Имя материала: Фундаментальная экономия. Динамика

Автор: Вугальтер Александр Леонидович

Раздел 8. сфера распределения 24. рынок

 

Вся коллизия рынка заключена в формуле: "Продавец стремится реализовать свой товар, чтобы  самому стать покупателем".

Товары — все то, что подлежит общественному распределению или перераспределению с помощью денег, как-то:

части пространства;

люди (товарные классы — рабы, колоны, крепостные, члены спортивных команд); животные; вещи;

физические поля (электроэнергия);

информация (например, патенты на открытия, описания технологий); услуги;

юридические права (кредитные деньги, ценные бумаги) и пр. Рынок определим как синтез двух начал:

механизма распределения и перераспределения товаров, обеспечивающего дробление потоков однотипных товаров и концентрацию потоков товарной номенклатуры;

средства выбора нужного товара. Свобода выбора характеризует поведение субъектов и агентов рынка. По сути, речь идет о характере изменения размера, содержания и направленности распределительных потоков как о реализации субъектного поведения. Смысл выбора состоит в возможности индивидуальных покупателей влиять на общественное производство, обеспечивая тем самым его целесообразность.

Обе рыночные функции — распределительная и избирательная есть следствие общественного характера воспроизводства. Двойственна, соответственно, и категория стоимости, представленная векторами распределения и целесообразности .

Купля-продажа есть процесс динамический и в общем случае сопровождается изменениями:

а)         мощности (объемов) производства;

б)         складских запасов (буфера готовой продукции);

в)         частоты актов купли-продажи;

г)         численности работников на предприятии-товаропроизводителе (и во

всей технологической цепи поставщиков сырья, энергии, полуфабрикатов,

интеллектуальной продукции), а также в сфере транспорта, торговли и пр.;

д)         структуры контингента покупателей по уровню дохода, роду деятель-

ности, условиям существования и прочим экономическим показателям, вли-

яющим на покупательские "вкусы";

е)         длины покупательских очередей;

ж)        совокупного потребительного дохода в денежном выражении и т.д.

Ресурсная составляющая рынка

Ресурсы — вспомогательные средства, ограниченные по объему или по расходу, характеризуемые совокупностью присущих им свойств, включающих:

доступность; делимость; кумулятивность; кондиционность;

локализуемость (способность быть защищенным "ото всех и каждого").

Из приведенного определения следует, что далеко не всякая сущность, содержащая в себе ограниченный потенциал экономического воспроизводства, подпадает под понятие ресурса, как это нередко пытаются представить, подводя под него и время, и производительность труда, и...

Ресурсный поток, каждая ветвь которого несет потенциал намного превышающий индивидуальную потребность, не требует искусственного распределения. Так, если воздуха, окружающего каждого индивида, много больше, чем ему требуется, то отсутствует угроза, что кто-то случайно вдохнет болыпе, чем нужно, а другому из-за этого не хватит. Как принято считать, воздух не стал товаром только потому, что имеется в избытке. При этом игнорируют еще одно потребительное свойство воздуха, препятствующее его товаризации, — повсеместное распространение, иными словами, — доступность. Ведь если бы обычный воздух был сконцентрирован лишь в одном или некоторых местах (как грибы, вода, целебный воздух и другие ресурсы, количество которых тоже превыпает биологическую потребность человечества), то должны были существовать способы доставки и распределения, что и сделало бы воздух товаром. Таким образом, необходимым условием товарности является ограниченность ресурсного потока, но не ограниченность ресурсной массы самой по себе. С другой стороны, воздух пока что не удается (без чрезмерных затрат) искусственно отделить от человека, как это случилось в процессе исторического развития с землей, внутренними водоемами и прибрежной акваторией мирового океана (площадь которых в тысячи раз превышает хозяйственные потребности 6-миллиардного населения Земли). Когда ресурсный поток уменьшается до размеров, близких к потребностям, отдельная особь рискует недополучить необходимое из-за всегдасу-щих флуктуаций. В такой ситуации популяция неразумных животных сокращает свою численность или вообще прекращает свое существование. Не в лучшем положении находился и первобытный (еще не общественный) человек. И только человек общественный способен выжить в подобной ситуации ... благодаря механизму рационального распределения. Распределению (разбивке на индивидуальные потоки) подлежит ресурсный поток, расход которого равен или меньше объема совокупных потребностей. Задача общественного (искусственного, рационального) распределения множества разноименных ресурсных потоков между множеством индивидуальных потребителей, каждый из которых способен поглотить определенное множество (номенклатуру) ресурсов, раскрывает предмет рыночных отношений.

Подпись: Ограниченность потока искусственно воспроизводимых потребительных ресурсов обусловлена ограниченностью главного производящего ресурса — силы труда. (Следует помнить, что сужение ресурсного потока и иных фак¬торов производства может быть создано искусственно как под тяжестью не¬достатков, присущих любой искусственной системе, так и в интересах когор¬ты распределителей. Отсюда истоки трудовой теории стоимости).
Общеизвестны механизмы распределения ресурсных потоков, из кото¬рых остановимся на таких:
социально-политический;
товарно-карточный;
товарно-денежный.
В основу социально-политического принципа распределения положено деление на знать (наследственную или должностную) и народ, состоящий из свободных (кадрового резерва знати) и зависимых — солдат, обязательных работников и т.п. Социально-политические механизмы позволяют распреде¬лять экономические ресурсы: земли, рабов, колонов, крепостных, назначен-ческие и так называемые "выборные" должности, средства производства, элитарные вещи и услуги (поместья, дачи, автомобили,... ) и даже предметы первой необходимости (продовольственные пайки для правительства и офи¬церов) и т.п.
Товарно-карточная система распределения работает таким образом, что с каждым видом карточек связывает определенный вид ресурса (одни кар¬точки на хлеб, другие — на полотно...). Карточная система уравнивает всех в их потребностях (самая справедливая), в чем состоит ее недостаток с точки зрения стимулирования производства. Карточки являются средством одно¬разового использования. Карточная система органически сочетается с соци¬ально-политической.
Товарно-денежная система распределения основана на:
1)	универсальности в отношении разновидностей обслуживаемых де¬нежным обращением ресурсов;
2)	безразличии в отношении субъектов рыночных отношений;
3)	обращаемости (многократном использовании) денежных знаков;
4)	принципиальной неизменности денежной массы во времени (что, впро¬чем, всегда нарушается в угоду принципам "равноценности" и "равнодоход-ности") и др.
Известны также бартерный (натурально-обменный) рынок, а также формы государственного распределения, где деньги служат вспомогатель¬ным средством (финансирование насильственного и управленческого аппа¬ратов, трансфертные платежи),  и др.
Пусть затраты труда на производство двух взаимозаменяемых товаров одинаковы, но товары представлены на рынке в количествах, по-разному удов¬летворяющих биологический спрос. Тогда роль рынка — ресурсораспредели-

Подпись: тельная. Или: товары выпускают в количествах, поддерживающих равный биологический спрос, а затраты труда разнятся. Тогда рынок выступает в роли механизма, обеспечивающего эквивалентность воспроизводства.
Распределение "ресурса в чистом виде", т.е. ресурса неубывающего и невоспроизводимого (например, продажа или аренда земли), связывают с оплатой "по доступности" — в виде ренты и роялти.
Распределение производимых ресурсов, представляющих смесь природ¬ного и человеческого начал (хлеб, одежда, жилище, орудия труда и т.п.), следует связать с оплатой двоякого рода:
1)	оплатой, опосредствующей распределение "ресурса в чистом виде";
2)	эквивалентной оплатой, опосредствующей обмен товаров и сопостав¬ляющей товары по потребности и трудозатратам.
Вот что писал по этому поводу Карл Менгер [47]: "Заблуждение, лежа¬щее в основе этих теорий, становится ясным, как только мы освободимся от односторонности, которая господствовала до сих пор при изучении явлений цены. Эквивалентами (в объективном смысле слова) можно было бы назвать такие конкретные количества благ, которые допускали бы в данный момент обмен друг на друга в любом направлении: предложив одно, можно было бы получить другое, и обратно. Но в хозяйственной жизни людей нельзя встре¬тить таких эквивалентов. Если бы были эквиваленты в таком смысле, то не¬возможно было бы понять, почему каждый обмен, поскольку условия не из¬меняются, не мог бы быть проделан и в обратном порядке. Предположим, что А отдал свой дом в обмен за имение В или за сумму в 20000 талеров. Если бы эти блага стали путем акта обмена эквивалентами в объективном смысле слова или уже до обмена были таковыми, то нельзя было бы понять, почему обоим вступившим в обмен индивидам не согласиться сейчас обратно поме¬няться этими благами; но опыт нам показывает, что в таком случае никто из них не согласился бы на подобную операцию. Такое же наблюдение можно произвести при самых развитых отношениях оборота и по поводу товаров, больше всего могущих рассчитывать на сбыт. Попробуем на хлебном рынке или на фондовой бирже купить хлеб или фонды и снова продать их, прежде чем изменились условия конъюнктуры, или в один и тот же момент продать какой-нибудь товар и такой же купить, и мы легко убедимся, что разница между ценой при спросе и предложении — не простая случайность, но об¬щее явление народного хозяйства". К. Менгер, как и многие теоретики (ко¬торых он критикует), рассматривает рынок как справедливый механизм товарообмена равнозначными субъективными ценностями. Более того, в от¬личие от классических представлений об обмене товарами или об обмене результатами труда, К. Менгер (доведя монизм до абсурда) присовокупляет сюда также и обмен между товаром и деньгами. В результате он обнаружи¬вает непреодолимое противоречие в теории обменного рынка: если вещи равноценны, то зачем ими меняться; а если не равноценны, то где справедли¬вость? Если субъект A имеет вещь но ему нужна вещь принадлежа¬щая субъекту B, которому она не нужна, то A может получить ее безвозмез-

На базе данной схемы удобно дать определение парциальным параметрам рынка:

UMi = Mj/M-£ - парциальные стоимости;

Umi = hm/hm - парциальные трудозатраты;

Uei = hei/he - парциальные объемы потребления.

Из приведенных формул видно, что изменение таких факторов, как численность работников, численность потребителей, ставка наймоплаты или размер дохода приводят к изменению парциальных стоимостей, в то время как изменение цены вовсе не обязательно оказывает воздействие на рынок. Например, когда товара в избытке (состояние насыщения рынка), снижение цены на него не сможет повлечь за собой рост покупаемости. Вообще, при психофизиологической насыщенности рынка всеми видами товаров парциальные стоимости товаров должны быть пропорциональны силам труда как условие непрерывности воспроизводства.

Приведем численный пример расчета квазиэлектрической модели рынка. Исходные данные:

MHm = 15; MHe = 10;

hm1

hm2 hm3

100; he1 = 100; 100; he2 = 200; 200; he3 = 100;

01 = 1000; 02  = 500; 03 = 60. Результаты расчета:

стоимостные потоки:

M1 = 1250; M2 = 1666; M3 = 1666; M = 4583;

hm = 400; he = 400;

парциальные стоимости:

4) парциальные объемы потребления:

Ue1 = 0.25; Ue2 = 0.5; Ue3 = 0.5.

Схема описывает поведение рынка только воспроизводимых товаров (вещей или услуг), наряду с которыми существует класс невоспроизводимых (ограниченно воспроизводимых) товаров, как-то: участки территории, раритеты, драгоценные металлы и драгоценные камни. Рынок невоспроизводимых товаров отличен от рынка воспроизводимых товаров тем, что представляет

Подпись: некую неизменную (мало изнашиваемую) наличность. Такие товары создают обменный (а не технологический) рынок для узкого круга покупателей — богачей. Размеры стоимостных потоков, обслуживающих рынок невоспроиз¬водимых товаров, определены уровнем богатства субъектов рынка. Посколь¬ку такие товары не потребляют, то и деньги на них не тратят, но вкладыва¬ют в них. Смешанными свойствами "воспроизводимых, но не потребляемых" товаров обладают ювелирные изделия. Отложенный потребительный спрос на воспроизводимые товары (в пользу невоспроизводимых) для одних поку¬пателей означает одновременную реализацию спроса на воспроизводимые товары другими покупателями (взамен права собственности на невоспроиз¬водимые товары). Неиспользуемые товары, по определению, не относятся к конечным товарам, поэтому в предложенной электро-стоимостной модели им не нашлось места.

Рынок услуг
Интенсивное развитие мировой экономики, сопровождаемое ростом объемов производства потребительных товаров, и связанное с этим высво¬бождение работников из сферы вещного производства создает возможности расширения сферы услуг с вовлечением в нее высвободившихся работников (ставших "безработными от автоматизации"). Развитие сферы услуг стало прямым следствием роста материального благосостояния населения, что так¬же поддерживается достаточной дифференциацией общества по доходам.
Термин "услуги" обозначает некое нечеткое множество гомологически не связанных экономических явлений подобно таким обывательски-расхо¬жим терминам, как "фрукты" и "овощи", от которых давным-давно отказа¬лась ботаника.
Услуги могут быть как товарными, так и нетоварными. Последние спо¬собны оказывать:
1)	члены семьи — своей семье. Статус домохозяйки, как говорилось, отличается от статуса наемной прислуги тем, что жизнеобеспечение домохо¬зяйки никак не связано с затратами ее труда;
2)	товарные классы (челядь) — своим хозяевам;
3)	нетоварная категория подневольных работников (заключенные, сол¬даты) — своим начальникам и пр.
Мы различаем также вещные услуги, что возвращает нас к ремесленни¬честву, и невещные услуги, что напоминает об отношениях вассалитета...
Рынок услуг вобрал в себя свойства рынка товаров и рынка труда. В буржуазном обществе, равно как и в рабовладельческом, существует раз¬витый рынок труда (хотя и в различных ипостасях). Напротив, в крестьянс¬ком хозяйстве, цеховой системе, при крепостничестве и социализме рынок труда весьма ограничен, и поэтому здесь услуги имеют преимущественно нетоварный характер (челядь и пр.).

Подпись: Товарность услуг совершенно не означает их необязательность. Товар¬ные услуги стали столь же необходимы, как и самопотребляемые услуги. Поэтому невозможность оплатить услуги в современном обществе не воз¬вращает покупателя назад — к самообслуживанию, но ставит его на грань выживания. Интересно отметить, что ряд вещных товаров принято в быту относить к услугам, хотя таковыми они не являются (электро- и водоснабже¬ние и др.), ибо подобные "услуги" предоставляет посредник-продавец.


Учет стоимости услуг в экономическом потенциале страны
Стоимостный учет производства услуг упирается в решение двух проблем:
1)	учет нетоварных услуг;
2)	учет товарных услуг.
1. Нетоварные услуги. Одна и та же услуга может быть как нетоварной, так и товарной (даже услуги, связанные с личной гигиеной, могут выполнять¬ся другим лицом, например услуги по уходу за больным, и т.п.). Вообще, самообслуживание есть производство нетоварных услуг. Так не следует ли учитывать труд, связанный с поднесением ложки ко рту? Пусть работа "си¬делки" у тяжелобольного оплачивается по средней ставке. Тогда и примитив¬ное гигиеническое самообслуживание необходимо учитывать по средней став¬ке (если следовать этой логике), что приведет к более чем удвоенному значению ВНП против традиционно исчисляемой величины. С таким же успехом мож¬но рассчитать в долларах США показатель ВНП для хозяйства термитов (в особенности учитывая непростое биологическое разделение труда между особями, а значит, присущий этим насекомым феномен общественного рас¬пределения продукта). Но, как известно, примеры не есть доказательства...
Вопросы учета услуг связаны, на наш взгляд, с проблемой конвертиру¬емости "труда по обслуживанию" в "труд по производству вещей". Труд, связанный с товарными услугами, конвертируем по определению; труд же по самообслуживанию конвертируем не всегда и лишь частично. Следует ли учитывать парикмахерские услуги, предоставляемые самому себе (a la логи¬ческий парадокс Б.Рассела [77])? Пусть самоуслуга — нетоварный, не обслу¬живаемый денежным потоком, труд. Что это меняет в плане учета? Или пар¬целлярное хозяйство: разве нетоварность продукции может служить основанием, чтобы не учитывать объемы производства?
Но взглянем на проблему с другой стороны. Если бы нетоварные услуги перешли в разряд товарных, то цены бы на них снизились. Поэтому нельзя рассчитывать нетоварные услуги по цене товарных. Но означает ли это, что совокупная стоимость нетоварных услуг стремится к нулю? Интуитивно ясно, что ответ на вопрос зависит от целей экономических измерений, от того, как исследователь намерен воспользоваться главным макропоказателем — эко¬номическим потенциалом. Поскольку же понятие экономического потенциа¬ла страны не было вполне определено (достаточно полное определение мо¬жет быть только процессуальным), то и выводы "повисают в воздухе".

Подпись: 2. Товарные услуги. Здесь повторимся, что стоимость есть расходная ха¬рактеристика денежного потока, движение которого должно иметь опреде¬ленное направление. Отсюда, при учете (суммировании) стоимостей следует придерживаться принципа однонаправленности стоимостного потока. Напри¬мер, когда говорим об оплате труда наемного работника, то сопоставляем ее с тем, что было им произведено, но не с тем, на что он ее израсходовал. То же самое касается и оплаты труда "мелкого собственника" — сапожника, порт¬ного, личного повара... Иными словами, для учета объемов совокупного про¬изводства должно суммировать размеры денежных доходов всех производи¬телей и притом однократно. С другой стороны, рабочий тратит свою наймоплату на сапожника, портного и т.д. Так не считаем ли дважды, когда учитываем результаты труда и того, и другого, и третьего как слагаемые со¬вокупного производства? — Нет здесь повторного счета. Если наемный ра¬ботник, трудящийся на заводе, получает наймоплату 1000 ед/ев, из которых 100 ед/ев выплачивает уборщице своей квартиры, то совокупный (не сум¬марный) доход составит 1100 ед/ев. (Напротив, пенсия, полученная как часть номинальной наймоплаты (через систему налогообложения) не должна учи¬тываться в расчетах экономического потенциала как непроизводительный доход). Но если квартиру убирает сам жилец, то следует ли учитывать его труд и по какой цене?
2.1.	Подойдем к этой же теме с несколько иной стороны: выясним, дей¬ствительно ли в наймоплате производителя вещного товара изначально со¬держится доход отдельного производителя товарных услуг (парикмахера), или их хозяйственная деятельность равнозначна. Покажем, как можно развязать логический узел взаимно противоположных и одинаково верных суждений:
если оцениваем динамику производства-потребления, то оплату услуг па¬рикмахера следует сложить с наймоплатой производителя фабричной одежды;
когда же рассматриваем кругооборот наличных денег, услуги парикма¬хера оплачиваются некоторой частью наймоплаты работника фабрики, ко¬торую сапожник возвращает в оборот, покупая швейную продукцию.
2.2.	Наконец, подойдем к вопросу с точки зрения выяснения величины исходной денежной массы (денежного остатка, наличных денег), минималь¬но необходимой для обслуживания товарного воспроизводства "вещь—услу¬га". (Отметим, что проблема учета наличных денег мало отличается от про¬блемы учета чернил, которые требуется исписать, чтобы перевести безналичные деньги с одного счета на другой). На рис.40 представлена сба¬лансированная модель денежных потоков.
Субъекты рынка представлены вершинами графа: N1 - швейная фабрика;
N2 - рынок как товарный буфер розничной торговли; N3 - наемные работники швейной фабрики — они же покупатели кос¬тюмов и сапог (по условию, их всего h3 = 2 человека); N4 - сапожник (предоставитель услуг, h4 = 1).

Удельные стоимостные потоки представлены дугами графа: М4 = 50 ед/ев - поток стоимости сапог для самого сапожника;

M

13

= 150 + 150 = 300 ед/ев - суммарная наймоплата обоих работников швейной фабрики;

M34 = 50 + 50 = 100 ед/ев

N1       N3       IM4 = 50)

^4M13=150+|15Q^   M34 = 50 + 50 '

M42 = 100 ед/ев - затраты сапожника на покупку костюмов;

M32 =100 +100=200 ед/ев -

затраты работников на покупку костюмов;

M21 = 300 ед/ев - оплата всех костюмов, равная наймоп-лате двух работников швейной фабрики;

N2

MHr = 150 ст/еч - равная (по условию) оплата труда каждого из трех работников: двух фабричных работников и одного сапожника, причем сапожник получает M34=50+50=100 ст/еч от пошивщиков одежды и еще

M4 = 50 ст/еч — от самого себя на пошив сапог самому себе.

Суммарный денежный доход трех работников составляет:

Mr =3-MHr = 450 ед/ев,

из которых обращается только

AMr = Mr — M4 = 400 ед/ев. Причем, стоимость костюмов, покупаемых одним покупателем в единицу времени:

MHe = M42/1 = 100 ст/еч.

Для решения задачи предложим принцип "меченой купюры", а именно: проследим путь перемещения "меченой купюры" от одного агента рынка к другому, причем будем считать, что в единицу времени купюра совершает одну и только одну транзакцию (L = 1 еэ/ев), и скважность выплаты наймоп-латы также составляет одну единицу времени (G = 1 еа/ев; t=1 день или месяц, или год). Тогда для обеспечения непрерывного товарно-денежного обращения субъекты рынка должны обладать в любой контрольный момент времени такими денежными массами:

в кассе швейной фабрики должно находиться ^1 = 300 ед; у торговцев на руках — ^ = 300 ед;

на руках у обоих пошивщиков одежды — денежная сумма      = 300 ед; на руках у сапожника —       = 100 ед. Итого, m = 1000 ед.

Подпись: Если денежная сумма будет меньшей, то для одного замкнутого цикла купли-продажи потребуется несколько транзакций и соответственно более длительный промежуток времени. Если изменить условие задачи и принять, например, скважность выплаты наймоплаты t = (1/12)tQ, притом, что "мече¬ная купюра" осуществляет транзакции с прежней частотой, то получим иное значение денежной массы:
m = 1000 х (1/12) = 83.3 ед и т.п.

Спекулятивно-игровой рынок, или биржа
Согласно Я.М. Миркину [50], "Ценные бумаги — документы установ¬ленной формы, являющиеся свидетельством об участии в корпоративной соб¬ственности (акции) или о долговом обязательстве (например, облигации), как правило, обладают обращаемостью и являются товаром. С позиции экономи¬ста, движимое имущество — актив, инструмент перераспределения денеж¬ных ресурсов в рыночном хозяйстве. Ценные бумаги закрепляют имуще¬ственные права. Ценные бумаги как права на экономические ресурсы...".
Биржевая игра с ценными бумагами — это непрерывная экспертиза рыночной конъюнктуры (термин Ф. Лассаля) основных фондов, сырьевых ресурсов и готовой потребительной продукции. Динамика рыночных цен на акции означает изменение:
их ликвидности, т.е. уровня их покупаемости;
рыночной цены капитала (основных средств), представленного этими акциями, и т.п.
Построим каноническую модель спекулятивно-игрового рынка, которая неявно предполагает работу брокеров, но абстрагируется от их доходов.
Пусть субъектами вещного рынка (где реализуют товар N) являются:
A - товаропроизводитель; B - биржевой спекулянт; C - биржевой спекулянт; D - конечный покупатель.
Пусть в течение одного дня имела место цепь сделок:
1)	B купил у A некий товар N за 10 ед;
2)	B продал C товар N за 20 ед (по случаю);
3)	B купил (по случаю и вслепую! разумно полагая, что цена будет рас¬ти) у того же спекулянта C тот же товар N за 30 ед;
4)	B вынужден был продать (опять по случаю и вслепую!) товар N конеч¬ному покупателю D за 15 ед.
Таким образом:
A выручил за товар 10 ед;
B проиграл на однодневных сделках: —10 + 20 — 30 + 15 = —5 ед; C выиграл на однодневных сделках: —20 + 30 = 10 ед; D заплатил за товар 15 ед.

Подпись: Мираж рыночного равновесия
Рыночное равновесие есть гипотетическая (реально не существующая) форма экономического процесса, характеризуемая неизменной величиной бу¬фера экономических ресурсов. Равновесие рынка означает не что иное, как неизменность буферов: труда, контингента потенциальных покупателей, сырья, готовой продукции, наличных денег, банковского резерва... При рыночном равновесии разность между потоком выпуска (предложением) и потоком по¬купок (спросом) устраняется, что называют балансом спроса и предложения. Для обеспечения рыночного равновесия необходимо, чтобы стояли знаки равенства между мощностью производства, пропускной способностью рын¬ка и мощностью спроса. Понятия равновесности и оптимальности являются частными случаями экономического гомеостаза. Таким образом, речь идет о гипотетическом достижении экономического спокойствия на фоне всегда из¬менчивой социальной среды.
Рыночное равновесие — понятие, касающееся только открытых сис¬тем. Показателем, характеризующим нивелирующее свойство рынка как от¬крытой динамической системы, можно считать одну и ту же покупательную силу денежной единицы (антицену C~, ен/ед), которая начинает непрерыв¬но расти при превышении предложения над спросом и непрерывно падать — в противоположном случае.
Как представляется, рыночное равновесие — не цель рынка, но случай¬ное совпадение характеристик различных субъектов рынка. Нет также осно¬ваний полагать, что состояние равновесия более устойчиво к воздействию сторонних возмущений, чем рыночная асимметрия. Иное дело, что модель сбалансированной экономики есть абстракция, легко доступная для теорети¬ческого исследования.
Согласно неоклассикам, спрос есть синтетическое намерение, состоя¬щее из отдельных намерений покупателя приобрести товар:
а)	определенного вида;
б)	в определенном количестве;
в)	в определенный момент времени;
г)	по определенной цене.
Одновременно, предложение есть синтетическое намерение (!) произ¬водителя произвести на продажу товар с аналогичным вектором определен-ностей.
Синфазность векторов намерений (совпадение по времени), а не тож¬дество интересов создает состояние рыночного равновесия. Напротив, инте¬ресы субъектов рынка взаимно противоположны, что служит движущей силой экономики.

Подпись: Первая математическая модель общего экономического равновесия была предложена Л.М.Э. Вальрасом [14], затем эксплуатировалась К. Эрроу, Д. Дебре, К. Ланкастером [40], Б.Г. Миркиным [49], Н.П. Федоренко [67] и др. К принципу гомеостаза тяготеет неоклассический метод "рациональных на¬дежд и равновесия рынков" (Р. Лукас), согласно которому: покупатели макси¬мизируют полезность, фирмы максимизируют прибыль, рынки стремятся к равенству спроса и предложения, а отдельные люди и отдельные страны почему-то совершают "ошибки", хотя могли бы этого не делать. "Люди пони¬мают, как работает экономика, и имеют достаточно информации, чтобы рас¬считать уровень инфляции [согласно специальному уравнению — Автор]... Единственная причина, почему нет полной занятости, это ошибки в надеж¬дах" — пишет Милтон Фридмен [69]. Теории, которые во главу угла ставят принцип правильности-ошибочности в поведении объекта исследования, вряд ли найдут сочувствие у моего читателя.
В традиционной теории понятие рыночного равновесия размыто и пред¬полагает любые формы равенства. Например: "Равновесие товарного рынка означает, что планируемые инвестиции равны реальным сбережениям". Осо¬бенно путаница возникает оттого, что авторы то отождествляют, то разделя¬ют понятия равновесия и устойчивости. "Производство чего бы то ни было, — утверждал А. Маршалл [45], — будь то фактор производства или товар, готовый к немедленному его потреблению, — продолжается до той границы или предела, где существует равновесие между силами спроса и силами пред¬ложения. ...Что подразумевается под стабильностью равновесия? Для ста¬бильности состояния равновесия необходимо, чтобы малейшее отклонение системы от этого состояния вызвало к действию силы, стремящиеся восста¬новить равновесие". Последнее определение касается проблемы устойчивос¬ти системы (а не равновесия) и близко к определению устойчивости, данно¬му А.М. Ляпуновым.
Наравне с субъективистским ("теоретическим") широко распространен и практический взгляд на проблему. Так, согласно Н.Е. Кобринскому [38]: "Сбалансированный рост экономической системы, при которой все пропор¬ции ее развития остаются неизменными (стационарными), также можно трак¬товать как равновесный". Под точкой равновесия рынка понимают такое со¬стояние экономики, когда объем производства точно равен объему продажи как в натуральном, так и в стоимостном выражении. Однако из того факта, что точка равновесия рынка предполагает компромисс интересов, достигну¬тый между предпринимателями и наемными работниками-покупателями, вовсе не следует, что ситуация в каком-то смысле способна удовлетворить хотя бы одну из сторон. Ведь вынужденное согласие (компромисс) противоположно по своему понятию свободе удовлетворения. Покупатель всегда будет желать бесплатно получить максимум благ, тогда как предприниматель — стремить¬ся к обладанию наибольшей доли богатства страны.

Подпись: Валютный курс и паритет покупательной силы
Известны реальный (юридический) и виртуальный (учетный, расчетный, аналитический) паритеты валют. Реальный паритет валют, или валютный курс, характеризуется, как известно, способом формирования курса валют:
1)	свободный рыночный курс валют, определяемый котировкой на ва¬лютных торгах;
2)	курс, поддерживаемый государством путем валютной интервенции, осуществляемой на валютных торгах;
3)	нормативный, принудительно установленный государством курс (по отношению к отдельной валюте или к "валютной корзине", или к золоту).
Реальный валютный паритет в стране N1 может лишь случайно совпасть с паритетом тех же валют в стране N2.
Виртуальный валютный паритет, или паритет покупательной силы ва¬лют, представляется как основа стоимостного сравнения экономик двух стран. Его вычисляют, принимая некоторый экономический показатель одинако¬вым в обеих странах (например, цена на золото), после чего вычисляют его значение в разных валютах. Для определения виртуального паритета безраз¬лично, находятся ли сравниваемые страны в торговых отношениях или нет, существуют ли они вообще или относятся к погибшим цивилизациям. Осно¬вой расчета виртуального валютного паритета может служить, вообще гово¬ря, тождество любых экономических параметров. Посему рассчитанный по какому-либо одному параметру валютный паритет вовсе не гарантирует ос¬мысленность всестороннего сравнения экономик двух стран. Наоборот, вы¬бор основания расчета определяется целью сравнения. При этом будем раз¬личать стоимостный и ценовой паритеты покупательной силы валют.
1.	Расчет стоимостного паритета. Возможны два варианта:
1)	сравнивают стоимость искусственно подобранной "потребительной кор¬зины" (в расчете на одного потребителя в единицу времени, например за год);
2)	фактическую стоимость товаров всех видов, произведенных в одной из стран в единицу времени, оценивают в валютах обеих стран, а затем определяют отношение стоимостей.
2.	Расчет ценового паритета. Базой для сравнения служит единица мас-
сы того или иного вида сырья в натуральном измерении, добываемого в обе-
их сравниваемых странах: золота, зерна, железной руды, нефти... Единицу
массы сырья оценивают в валюте соответствующей страны, а затем опреде-
ляют отношение цен.
Априори ясно, что результаты измерений будут существенно разниться, а с ними будут разниться и выводы, сделанные на их базе. Кроме того, как было показано в [18], способы образования курса валют (связанные со спро¬сом-предложением, системой налогообложения, таможенной пошлиной, ре¬жимом денежного обращения и пр.) и методы вычисления паритета покупа¬тельной силы валют (связанные со сравнительной производительностью труда, системами ценообразования, различиями в товарной номенклатуре, уровнем жизни и пр.) не дают основания причислять их к родственным понятиям (как это обычно практикуется).

Подпись: 25. ФАКТОРЫ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ


Вопрос цены — это вопрос отношения субъекта рынка к самому себе как товаропроизводителя и как потребителя одновременно. А. Маршалл ре¬шил вопрос цены товара, что называется, кардинально [45]: товар стоит столько, сколько за него желают заплатить. Мы же думаем, что ни за какой товар никто не желает ничего платить...

Факторы формирования рыночной цены
Цена не является независимой переменной товарных отношений, воп¬реки представлениям многих теоретики; цена не может быть справедливой или несправедливой и т.п. Субъективное (т.е. независимое от мирской реаль¬ности, определяемое инопланетянином) установление цены, разумеется, дос¬тупно и для землянина, имеет место сплошь и рядом, но такая цена коротко-живуча, неустойчива. В общем случае цена не причина, но вторичное проявление множества причин. Изменение цены — это одно из проявлений изменения хозяйственной структуры как единого целого, а именно:
стоимостной структуры товарного обращения; покупательной способности дохода; покупательной силы сбережений;
денежной массы в обращении (инфляция и повышение цен различают¬ся как процесс и одно из его проявлений); объемов производства;
отдачи (производительности) невозобновляемого источника сырьевых ресурсов etc., etc.
Опишем модель рынка как сеть товаропотоков, характеризуемых мно¬жеством векторов двух типов:
1)	натуральный
X0 = (N, 0, U~, Uh),
где   N - наименование производимого товара; Q - объем реализации товара, ен/ев;
U~ - уровень неудовлетворенности покупателя в объемах потребления данного товара;
Uh - парциальные трудозатраты;
2)	стоимостный
XM = (N U~, u№ u„ Uv u^Y
где   N - наименование товара;
U~ - степень неудовлетворенности покупателя этим товаром (ранжиро¬вание потребностей в сфере товарного потребления);

Подпись: UM = M/Y M- - парциальная стоимость товара в долях единицы (товар¬ное распределение на рынке). С другой стороны, парциальная стоимость яв¬ляется монотонной функцией от уровня неудовлетворенности и парциаль¬ных трудозатрат  UM = F(U~, Uh);
Ue - доля потребителей этого товара (распределение потребителей на рынке);
Uh - парциальные трудозатраты, направленные на производство этого товара (распределение труда в сфере производства);
UMe - доля совокупного дохода (ранжирование наймоплаты в производ¬ственной сфере).
Рассмотрим далее два варианта воспроизводства, демонстрирующих влияние фактора неудовлетворенности объемом потребления на хозяйствен¬ный процесс.
Модель 1. Пусть производят три вида товаров, и каждый товар в про¬изводимом объеме полностью удовлетворяет психофизиологическим потребнос¬тям. Согласно предположению, объем производства каждого из товаров в мерках удовлетворенности составит (по 10-балльной шкале удовлетворенностей):
Uu1  =  Uu2 =   Uu3 =   10 баллов.
Пусть величины парциальных трудозатрат (количество производите¬лей каждого из товаров в долях от общей численности работников) различ¬ны, ибо определяются разными технологиями изготовления разных товаров. Сумма парциальных трудозатрат по определению:
Uh1 +  Uh2 +  Uh3 = 1.
Пусть далее воспроизводство предполагается устойчивым и непрерывным:
с нулевым показателем текучести кадров; со стабильной ставкой наймоплаты; с неизменным объемом производства.
Очевидно, при заданных условиях сформированные рынком парциальные стоимости должны равняться парциальным трудозатратам, обусловленным производственными различиями (UMi = U^). Поскольку потребительная не¬удовлетворенность отсутствует, то ничтожно и влияние на ценообразование. (Заметим, предложенная модель не противоречит трудовой теории стоимости).
Модель 2. В основу положим предыдущую модель с инверсными изме¬нениями:
1)	пусть удовлетворенность в третьем виде товара теперь будет неполной:
Uu1 = Uu2 = 10 баллов, Uu3 = 2 балла,
чему соответствует уровень неудовлетворенности Щ~= 1.5852 = 0.398 про¬тив 0.01 для двух первых видов товара;
2)	пусть затраты труда на производство каждого из видов товара равны между собой:
Uh1 = Uh2 = Uh3 = 0.333.

Подпись: Тогда, очевидно, парциальная стоимость товара третьего вида должна быть выше парциальных стоимостей первых двух видов товара, например (притом, что данных для полного расчета стоимостей недостаточно):
UM1 = UM2 = 0.024;   UM3 = 0.952.
Вторая модель "льет воду на мельницу" уже другой — потребительной теории стоимости. Но описанная система неустойчива, в отличие от преды¬дущей. В дальнейшем события могут развиваться по-разному, однако в кано¬ническом случае стоимостный перекос должен привести к перераспределе¬нию трудозатрат (перетоку работников из убыточного предприятия в преуспевающее) таким образом, чтобы выравнять степени удовлетвореннос¬ти по каждому из видов товара, и тогда парциальные стоимости снова совпа¬дут с парциальными трудозатратами. В общем случае, из-за нелинейной за¬висимости между трудозатратами и объемами производства, никакое перераспределение трудозатрат между предприятиями не сможет привести к полному выравниванию уровня удовлетворенности; но тогда полный ба¬ланс может быть достигнут за счет дополнительного фактора — асимметрии в ставках наймоплаты. Отметим, что подобная ситуация благоприятствует введению принудительного (фискального) перераспределения доходов путем косвенного налогообложения.


Рынок как фактор ценовыравнивания
Следуя трудовой теории стоимости, неоклассик А. Маршалл писал [45]: "... в стационарном состоянии простейшим правилом служит то, что издерж¬ки производства определяют собой стоимость". Но рыночный механизм, воп¬реки постулату трудовой теории стоимости, на самом деле не реализует прин¬цип пропорциональности между удельными издержками и отпускной ценой даже как тенденцию. Напротив, мы считаем, что цена одноименных товаров, произведенных в разных условиях, а значит, имеющих разную трудоемкость, выравнивается рынком. Кто же прав? Ответ зависит от выбора в качестве "системы отсчета" того или иного так называемого "генерального множества" [54], и этот выбор может быть сделан произвольно:
одно генеральное множество получим, рассматривая отпускные цены на один и тот же товар, продаваемый на разных рынках;
другое генеральное множество получим, рассматривая удельные издер¬жки производства (цены производства) разных предприятий, поставляющих идентичный товар на единый рынок, и т.д.
Рассматривая информационный аспект динамики цен, Ф.А. Хайек при¬ходит к схожим выводам [70]: "По сути, в системе, где знание значимых фактов распылено среди множества людей, цены могут координировать раз¬розненные действия различных лиц так же, как субъективные ценности по¬могают индивиду координировать части его плана. Стоит ненадолго заду¬маться над очень простым и обыденным примером действия системы цен,

Подпись: чтобы увидеть, что именно она делает. Допустим, где-то в мире возникла новая возможность использования какого-то сырья, скажем олова, или один из источников поступления олова исчез. Для нас не имеет значения — и это важно, что не имеет, — по какой из названных двух причин олово стало более редким. Все, что нужно знать потребителям олова, — это то, что какая-то часть олова, которым они привыкли пользоваться, теперь более прибыль¬но употребляется где-то еще и что вследствие этого им надо его экономить. Огромному большинству из них не нужно даже знать, где возникла более настоятельная потребность в олове или в пользу каких иных потребностей они должны урезать свои запросы. Если только кто-то из них сразу же узна¬ет о новом источнике спроса и переключит ресурсы на него, а люди, осве¬домленные об образовавшейся в результате этого новой бреши, в свою оче¬редь, восполнят ее из других оставшихся источников, эффект быстро распространится по всей экономической системе и повлияет не только на все виды потребления олова, но и на все виды потребления его заменителей, а также на предложение товаров, изготавливаемых из олова, на предложе¬ние их заменителей и т.д. — и это все притом, что громадное большинство людей, способствующих таким замещениям, вовсе не будет иметь никакого представления о первоначальной причине происходящих изменений. Целое действует как единый рынок не потому, что любой из его членов видит все поле, но потому, что их ограниченные индивидуальные поля зрения в доста¬точной мере пересекаются друг с другом, так что через многих посредников нужная информация передается всем. Сам факт, что на всякий товар есть одна цена — или, скорее, что местные цены соотносятся так, как это дикту¬ется транспортными издержками и т.п., — воплощает в себе то решение, к которому мог бы прийти (что является сугубо теоретической возможностью) один отдельный ум, владеющий всей информацией, которая в действитель¬ности рассредоточена среди всех вовлеченных в этот процесс людей".


Цена распространенности и редкости
Л. Аморозо пишет [3]: "Цены отражают "притяжение редкости". Их фун¬кция состоит в том, чтобы направлять товары и ресурсы к такому использо¬ванию, которое представляется наиболее необходимым и где их применение будет наиболее оправданным... Цены направляют, таким образом, участни¬ков хозяйственной жизни к наиболее полезным видам производства и инве¬стиций, или, другими словами, к эффективности... Система цен — не что иное, как система сигналов, которые координируют и уравновешивают ре¬шения экономических агентов. ... система цен может вести к результатам, которые отнюдь не служат интересам социальной справедливости"...
О распространенности—редкости товара можно судить как о:
1) статическом явлении — в плане соотношения спроса и предложения. Тогда это тривиальная тема;

Подпись: 2) процессе. Распространенного товара можно добыть (произвести) столько, сколько понадобится. Редкостный товар и так добывают (произво¬дят) в максимально возможных размерах, ограниченных непропорционально большим ростом затрат на увеличение добычи. Другие категории товарных редкостей (раритеты) вообще не воспроизводимы (однако это не означает, что их цена бесконечно велика).
Впрочем, есть редкости и редкости. Выше было дано определение ред¬кости с производственной точки зрения. Если редкости служат целям тезав¬рации богатства, то их цена зависит от глубины дифференциации частно¬собственнического капитала (заводов, фабрик и пр.). Редкости, которые служат предметами роскоши, оценивают в зависимости от глубины дифференциа¬ции потребительных расходов.
Что же есть редкость с точки зрения пользователя, и как ее измерить? Любая вещь уникальна, по определению (оазис или участок пустыни, старин¬ная картина или китч, прекрасный сапфир или простой булыжник). Иными словами, степень редкости отдельной вещи не подлежит измерению (они равноредки по определению). Значит, понятие товарной редкости может касаться лишь категории вещей (расхода вещного потока), но не отдельной вещи. Так, булыжник, в отличие от сапфира, всегда найдешь под ногами; редкими считаются картины, принадлежащие перу лишь некоторых худож¬ников, и т.д. Но допустимо ли при ранжировании редкостей поменять места¬ми булыжник и сапфир? — В определенном смысле, да. Ведь естественные рубины и естественный жемчуг остаются много дороже искусственных, хотя уступают последним по красоте; метеориты — те же булыжники — в насто¬ящее время относятся к категории особенно ценных редкостей.
Нетрудно предположить, что понятие роскоши и редкости с точки зре¬ния потребителя синонимичны (утверждать не можем). Роскошь — синкре¬тическое понятие, объединяющее различные частности. Общее всех этих частностей состоит в том, что роскошь — это потребительный товар, доступ¬ный богатым и богатейшим, потребление которого стимулирует человека в его стремлении к богатству. В одних случаях это товар "вечного" пользова¬ния, в который деньги вкладывают как в капитал; в других — это потреби¬тельный товар, затраты на который равносильны вложению в укрепление здоровья; в третьих — это товар, доставляющий особое физиологическое или психологическое удовлетворение потребителю; в четвертых — это то¬вар, обладающий таким соотношением цена—полезность, которое делает его более дешевым по сравнению с ширпотребом... Предметы роскоши — это социально значимые товары и как таковые относительны в своем определе¬нии. Так, если Вы ездите на "ролс-ройсе", втайне от всех, то эта шикарная машина не роскошь, но более качественная вещь. Если же Вы надели пожух¬лую жемчужную нить, а не сверкающие бусы из искусственно выращенного жемчуга, то тем самым придали не очень качественному товару статус рос¬коши, и т.д. Но рассмотрим контроверзный пример: бижутерные украшения

Подпись: (на что падки небогатые покупатели) и ювелирные украшения из драгоцен¬ного материала (предметы роскоши) практически неразличимы по потреби¬тельным достоинствам. Однако бедный вынужден безвозвратно тратиться на бижутерию, тогда как богатый вкладывает средства в ювелирные изде¬лия, т.е. сберегает деньги. Иными словами, покупатель выбирает товар не столько по степени полезности, сколько по его финансовой доступности. Репродукция картины великого мастера, доступная бедняку, и копия, доступ¬ная небогатому любителю, возможно, отличаются от оригинала по эстети¬ческому воздействию, но оригинал (раритет) приобретает только богач как способ вложения капитала, что одновременно доставляет бесплатное удо¬вольствие его владельцу.
Как видим, трудность темы в том, что не известен единый способ вне¬рыночной (прелиминарной) оценки уровня редкости той или иной катего¬рии вещей (а также категории услуг), и даже теория полезностей здесь бес¬сильна. В то же время, легко сопоставить степень редкости одной и той же категории вещей при сравнении экономических доменов:
а)	когда речь идет о невозобновимых (территория) или медленно возоб-
новляемых вещах (золото), степень редкости можно исчислить как отноше-
ние всего наличного количества этой вещи к числу жителей домена;
б)	когда дело касается непрерывно возобновляемой вещи (выращиваемой
или производимой), степень редкости следует исчислять как отношение всего
объема ее производства в натуральном измерении к числу жителей домена.
Д. Рикардо писал [59]: "Однако, как мне представляется, суть состоит в том, что покупатели меньше всего участвуют в регулировании цены, все оп¬ределяется конкуренцией продавцов, и хотя покупатели в самом деле могут быть склонными дать за железо больше, чем за золото, они не в состоянии это сделать, так как предложение регулируется издержками производства...". Ошибка Д. Рикардо, как мы понимаем, носит предметный характер: парци¬альная стоимость (но не цена) железа заведомо выше парциальной стоимос¬ти золота, т.е. совокупный покупатель расходует на покупку железа боль¬шую долю своего дохода, чем на покупку золота, в полном соответствии со своей "склонностью".
Тем же экономистам, которые, подобно Рикардо не замечая трудностей, усматривают редкостно-зависимую сущность в сопоставлении несоизмери¬мых величин, например цены одного грамма золота (70 грн.) с ценой одного грамма платины (140 грн.), можно предложить сопоставить эти же редкости с ценой "особо редкого товара" — одного грамма электроэнергии, равной (как нетрудно подсчитать по известной формуле А. Эйнштейна, из расчета 0.156 грн./кВтчас) 3 900 000 грн., притом что естественные запасы энергоре¬сурсов можно считать неограниченными.

Подпись: 26. МЕТОД СПРОСА-ПРЕДЛОЖЕНИЯ


Спрос и предложение касаются широкой гаммы рыночных проблем и посему не нуждаются в индуктивном определении. Напротив, здесь следует использовать дискурсивный подход. Ведущим моментом в определении спро¬са-предложения является изменчивость.
Под спросом будем понимать сферу интересов покупателя-потребителя или торговца-спекулянта, а отсюда — различать спрос потребительный и торговый.
Предложение есть сфера интересов продавца-товаропроизводителя или торговца-распространителя. Поэтому различимы предложение товаропроиз¬водителя и предложение торговца.
Основное противопоставление спроса и предложения построено на от¬ношении "инициатива—реакция". Когда инициатива изменчивости исходит от спроса, то реакция — от предложения, и наоборот. Инициатива может быть также обоюдоодновременной и при этом направленной в:
одну и ту же сторону, например одновременное сокращение объемов "производства" и объемов покупок говядины вследствие заболевания коров ящуром;
противоположные стороны, например сокращение добычи энергоресур¬сов, драгоценных металлов и драгоценных камней и одновременный рост неудовлетворенной потребности в таких товарах.
В подобных случаях покупатель и продавец взаимно инициативны. От¬ношение продавец-покупатель асимметрично определено на субъектной струк¬туре рынка как открытой системы, наделяя каждую сторону отношений имманентными ей функциями:
исходный продавец — он же товаропроизводитель; посреднический покупатель — он же продавец-торговец; конечный покупатель — он же потребитель.
Упомянутое означает, что модель рынка, построенная на отношении спро¬са-предложения, является открытой, преобразующей независимый входной сигнал в целевую выходную величину, и этот механизм преобразования по¬служит нам в качестве метода исследования рынка, суть которого будет раскрыта ниже.
Как правило, спрос связывают с потребителями-покупателями, а пред¬ложение — с производством-распределением. Отсюда между спросом и пред¬ложением предполагается маятниковая причинная связь (как между яйцом и курицей): в одни моменты времени инициатива изменчивости исходит от спроса, в других — от предложения. В таких случаях, как было показано в [17], без введения третьего элемента определить направленность зависимо¬сти не представляется возможным по логическим соображениям. Если же отделить товаропроизводителя от торговца, то появится третий элемент, и

Подпись: тогда можно проследить круговую направленность товарных отношений: "то¬варопроизводитель — торговец — потребитель (он же товаропроизводитель)"... Аналогичным образом замкнутый стоимостный поток имеет противополож¬ную направленность: "потребитель — торговец — товаропроизводитель (он же потребитель)". Акт изменчивости (возмущающее воздействие любой при¬роды), в каком бы звене он не возник, распространяется в обе стороны рыночной цепи, подобно волне. Термин "спрос" относится к распростране¬нию волны только в направлении "потребитель—торговец—товаропроизво¬дитель"; термин "предложение" — к распространению волны в противопо¬ложном направлении. Так например, изменение объемов выпуска (в звене "товаропроизводитель") по-разному влияет на последующее звено — субъек¬та как потребителя и на предшествующее звено — того же субъекта как наемного работника и т.д. Трюизм: "Спрос определяет предложение" — оз¬начает (в нашей интерпретации), что возмущение, возникшее в сфере по¬требления, вызовет реактивное изменение в сфере производства (через по¬средство сферы распределения). Другая расхожая фраза, касающаяся равновесия рынка: "Спрос равен (не равен) предложению", — на практике означает, что объем производства равен (не равен) объему потребления, что выводит в совершенно иную область экономических отношений. Эта же фраза в изложении неоклассиков означает нечто иное: взаимонезависимые эконо¬мические интересы потребителя и предпринимателя совпадают (не совпада¬ют). Из приведенных примеров ясно: изучаемая пара терминов полиомони¬мична — когда смысл зависит от контекста, что нередко приводит к столь распространенной логической ошибке типа "учетверение терминов").
Т. Тук в работе "История цен и состояние обращения..." (1857 г.) пишет: "... мы видим, изучая таблицы цен, что после очень значительного повыше¬ния цен на селитру, лен, железо и т.д. под влиянием громадного расширения спроса на них для военных и военно-морских нужд, снова возникает тенден¬ция к снижению, как только спрос на них перестает быстро и по нарастаю¬щей увеличиваться". Здесь, nota bene, цена снижается не под влиянием сни¬жения спроса (как обычно изображают на графике "цена; объем покупок в натуральном измерении", называемом "кривой спроса"), но оттого, что спрос перестал расти (т.е. фактором изменения цены служит динамика переход¬ного процесса):
C = Co + (1/D0)-W,
где   C - цена товара, ед/ен;
CQ - минимально допустимая цена (цена издержек производства), ед/ен;
DQ = dQ/dt - скорость изменения объемов продажи в натуральном из¬мерении, ен/ев2;
W = dM/dt - скорость изменения стоимостного потока (выручки), ед/ев2.
В отличие от Т. Тука, Р. Аллен постулирует противоположный "закон спроса", полагая, что скорость изменения рыночной цены (dC/dt) пропорци-

Подпись: ональна стоимости избыточного спроса (AM):
dC/dt =q0AM,
где  q0 - коэффициент пропорциональности, ен.
В обоих случаях инициатива изменчивости исходит от покупателя; по¬этому речь идет о разной реакции производства. По-видимому, оба "закона" могут оказаться справедливыми по существу, притом что понятия спроса в определениях Т. Тука и Р. Аллена являются антонимами.
В практике экономического анализа под спросом и предложением по¬нимают вовсе не то, что декларирует неоклассическая теория, — намерения покупателя и продавца соответственно. Практически, спрос — это объем товарного обращения, а предложение — объем товарного производства. По¬скольку в экономической литературе отсутствует единое понимание терми¬нов спроса и предложения (даже в одних и тех же текстах), будем употреб¬лять их в смысле теории авторегулирования, отмечая, на чьей стороне инициатива изменчивости: покупателя или продавца.
С точки зрения каждой из сторон, стоимостная ценность товара (если можно так выразиться) не совпадает с его же натуральной ценностью, в чем, собственно, состоит коллизия рынка. В краткосрочный период, благодаря складскому резерву готовой продукции и запасливости потребителя, объем спроса в натуральном измерении может быть как меньше, так и больше объема производства. В долгосрочном периоде объем производства должен быть боль¬ше объема спроса на величину рыночных потерь.
Небаланс стоимостных потоков предложения Mr(t) и спроса Me(t) можно характеризовать с помощью различных симметричных показателей, чувстви¬тельных к порядку, — разностных и частностных:
A M(t) = Mr(t) — Me(t);     A Q(t) = Qr(t) — Qe(t);
£M(t) = Mr(t)/Me(t);	UQ(V) = Qr(t)/Qe(t).
Цена предложения — установление (изменение) предпринимателем цены на товар как следствие изменения удельных издержек производства или вли¬яния конкурентного окружения.
Цена спроса — установление (изменение) опять-таки предпринимате¬лем цены на товар как следствие изменения предпочтений покупателя. При¬дя на сельскохозяйственный рынок, мы видим, как торгуется покупатель с продавцом: каждый предлагает как будто "свою" цену. При этом исходные позиции у них разные: конкретный продавец исходит из получения макси¬мально возможного (совокупного) дохода (зависящего от двух "конкурирую¬щих" переменных — цены и объема покупок), тогда как конкретный покупа¬тель ориентируется на сложившуюся среднерыночную цену. В отдельном акте купли-продажи не может быть двух цен. Речь идет только о том, какая из сторон раз от разу инициирует изменение цены. Налицо имеем игровую

ситуацию, в которой один "игрок" — совокупный продавец ориентируется на максимальную цену из множества минимально допустимых, а второй "игрок" — совокупный покупатель ориентируется на минимальную цену из максимально допустимых: M = C-Qe — max,

где C = /(1/Qe) — цена товара, изменяющаяся в обратной зависимости от объема покупок в натуральном измерении.

Вообще говоря, возможны два подхода к изучению динамики спроса:

компенсационный: увеличение объемов покупки одного товара в натуральном измерении компенсируется соответствующим (по стоимости) сокращением объемов покупки множества других товаров;

бифуркационный: сокращение объемов покупки большой группы товаров в натуральном измерении вследствие насыщения рынка создает ситуацию неустойчивого ветвления:

в одном случае результатом должно стать соответствующее повышение цен на предметы первой необходимости (поскольку у населения образуется избыток денег);

в другом — формирование спроса на товарное разнообразие как таковое. Проблема разнообразия спроса упирается в вопрос: в какой момент совокупный покупатель теряет интерес к расширению номенклатуры товаров неизменного качественного уровня (одного и того же инновационного поколения) и ищет новое разнообразие?

Как известно, для каждого конкретного предприятия существует определенное значение объема выпуска, которое при заданной цене обеспечивает максимум абсолютной прибыли. Согласно А. Маршаллу [45], если (желаемая) цена спроса больше (ожидаемой) цены предложения — производство стимулируется; в противном случае — сокращается. Но кто когда-либо видел, чтобы покупатель предлагал продавцу большую цену, а последний бы отказывался? Продавец, в отличие от покупателя, будучи собственником товара, имеет исключительное право устанавливать цену. Рост цен (когда он имеет место) происходит не оттого, что покупатель хочет заплатить бо

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |