Имя материала: Фундаментальная экономия. Динамика

Автор: Вугальтер Александр Леонидович

22. динамика труда

Подпись: 22. ДИНАМИКА ТРУДА

Хозяйственная деятельность — способ расходования человеком жиз¬ненной энергии, возобновляемой путем потребления. Часть жизненной энер¬гии затрачивается на личное потребление, часть — на производственную деятельность, или пополнение израсходованной энергии. Если предположить, что энергия человека расходуется прямо пропорционально времени труда, то коэффициент полезного использования (КПИ) наемного работника (в совре¬менный исторический период) составит приблизительно:
U = t/(t2Ltz) = 40/(7 х 16) = 0.357, где  Ur - КПИ наемного работника;
ty = 40 часов - недельный ресурс рабочего времени; t2 = 7 дней - неделя (анализируемый временной цикл); t3 = 16 часов - время бодрствования.
Потребление (восполнение запасов энергии) также требует затрат энер¬гии ("на собственные нужды"). Коэффициент затрат на потребление (КЗП) определим как:
Ue = t4/(t2-t3) = 72/(7 х 16) = 0.643,
где   t4 = 72 часа - недельный ресурс свободного от работы времени.
Проверяем правильность рассуждений:
U + Ue = 0.357 + 0.643 = 1.
Труд — одна из сторон хозяйственной деятельности — есть интуитивно воспринимаемое понятие, объединяющее ряд иных экономических понятий:
жизненная необходимость; производство и потребление; расходование жизненного ресурса и пр.

Мера труда
Истоки сложностей в измерении труда — неопределенность базовых понятий.
От примитивного представления о труде как расходовании человечес¬кой энергии на физических работах экономическая наука давно отошла.
Следующей попыткой измерить труд стала широко известная концеп¬ция редукции труда (представляющая сложный труд состоящим из простых элементов, а также сопоставляющая разнородные виды деятельности [24]), единственная цель которой — "научное" обоснование дифференциации най-моплаты (тарифной сетки). Эта концепция основана на представлении о су¬ществовании однородного труда, производящего средства жизнеобеспече¬ния для сравниваемых категорий работников.

Еще одна концепция исходит из принципа взаимозаменяемости классификационных групп работников. Работники, не взаимозаменяемые в краткосрочном периоде, становятся, благодаря переобучению, взаимозаменяемыми в долгосрочном периоде. Именно из принципа взаимозаменяемости работников вытекает возможность применить к труду единую меру — человеко-часы, на чем зиждется (не догадываясь об этом) трудовая теория стоимости.

Более приемлемой мерой труда, нежели учет трудозатрат, является, на наш взгляд, учет численности работников. По сути, это те же трудозатраты в предположении, что продолжительность труда и обучения, а также условия производства у всех работников одинаковы (притом что все они полностью взаимозаменяемы). В развитие идеи введем понятие сила труда (hm, еч) как произведение фактической численности работников hr на скважность труда (Ut = t /ta) — долю, которую занимает рабочее время tr в астрономическом времени ta:

hm = Ufk-

По сути, сила труда (СТР)— численность работников, которые, действуя непрерывно все астрономическое время ta, способны обеспечить тот же объем производства, что и фактическая численность работников, занятых нормированный рабочий день. В астрономическом году 8640 часов, из которых около 2080 часов — рабочих, откуда приблизительное равенство:

Ut = 0.25,

например: hm = 0.25 х 100 = 25 еч.

Поток совокупных потребностей работников предприятия (отрасли, страны) пропорционален фактической численности работников (определяется круглосуточным временем жизни, или астрономическим временем), тогда как объем производства предприятия (отрасли, страны) пропорционален приведенной численности работников (зависит от фактической продолжительности труда).

 

Производящая и потребляемая меры труда

Почему продукты питания могут распределяться относительно равномерно (в богатых, экономически развитых странах), а жилье и жилищные услуги нет? Принято считать, что цены на жилье (особенно цена земли под жилье) и коммунальные услуги завышены "искусственно", якобы вопреки общерыночным закономерностям. Но что позволяет их завышать? Этим фактором является дифференциация потребительных доходов. Цена товара, в отношении которого бедный конкурирует с богатым, повышается в сравнении с таким товаром, спрос на который "однороден по доходу". Представляет интерес та осторожность, с которой предприниматель подходит к развитию доходного производства, стремясь при этом сохранить ... "изюминку недопроизводства", для чего часть прибыли направляет в иные сферы хо

Подпись: зяйствования или вкладывает в бесконечный поток качественных улучше¬ний, производимых за счет торможения роста объемов выпуска в натураль¬ном измерении. В этой связи уместно вспомнить о длинной очереди покупа¬телей на автомобиль "феррари", состоящей только из миллионеров. В отношении богатого покупателя даже стоимость соли может быть выставле¬на больше потока стоимости костюмов, чего, однако, не происходит, так как это грозит сократить совокупный доход от продажи соли основному контин¬генту покупателей. В пользу предложенного объяснения такого феномена свидетельствуют весьма низкие цены на жилье, имевшие место при советс¬ком социализме, когда доходы основной массы покупателей были нивелиро¬ваны.
Для анализа феномена дифференциации доходов предложим два проти¬воположных способа измерения труда:
1)	производящая мера труда — способ измерения парциального труда через соответствующую численность работников, занятых производством дан¬ного вида товара:   Ur = h/X h;
2)	потребляемая мера труда — способ измерения парциального труда через количество производителей товаров всех видов, труд которых необхо¬дим для жизнеобеспечения каждого из работников, занятых производством данного товара: Ue = X/XX (здесь X — товарная "корзина", или цена набора потребительных товаров, покупаемого одним потребителем в единицу времени).
В качестве примера построим модель товарной экономики, включаю¬щую трех производителей-потребителей = = Л3 = 1), каждый из кото¬рых выпускает потребительный товар отдельного вида, выполняя полный тех¬нологический цикл (в одиночку), начиная с добычи сырья и оканчивая производством потребительной продукции (комплексное производство). Пусть объемы производства в натуральном измерении составляют соответственно:
0ri = 30 ен/ев; Or2 = 60 ен/ев; Огз = 90 ен/ев.
Рассмотрим два варианта возможного распределения товаров между по¬требителями:
1)	равномерный:
X1 = X2 = X3 = (ОН1; QH2; QH3) = (10; 20; 30). Тогда производящая и потребляемая меры труда соответственно равны:
а)	Ur1 = Ur2 = Ur3 = h1/(h1+h2+h3) = 1/3;
б)	Ue = X/X X = 1/3;
2)	произвольно дифференцированный, например:
X1 = (15; 30; 45);    X2 = X3 = (7.50; 15.0; 22.5) = 0.5-X1. Тогда производящая и потребляемая меры труда соответственно равны:
а)	UR1 = UR2 = UR3 = ІІ!/(ІІ1+ІІ2 + ІІ3) = 1/3 (как и в предыдущем случае);
б)	= X1/X X = 2/4;    Ue2 =  Ue3 = 1/4.

Подпись: Способы регулирования силы труда
При изменении СТР небезразлично, какое влияние на это изменение оказывает высвобождение (или набор) работников, а какое — изменение скважности труда. В экономической литературе (Total Economy Database: // www.ggdc.net, 2004) для оценки движения "рабочей силы" обычно использу¬ют функцию эластичности: "На сколько процентов изменится численность занятых работников при изменении времени труда на один процент"? Такая формулировка предполагает, что имеем дело с взаимно независимыми факто¬рами, тогда как фактическая численность и скважность труда — две стороны "одной медали", хотя при одних обстоятельствах допустимо изменять одно, а при других — иное. В качестве примера, демонстрирующего, в каких случа¬ях необходимо изменять скважность труда, а в каких — численность работ¬ников, построим модель производства, функционирующего в условиях насы¬щенности рынка потребительными товарами.
Модель включает три фирмы: Л^, N3 с одинаковой численностью фактических работников:
h1 + h2 + h3 = 60 + 60 + 60 = 180 еч,
занятых Ut = 1/4 часть астрономического времени.
Каждая фирма производит, по условию, только один вид товара в объе¬ме насыщения рынка. (Признак насыщенности означает, что высвободив¬шийся (тем или иным способом) труд не может быть направлен на расшире¬ние производства, ибо предел потребностей уже достигнут). Дополнительным условием работы этой модели является выполнение принципа: "Кто не рабо¬тает, тот не ест".
Рассмотрим два варианта модели:
1)	смешанная экономика, включающая как нетоварное (конечная про¬дукция не является потребительным товаром), так и товарное производство;
2)	чисто товарное производство, выпускающее товары-субституты.
1. Смешанная экономика. Пусть:
1	- нетоварное изделие (например, оружие, объем выпуска которого здесь безразличен, ибо ему не противостоят другие товарные группы);
2	= 180 ен/ев - товарная пшеница;
3	= 180 ен/ев - товарные рубашки.
Числа подобраны так, чтобы на каждого производителя-потребителя приходилась одинаковая товарная "корзина", включающая по единице по¬требительного товара каждого вида — 1 меру пшеницы и 1 рубашку, покупа¬емой в единицу времени:
X = (ОН1; QH2; QH3) = (0; 1; 1).

Подпись: СТР, направленная на производство каждого вида товара, согласно оп¬ределению:
hmj = Ut-hj = (1/4) х 60 = 15 еч,
что в сумме дает:
hm = hm1 + hm2 + hm3 =   15 +  15 +  15 = 45 еЧ.
Но, как уже отмечалось, силой труда измеряется (товарный) труд одних работников, направленный на жизнеобеспечение других работников. Поэто¬му СТР, направленного на производство оружия, может быть представлена трудом других работников, направленным на жизнеобеспечение работников ВПК. Для вычисления представим, что возникла новая ситуация (с индексом "j"): оружейная фирма была ликвидирована, а ее работники остались без средств к существованию. Теперь оставшимся фирмам N2 и N3 для обеспече¬ния жизнеобеспечения оставшихся работников (h^ + ІІ3 = 120) достаточно производить по C?2j = 120 ен/ев пшеницы и = 120 ен/ев рубашек, к чему можно прийти, сократив рабочее время на треть:
Utj = (2/3)-Ut = 1/6.
Заметим, что в данной ситуации альтернативы сокращению рабочего времени нет, ибо простое сокращение численности работников не изменит удельного объема выпуска продукции, приходящийся на одного работника (он же потребитель). Далее получим новые значения СТР:
hm2j = hm3j  = 60 х (1/6)  =   10 еч.
Отсюда после ликвидации оружейной фирмы суммарная СТР составит: І„И = 10 + 10 = 20 еч,
ти
так что разность
Лй = hm — hmj = 45 — 20 = 25 еч
— это и есть полная СТР, направленного на нетоварное производство (про¬тив кажущихся 15 еч).
В общем случае, если фактическое число производителей нетоварного изделия составляет
uh1 = h/X h,
то соответствующая СТР, направленного на производство нетоварного изделия:
Uhm1  =  (2Uh1 — Uh12)hV
2. Чисто товарное производство, выпускающее, помимо прочего, взаимозаменяемые товары:
1	= 180 ен/ев - рожь (заменима пшеницей);
2	= 180 ен/ев - пшеница (заменима рожью);
3	= 180 ен/ев - рубашки.

Подпись: Здесь товарная "корзина" включает 1 меру ржи, 1 меру пшеницы и 1 рубашку, потребляемые в единицу времени:
X = (0Н1; 0Я2; ОН3) = (1; 1; 1)
и сила труда:
hm = hm1 + hm2 + hm3 =   15 +  15 +  15 = 45 еч.
Воспользовавшись предыдущим методом элиминации производителей, предположим, что фирма, выращивающая рожь, вдруг прекратила свое су¬ществование, а ее работники остались необеспеченными (новая ситуация — с индексом "p"). После этого объем производства пшеницы нецелесообразно сокращать (как в первом варианте), так как пшеница способна заменить рожь. Пошив рубашек, однако, придется сократить до величины = 120 ен/ев. Тогда товарная "корзина" для каждого из оставшихся потребителей будет включать 180/120 = 1.5 меры пшеницы (вместо 1 меры ржи и 1 меры пшени¬цы) и 1 рубашку:
Xp = (0; 1.5; 1),
что меньше предыдущей корзины. Чтобы достичь такого состояния, рабочее время производителей пшеницы придется оставить на прежнем уровне, но тогда численность производителей рубашек следует сократить на треть (что повлечет за собой переток работников из промышленной сферы в сельское хозяйство — состояние с индексом "k"):
h2k = 80 еч;   h3k = 40 еч;   Q2k = 240 ен/ев;  Q3k = 120 ен/ев;
Xk = (ОН*; QH2k QH3k) = (0; 2; 1), что по объему равно первой товарной "корзине" (с учетом замены ржи на пшеницу). Новые значения СТР:
hmk = (1/4) х 80 + (1/4) х 40 = 20 + 10 = 30 еч.
Тогда СТР, направленного на выращивание ржи, как и прежде:
^hm1 = hm1 = 45 — 30 =   15 еч.
Итак, в случае чисто товарного производства СТР, направленного на производство товара отдельного вида, не зависит от затрат труда на произ¬водство товаров иных видов.


Способы привлечения к труду
Научный термин "труд" происходит от латинского tripalus — мучить. В древности это было приспособление, состоящее из трех кольев для обездви-женья быков. Поскольку труд — мучение, то должны существовать обще¬ственные способы привлечения к труду, о чем ниже. Функционер воспроиз¬водства (будь то раб, крепостной, обязательный, наемный или свободный работник) ежедневно встает рано утром и приступает к труду — тяжелому,

Подпись: вынужденному и неприятному делу, вредному для здоровья и опасному для жизни. И так на протяжении всего трудоспособного периода — по 35—72 часа в неделю до самой старости или смерти. В течение жизни работник вынужден совершенствоваться в направлении трудовой деятельности в ущерб общечеловеческой стороне развития. Функционер воспроизводства в про¬цессе трудовой деятельности не может разбогатеть на столько, чтобы можно было отказаться от участия в труде. В этом заключается его главное отличие от хозяйственного посредника.
Формы привлечения к труду обязаны своим разнообразием различию форм собственности на ресурсы (сырьевые — предметы труда; фондовые — средства труда) и "игровым причудам" конкуренции труда.
Предложим следующую классификацию форм побуждения к обществен¬ному труду, основанную на видах конкуренции среди работников:
1)	антиконкурентный (содружественный), настраивающий работника уклоняться от труда:
ненормированный рабский труд; обязательные отработки (палочный труд);
2)	внеконкурентный, вынуждающий трудиться до определенного обсто¬ятельствами предела:
оброчная система; издольщина;
взимание государством налога на частную собственность (землю, не¬движимость), что вынуждает мелкого собственника искать источник доходов для уплаты налогов, т.е. трудиться;
3)	конкурентный, стимулирующий трудиться на пределе возможностей:
система оплаты труда, пропорциональная его результатам. А. Маршалл,
откровенно издеваясь над своим читателем, писал [45]: "Если труд приносит удовлетворение рабочему, то за него не следует платить. ...получая плату за каждый час по ставке, достаточной, чтобы компенсировать их за последний наиболее мучительный час, они тем самым получают производительный из¬быток, или ренту". Выходит, что за первые 7 часов работы (из восьми) рабо¬чий получает более чем достаточно для возникновения у него желания тру¬диться, и только последний час (последняя минута или заводской гудок) заставляет его усомниться в правильности выбора. В целом жизнь приобре¬тает ценность в последний момент: "Остановись, мгновенье, — ты прекрас¬но!" — воскликнул Фауст на смертном одре;
социально значимая карьера, зависящая от точности выполнения руко¬водящих указаний;
предоставление льгот, патернализм и иные способы поощрения труда.
Другая классификация способов привлечения к труду основана на раз¬нообразии общественно-экономических отношений.

Подпись: 1.	Рабский труд — несвободный, палочный. Здесь уместно говорить о корреляции между жестокостью наказания и трудоотдачей. Уровень жиз¬необеспечения раба не связан с оплатой труда. Правда, рабский труд не обязательно является бесплатным (например, труд современной рабыни-про¬ститутки...).
2.	"Оплата" барщинного труда обратно пропорциональна объему затра¬ченного труда: чем больше трудится крепостной на барщине, тем меньше времени у него остается для труда в своем хозяйстве.
Издольщина реализует тот же противоестественный принцип оплаты: чем больше работник работает, тем больше продукта своего труда в абсолют¬ном измерении он должен отдать.
Таким же образом работает система пропорционального и, в особенно¬сти, прогрессивного налогообложения.
Напротив, оброчная система (при неизменной абсолютной величине оброка) в корне изменяет эти отношения.
3.	Специфика социалистической системы состоит в том, что она "наказы¬вает" тружеников инновационной сферы — работников умственного труда, прежде всего ученых, изобретателей и рационализаторов, инженеров, врачей, учителей... , ибо весь эффект от их деятельности присваивает государство.
4.	Оплата труда при капитализме, несмотря на явный стимулирующий эффект, носит, в известной мере, отвлеченный от трудозатрат конъюнктур¬но-рыночный характер. Рассматривая наймоплату как побудительный мотив к труду, А.Р.Ж. Тюрго, открывший в 1767 г. "железный закон заработной платы", считал, что "излишний" доход превращает наемного работника из объекта воздействия в экономического субъекта, что, в свою очередь, чрева¬то распадом экономических отношений. Он писал: "...заработная плата долж¬на держать работника на грани выживания". Остается лишь отметить, что " грань выживания" дорожает одновременно с общественным прогрессом: в наше время нельзя выжить без электричества, агрохимии и т.д. К. Маркс подошел к вопросу с той же меркой: заработная плата должна обеспечить воспроизводство наемного работника.
К данной теме не относится непринудительный необщественный труд (индивидуальный или семейный). Так, жизнеобеспечение домохозяйки не связано с объемом ее труда. В подобном случае пересекаются признаки не¬товарных услуг с рабским трудом. Особую категорию тружеников составля¬ет пролес, современные "бомжи" — те, которые, будучи лишенными обще¬ственной поддержки, паразитируют на общественных отходах. Однозначных подходов здесь быть не может!

Подпись: Дифференциация наймоплаты как способ стимулирования труда
Использование денежной формы оплаты труда как социально-правово¬го механизма побуждения к труду с целью стимулирования роста производи¬тельности труда (вовлекая в этот процесс инициативу самого работника) смогло в полной мере обнаружить свои преимущества только в условиях необязательного труда. Напротив, в общественных структурах с обязатель¬ным общественным трудом трудостимулирующая функция денег выражена намного слабее. В таких структурах деньги (в виде оплаты труда) по большей части лишь обслуживают товарообмен.
Наймоплата — оплата труда наемного работника как оказание целевых услуг предпринимателю [18]. Употребляется взамен термина "заработная пла¬та", выражающего представление о существовании прямой зависимости между усилиями работника и величиной "вознаграждения". Наймоплата — инсти¬туция, имманентная, прежде всего, буржуазному товарному производству, и выступает как:
форма товарораспределения; фактор развития производства; способ привлечения к труду.
Уровень наймоплаты устанавливают в зависимости от уровня конкурен¬ции на рынке наемного труда как между работодателями, так и между наем¬ными работниками. В общем случае, наймоплата дифференцирована по:
1)	странам;
2)	районам одной страны;
3)	отраслям национального хозяйства в одном государстве;
4)	специфике труда:
руководящий — исполнительский; умственный — физический; тяжелый — легкий; особо вредный — мало вредный;
5)	уровню образованности работника;
6)	производственной квалификации;
7)	уровню производительности труда;
8)	точности исполнения управляющего решения (целевая исполнитель¬ность) и пр.
Ставку наймоплаты (валовой доход наемного работника) подразделяют на используемую часть (потребительный доход) и нереализованные сбере¬жения. Характер дифференциации может, вообще говоря, различаться по использованию дохода. Так, для периода советского социализма дифферен¬циация по потребительному признаку оказалась много меньше валовой из-за невозможности лучше оплачиваемых работников воспользоваться своими сбережениями ввиду ограниченности рынка (ряд товаров распределялся го¬сударством нерыночным путем: жилье, автомобили, путевки на отдых и др.).

Подпись: Доля наймоплаты наемных работников в структуре совокупных потре¬бительных доходов населения зависит от:
а)	сложившегося уровня жизни. При низком уровне жизни ставка най-
моплаты приближается к ставке пенсии и иным "социальным" выплатам и т.п.;
б)	соотношения численности потребителей и производителей товарной
продукции;
в)	соотношения численности производителей товарной и нетоварной
продукции (ВПК, строительство культовых сооружений и пр.).
О слабой зависимости между уровнем оплаты и величиной трудозатрат красноречиво свидетельствуют известные различия в ставках наймоплаты, выплачиваемой работникам одной квалификации, работающим на однотип¬ных предприятиях с одинаковой производительностью труда в натуральном измерении, но принадлежащих разным странам — бедной и богатой. Отсю¬да, бытует мнение, что в бедной стране наемный работник эксплуатируется больше, чем его визави в богатой.

Динамика наймоплаты и производительность труда
В стоимостной структуре отдельного (!) производства ставка наймопла¬ты (MH, ед/ев-еч) представляет часть величины производительности труда (MHj, ед/ев-еч), которая, кроме того, включает удельные издержки (из расче¬та на одного работника), удельные амортизационные отчисления и удельную прибыль. Отсюда, в случае одинаковых скоростей роста ставки наймоплаты и производительности труда (WH = WHj , ед/ев2-еч) показатель темпа роста наймоплаты должен превышать темпа роста производительности труда (Rh >Rj, \%); напротив, при одинаковых темпах роста (т.е. неизменной струк¬туре производства Rh = Rj ) скорость роста заработной платы должна быть ниже скорости роста производительности труда (WH < WHj). Эти различия не сущностные, но чисто математические.
Во времена президентства Дж. Кеннеди — Л. Джонсона в экономике США господствовал принцип: "Темпы роста ставки наймоплаты должны быть ниже темпов роста производительности труда (Rh< Rj)", что означало рост наймоплаты по кривой насыщения (по сути — замораживание). Того же прин¬ципа всегда придерживался и СССР. По данным советской статистики, с 1940 по 1970 гг. производительность труда выросла в 5 раз, тогда как ставка заработной платы — только в 4.
Чтобы разобраться в перипетиях динамики наймоплаты, выясним, поче¬му на каждом отдельном предприятии производительность труда всегда выше ставки наймоплаты, тогда как в целом по стране они тождественны? Ответ найдем, рассматривая граф технологического рынка. На рис.37, "а" представлен ряд предприятий N1, N2, N3, выстроенных в технологическую цепочку, начиная с добычи сырья и оканчивая выпуском потребительной продукции. Изображенный на графе стоимостный поток имеет направление, противоположное направлению движения товаров. Ответвления от каждой

вершины (Mlti = 80; 16; 4) означают сумму наймоплаты, выплачиваемую работникам соответствующего предприятия. Цепи основного потока стоимостей (M=100; 20; 4) отражают доход от реализации конечной продукции и плату одного предприятия другому за промежуточный товар — полуфабрикаты и сырье. Крайний слева узел графа (Л^) представляет собой добычу сырья, причем предполагается, что все необходимое для добычи изготавливается на том же предприятии, поэтому покупные изделия отсутствуют, а доход предприятия становится равным наймоплате. Из графа следует, что совокупная наймоплата и совокупный доход конечного предприятия — одна и та же величина: XMhT = M = 100.

Л1

О

Л2

О

Л3

о

а)

б)

 

в)

 

Уменьшение доли наймоплаты в доходе конечного предприятия Л3 (что при прочих неизменных условиях означает уменьшение доли ставки наймоплаты в величине производительности труда) способно привести к одному из двух последствий (или быть вызвано такими обстоятельствами):

росту доли совокупных издержек в сырьевых отраслях {сравним варианты "а" и "б" на рис.37};

увеличению числа предприятий (собственников) в производственной цепи {сравним варианты "а" и "в" на рис.37}.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |