказаний занимались в той или иной степени такие корифеи современной экономической теории, как М. Фридмен (лауреат премии А. Нобеля по экономике 1976 г.), Д. Стиглер (лауреат 1982 г.), Дж. М. Бьюкенен (лауреат 1986 г.), не говоря уже о многих менее «титулованных» экономистах (В. Ландс, П. Рубин, М. Олсон, Г. Таллок, Л. Туроу, Д. Фридмен и др.). Во многих западных университетах читаются специальные курсы по экономике преступлений и наказаний (или по отдельным ее направлениям)1. Таким образом, в наши дни экономика преступлений и наказаний стала одним из приоритетных направлений научного поиска, внимание к которому тем выше, чем сильнее волнуют общество проблемы криминогенности.

Хотя экономика преступлений и наказаний основана на неоклассической методологии с характерным для нее пристрастием к абстрактному экономико-математическому моделированию, среди работ экономистов этого направления можно встретить исследования и в стиле «традиционного» институционализма.

1 Уже в 1970-е гг. стали появляться обобщающие работы с комплексным и систематизированным изложением идей экономики преступлений и наказаний. Позже их число постоянно умножалось. См.: Anderson R. W. The Economics of Crime. The Macmillan Press LTD, 1976; PhillipsL., VoteyH. L. Jr. The Economics of Crime Control. Beverly Hills etc., 1981; Py-le D. J. The Economics of Crime and Law Enforcement. L., 1983; Schmidt P., Witte A. D. An Economic Analysis of Crime and Justice: Theory, Methods and Applications. Orlando, Academic Press, 1984. В преподавании учебного курса «Economics of Crime* в США используют прежде всего следующие пособия: Hellman D., Apler N. Economics of Crime. 4th ed. Simon and Schuster Custom Publishing, 1997; Apler N.. Hellman D. Economics of Crime. A Reader. 2th ed. Simon and Schuster Custom Publishing, 1997.

136

Теневая экономика

Часть IV. «Черная» теневая экономика

137

Как и в других сферах экономической теории, в экономико-криминологических исследованиях сохраняется преобладание интеллектуального влияния экономистов США; исследования ученых Западной Европы имеют заметный отпечаток вторичности1. В России исследований по экономической теории преступлений и наказаний пока почти нет2.

Общие принципы и спектр экономико-криминологических исследований До 1960-х гг. среди криминологов преобладало убеждение, что преступники — это люди, принципиально отличающиеся от нормальных законопослушных граждан: они не контролируют свое поведение и не задумываются о завтрашнем дне, иррациональны и аморальны. Г. Бек-кер впервые (если не считать полузабытого Б. Мандеви-ля) предложил исходить из того, что преступники по существу так же рациональны, как и любые другие люди, — они точно так же стремятся максимизировать свою выгоду при ограниченных ресурсах. Принцип оптимизирующего поведения действительно оказался универсальным, пригодным не только для объяснения поведения преступников, но и для выработки наиболее эффектив-

 

1          Так, немецкий экономист X. Энторф с сожалением констатирует, что «в Германии, насколько известно автору, современные исследования по проблеме преступности и экономики практически отсутствуют» (Энторф X. Преступность с экономической точки зрения: факты, теория и статистика // Политэконом = Politekonom.  1997. № 1. С. 57).

2          Некоторые идеи этой теории получили отражение в работах: Латов Ю. В. Экономический анализ организованной преступности. М., 1997; Шаститко А. Е. Неоинституциональная экономическая теория. М.: Экономический факультет, ТЕИС, 1998. Несколько шире представлены исследования по экономике наркотиков как одном из направлений экономической теории преступлений и наказаний: в частности , Л . М. Ти -мофеевым уже опубликовано первое в нашей стране комплексное исследование по этому вопросу (Тимофеев Л. М. Наркобизнес.  Начальная теория экономической отрасли. М.,

1998).

ных путей сдерживания преступности. Этот принцип означает, что преступник (или правозащитник) сознательно и долгосрочно планирует свою деятельность, выбирая из различных ее вариантов тот, при котором отношение выгод к затратам будет максимальным.

Поскольку современная экономическая теория использует в качестве измерителя затрат и выгод исключительно стоимостные (денежные) показатели, то точно так же поступают и криминологи-неоинституционали-сты, абстрагируясь, например, от этических оценок, если они никак не влияют на показатели доходов и расходов. Как и при анализе обычной экономической деятельности, экономисты не утверждают, будто все преступники действуют рационально. Чтобы предложенная неоинституционалистами модель рационального преступного поведения была признана корректной, вполне достаточно, если рационально ведет себя (или, по крайней мере, стремится вести) большая часть правонарушителей.

Так как основные принципы поведения людей в обычной экономической жизнедеятельности и в преступном мире оказываются одинаковыми, то экономическая теория преступлений и наказаний имеет, в сущности, ту же структуру, что и общая экономическая теория. Внутри нового раздела Экономикса давно сформировались самостоятельные подразделы: есть экономическая теория поведения преступников («производителей») и их жертв («потребителей»); проекцией общей теории экономических организаций стала экономическая теория организованной преступности, проекцией общей теории государственного регулирования хозяйства — экономическая теория правоохранительной деятельности.

Подобно тому, как наряду с общей экономической теорией имеются экономические теории различных специфических видов производства (экономика промышленности, жилищная экономика, экономика игорного бизнеса и т. д.), существуют разработки по экономике отдельных видов преступной деятельности (экономика   наркобизнеса,   экономический   анализ уклонения

138

Теневая экономика

Часть IV. «Черная» теневая экономика

139

от налогов, экономика коррупции и т. д.), а также некоторых видов наказаний (например, применения смертной казни). Пожалуй, можно констатировать, что публикации по этим частным теориям (особенно, по экономике наркотиков) превосходят число публикаций по общей теории преступлений и наказаний.

Конечно, экономическая теория преступлений и наказаний развита пока несколько слабее, чем некоторые другие направления неоинституционализма (как, например, теория прав собственности и экономика права). Сами экономисты-криминологи отмечают заметный «зазор» между экономической теорией и криминологической практикой. Развитие теории осложняется, в частности, тем, что отсутствует достоверная информация о многих конкретных экономико-криминологических показателях: занятые повседневной рутиной криминологи не замечают важных долгосрочных тенденций, а лишенные конкретной информации экономисты вынуждены ограничиваться общими моделями высокой степени абстрактности. Прочный творческий союз экономистов и криминологов формируется на наших глазах, но уже созревшие плоды этого формирующегося союза довольно многообещающи.

В нашем кратком обзоре мы при всем желании не смогли бы рассказать о всех направлениях экономики преступлений и наказаний. Наша задача скромнее: дать представление о возможностях этого направления неоин-ституционализма, познакомив с некоторыми наиболее любопытными идеями и направлениями научного поиска.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |