Имя материала: Философия экономической науки

Автор: Канке В.А.

3.2. средневековая философия науки

Вопреки существующему мнению Средние века отнюдь не являются перерывом в развитии философии науки. В поддержку этого вывода рассмотрим, во-первых, знаменитый спор об универсалиях, во-вторых, теоретический аспект религиозного мировоззрения.

Спор об универсалиях (от лат. universalis — общий) имел прямое отношение к основаниям научного знания, ибо, по сути, обсуждалась проблема концептов. В споре участвовали три стороны: реалисты, концептуалисты и номиналисты.

Реалисты (Фома Аквинский и др.) подчеркивали, что общее представляет суть самих вещей. Они продолжали линию Аристотеля, считавшего, что формы присущи самим вещам. Смысл реализма состоит в определенном истолковании природы вещей. Если утверждается, что все тела обладают массой и все массы качественно тождественны друг другу, то налицо реализм. Если же массы признаются качественно нетождественными друг другу, то реалистическая позиция покидается. Реализм характерен для народов, проживающих в континентальной части Европы, но не для, например, англосаксов. Последние считают признаки вещей качественно сходными, но не тождественными. Строго говоря, качественно тождественными и сходными могут быть не вещи, а их признаки. Эта тонкость средневековыми реалистами никак не учитывалась. Реалисты считали, что универсалии присущи и уму человека в качестве понятий. Но представить природу этих понятий сколько-нибудь детально им так и не удалось.

В отличие от реалистов концептуалисты (от лат. conceptus — понятие) стремились показать, каким именно образом вырабатываются понятия. Согласно П. Абеляру, понятия выражают результат обобщения в уме сходных свойств вещей. Понятия имеют не он-тическое (от греч. on — сущее), а сугубо теоретическое значение. Концептуалистам не удалось сколько-нибудь толково объяснить ни критерии выработки понятий, ни вопрос о том, что им соответствует в действительности. Их первейшая заслуга состоит в придании понятиям теоретической значимости.

Номиналисты (от лат. nomen — имя), среди которых выделялся своим талантом У. Оккам, умудрились перевести проблематику универсалий, а значит и понятий, в сферу языка. В их интерпретации вся рассматриваемая проблематика исчерпывается представлениями о словесных знаках. Слова часто обозначают совокупность сходных вещей, только и всего. Они не обозначают какие-либо сущности. Согласно «бритве Оккама» не следует умножать сущее сверх необходимости. Существуют единичные объекты, чувственные знания, словесно-знаковая деятельность человека; не существуют платоновские идеи, аристотелевские формы, универсалии в вещах. Номинализм имеет великие заслуги перед семиотикой — наукой о знаках, но он явно не справился с проблемой наличия всеобщих законов и общих для данного класса вещей признаков (свойств и отношений).

Как видим, средневековые мыслители преуспели в выделении многоуровневости науки. Все вместе они констатировали три уровня науки: вещный, ментальный и языковой. По поводу соотношения этих трех уровней науки они могли сообщить немногое. Стремясь показать, что воззрения средневековых философов имеют определенное значение для современных экономистов, обратимся к феномену цены товара.

Сторонники трудовой теории стоимости — типичные реалисты. Они полагают, что стоимость есть признак вещей, а именно овеществленный труд. Маржиналисты отказываются от реалистической точки зрения, для них стоимость есть способность удовлетворить потребность людей. Они находятся между реалистами и концептуалистами. Немало и таких экономистов, которые вообще ничего не сообщают о природе стоимости, — это, надо полагать, номиналисты. Все три точки зрения современных экономистов интересны, но никак не исчерпывают природу стоимости.

Обратимся теперь к урокам развития в Средние века религиозного мировоззрения. Ради определенности сосредоточим наш интерес на христианстве. В этой связи существенными являются следующие моменты. Во-первых, следует определить религию как некоторый образ жизни. Во-вторых, он так или иначе осмысливается, а для этого нужна теория, в качестве которой выступает либо теология (от греч. theos — бог), либо религиоведение. В-третьих, теология — это теория о сакральном, святом; следовательно, она не является этикой. В-четвертых, теологии не чужд и этический план поведения людей; так называемая христианская этика понимается в рамках теологии как символ теории сакральности. В-пятых, только религиоведение, но не теология, способно выступать с научных позиций. Теология руководствуется принципами ретроспективиз-ма (обращенности в прошлое: лучшая теория создана в далеком прошлом), догматизма (догматы непоколебимы), дидактизма (назидательности), религиозного символизма (земное есть символ потустороннего), экзегетики (истолкования библейских текстов в горизонтах божественного), экстатизма (интуитивно-чувственного постижения мира, потустороннего человеку). Научное религиоведение противопоставляет: ретроспективизму — принцип научной актуальности; догматизму — критический рационализм; дидактизму — дидактику, теорию обучения; религиозному символизму — семиотику, науку о знаках; экзегетике — научный анализ; экстатиз-му — ментальное и языковое восприятие.

Для дальнейшего исследования существенно, что в Средние века наука выдержала испытание теологией. Постепенно она стала теснить ее все более и более решительно. Наконец, обратимся к вкладу христианской теологии в экономическую науку. В этой связи в курсах истории экономических учений обычно вспоминают о концепции справедливой цены Фомы Аквинского, который перечислил условия оправдания дохода [210, с. 239] и осуждал вместе с другими схоластами ростовщичество. Для предмета нашего интереса существенно, что схоласты использовали определенный метод анализа. Суть его состояла в том, что, не имея возможности исходить из содержания экономической науки, они пытались навязать ей сакрально-этические идеи. Такой метод анализа не мог привести к существенному успеху. Экономическая этика состоятельна лишь в том случае, если она вырастает на базе экономической теории, во-первых, и вступает в координацию с другими этиками, политологической, правоведческой, социологической — во-вторых. Оба эти условия в Средние века едва ли могли быть выдержаны сколько-нибудь строго.

Итак, в экономических горизонтах заслуга средневековой философии науки состоит:

в достаточно отчетливом выделении трех уровней науки;

попытке объединить экономическую теорию с этикой.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |