Имя материала: Феномен экономического развития Китая

Автор: Жуджунь Дин

2.4. специфика экономической реформы в китае

 

Еще одним подтверждением того, что у КПК не было ясной стратегии реформирования китайской экономики, является терминология реформ. В 1978 г. КПК объявила о создании «плановой экономики, дополненной регулированием рынка», с 1984 г. по 1987 г. целью экономических реформ стала «плановая товарная экономика», в 1987-1989 гг. КПК приступила к строительству экономики, в которой «государство регулирует рынок, а рынок регулирует предприятия», в 1989-1991 гг. - «экономики с органически интегрированными плановой экономикой и регулированием рынка», с 1993 г. КПК стала использовать термин «социалистическая рыночная экономика с китайской спецификой».

У китайского правительства не было и стратегии реформирования сельского хозяйства. В действительности, деколлективизация сельского хозяйства, которая считалась одним из успехов экономической политики КПК, происходила следующим образом: несколько провинций в середине 1970-х гг. вынужденно из-за голода начали экспериментировать с альтернативными системами сельского хозяйства, а когда результаты эксперимента оказались положительными, центральное правительство решило применить эту политику к сельскому хозяйству всей страны.

С начала 1980-х гг. китайские власти уделяли теории реформ самое пристальное внимание.

В 1981 г. в поиске подходящей модели развития генеральный секретарь КПК Ху Яобанг дал указание китайским экономистам и социологам провести исследования с целью определения, каким должен стать Китай к 2000 г. Исследования показали, что Китаю не следует копировать опыт других стран. Реформаторы пришли к выводу, что не существует конкретной модели, которая могла бы быть использована в качестве шаблона для реформирования китайской экономики.

Хотя китайская реформа проводилась путем постоянных исканий, однако ее путь исключительно ясен - постепенный переход от плановой экономики к рыночной экономике. Реформа не была предварительным проектом руководителей КНР, а скорее неизбежным выбором каждого хозяйствующего субъекта, стремящегося к получению выгоды. Функция руководителей реформы заключалась в своевременном принятии правильных рамочных решений, соответствующих объективным тенденциям развития.

Некоторые авторы утверждают, что Китай использовал уже отработанную восточно-азиатскую модель реформ, приспосабливая ее к своим целям экономического развития. Это утверждение обосновывается тем, что развитие китайской экономики базировалось на опережающем росте внешней торговли (с 1978 по 2001 г. ежегодный рост внешней торговли КНР составил 15 \% по сравнению со средним ростом ВВП - 9,3 \%), накоплении валютных резервов (в 1980 г. валютные резервы составляли 2,3 млрд долл., к 2001 г. валютные резервы Китая насчитывали 178 млрд долл.), девальвации юаня (обменный курс доллара к юаню: в 1980 г. - 1,7 юаней; в 1985 г. - 2,92 юаней; в 1991 г. - 5,3 юаней; в 2001 г. - 8,28 юаней).

Эти показатели не являются доказательством того, что Китай копировал восточно-азиатскую модель развития. Например, высокий рост торговли объясняется, во-первых, неразвитостью внешнеэкономических отношений до начала реформ - т. е. высокие показатели отражают эффект «догоняющего развития», и, во-вторых, вскоре после начала реформ Китай стал огромной перерабатывающей зоной, получающей иностранные полуфабрикаты и отправляющей готовую продукцию. Точнее будет сказать, что Китай использовал некоторые элементы восточно-азиатской модели реформ. Уникальность китайской экономики и общества, долгий период изоляции, размер страны и ее разнообразие сделали использование какой-либо одной модели экономического развития в Китае практически невозможным. Китайская модель экономического развития совмещает в себе элементы опыта разных стран. Например, специальные экономические зоны были созданы по модели тайванских и сингапурских СЭЗ; китайские биржи в Шанхае и Шеньжене переняли практику и правила гонконгской биржи; первоначальные реформы предприятий опирались на югославский и венгерский опыт в этой области; новая система налогообложения использовала в качестве примера немецкую систему налогообложения; в реформировании банковской системы используется американский опыт; реформы коммунальных услуг базируются на сингапурской модели и т. д.

Стандартное описание китайской модели экономического развития опирается на такие термины как «китайское экономическое чудо», «социалистическая рыночная экономика». За последние 1520 лет, эти термины стали нарицательными, приобрели статус слоганов и как большинство слоганов имеют весьма ограниченную роль в объяснении китайской модели экономического развития.

Под «социалистической рыночной экономикой» в Китае понимается модель рыночной экономики с ведущей ролью государственного сектора. Это означает, что в процессе перехода к рыночной экономике, основной составной частью экономики довольно долго остаются государственные, коллективные и кооперативные предприятия. При этом задачей «социалистической рыночной экономики» ставится эффективное соединение общественной собственности с рыночной экономикой. Главные черты «социалистической рыночной экономики» включают: рыночное распределение ресурсов под макроэкономическим руководством государства, мно-гоукладность экономики при главенстве общественной собственности, расширение открытости китайской экономики и усиленное привлечение иностранных инвестиций, макроконтроль, опирающийся на косвенные рычаги, система социального обеспечения, реформа государственных предприятий и их превращение в полноценных рыночных агентов, и дифференцированность доходов.

В 1982 г. для решения целей и задач реформ на всех уровнях управления китайской экономикой был создан Государственный комитет по реформе экономической системы при Госсовете КНР. Параллельно с ним в сжатые сроки были созданы соответствующие комитеты по реформе на уровне провинций, городов и ниже. К теоретическим исследованиям к началу 1990-х гг. было подключено более 60 центральных научных учреждений и значительное число научно-исследовательских региональных учреждений. На базе действительного плюрализма мнений ученых формировалась официальная политика проведения реформы.

1. Доминирование экономических целей над трансформационными. Китайская реформа, продолжающаяся уже почти 30 лет, является сложным процессом, на протяжении которого постоянно возникали споры. Среди них типичным примером является спор о целях реформы.

Особенность китайской модели реформ заключается в решении вопроса первичности цели экономического развития и вторичности трансформационной цели. По сравнению с преобразованиями экономического развития, институциональные трансформации - не менее сложный, но более постепенный процесс. Это связано с тем, что трансформация экономического развития - эволюционный процесс, а институциональная трансформация - реформенный процесс. Реформенный процесс неизбежно сталкивается с большим числом искусственных препятствий, главным образом это препятствия идеологического характера, а также препятствия, связанные с возможностью получения ренты чиновниками. Реформаторы Китая воспринимали трансформационные цели как цели второстепенной важности, которые должны были ускорить достижение главной цели - цели экономического развития.

Руководство КНР поставило целью реформ - увеличение ВВП в четыре раза и на этой основе значительное улучшение жизненного уровня людей к 2000 г. Во имя достижения поставленной цели экономического развития китайские реформаторы инициировали ряд институциональных реформ. Переход к экономике, построенной на рыночных отношениях, появился как подцель экономического развития, китайские реформаторы считали, что развитие рыночных отношений в экономике является эффективным средством достижения поставленной цели экономического развития - увеличение ВВП. Рыночные отношения повышали мотивацию людей к работе, что в свою очередь приводило к росту доходов и сбережений населения, т. е. способствовало достижению поставленной цели экономического развития. Когда между целями экономического развития и институциональных трансформаций возникали противоречия, китайское правительство отдавало предпочтение цели экономического развития, так программа реформ полностью зависела от способности обеспечить более высокий темп экономического роста.

Ясны стратегические цели правительства в экономическом развитии: в три этапа осуществить строительство современной конкурентной экономики. Цель первого этапа: по сравнению с 1980 г. удвоить ВВП, обеспечить население продуктами питания и предметами первой необходимости, она в основном осуществлена в конце 1980-х гг. Цель второго этапа: к концу XX века в четыре раза против 1980 г. увеличить ВВП - эта цель досрочно осуществлена в 1995 г. Цель третьего этапа: к середине XXI века в основном добиться модернизации, достичь уровня европейских стран по ВВП на душу населения, добиться сравнительно зажиточного жизненного уровня населения.

1 Дэн Сяопин. Из заключительной речи на рабочем совещании ЦК КПК 13 декабря 1978.

2. Неопределенность целей институциональных этапов реформ. Выбор проекта постепенных реформ в рамках существующей системы повлек за собой неопределенности целей институциональных этапов реформ. Это отличало Китай от стран, выбравших радикальную реформу. Там реформаторы, следуя плану Всемирного банка, четко знали, каким должен быть каждый следующий этап в трансформации системы после ликвидации плановой экономики. В Китае производилось осторожное перераспределение и упорядочение власти и ресурсов, власть во главе с КПК являлась основой сохранения политической и экономической стабильности всего общества. В самом начале реформ Дэн Сяопин обратил внимание, что: «реформа производственных отношений и надстройки не может быть совершенно благополучной, она касается многих аспектов, касается жизненных интересов множества людей, поэтому обязательно возникают различные сложные ситуации и проблемы, она неизбежно сталкивается со всевозможными препятствиями»; ... «мы должны быть к этому достаточно идеологически подготовлены»1.

В процессе проведения реформ неопределенность ее институциональных целей была вызвана следующими факторами: во-первых, ограниченность понимания проблем политической властью и ее предпочтения. Во-вторых, наличие столкновений интересов различных групп. Реформа экономической системы, в сущности, является пересмотром социально-политической структуры, структуры экономической власти и интересов. В процессе трансформации неизбежно возникают ситуации, когда часть населения получает выгоду, а часть остается в убытке. Если власти обнаружат, что некоторые из тех, кто останется в убытке, не получат соответствующего возмещения и из сторонников реформы превратятся в ее противников, и в особенности, если это поставит под угрозу политическую основу власти, возможно, что они начнут сомневаться и даже остановят реформу. В-третьих, стойкость идеологии. Если власти откажутся от существующего строя и введут новый, это неминуемо приведет к конфликту с существующей идеологией. Люди чутко сознают, что новый строй резко не соответствует тому, который им долгое время «насаждался», и который они признавали, и поэтому они могут отказаться принять новую систему. Лучше постепенно прививать идеологию, соответствующую новому строю. Создание и распространение новой системы - это постепенный процесс, пересмотр и обновление идеологии это, разумеется, еще более длительный процесс. В-четвертых, ограниченность информации. Когда в 1978 г. начинались реформы, в мире еще не было примеров успешных реформ в социалистических странах, зато было несколько случаев неуспеха реформ в Латинской Америке, информации было недостаточно, не хватало опыта, который можно было бы позаимствовать, что, несомненно, усилило сложности и степень неизвестности1.

1 Линь Ифу. Экономическая теория изменений строя: изменение последствий и степени принуждения // Имущественные права и изменение строя. Шанхай: Саньлянь шудянь. 1991. С. 397-400.

Данные факторы в различной степени проявлялись в ходе реформ. Поскольку в этом неопределенном мире никто не знал верного ответа, никто не мог осуществить максимизацию эффекта. Поэтому на начальном этапе реформ КПК могла выдвинуть лишь ограниченные цели: «заострить внимание на том, чтобы сначала планово, поэтапно реформировать то, что необходимо и легко реформировать, с тем, чтобы обеспечить и стимулировать благополучный ход упорядочения всего народного хозяйства. Например, необходимо было четко решить, как можно распределить круг полномочий в таких областях как планирование, финансы, внешняя торговля, управление материальными ресурсами, управление предприятиями и т. д. между центральными и местными властями и предприятиями таким образом, чтобы как можно выгоднее управлять экономикой с помощью экономических методов. Осуществляя эти частичные реформы, необходимо вести тщательные исследования, проводить эксперименты, делать подготовку, разрабатывать достаточно полный проект реформ, который после одобрения центром и наступления благоприятных условий будет проведен в жизнь». 1

3. Динамический градуализм. Начиная с 1978 г. теория реформ и их идеологическое обоснование Китая шла в соответствии с эволюцией целей. Третий пленум ЦК КПК XI созыва разрешил проблему, надо ли в Китае проводить реформы, однако по вопросу о том, как их проводить, с самого начала существовали различные мнения. Основное разногласие заключалось в том, проводить ли совершенствования в рамках системы плановой экономики или создавать новую экономическую систему, используя механизмы рыночной экономики. Столкновение этих двух мнений скрывало идеологический конфликт. Под влиянием традиционной идеологии ученые считали, что плановая экономика тождественна социализму, а рыночная экономика тождественна капитализму. Опыт начального периода показал, что реформы вызвали грандиозные перемены в экономике Китая. Поэтому вопрос о том, ограничивать ли осуществление реформ неизменной идеологией или на основании практики реформ пересматривать идеологию, был ключевым вопросом эволюции теории реформ экономической системы Китая.

1 Ли Сяньнянь. Речь на рабочем совещании ЦК КПК по вопросам экономики 1979 года. Несерьезное отношение к проблемам китайской социалистической экономики. Пекин: Женьминь. 1979. С. 185.

Среди ученых существует разногласие по поводу того, является ли стратегия экономических реформ в Китае «градуалистской» или «радикальной». Приверженцы «градуалистской» школы ссылаются на гибкость и постепенность процесса реформ, приводя в пример медленную либерализацию цен и отсутствие массовой приватизации. Их оппоненты, напротив, утверждают, что китайские реформы начались радикально в форме деколлективизации сельского хозяйства, успех реформирования которого вызвал «цепную реакцию» в других секторах китайской экономики. Скорее всего, обе школы представляют упрощенное объяснение китайской стратегии реформ.

Более приемлемое толкование признает компромисс между «градуализмом» и «радикализмом» в реформах. Такое толкование реформ в КНР получила название «динамический градуализм». Приверженцы «динамического градуализма» указывают на то, что политика реформирования одного и того же сектора может быть «градуалистской» или «радикальной» (прорыв в китайской терминологии) в зависимости от успеха реформы, даже если общая стратегия проведения реформ является «градуалистской». Действительно, китайский опыт экономических реформ, по сравнению с реформами в Восточной Европе и России, в целом представляет постепенный процесс перехода и вместе с тем, отдельные реформы проводились мгновенно.

Возьмем, например, китайскую политику внешней открытости. Китай постепенно «открыл» свою экономику для иностранных инвестиций и товаров. Происходило это поэтапно: на каждом этапе КНР включала новые города и зоны в категорию территорий, открытых для иностранных инвестиций, до тех пор, пока Китай не вступил в ВТО, после чего политика открытости была распространена на всю территорию Китая. Реформа внешней открытости является примером «градуалистского» подхода.

Китайская реформа ценообразования также часто приводится как пример «градуалистского» подхода к реформам, но отличается она тем, что в течение некоторого периода, совмещала в себе и «радикальный» подход. В 1985 г. китайские реформаторы учредили двухуровневую систему цен, в соответствии с которой один товар мог иметь две цены: рыночную цену и цену, регулируемую государством. Частичная либерализация цен мотивировалась боязнью инфляции, народных волнений и дестабилизации политической ситуации в стране. В результате доля продукции, подлежащей госзакупкам, постепенно уменьшалась, а цены на все большее количество товаров формировались рынком. Достижение этой системы ценообразования заключалось в том, что, в отличие от России и Беларуси, инфляция в КНР оставалась сравнительно низкой за весь период реформ. В свою очередь, низкая инфляция гарантировала макроэкономическую стабильность и поддержку экономических реформ среди населения. В то же время двухуровневая система цен привела к росту коррупции, государственные служащие получали высокий доход от покупки сырья или товаров по государственной цене и продажи этих товаров по рыночной цене. В мае 1988 г. Дэн Сяопин и Джао Дзиянг настояли на необходимости «радикальной» реформы в ценообразовании - полном переходе на рыночное ценообразование. Летом того же года было официально объявлено о программе полного перехода на рыночное ценообразование. Это привело к панической скупке товаров. У Пекина не оставалось иного выбора, чем издать указ о двухлетнем моратории на ценовую реформу и сменить «радикальный» подход на «градуалистский».

Перемены в темпах реформ частично были результатом внутрипартийной борьбы и бесконечного поиска компромисса между фракциями консерваторов и реформаторов в компартии Китая. «Радикальные» реформы обычно ассоциировались с усилением позиций фракции реформаторов. Например, быстрые темпы проведения реформы сельского хозяйства ассоциируются с политической победой фракции реформаторов над промаоистской левой фракцией в 1978-1980 гг. А медленные темпы реформирования промышленного сектора в городах связаны с сопротивлением дальнейшим реформам консервативной фракции КПК, лоббируемой госпредприятиями, многие из которых лишались субсидий, и могли обанкротиться при проведении более глубоких реформ. В какой-то степени градуалистский механизм предотвратил эксцессы реформирования, произошедшие позднее в странах бывшего Советского Союза. Интересно заметить, что в 2002 г. на 16-м съезде КПК произошли важные правительственные перестановки, которые ознаменовали назначение нового поколения реформаторов на высокие посты. Это вызвало в последующем новую волну реформ в Китае, в том числе связанную с динамичным акционированием и приватизацией госпредприятий.

4. «Законность» и идеологическое обоснование реформ.

Доктрина «социалистической рыночной экономики» совмещает в себе элементы ортодоксального марксизма, раннюю идеологию Мао, восточно-азиатский авторитаризм, западный рыночный капитализм и уроки, извлеченные из процесса экономических реформ. Этой доктриной затрагиваются, по крайней мере, 5 проблем. Первая- это приоритет экономического развития. КПК под управлением Дэн Сяопина переформулировала китайский социализм в идеологию экономического развития и всеобщего процветания. Вторая- это прагматизм, т. е. предпочтение эффективных результатов над великими теориями. Третяя - «градуалистская» стратегия экономических реформ в сочетании с «радикальной» тактикой. Четвертая - это национализм. Так же, как и реформаторы дореволюционного периода, КПК оправдывала необходимость экономических реформ, опираясь на прошлое Китая - унизительные поражения, которые он потерпел от западных империалистических держав. Экономические реформы были необходимы для восстановления прошлой славы и мощи Китая. Пятая заключается в «модернизирующем авторитаризме», основывающемся на ведущей роли государства в экономике, и существовании руководящей партии, являющейся главным исполнительным органом для приведения в жизнь политики экономических реформ.

Одной из глубинных причин специфики китайских реформ являлся вопрос «законности» реформ. Очевидно, что экономические реформы в Китае начались не после свержения или запрета правящей партии и смены власти в стране, это был выбор, сделанный правящей партией по собственной инициативе в условиях неизменности государственного строя и формы власти. В этом заключается существенное отличие от перехода в СССР и странах Восточной Европы. Новые власти большинства стран бывшего СССР и Восточной Европы могли установить собственную законность, только ликвидировав традиционную систему; а в Китае, если бы в начале реформ было заявлено о полной ликвидации плановой экономики, это тут же подняло бы вопрос о «законности» реформ, происходящий из того, что плановая экономика долгое время являлась законной - в соответствии с традиционной идеологией плановая экономика и социализм связаны «кровной связью». Отрицание плановой экономики означало отрицание социалистического строя, что поставило бы под угрозу положение правящей партии в социалистической стране. Что касается правящей партии, основываясь на принципе «законности», вначале она могла выдвинуть лишь идею постепенных реформ в рамках существующей системы проводилось «разделение власти», упорядочивались цены, увеличивалась самостоятельно госпредприятий.

Таким образом, китайские реформы проходили по примерно следующей схеме: сначала сельское хозяйство, потом промышленность; сначала сельская местность, потом города; сначала негосударственный сектор экономики, затем государственный; сначала окраина, потом центр; и сначала экономические реформы, затем политические реформы.

«Решение по некоторым вопросам, оставленным историей после создания КНР», принятое ЦК КПК стало важной политической основой для экономической реформы в Китае. Без такой основы невозможно было бы изменить политический курс Китая: «классовая борьба - главное звено» на «экономическое строительство -основная задача»; изменить генеральную линию «продолжение революции диктатуры! пролетариата» на «один центр - два основных пункта»; в Китае не могло бы быть такого направления реформы, как «внутри оживлять экономику, снаружи осуществлять открытость»»; в селах не могла бы повсеместно применяться система подряда, где основной единицей является крестьянский двор; в области экономического строительства не могла бы быть создана экономика не государственной собственности, где бы присутствовала частная собственность, иностранный капитал, индивидуальная собственность; не могла бы быть выдвинута теория товарной экономики, содержащей элемент планирования, не могла бы быть утверждена в качестве цели реформы социалистическая рыночная экономика и т. д. Поэтому именно благодаря тому, что в Китае была проведена серьезная политическая реформа, было обеспечено успешное проведение экономической реформы во всех областях. Правильное осознание этого вопроса очень важно для объективного и всестороннего понимания экономической реформы в Китае. Необходимо отметить, что еще в ноябре 1979 г. Дэн Сяопин, встречаясь с вице-президентом редколлегии американского издательства энциклопедии «Britannica», заявил: «Если сказать, что рыночная экономика существует только в капиталистическом обществе, это, конечно же, будет неверно. Почему в социалистическом обществе нельзя создать рыночную экономику? Это нельзя назвать капитализмом». Однако, поскольку в то время большинство людей, партийных и беспартийных, не могли понять и принять идею о том, что при социализме можно строить «рыночную экономику», важное содержание этой речи тогда не было предано гласности. По мере того как реформа непрерывно углублялась, в особенности после того, как реформа перешла рубеж противостояния старой и новой систем, и в экономической системе Китая произошли существенные изменения, рыночная реформа постепенно становилась сознательным действием большинства людей. В 1992 г., ЦК КПК провозгласил создание социалистической рыночной экономики конечной целью реформы экономической системы Китая, что было зафиксировано в официальных документах КПК. Поэтому в этом смысле процесс эволюции теории реформы экономической системы Китая - это процесс осознания людьми результатов проведения реформы экономической системы и в то же время это процесс постоянного пересмотра и обновления традиционной идеологии.

5. Двухрельсовая система. В определенном смысле «двух-рельсовая система» функционирования экономики сопутствовала реформе по разделению власти и ее сущность заключалась в следующем.

Генезис и экономические последствия двухрельсовойй экономической системы!. Китайская экономическая реформа - это путь постепенных преобразований посредством пересмотра структуры власти и стимулирования субъектов экономических интересов к увеличению эффективности. Поэтому введение в пределах традиционной системы новых правил, в рамках которой функционирует как старая, так и новая система, получило название «двухрель-совой системы».

Рассмотрим, к примеру, сельскую реформу. Поскольку сельскохозяйственное производство имеет весьма значительное влияние на все народное хозяйство, необходимо было, обеспечивая выполнение государственного плана, полностью мобилизовать производственную активность широких крестьянских масс. Появление системы «закрепления производственных заданий и объема работ за крестьянскими дворами» эффективно решило данную проблему. Очевидно, что эта система не была заранее разработана теми, кто принимал решения относительно реформы, а была создана широкими крестьянскими массами на практике; в то же время данная система не была изобретена крестьянами в ходе реформы, более чем двадцатилетняя практика социализма способствовала тому, что от «закрепления производственных заданий за крестьянскими дворами» крестьяне перешли к «закреплению всего объема работ за крестьянскими дворами», таким образом крестьянские семьи от подряда на определенный объем производства перешли к подряду на землю. При такой системе можно было осуществить то, чего хотели крестьяне: «отдать необходимое количество продукции государству, достаточно оставить для коллектива, а все остальное забирать себе», где задачи «отдать необходимое количество продукции государству» и «достаточно оставить для коллектива» сохраняют принципы традиционной системы, а «все остальное забирать себе» - «по памяти» восстановленный принцип. Именно введение этого неофициального принципа привело к тому, что такая «двух-рельсовая система» стала стимулировать крестьян к тому, чтобы они по собственной инициативе расширяли объемы производства, стремясь к увеличению той части, которую они могут «забирать себе», а это привело к явному улучшению в области сельскохозяйственных поставок.

В городской реформе, поскольку плановая экономика контролировала процесс капиталовложения, производства, обмена и распределения всех ресурсов, ситуация была гораздо сложнее, чем на селе. Несмотря на это в рамках существующей системы привлекались новые принципы, ставшие общим выбором почти всех субъектов экономических интересов, что привело к проявлению опять же «двухрельсовой экономической системы». Например, в системе планового управления существовали такие понятия как «плановое» и «сверхплановое»; в области финансов - «бюджетное» и «внебюджетное»; в области денежного обращения - «плановая процентная ставка, рыночный валютный курс» и «плавающая процентная ставка, регулирующий валютный курс»; в области трудоустройства и социального обеспечения - «старые люди - старый метод, новые люди - новая система»; в области распределения доходов -«доход в форме заработной платы» и «серый доход», а также другие «двухрельсовые» явления. По этим явлениям нетрудно заметить, что в различных отраслях на «рыночных рельсах» находились органы местного самоуправления, различные экономические организации и индивидуальные лица. Движение по «рыночным рельсам» является единственным путем достижения максимизации прибыли.

Можно сказать, что появление «двухрельсовой системы» было прямым последствием реформы по разделению власти. По мере передачи органам местного самоуправления и госпредприятиям полномочий, с одной стороны, в различной мере ослабли методы планового контроля, возникла необходимость в новых методах, которые бы заменили и дополнили существующие. С другой стороны, формирование субъектов экономических интересов шло вразрез с традиционными методами контроля, существовала объективная необходимость обеспечения за счет каких-либо иных методов данным субъектам пространства для функционирования и развития. Только так можно было гарантировать непрерывность функционирования экономики. Если бы наличествовало лишь административное разделение власти, то условия для развития субъектов экономических интересов были бы недостаточными. Именно благодаря существованию таких явлений как «сверхплановое», «внебюджетное», «рыночная процентная ставка», «рыночный валютный курс», «новые люди - новая система» и «серый доход», для органов местного самоуправления, различных предприятий и даже индивидуальных лиц были созданы условия максимизации целей, они получили необходимую энергию и возможности для погони за собственной прибылью.

Проблемы!, с которы/ми столкнулась «двухрельсовая» экономика. Предварительно предполагалось, что в условиях функционирования «двухрельсовой» экономики по мере экономического роста доля планирования будет сокращаться, а доля рыночной системы - увеличиваться, и, в конце концов, рыночная экономика полностью заменит плановую, так будет завершен процесс перехода китайской экономики на рыночные рельсы. Однако если говорить о функционировании «двухрельсовой системы» в различных отраслях, проблемы, вызванные ей, были гораздо сложнее, чем это предполагалось.

Первая проблема «двухрельсовой системы» заключалась в невозможности сохранения плановых количественных показателей и увеличения рыночных количественных показателей и соответственно невозможности следования каждого элемента собственным принципам. Проще говоря, при плановой системе ресурсы распределяются в натуральной форме, а при рыночной системе - в ценовой, когда эти два вида ресурсов сливаются в едином экономическом процессе, традиционные методы планового управления теряют контролирующую способность. Проблема главным образом заключается в «плановых рельсах». Хотя органы планирования правительства по-прежнему в натуральной форме спускали разнообразные плановые показатели, но эти плановые нормы, оказываясь внутри реального экономического процесса, тут же деформировались. Поскольку у ресурсов, распределяемых в плановом порядке, объективно существовала рыночная цена, которая была выше натуральной стоимости, то предприятия, получающие плановые нормы, всеми способами стремились по возможности превратить эту плановую форму натуральной стоимости в денежную форму рыночной цены и таким образом получить прибыль от разницы в ценах. Такая ситуация возникала не только в области средств производства, но почти во всех областях, таких как капитал, иностранная валюта, земля, внешняя торговля и т. д., что привело к беспорядочности в функционировании экономики.

Вторая проблема «двухрельсовой системы» - полномочия по распределению ресурсов стали иметь неявную цену: организации и лица, обладающие этими полномочиями, получили возможность участвовать в распределении прибыли. Первыми, кто получил прибыль от разницы в ценах, были предприятия. Повсюду можно было наблюдать, как организации и индивидуальные лица, обладающие какими-либо полномочиями по распределению ресурсов, получали выгоду от тех, кому они эти ресурсы распределяли. При этом действия правительственных чиновников приводили к постоянному умножению полномочий, что в конечном итоге приводило к разложению. Хотя в целом в процессе перехода на рыночные рельсы полномочия всех уровней власти постоянно слабели, но поскольку у полномочий появилась цена, а благодаря наличию цены можно получить выгоду, то в процессе пересмотра структуры полномочий различные органы вступали в борьбу за получение новых полномочий и под различными предлогами «создавали» новые полномочия, чтобы получать прибыль за их счет. Несложно заметить, что органы, не реальными полномочиями, имеющими цену, принимая различные решения, бывают достаточно нейтральными и объективными; как только полномочия дают ренту, то не только утрачивают нейтралитет и объективность, но «создают» множество явлений разложения. В этом смысле «двухрельсовая экономика» была прямой причиной разложения. Точнее, из-за того, что правительство обладало полномочиями, которые должны были принадлежать экономическим субъектам, данные субъекты, желая осуществить цель максимизации прибыли, вынуждены были за деньги или иные материальные блага «выкупать» у чиновников правительства данные полномочия.

Если продолжать анализ «планового рельса», можно прийти к выводу, что страна могла оказаться в тупике. Однако если обратить внимание на «рыночный рельс», то мы обнаружим, что по мере реформы по разделению власти создавались условия для формирования различных субъектов экономических интересов; «рыночный рельс» предоставил экономическим субъектам пространство для роста; таким образом произошло сущностное изменение механизма функционирования народного хозяйства и китайская реформа избежала попадания в тупик.

6. Взгляды! зарубежных ученых на китайские реформы!. Отложив в сторону основные стереотипы эпохи реформ, можно охарактеризовать понятие «социалистическая рыночная экономика» через две компоненты. Первая - это эффективное распределение ресурсов и повышение продуктивности труда. Вторая - это социальная справедливость и процветание при социализме. В соответствии с этой моделью государство должно управлять экономикой посредством макроэкономических инструментов, а не административными методами и способствовать созданию единого национального рынка в Китае. Целью планирования является установление реалистичных целей экономического и социального развития, контроль совокупного спроса и предложения, корректировка географического распределения различных отраслей промышленности и управление финансовыми и материальными ресурсами, необходимыми для строительства важных проектов.

Для объяснения китайского «чуда» многие ученые представляли свои точки зрения.

Что имеется в виду под «китайским экономическим чудом»? В. Т. Рязанов1 отмечает 5 элементов успеха экономических реформ в Китае: рыночный социализм с китайской спецификой, экспортная модель развития, рост внутреннего совокупного спроса, рост прямых иностранных инвестиций, высокая норма накопления.

В. Семенов2 выделил шесть центральных положений китайской модели реформ:

1          Рязанов В. Т. Рыночная трансформация в России и Китае: выбор стратегии реформирования // Экономические реформы в России и Китае глазами российских и китайских экономистов / Под ред. Л. Д. Широкорада. Изд-во Санкт-Петербургского ун-та. 2000. С. 9.

2          Семенов В. Экономика: по китайскому лекалу. М.: 1993. № 8.

Проработка стратегии реформ, которая во взаимосвязанной форме обеспечивалась экономическими, политическими и идеологическими мерами.

Правильный выбор на начальном этапе реформ отраслей хозяйства (отрасли, которые дают быструю прибыль, накопление капитала, обеспечивают занятость населения и служат как бы базой для развития своего хозяйства).

Китайское руководство старалось не упускать возможность управления экономикой на макроуровне с тем, чтобы она не пошла вразнос.

Постепенность, практическая отработка моделей на выборочных направлениях: в отраслях хозяйства и территориальных единицах.

Подкрепление экономических реформ политическим средствами, что выражалось в создании благоприятной внешней и внутренней обстановки в стране, в недопущении развития негативных тенденций, возникающих в процессе реформ.

Идеологическое обеспечение реформ. Китайское руководство не позволило разрушить идеологические установки, ценности, господствующие в обществе, хорошо понимая, что это ведет к потере ориентации людей.

А. Илларионов1 видит главный фактор китайского успеха в низком государственном бремени (налоги) на экономику.

Он отвергает такую гипотезу как «отсталость», в которой быстрые темпы роста экономики Китая объяснялись тем, что стартовый уровень Китая был чрезвычайно низким - темпы роста слаборазвитых стран выше, чем темпы роста более развитых стран. На примере прироста ВВП на душу населения в 209 странах в 19791996 гг. в зависимости от стартового экономического развития, А. Илларионов сформулировал два вывода:

статистически значимой закономерности между стартовым уровнем экономического развития и последующими темпами развития и экономического роста в мировой экономике не наблюдается. При одних и тех же значениях ВВП возможны и быстрый рост, и глубокое падение;

ни одна из стран с низким стартовым уровнем развития (к числу которых относится Китай) в эти годы не имела темпов роста, сколько-нибудь близких к китайским. Более того, последние оказались уникальными для всей мировой экономики.

А. Илларионов также отвергает гипотезу «особенность структуры производства». Согласно этой гипотезе, решающий вклад в ускорение экономического роста Китая внесла стартовая структура его экономики - низкая доля в ВВП промышленности и высокая доля сельского хозяйства (табл. 2.3).

1 Илларионов А. Секрет китайского экономического чуда // Вопросы экономики. 1998. № 4.

По утверждению А. Илларионова «... удельный вес промышленности в ВВП Китая был и остается не ниже, а даже выше, чем в России (табл. 2.3). Однако более низкий удельный вес промышленности в России не способствовал повышению темпов ее экономического роста по сравнению с Китаем. Наоборот, российская экономика в эти годы переживала глубокий спад производства. С другой стороны, более высокий удельный вес промышленности в ВВП Китая не способствовал замедлению темпов его роста по сравнению с Россией».

Также он отвергает гипотезу «особенность структуры занятости», согласно которой более высокие темпы роста в Китае объясняют высоким удельным весом населения, занятого в сельском хозяйстве.

7. Различия белорусской и китайской моделей реформ.

Экономисты расходятся во мнениях по поводу того, насколько опыт Китая применим к другим странам с переходной экономикой. Одни утверждают, что другие страны могут перенять отдельные детали китайской модели экономического развития, другие ссылаются на уникальность китайской модели, возникшей как результат особых обстоятельств в КНР, которые не могут быть воспроизведены в остальных странах с переходной экономикой.

В 1991 г. Беларусь стала независимой страной и должна была выбрать путь своего дальнейшего экономического развития. Траектория начального отрезка пути определялась автоматически принесенными гайдаровскими либеральными реформами из России, «энергетическим шоком» мгновенного роста цен на нефть и газ в десятки раз и собственной непоследовательной стихийно-либеральной экономической политикой 1992-1994 гг. Результат к 1995 г. известен - инфляция, обеднение населения, растущая коррупция и всеобщее недовольство реформами. Это привело к поиску альтернативного пути экономического развития. С середины 1990-х гг. Беларусь уделяла все больше внимания градуалистским моделям эволюционной трансформации экономики, в том числе китайскому опыту. Нельзя сказать, что их глубоко изучали и применяли, скорее жизнь интуитивно заставляла выбрать похожую модель и то, что делалось в Беларуси - это белорусская эволюционная модель, а то, что делалось в Китае - китайская модель. Как и китайская, белорусская модель дала неожиданные для либеральных экономистов результаты.

За последнее десятилетие среди экономистов, изучающих переходные экономики, появилась тенденция сравнивать и анализировать восточно-европейский и китайский подходы к экономическим реформам. Убеждены, что будут изучать и белорусский. Насколько возможно сравнение белорусской и китайской модели, что является схожим, а что - разным? Главным аргументом сравнительного анализа является то, что в начале реформ (для КНР в 1978 г., а для Беларуси - в 1991 г.) экономики обеих стран были административно-командными и основывались на марксистской экономической теории. Здесь следует учесть, что Китай начал свои реформы на 13 лет раньше и, соответственно, продвинулся на пути к рыночной экономике существенно дальше.

Выделим общие черты и различия двух стран и их экономик. Китай и Беларусь разделяют общее социалистическое прошлое и множество совпадающих исходных элементов в социально-экономической структуре до начала реформ. С другой стороны, можно выделить три основные отличия двух экономик. Во-первых, до начала реформ между Китаем и Беларусью (и СССР в целом) существовал значительный разрыв в экономическом развитии. До 1978 г. Китай можно было охарактеризовать как аграрно-индустриальную страну (сельскохозяйственная продукция составляла 35 \% ВВП). Во-вторых, Республика Беларусь провела более длительный период в социалистической фазе, чем Китай, и, следовательно, рыночные и предпринимательские отношения в Беларуси были более деформированы, чем в КНР. Третье отличие - это населения двух стран. Население КНР исчисляется в 1,3 млрд чел., население же Беларуси составляет менее 10 млн чел. Эти различия помогают объяснить, почему в Китае было легче и труднее начинать и проводить экономические реформы.

Уместно упомянуть отличия в целях, преследуемых экономическими реформами в двух странах. Главными целями экономических реформ в Беларуси (до 1994 г.) были: создание смешанной экономики с ведущей ролью частного сектора, утверждение либеральной рыночной экономики и открытость экономики. Цели китайской программы реформ на начальном этапе заключались в создании системы многоукладности при ведущей роли общественного сектора и государственного регулирования, введение принципа распределения по труду, и повышение степени открытости экономики. Эта стратегия реформирования вошла в историю под названием «социалистическая рыночная экономика». Другими словами, целью экономических реформ в Беларуси на первом этапе было разрушение старой системы, в то время как целью КНР стало реформирование этой системы. Разумеется, что разность целей повлияла на выбор разных стратегий реформирования в Китае и Беларуси на первом этапе реформ.

Какой интерес представляет опыт КНР для Беларуси? Китайский пример экономических реформ показал, что постепенные реформы могут привести к позитивным изменениям в экономике и то, что успешные реформы не требуют предшествующего устранения всех препятствий свободному рынку.

Среди западных экономистов существует тенденция считать, что если реформированная экономическая система не выглядит в точности как модель рыночной экономики из учебника, значит, проведенные реформы были неудачными. Успех китайской и белорусской модели показал, что существуют альтернативные модели. Результаты реформ в КНР поставили под вопрос экономическое убеждение, что частная собственность является неизбежной предпосылкой экономической эффективности, так как одним из главных факторов успеха китайских реформ были коллективные поселочные и деревенские предприятия, находящиеся в собственности местных органов власти.

Опыт Китая интересен для Беларуси и других стран с переходной экономикой прежде всего проявленным в этой стране прагматизмом в выработке и постоянной корректировке политики экономических реформ с целью повышения жизненного уровня населения КНР.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 |