Имя материала: Фундаментальная экономия. Динамика

Автор: Вугальтер Александр Леонидович

8. экономические структуры

 

Начальное представление об экономической структуре дает наложение множества разнокачественных элементов на множество разнородных связей между ними. Подобно тому как покой суть момент движения, статическая структура (элементами которой служит набор явлений) есть момент динамической структуры (элементами которой служат процессы). В данной главе акцентировано внимание на экономических структурах, состоящих из динамических элементов, существующих благодаря "обмену" с внешним миром. Например, экономическую структуру составляет множество элементов, представляющих расходные характеристики товаропотоков и скорости их изменения.

В общем случае экономическая структура состоит из связных элементов, представляющих процессы и явления: потоков информации; номенклатуры товаров; денег; производственных процессов; процессов распределения товаров и труда; устойчивых отношений собственности и власти и пр. Динамическая структура объединяет в своем понятии формы движения как такового, независимо от того, что движется. Поэтому тождественные структуры могут включать неодинаковые "телесные" объекты. Та или иная последовательность шагов, совершаемых природой, отражается в человеческом сознании как покадровая киносъемка процесса. Каждый кадр представляет моментальную структуру "вещи", представляющей результат связной последовательности предыдущих шагов. В этом смысле говорим о динамической структуре. Запись (с помощью специального символьного языка) прошедшей шахматной игры; раскрывшийся цветок; раковина улитки; сформировавшаяся личность — вот характерные примеры динамических структур. Наблюдаемые динамические структуры не были таковыми всегда и не останутся неизменными в будущем. Дополнительное представление о процессе как о структуре дают:

план работ (сетевой график); алгоритм компьютерной программы; набор правил некоторой игры; музыкальное произведение;

виртуальные (мыслимые) орбиты реальных планет;

технология изготовления чего-либо; экономический цикл;

торговые отношения, возникающие между конкретными людьми; историческая последовательность форм общественно-экономических отношений и пр.

Структура характеризуется такими признаками, определяющими ее как понятие:

уровнем сложности;

эмерджентностью (Э. Дюркгейм, [30]) — целостностью, не выводимой из свойств ее элементов;

 

самоподобием (теория фракталов [34, 66]) — свойством, противоположным эмерджентности;

синергизмом интегрального действия — когда результат превышает сумму элементарных действий;

энергией, поглощаемой в процессе создании структуры и извергаемой при ее распаде.

Динамическая структура общественного хозяйства (как дополнительная форма жизни) существует лишь постольку, поскольку она функционирует — распадается и воссоздается. Этим она отлична от неживых структур. Именно распад связей поддерживает экономическую структуру как таковую. Так например, долговременный договор о поставке товара в конце концов неотвратимо вступает в противоречие с интересами контрагентов. Поэтому разрыв договора, нарушение его условий — фактор, необходимый для продолжения хозяйственных отношений (уже на новых условиях). Распад и воссоздание динамической структуры вытекают из ее определения как функционирующей самости. Динамическая структура, как устойчивое в изменчивом, есть борьба интересов на субстрате их совпадения — собственника и производителя, покупателя и продавца... Динамическая структура, звеньями которой служат экономические процессы, должна со временем распасться из-за внутреннего "трения", если не будет подпитываться энергетически (материально, информационно) извне. К фрикционным факторам, способствующим распаду экономической структуры, следует, в частности, отнести:

имманентно-спонтанные (естественный износ средств производства; снижение качества продукции; притупление потребительного интереса; снижение производственного энтузиазма);

экзогенно-поглощающие — когда новое в процессе становления способствует гибели старого (смена работоспособного оборудования вследствие морального износа; гибель древней цивилизации в результате завоевания варварами);

разрушающие экологическую нишу человека, к которой экономическая структура уже успела приспособиться (истощение сырьевой базы; гибель Помпеи)...

Из двух взаимодействующих структур одну определим как факторную, другую — как испытывающую, или параметрическую.

Факторная структура — нечто целостное, включающее в качестве своих элементов активное начало, как-то:

стихии (засухи, наводнения, землетрясения, морозы, эпидемии и эпизоотии...);

техногенные изменения окружающей среды; истощение ресурсов;

феномен общественного противостояния (внешние и гражданские войны); смену политических режимов (либеральный, репрессивный); превращение отношений собственности (матриархальные, рабовладельческие, крепостнические, буржуазно-рабовладельческие, буржуазно-крепостнические (социалистические))...

Испытывающая структура включает элементы, характеризуемые переменными параметрами, например: объем производства; текучесть кадров; денежный оборот;

уровень капитализации акционерного капитала...

Идея структурного анализа зиждется на представлении, согласно которому изменение факторной структуры (переход от одного состояния к другому) переводит испытывающую структуру из одного устойчивого состояния (характеризуемого постоянством параметров) в другое с вероятностью, зависящей от конфигурации и начального состояния структур.

Подробнее остановимся на подходе, при котором структуры рассматривают как случайные образования, состоящие из случайных же элементов. Такое понимание динамической структуры зиждется на представлении о существовании многомерного пространства в виде множества особых состояний, каждое из которых вступает в силу с соответствующей вероятностью. Так, изготовим из твердого материала неправильный многогранник и начнем его "испытывать", многократно бросая на стол. Тогда каждая из сторон многогранника может быть охарактеризована постоянным числом — собственной частотой падения, зависящей от величины относительной площади этой стороны. Таким образом получим вероятностную (случайную) структуру многогранника. (Вне этих испытаний, вопреки очевидности, многогранник не является носителем динамической структуры [54]). Простой факт попеременного роста-снижения объема производства может быть представлен как элемент структуры, который обозначим через "а". Если теперь присоединим к нему другие переменные элементы (в которых учитывается только изменение знака скорости) — безработицу "Ь", текучесть кадров "с", инфляцию "d", курс акций "e" etc., то получим некую метаструктуру, элементами которой служат "грани" возможных состояний, например:

грань № 1:   {а + , Ь + , с~, d+, e+};

грань № 2:   {а~, Ь + , с~, d+, e+};

грань № 3:   {а + , Ь+, с+, d~, e~};

 

В общем случае вероятность наступления последующего состояния зависит от факта наступления предыдущего состояния, подобно тому как это описано в цепях Маркова [76]. Реакция экономической системы на реальные многократные "испытания" носит, как известно, статистически более или менее устойчивый характер, что определяет систему как структуру, характеризуемую средними значениями множества параметров.

В эпистемологическом аспекте, обособленная вещь (нечто, чему дано имя) не имеет имманентной структуры, как не имеет имманентной массы, объема, температуры и пр. Все эти характеристики вещи возникают в разнообразии ее отличий от иных вещей. Разной мере вещей соответствуют описания разных структур, представляющих один и тот же объект. Так например, структура конкретного рынка, измеряемая номенклатурой товаров и количеством продавцов, отлична от структуры того же рынка, измеряемой скоростью реализации товаров и пространственным расположением элементов торговой сети.

Таким образом, динамическая структура есть точка зрения, исследовательский образ, но не объект как таковой. Первому построению структурной модели национального хозяйства наука обязана, по-видимому, Ф. Кенэ, который в своих "экономических таблицах" [36] продемонстрировал истинный баланс товарообмена между объектами, существенно различающимися способом производства — сельским хозяйством и промышленностью. Он первым обратил внимание на то, что в сельском хозяйстве продукт воспроизводится естественным путем (земля как естественный фактор производства), тогда как промышленные средства производства не обладают способностью самовоспроизводиться. Речь идет о том, что засевает поле и убирает урожай человек, но растут злаки сами собой; здания же не возрождаются из своих обломков. Модель товарного воспроизводства, предложенная Ф. Кенэ, после формальных уточнений и детализации была положена в основу метода межотраслевого баланса (В.В. Леонтьев, [41]; плеяда экономистов-математиков советского периода). Проблема межотраслевого баланса, как представляется, больше математическая, нежели экономическая, и игнорирует релевантность экономических образов. Действительно, деление национального хозяйства на отрасли носит чисто технологический характер: тяжелая индустрия, легкая промышленность, животноводство, растениеводство и прочие рядопо-ложные отрасли различаются по натуральному признаку (по виду конечной продукции), но не способу ведения хозяйства (строению капитала, экономическому укладу).

 

Общественная память как информационная структура

Информация — структура, связывающая окружающий мир с человечеством, обретающая смысл в общественной интерпретации. Сущность человека разумного в плане социально-экономической динамики в том, на наш взгляд, что с появлением разума возникла новая форма развития жизни, а именно: развитие структуры без изменения качества ее элементов — без изменения генома человека. Этот процесс называют общественным развитием. Физическим носителем общественного развития служит информация, элементы которой распределены в сознании множества индивидов. Обязательное требование к информации — ее востребованность, без чего стираются из памяти гносеологические корни интеллекта. Проблема общественной памяти возникает в связи с тем, что интеллектуальный потенциал общества имеет тенденцию к снижению. Сам факт существования деградирующей тенденции означает, что человеческий интеллект в плане познания природы вещей имеет свой предел как по абсолютному значению, так и по скорости наращивания. Общественное развитие связано, прежде всего, с развитием средств хранения и поиска информации. Подъем экономики в качестве отправного пункта содержит историческую память о предшествующих достижениях.

Общественное бытие как дополнительная форма жизни позволяет развивать память путем:

исторической кумуляции (передачи информации и навыков от поколения к поколению нарастающим итогом);

концентрации и распространения информации и навыков (библиотеки, научные школы).

Способна развиваться вся техногенная ниша обитания человечества:

сфера доступности информации (телефонизация, компьютеризация);

способы продуцирования и использования информации (повышение общественного интереса к нововведениям — от рабовладельческого строя к буржуазному, преодолевая феодальный обскурантизм);

качественный уровень информации (путем селекции) — национальная и мировая культура, и пр.

Формы существования информации:

статическая, или память. Память — не вместилище, но форма существования информации (например, изменение записей на банковском счете);

динамическая — модулированный сигнал, передаваемый на расстоянии. Известны модуляции звуковых и электромагнитных волн, однако возможно движение информации также и в правовом (смена прав собственности), и в экономическом (денежное обращение) пространстве;

смешанная форма — транспортирование статической информации (переписка и пр.). К смешанной форме существования информации относится обращение денежных знаков, товарных денег (драгоценных металлов, драгоценных камней) и пр. Денежный поток суть замкнутый (точнее — сетепо-добный) поток информации, обслуживающей акты купли-продажи. Одновременно с купюрой покупатель передает продавцу информацию о ее покупательной силе. Как и любая иная информационная субстанция, деньги способны перемещаться в пространстве по известным каналам: из рук в руки; по почте; по проводам и радиоэфиру.

 

Экономическая синергетика

Как известно, для существования жизни необходимо, чтобы живое тело непрерывно поглощало энергию извне (солнечную, с пищей... ) и непрерывно отдавало почти то же количество энергии вовне. Незначительная часть энергии накапливается в теле в форме связи между элементами структуры. Таким образом, энергия есть необходимый структурообразующий фактор. Здесь будем рассматривать общественную структуру как новую дополнительную форму существования жизни, возникновение которой следовало бы связать с дополнительными, искусственно получаемыми источниками энергии. На естественных источниках энергии может существовать разве что первобытное, древнее, дикое общество (уровень собирательства). Рыболовство и охота уже потребовали использования огня. Цивилизованное общество возникло и продолжает существовать благодаря дополнительным искусственно получаемым источникам энергии. Переход от каменного века к бронзовому, затем железному носил принципиальный характер для трансформации человеческой популяции в новую форму жизни — общественную. История свидетельствует, что качественные изменения, связанные с формированием общественных отношений, наступили именно в результате очередного использования человеком дополнительных источников энергии, как-то: ветра; потока воды; древесного угля; каменного угля, торфа; нефти, природного газа, горючих сланцев; урана; океанического прилива... Дело вовсе не в том, что человек научился обрабатывать камни и металлы, и впоследствии создал композитные материалы; усложнение общественной структуры стало возможным лишь с получением и использованием дополнительной энергии.

 

Показатели сложности структур

Природа способна проявлять свои свойства (имманентную всегдасущую сложность) последовательно "от простого к сложному", что, однако, не означает, будто происходит ее самоусложнение. По отношению к бесконечному разнообразию мира любые системы равносложны. О сложности структур можно судить лишь в относительном смысле, отталкиваясь от единой элементной базы или от единой функциональной базы, или... Уровень сложности структуры есть понятие, относительное к целесообразной функциональности структуры. Так, счеты, кости которых изготовлены из однородного (одноэлементного) материала — золота, по своей функциональной сложности равносильны счетам, кости которых сделаны из такого химически сложного материала, как дерево; компьютеры одинаковой архитектуры могут отличаться друг от друга сложностью элементов (чипов); простой и сложный алгоритмы решения одной и той же задачи функционально равносложны, и т.п.

Сложное не возникает из простого, как птица Феникс из пепла, но бесконечно сложная природа образует разнообразия из "элементарных очагов сложности", как это можно назвать. Биологическое развитие обычно представляют как последовательное во времени самосоздание из простейших атомов все более и более сложных образований. Однако элементы сложного образования не являются простыми в своей основе. Бесконечно разнообразный и сложный во всех смыслах микромир проявляет себя в тех или иных макроструктурах, внутренние связи которых существенно проще составляющего их микромира (структура целого куска железа не сложнее структуры его атома). С другой стороны, микромир не способен проявить себя во всей своей сложности в одночасье, но этот процесс развернут во времени, что и называют развитием. Развитие системы в отношении той или иной из ее структур есть синоним усложнения соответствующей структуры. Так же обстоит дело и в экономике: структурно простое общественно-экономическое образование возникает из структурно сложных индивидов.

Развитие живой природы происходит по пути приспособительной изменчивости и усложнения. Оба явления носят спонтанно-случайный характер.

Изменчивость ограничена адаптивностью живого организма к уже существующей среде и предполагает длительность его существования, достаточную для репродукции. Так, поколения ослепших кротов чувствуют себя не хуже зрячих, но незначительное снижение зрения у орла сократит миллионы лет существования этого вида до нескольких десятков.

Усложнение может касаться как структуры в целом, так и элементов ее составляющих. Усложнение не служит целям приспособления. Это некий постоянно действующий фактор, результаты которого закрепляются в случае достаточной адаптивности организма и распадаются — в противном случае.

Усложнение структуры в целом происходит путем добавления к существующей структуре некоторых элементов или путем образования дополнительных связей, или путем усиления асимметрии (неповторимости) подструктур (доменов)...

Усложнение элементов структуры определяет процесс образования классов животных, как-то: насекомых, круглоротых, рыб, земноводных, пресмыкающихся, птиц, млекопитающих (в плане нашего исследования этот перечь остается открытым). В приспособительном плане все они взаимоподобны: обладают средствами перемещения в разных средах и идентичными способами восприятия — инерционным, гравитационным, электромагнитным, акустическим, химическим и иными. Менее идентично внутреннее строение их организмов, в чем прослеживается некоторая тенденция усложнения форм. Структура же живой клетки у них различна, что и позволяет выстроить классы животных в порядке ее усложнения.

Из усложнения элементов структуры вытекают две противоположные, с приспособительной точки зрения, тенденции:

замедление реакции организма на внешние раздражители;

формирование долговременной памяти как средства прогноза, что представляет особый интерес.

Дело в том, что "коэффициент полезного действия" прогноза невысок. В своем следовании прогнозу организм (субъект действия) ограничен как внешними обстоятельствами, так и внутренними "страстями". Здесь уместно вспомнить притчу о скорпионе, сидевшем на спине лягушки и ужалившем ее (вопреки логике самоспасения) на середине переправы. Иными словами, в плане распоряжения собственной жизнью (неукоснительного следования прогнозу, что принято называть в одних случаях "иррациональным", в других — "подсознательным") никакого развития не наблюдается. Первые весьма робкие шажки в исследовании "человеческого инварианта" делают психология и социология. Экономическая же наука еще долго будет игнорировать тему "злостного иррационализма".

Вообще говоря, усложнение (упрощение) информационно закрытой системы невозможно по определению закрытости. В закрытой системе возможен лишь "взаимообмен сложностями", присущими как человеку, так и окружающей природе. Одним из фундаментальных проявлений регресснопрогрессирующего экономического процесса служит "адаптивное разрушение" экологической ниши человечества. Если же абстрагироваться от информационной закрытости и раскрыть систему путем элиминирования из нее "человека биологического", получим пресловутый феномен общественного прогресса. В таком случае сложность структуры характеризуют тем или иным набором показателей. Например для структуры, представленной неким графом, сложность можно оценить как вектор, описанный в гл. 2.

 

Энтропия экономической структуры

Как известно, любая гетероструктура обладает тенденцией к повышению уровня однородности, вырождаясь в определенном смысле в моноструктуру. Напротив, моноструктура тяготеет к распаду на множество различных структур. Так можно проследить историческую тенденцию превращения многоукладного общества в общество, где господствуют однородные общественно-экономические отношения и vica versa. Мерой однородности и одновременно мерой дезорганизации и неопределенности состояния системы служит энтропия.

Увеличение и уменьшение энтропии системы — это разные стороны одного и того же процесса, существующие, надо полагать, одновременно. Пусть, например, на бумаге была сделана некая запись карандашом. С точки зрения структурности системы "карандаш—бумага", истирание грифеля при переносе его на бумагу есть процесс увеличения энтропии, тогда как оставленные им на бумаге знаки — признак уменьшения энтропии. Феномен физического износа орудий труда в процессе создания нового изделия — также пример одновременности процессов увеличения и уменьшения энтропии.

Построим, далее, производственную модель, в основу которой положим представление о трансформирующей области, через которую проходят потоки производственных ресурсов, претерпевая те или иные структурные изменения. В трансформирующей области на векторе структуры X определим три операции:

обработка изделия, снижающая энтропию ресурса (исходного сырья), подвергшегося действию этой операции, ... за счет повышения энтропии других ресурсов (износ орудий труда). (Таким образом, усложнение одной структуры возможно только за счет разрушения другой);

комплектация (сборка) изделия, сопровождающаяся аккумулированием энергии во вновь образованной структуре. Энтропия комплектующих при этом остается неизменной;

оказание индивидуальных услуг или массовое обслуживание, что снижает энтропию предмета услуг.

В общем случае вектор структуры определим как:

X  = (A±, B+, C~, D=, E+, F+, G±),

где A± - сырье сельскохозяйственного происхождения (и иное). Сначала его дезинтегрируют, повышая энтропию, затем добавляют к нему некоторую определенность в процессе создания конечного продукта, снижая тем самым его энтропию;

B+ - энергетическое сырье (подлежащее химическим превращениям) или физические носители энергии (электричество, горячая вода, сосуды под давлением и пр.), которая, рассеиваясь в пространстве, повышает свою энтропию;

C - полуфабрикаты, энтропия которых снижается в процессе обработки;

D= - комплектующие, энтропия которых не изменятся в процессе сборки;

E+   - орудия труда, энтропия которых повышается вследствие износа;

F+ - средства жизнеобеспечения (одежда, пища, развлечения и пр.), которые по мере износа повышают свою энтропию и тем самым снижают энтропию человека как системы жизнедеятельности;

G± - человек. В течение своей жизни люди сначала приобретают квалификацию, снижая тем самым энтропию; затем в процессе труда ежедневно и ежечасно организм человека изнашивается, что повышает энтропию. Процесс роста энтропии сдерживается уподоблением средств жизнеобеспечения.

Обычно термин "взаимодействие" определяют как силовой обмен. Здесь же взаимодействие ресурсов (как элементов структуры) определим как изменение энтропии одного ресурса за счет изменения энтропии другого, причем рост энтропии ресурса alfa может повлечь как снижение, так и увеличение энтропии ресурса beta. Рост энтропии может быть как спонтанным, так и причиненным; снижение же энтропии всегда имеет свою причину. В частности, желание создать полностью безотходное производство, в том числе путем повторной утилизации отходов, означало бы неизменность энтропии, что равносильно полной остановке производства. Это, в свою очередь, означает, что при любых поворотах судьбы человечество, существующее за счет общественного воспроизводства, обречено.

 

Неустойчивость экономических структур

В предыдущей главе были рассмотрены общие вопросы устойчивости экономических систем. Здесь рассмотрим факторы, влияющие на снижение устойчивости структур, — гомогенность и совершенство.

Гомогенность (простота).

Одним из факторов устойчивости мировой экономической метаструк-туры, как вполне справедливо считают, служит разнородность составляющих ее отдельных структур. Иными словами, экономическая стабильность поддерживается многоукладностью (гетерогенностью) отдельных экономических доменов. Чем более однородной становится метаструктура, что достигается нивелированием особенностей стран мира, тем она более управляема и тем менее устойчива к разрушающему воздействию. Смысл устойчивости состоит в том, что крах части гетерогенной структуры не способен привести к краху всей структуры. Так, одним из распространенных способов повышения уровня устойчивости экономики отдельного предприятия, региона, страны служит рыночная диверсификация. Напротив, к разрушению однородной (гомогенной) структуры способно привести любое возмущающее воздействие. Гомогенная неустойчивость объясняется тем, что случайное возмущение касается всего однородного сразу и одинаковым образом, ибо любое слабое воздействие многократно усиливается повторяющейся однородностью. Интуитивно понятно, что механическое разрастание однородной структуры по необходимости должно привести к снижению ее устойчивости. Начиная с некоторого уровня, периферийные звенья структуры вообще не могут быть наращены, ибо время их "жизни" сокращается с увеличением их числа. Напротив, для разрушения структуры, состоящей из разнородных элементов, требуется или одномоментное совпадение разных вредностей, или их длительное бесконтрольное накапливание (что в обоих случаях менее вероятно).

Гомогенной неустойчивостью может быть объяснен ряд известных катаклизмов в экономике, как-то:

смена общественно-экономического строя — когда экономическая многоукладность сменяется единственностью формы. Так, процесс "созревания" социальной революции состоит в постепенном устранении экономической неоднородности;

появление множественных топливно-энергетических кризисов — когда господствующим видом топлива становится единый энергогенерирующий продукт (нефть, газ);

учащение широкомасштабных техногенных катастроф, обусловленных отключением электричества как господствующего способа энергообеспечения;

возникновение мирового финансово-экономического кризиса 70-х годов 20 в., обусловленного господствующим положением единого золотоде-визного стандарта. (Фриц Махлуп определяет его так [46]: "Смысл золотого стандарта состоит в том, что вводятся институты, гарантирующие покупку и продажу золота и валюты, находящихся на счетах в иностранных банках, по строго фиксированным ценам");

стучащийся в двери очередной мировой финансовый кризис как следствие господства единой мировой валюты — доллара США;

высокая степень готовности передовых стран к одномоментному "участию" в мировом экономическом кризисе может также быть "списана" на однотипность общественно-экономического строя в этих странах.

Неожиданной иллюстрацией гомогенизации экономики могут послужить многочисленные унификационные кампании, имевшие место в период советского социализма. Обратимся, например, к повсеместному образованию коллективных хозяйств в деревне в начале 30-х годов 20 в. Если бы колхозы функционировали наряду с сохраненными кулаческими и хуторскими хозяйствами, социалистический строй обрел бы дополнительную устойчивость и не рухнул бы уже спустя полвека. Но иного способа вновь загнать только что освободившихся крестьян назад в общину, как сделать это их же руками, не было. А для этого их нужно было сначала деморализовать и запугать, сыграв на всегдасущем противостоянии между многочисленной беднотой и незначительной прослойкой кулаков и середняков; причем ликвидировать кулачество нужно было обязательно изуверским (окончательно деморализующим) способом. "Стахановское движение", "бригадный подряд", "борьба за повышение качества продукции", "правительственная программа экономии затрат" и прочие веяния 20-го века демонстрировали свое преимущество в момент зарождения и закономерно снижали свою эффективность по мере повсеместного распространения, постепенно превращаясь из стимула в тормоз социалистической экономики.

Судя по наметившимся тенденциям к глобализации, может возникнуть обманчивое представление, что мир уже близок к своему концу. Отчасти это так и есть, но вот что пишет Г. Широков [79]: "Действительно, в 70-х годах в мире насчитывалась 31 страна с 11,1\% мирового населения, которая имела нулевые или минусовые темпы роста подушного дохода. В 90-е годы 20 в. число таких стран выросло до 48, а их население — до 22,5\% мирового. Хотя определенную роль в этом сыграла острота внутренних противоречий, однако немаловажным было и влияние глобализации, которая либо обходила их стороной, либо воздействовала на них негативно. В то же время доля населения стран, в которых рост подушного дохода превышал 4\% в год, выросла с 12,3\% в 70-х годах до 28,7\% мирового населения в 90-х годах. Удельный вес экспорта очень небольшой группы стран (всего 11) вырос с 26,3\% в 1970 г. до 66,7\% в 2000 г.; на них приходится свыше 90\% машинно-технического экспорта. Именно в эту группу стран направляется и подавляющая часть иностранных инвестиций. Таким образом, эти страны наиболее выиграли от глобализации. В целом же глобализация не столько объединила, сколько разделила мировое экономическое пространство на приобретших и потерявших".

Совершенство (адаптивность, безызбыточность, алгоритмичность)

Чем динамическая структура совершеннее, тем ближе она в устремлении к своему концу. Чем большим числом приспособительных свойств обладает структура, чем логичнее она вписывается в нишу своего обитания; чем менее она избыточна, чем она гармоничнее сочетается с окружающей средой; чем четче, чем определеннее взаимодействуют между собой ее элементы и т.д., тем меньше ее способность к модификациям в случае внешних воздействий и тем она менее устойчива при воспроизведении. Как известно, цивилизации гибли именно в момент достижения предела совершенства. Заметим, что феномен самоослабления более совершенной структуры усиливается и ускоряется агрессивным присутствием менее совершенной структуры (эффект уподобления и уравнивания). Исторические примеры (речь идет о фактах, но не о причинах и не о прогнозе): татаро-монгольское нашествие в начале 2-го тысячелетия; представляющий угрозу современной цивилизации ближневосточный терроризм и пр. Красноречивый пример управленческо-организационной неустойчивости — "итальянская забастовка служащих", когда служащие начинают неукоснительно выполнять инструкции, в результате чего работа останавливается.

Введенный Демокритом принцип исономии — спонтанной симметрии мира — вытекает, как представляется, из повышенной устойчивости избыточной (признак несовершенства) структуры: две руки, два легких, две почки и т.д. Избыточность в экономике — это формирование запасов сырья и готовой продукции, создание резерва орудий труда и буфера "рабочей силы", диверсификация и т.п.

Унификация — также признак совершенствования структуры, откуда рассмотренный выше феномен гомогенности можно считать частным случаем стремления к совершенству.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |