Имя материала: Теневая экономика

Автор: Лагов Ю. В

Альтернативные механизмы защиты прав собственности предпринимателей в постсоветской россии

 

Характеристики

Официальная правовая система

«Бандитская крыша»

«Коммерческая крыша»

«Милицейская крыша»

Субъекты

Официальные лица из право-охранительных органов

Представители организован-ной преступности

Охранные агентства, собственные службы безопасности

Официальные лица из право-охранительных органов

 

Г

 

Характеристики

Объекты

«Коммерческая крыша»

Крупные легальные предприниматели

Официальная правовая система

Все легальные пред-принима-тели

«Бандитская крыша»

Преимущественно мелкие и нелегальные пред-принима-

Окончание   табл. 26-1

« Милицейская крыша»

тели

Угрозы не-организованной преступности.

Риск несоблюдения контрактов.

Вымога-

Угрозы организован-ной и не-организованной преступности.

Риск несоблюдения контрактов.

Вымогательство государственных чиновников

Легальные предприниматели, имеющие личные связи с работниками правоохранительных органов

Незначительны

Уменьшающиеся издержки

Угрозы организован-ной и не-организованной преступности.

тельство

Риск несоблюдения контрактов.

государственных чиновников

Заработная плата охранникам. Специальное оборудование

Доплата к заработкам работников право-охранительных

Вымогательство государственных чиновников

Дополнительные издержки

Налоги. Издержки административного контроля

Охранная дань. Оппорту-нистиче-ское поведение «защитников»

органов

 

Если расчеты с «бандитскими» и «коммерческими крышами» происходят обычно наличными деньгами, то коммерческие   отношения   коммерсантов   с «милицей-

304

Теневая экономика

Часть VII. Особенности теневых отношений в России

305

скими крышами» носят более завуалированный характер. Анкетирование работников милиции, организованное Л. Я. Косалсом в 2002 г. в ходе проекта «Экономическая деятельность работников милиции: масштабы, причины и последствия», дало следующую информацию: 23\% опрошенных указали, что бизнесмены перечисляют деньги в фонды содействия правоохранительным органам, 46\% — помогают приобретать компьютеры, оргтехнику и др., и только 20\% — платят наличными1.

Совмещение функций официальных и неофициальных стражей порядка определенным образом трансформирует отношение работников органов к преступникам. С одной стороны, рэкетиры начинают рассматриваться как коммерческие конкуренты, бороться с которыми надо уже не за страх и не за совесть, а за собственный кошелек. С другой стороны, защитники порядка в мундирах теряют интерес к качественному уменьшению рискованности бизнеса, поскольку это вызвало бы снижение спроса на их неофициальные услуги. Формируется государственно-уголовный паритет, когда государственные служащие становятся своеобразными партнерами уголовников2.

Эволюция «крышестроительства»

Попробуем теперь объяснить общую логику развития «крышестроительства». Рассмотрим для этого типологию «крыш», обращая внимание не только на субъектов, как это делает В. Волков (табл. 26-2), но и на объекты правоохранительной деятельности (табл. 26-3).

1          См.: Коленникова О. А., Косалс Л. Я., Рывкина Р. В. Ком -мерциализация служебной деятельности работников милиции // Социологические исследования. 2004. № 3. С . 73—82.

2          См.: Радаев В. В. О роли насилия в российских деловых отношениях //   Вопросы   экономики.    1998.   №   10.   С. 94.

Как видно из таблицы, теоретически возможны шесть типов правоохранительной деятельности (две ячейки остаются пустыми, поскольку нелегальный бизнес принципиально не может защищаться легальными методами).

До легализации предпринимательства в СССР могли наблюдаться только типы № 5 и 6 (последний — как исключение). После легализации бизнеса (под «вывесками» кооперативов и ИТД) в 1987—1988 гг. с раздвоением предпринимательства на откровенно криминальное (наркотики, проституция и др.) и легальное раздваивается и правоохранительная деятельность. Легальные силовые ведомства то ли продолжали по инерции рассматривать предпринимателей как «узаконенных преступников», то ли просто были дезорганизованы. В результате произошел сдвиг к типу N° 3 — защищать права собственности легальных бизнесменов стали главным

11 — 5432

306

Теневая экономика

Часть VII. Особенности теневых отношений в России

307

образом криминальные «бригады». С 1993 г. сильным конкурентом становится № 2, причем «коммерческие крыши» постепенно теснят «бандитские». Примерно на 1993—1995 гг. приходится пик криминальных «разборок», суть которых — конкуренция между организованными преступными группами за более выгодные условия первоначального накопления капитала. Во второй половине 1990-х гг. происходит перелом: старые преступные группировки отступают под натиском «милицейских крыш», частично трансформируясь в легальные бизнес-группы (В. Волков приводит в качестве примера «тамбовскую» и «уралмашевскую» группировки). К 2000 г. в легальной сфере решительно (но не абсолютно) доминирует тип № 4.

Противоборство милиционеров и бандитов за контроль над нелегальным бизнесом еще не получило специального освещения в литературе, поэтому пока трудно судить, как в 1990-е гг. менялось соотношение типов № 5 и 6.

Таким образом, на протяжении последнего десятилетия в России действует плюралистическая система защиты прав собственности, в которой легальная государственная правоохранительная деятельность не дополняется, а, скорее, подменяется двумя разновидностями нелегальной и одной легальной, но не государственной.

Строго говоря, плюрализм правоохранительной деятельности отнюдь не является российской аномалией. Все, кто знаком с проблемами западной юстиции хотя бы по переводным детективам и голливудским боевикам, хорошо знают, что в развитых странах есть и работающие по лицензии частные сыскные и охранные агентства, и внутренние службы безопасности крупных корпораций, и даже «вольные охотники», отлавливающие за вознаграждение объявленных в розыск правонарушителей (в России такой экзотики еще нет). Очень интересна японская практика, где законопослушность граждан и высокий авторитет полиции долгое время мирно уживались с почти легальной деятельностью ганг-стеров-якудза, занимающихся рэкетом не только мелких предпринимателей, но даже крупного бизнеса. Еще более далека от канона «правления права» практика защиты прав собственности в странах «третьего мира».

Принципиальное различие между отечественной и зарубежной ситуациями заключается в том, что в обществах с устоявшимися правовыми традициями чисто коммерческие системы охраны собственности всегда дополняют государственную систему юстиции, но не вытесняют ее. Причина вполне очевидна: коммерческие системы лучше служат интересам большого бизнеса, мелким же коммерсантам они просто не по карману, и полная коммерциализация силовой защиты обрекает их на роль клиентов мафиозного рэкета, тормозя развитие мелкого предпринимательства. Между тем давно признано, что главной питательной почвой нормального рыночного хозяйства является именно мелкий бизнес, в защите которого чисто коммерческие методы неэффективны. Поэтому в России, как и в странах «третьего ми

308

Теневая экономика

 

ра», развитие рынка правозащитных услуг тормозит развитие рынков обычных товаров.

В начале 1990-х гг. казалось, что система «крыш» — это только временный суррогат нормальной системы защиты прав собственности, которая возможна лишь на основе господства государственных силовых структур. Теперь, когда плюралистическая система защиты прав собственности стабилизировалась и институционализировалась, надо задуматься, не отражает ли она некоторые глубинные закономерности развития бизнеса в российской цивилизации.

Дело в том, что в России никогда не было правового государства — всегда официальные правила сильно кор-релировались общепризнанными неформальными нормами. Нет в России и гражданского общества, когда первична самоорганизация «снизу», а не команды «сверху». Кроме того, «антикапиталистическая менталь-ность» россиян создала предпринимателю нелестный имидж «нарушителя в законе», которого терпят, но не одобряют. Поэтому реальный выбор в обеспечении защиты бизнеса лежит между откровенно криминальной и теневой системами enforcment'a. Победа «милицейских крыш» над «бандитскими» и «коммерческими» есть закономерный результат развития в России рыночного хозяйства в единственно пока возможной форме «бюрократического капитализма».

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |