Имя материала: Теневая экономика

Автор: Лагов Ю. В

Глава 22. изучение теневых отношений в советской командной экономике

Изучение советской теневой экономики в СССР

До конца 1980-х гг. в Советском Союзе тема теневых экономических отношений находилась de facto под запретом. «Если кто-то кое-где у нас порой» не хотел зарабатывать законопослушным образом, это трактовалось как досадное исключение из правила. Те диссиденты (А. Каценелинбойген, Л. Тимофеев, С. Кордон-ский), которые пытались обратить внимание на широкий размах теневой экономики, получали не благодарность за открытие, а репрессии. Но едва при Горбачеве был  снят запрет на обсуждение  пороков со-

252

Теневая экономика

Часть VII'. Особенности теневых отношений в России

253

ветской системы, как советские исследователи начади довольно быстро обсуждать роль и масштабы теневой экономики в СССР.

Для этого времени характерно абсолютное доминирование эмпирической описательности. Что же касается теоретического осмысления теневой экономики, то оно долгое время было довольно слабым, «на уровне здравого смысла».

Как правило, отечественные исследователи разделяли общую методологическую установку зарубежных советологов (скорее всего, сами того не подозревая), согласно которой теневая экономическая деятельность рассматривалась как отклонение от нормы, проявление «болезни» хозяйственного организма. Характерны сами заголовки публикаций того периода: «Теневые опухоли легальной экономики», «Порок нации или...?»1. Соответственно, общепринятым на некоторое время стало убеждение, будто «излечиться» от этой «болезни» можно довольно быстро — путем либо «очищения» социалистического строя от «родимых пятен» и «пороков», либо — более радикально — путем рыночных реформ, которые ликвидируют сам строй, что порождает вредоносную тень.

Невнимание советских экономистов к теоретическому осмыслению теневой экономики тем более печально, что за рубежом как раз в это время формируется новая «тенелогическая» парадигма.

Новый подход к анализу теневой экономики связан с идеями перуанского экономиста Э. де Сото, чья опубликованная в 1989 г. монография «Иной путь» произвела буквально революцию в представлениях о роли и значении теневой экономики в современном рыночном хозяйстве2. Именно концепция «Иного пути» определяет сейчас  преобладающую в литературе парадигму тео-

1          См.: Теневая экономика. М., 1991.

2          См.: Сото Э. де. Указ. соч.

рий неформального сектора экономики, да и теневой экономики в целом1.

Традиционный, господствовавший в 1970—1980-е гг. подход к проблеме теневой экономики трактовал открытую К. Хартом неформальную занятость как порождение бедности, нищеты и отсталости. Неформальный/теневой сектор, с такой точки зрения, — экономическое гетто, не имеющее позитивных перспектив. Данные о бурном разрастании неформального сектора в городской экономике развивающихся стран рассматривались при таком подходе как показатель деградации периферийного капитализма.

Согласно же концепции Э. де Сото, теневая экономика есть закономерная форма генезиса массовых, «народных» форм капиталистического предпринимательства на периферии современного мирового хозяйства. Главная причина ее разбухания — не бедность и слабо-развитость, а бюрократическая зарегулированность. Связанные с властями капиталисты-олигархи легко обходят бюрократические рогатки, но запреты становятся непреодолимым препятствием на пути небогатых людей, желающих заниматься обычным мелким бизнесом (возить пассажиров в личных машинах, торговать с лотка или в киоске, производить простые промышленные товары). В результате легальная экономика стран «третьего мира» становится заповедником для привилегированной   бизнес-элиты,   а  мелкий   бизнес принуди-

1 Хотя по поводу понятийного аппарата еще не достигнуто полного единогласия, в науке утвердилось представление, что теневая экономика (совокупность экономических отношений, не отражаемых в официальной статистике и, как правило, связанных с нарушением закона) слагается из трех основных элементов: экономической преступности легальных фирм (экономическая, или «беловоротничковая», преступность), производства обычных товаров и услуг незарегистрированными субъектами (неформальная экономика) и производства незарегистрированными субъектами запрещенных товаров и услуг (криминальная экономика). Самый крупный сегмент — это, как правило, неформальная экономика.

254

Теневая экономика

Часть VII. Особенности теневых отношений в России

255

тельно выталкивается в «тень». В таком случае рост теневой экономики в «третьем мире» следует, по Э. де Сото, рассматривать как форму развития «нормального» конкурентного предпринимательства, которое прорывается сквозь сковывающие его путы насильственных меркантилистских ограничений. Неформалы, которые раньше рассматривались как жертвы империалистической эксплуатации, предстают при этом подходе победителями бюрократического угнетения.

Идеи Э. де Сото начали пользоваться у нас большой популярностью уже в последние годы существования СССР, при этом новоиспеченные «десотианцы» забыли (или не знали), что аналогичные идеи высказывались и в нашей стране.

Почти за десятилетие до «Иного пути» Э. де Сото за рубежом стали известны работы советского журналиста-диссидента Льва Тимофеева, самая известная из которых, «Технология черного рынка, или Крестьянское искусство голодать», была написана для «самиздата» еще в 1978 г . Именно в этой брошюре впервые сделан вывод, что советская теневая экономика образует «живую» альтернативу нежизнеспособной плановой экономике. «От «социалистического сектора экономики», который вообще никогда не существовал в чистом виде, к началу 80-х... мало что осталось: вся цепочка управления экономикой... и межотраслевые связи в том числе, были сверху донизу коррумпированы и пронизаны отношениями «черного рынка», — пишет уже в наши дни Л. Тимофеев. — Но, как ни парадоксально, именно «черный рынок» и обеспечивал более или менее нормальный производственный процесс... Не для того ли и реформы, чтобы снять назревшее противоречие между оболочкой и содержанием, — именно в пользу здравых рыночных отношений и частной собственности?»

Можно только сожалеть, что лавры первооткрывателей распределились очень неравномерно: в то время как Э. де Сото, автор интеллектуального бестселлера, стал международной  знаменитостью  и  буквально культовой фигурой, Л. Тимофееву пришлось, по «доброй» русской традиции, за «клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй», провести два года, так сказать, в отрыве от научной работы. До обычного российского читателя «Технология черного рынка» дошла только в 1990 г.1, когда литературное пространство было буквально забито всевозможными разоблачениями, среди которых она прошла ма-лозамеченной.

Таким образом, в последние советские годы существование теневой экономики не только признали, но и объявили одним из наиболее весомых аргументов в критике советского строя, который заставлял людей покупать и производить дефицитные товары с нарушением закона. Считалось, что рыночные реформы откроют-де дорогу развитию нормального бизнеса и тем самым ликвидируют корни теневой экономики. Действительность оказалась существенно иной. Критическая оценка результатов радикальных рыночных реформ 1990-х гг. привела и к более взвешенным суждениям по поводу советской теневой экономики, особенности которой во многом определили характер ельцинских реформ.

Изучение советской теневой экономики в постсоветской России Изучение советской теневой экономики не прекратилось даже после 'гибели СССР. Наиболее зрелые в теоретическом отношении работы появились уже post factum. Речь идет о книгах Л. Тимофеева «Институциональная коррупции» и С. Кордонского «Рынки власти. Административные рынки СССР и России»2.

1          Опубликована в: Тимофеев Л. Я — особо опасный преступник. М., 1990.

2          См.: Тимофеев Л. Институциональная коррупция; Кор-донский С. Рынки власти. Административные рынки СССР и России. М., 2000. С текстом книги С. Кордонского можно ознакомиться в Интернете на сайте «Либертариум» по адресу: http://www.polittech.ru/libertarium/l knig knig.

256

Теневая экономика

Часть VII. Особенности теневых отношений в России

257

Для правильного понимания места теневых отношений в советской хозяйственной системе Л. Тимофеев ввел понятие «институциональная коррупция». В о быч -ном рыночном хозяйстве, основанном на конкуренции и безличных горизонтальных связях, коррупция — налаживание личных отношений с принимающими ответственные решения должностными лицами — есть элемент, инородный основным принципам экономической жизни. В советском же хозяйстве, в условиях тотального запрета на частную собственность и «нормальные» рыночные обмены, сложился институт всеобъемлющих теневых рынков, где «стабильность каждого отдельного административного статуса... а значит, и человеческое благополучие его обладателя, обеспечивалось по мере и за счет коррупции всей системы в целом». Иначе говоря, теневые отношения рассматриваются в концепции институциональной коррупции не как «болезнь», а как нормальное, «здоровое» состояние советской хозяйственной системы.

Советская экономика предстает перед нами как совокупность действий нормальных «экономических людей», каждый из которых стремится максимизировать собственное благосостояние, используя казенные ресурсы. Говорить о «злоупотреблении служебным положением» в рамках такой интерпретации просто бессмысленно: любое «служебное положение» ценится именно теми нелегальными возможностями, которые оно предоставляет занимающему его лицу.

Итак, под покровом тотального планирования, как считает Л. Тимофеев, скрывался «черный рынок» — всеобъемлющая система экономических отношений, возникшая как компенсация «фундаментальных разрушений естественных экономических (рыночных) связей».

Тот феномен, который Л. Тимофеев назвал «институциональной   коррупцией»,    С.    Кордонский именует «административным рынком» — «иерархизированной синкретичной системой (где экономический и политический компоненты даже аналитически не могли быть разделены), в которой социальные статусы и потребительские блага конвертируются друг в друга по определенным, отчасти неписанным правилам, меняющимся во времени». На этом рынке можно было приобрести практически все, но не всем. Деньги сами по себе не играли в этой системе роль всеобщего эквивалента, гораздо важнее было наличие «блата», властных привилегий. В результате «политический рынок» совпадал в СССР с рынком обычных потребительских благ. Если на Западе политики, согласно теории общественного выбора, максимизируют прежде всего свой политический рейтинг, то в Советском Союзе — скорее личный материальный достаток: дача, пищевое довольствие и медицинское обслуживание пропорциональны административному статусу, а потому повышение уровня жизни неотделимо от продвижения по служебной лестнице. При этом легальные привилегии и льготы органически дополнялись нелегальными, официально не признаваемыми, но всем известными.

Свойственная СССР структура экономического пространства изображается С. Кордонским как матрица (табл. 22-1), согласно которой на каждом функциональном уровне развивались все возможные формы деятельности, в том числе теневые и откровенно криминальные.

Сравнивая оба подхода, следует констатировать, что они определенным образом взаимодополняют друг друга. Труд С. Кордонского был выполнен в традициях социологических теорий стратификации, работы Л. М. Тимофеева — в рамках неоинституциональной парадигмы. С. Кордонский сосредоточил свое внимание преимущественно на взаимоотношениях внутри властно-коммерческой элиты (советская номенклатура, 9 — 5432

258

Теневая экономика

Часть VII. Особенности теневых отношений в России

259

Источник: Кордонский С. Рынки власти. Административные рынки СССР и России. М., 2000. С. 106.

постсоветские элитные группы — от депутатов до «воров в законе»). Тем самым создается впечатление, будто «теневые игры» велись и ведутся только в «верхах». Напротив, Л. Тимофеев последовательно подчеркивает тотальность теневых прав собственности, в которых участвовали все — от члена Политбюро, распределяющего по своему усмотрению должности, привилегии и плановые задания, до лесника, торгующего неучтенным лесом.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |