Имя материала: Теория экономического роста

Автор: Шараев Ю.В.

9.3 эмпирические исследования связи коррупции с экономическим ростом и их результаты

 

Исследования влияния степени коррупции на экономический рост имеют достаточно долгую историю, восходящую к 1960-м гг. [Left, 1964; Tullok, 1967; Huntington, 1968]. Интерес к исследованиям в данной сфере возрос в 1990-е гг., когда эмпирика и теория роста сосредоточились на поиске политических и субъективных детерминант роста.

 

Эмпирические исследования в подавляющем большинстве случаев показывают отрицательные связи и взаимоотношения между степенью коррупции и основными показателями экономического развития. Данный результат не является неожиданным, поскольку, как подчеркивалось в разных работах, достаточно очевидно совпадение высокого уровня коррупции и недостаточных темпов и уровня развития для стран целого ряда регионов планеты (Африка, Центральная и Южная Америка — яркие примеры совпадения высоких уровней коррупции и бедности). Большинство исследований подтверждают эту связь эмпирически, используя различные подходы, показатели и методы анализа [Gould, Amaro-Reyes, 1983; United Nations, 1989; Klitgaard, 1991; Shleifer, Vishny, 1993; Knack, Keefer, 1995]. He всегда в исследованиях степень коррупции выявляется как важнейшая и значимая детерминанта роста, как не всегда безупречны и сами исследовательские подходы, достаточна база таких исследований. Некоторые исследования показывают довольно парадоксальные результаты, например, ранние работы Леффа и Хантингтона [Leff, 1964; Huntington, 1968] демонстрируют, что некоторый оптимальный уровень коррупции может иметь позитивное значение. Однако в настоящее время наиболее разработанными и имеющими наибольшее влияние являются работы признанного авторитета в данной сфере Паоло Мауро [Mauro, 1995, 1997], на исследования которого мы будем прежде всего опираться.

В подавляющем большинстве исследований используются в качестве основы индексы коррупции, публикуемые независимыми организациями «Business International)) и «Political Risk Services, Inc.», последняя публикует International Country Risk Guide для независимых инвесторов. С середины 1990-х гг. к ним добавился и индекс коррупции, публикуемый независимой немецкой организацией transparency International)). Все данные индексы близки друг к другу и высоко коррелируют между собой. Поэтому нередко в исследованиях используются их комбинации и составные индексы, включающие усредненные данные из разных источников. Близки к перечисленным индексам и индексы качества государства и бюрократии, волокиты (red tape), действия судебной системы (judiciary), взяточничества (bribery) и др.

Таким образом, все эти показатели отражают эффективность государственного аппарата, ярким и обобщенным проявлением которой является степень его коррумпированности (в негативном соотношении, разумеется).

В табл. 9.1 приводятся данные лишь одного из многочисленных исследований влияния коррупции на экономический рост, проведенных Паоло Мауро. В данном случае изучается воздействие составного индекса коррупции (по данным «Business International)) и «Political Risk Services, Іпс.» за 1980—1995 гг.) на экономический рост для 94 стран за период 1960—1995 гг. Во всех случаях индекс коррупции является значимым для экономического роста, даже тогда, когда во множественной регрессии оценивается воздействие стандартных экономических детерминант экономического роста. Значение коррупции снижается (оставаясь значимым на 5\%-м уровне) при включении в регрессию инвестиций, это, по мнению Мауро, показывает, что эффект воздействия коррупции на рост опосредован воздействием на инвестиции. Аналогичное воздействие индекса коррупции на инвестиции и другие важнейшие переменные экономического развития также приводит Мауро и другие исследователи.

На рис. 9.4 показан пример другого исследования Паоло Мауро [Mauro, 1995], в котором рассматривается влияние индекса эффективности государственной бюрократии на экономический рост. Индекс эффективности государственной бюрократии составлен по данным «Business International)) за 1980—1983 гг., включающий индексы коррупции, волокиты и действенности законов по 67 странам. Исследуется его влияние на экономический рост за период 1960—1985 гг. Коэффициент простой корреляции равен 0,32, для аналогичного соотношения индекса эффективности бюрократии и уровня инвестиций его значение 0,47. Аналогичны и результаты регрессионной оценки влияния индекса бюрократической эффективности на экономический рост и инвестиции.

Таким образом, большинство эмпирических исследований обнаруживают отрицательную взаимосвязь качества и эффективности государственной бюрократической структуры (коррупции как основного показателя этого качества) и показателей экономического роста.

 

 

б -

Прирост ВВП на душу населения

Сингапур • Гонконг •

Корея •

• Тайвань        • Япония

Малайзия

,           т          Греция •

"       Индонезия^"     Португалия.       • Испания

Индонезия •   Египет»       • • Норвегия

_          •   ^Панама       I •

•      Пакистан •      ,   • v

Иран   #     •        в      •           «      • Нидерланды

#  #      Иордания       .     ^ Соединенные Штаты

Бангладеш.*      .    .      •    Зим6а6ве неЗе « Швейцария

„      -   „          Новая Зеландия

Кения •           • • • Коро-

А         Чили •

Гаити.    Либерия»    ,     Ямайка   •   д        девство          

Нигерия

Ангола

Заир •        Гана в Венесуэла .

Индекс эффективности бюрократии

            1          1          1          1          1          1

2          4          6          8          10 12

Рис. 9.4. Индекс эффективности государственной бюрократии (1980—1983 гг.) и темпы прироста ВВП на душу населения за 1960—1985 гг.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 |