Имя материала: Фундаментальная экономия. Динамика

Автор: Вугальтер Александр Леонидович

30. динамика отношений собственности

 

Частная собственность как условие общественного воспроизводства

Частная собственность есть сложный сегмент общественно-экономических отношений, особая форма установления устойчивых хозяйственных отношений между определенной личностью (собственником) и обществом в связи с владением, распоряжением и пользованием ограниченными производительными силами (зафиксированными в общественной памяти), основа общественного воспроизводства, предполагающая свободное волеизъявление личности, направленное на предмет отношений, и нуждающаяся в защите "от всех и каждого". Частная собственность предполагает деятельность институтов персонификации (регистрации субъекта как собственника), охраны, наказания, контроля, наследования и прочих атрибутов государства как общественного посредника. В данном аспекте:

супруги являются собственниками (по праву владения) друг друга (в странах, где преследуется адюльтер);

ребенок является  собственностью своих родителей; солдат — собственностью государства; завод — собственностью предпринимателя; корпорация — собственностью акционеров и т.п.

Частная собственность — традиционное название пространства непересекающихся классификаций человеко-зависимых отношений, обеспечивающих общественное воспроизводство. На рис.57 схематично представлено метапространство частной собственности, включающее в себя три трехмерных пространства:

субъект собственности, или хозяйственный посредник: индивид, община, государство;

объект собственности — нечто конкретное, зафиксированное в общественной памяти как хозяйственная связь с субъектом собственности: работник, территория, возобновимые средства труда;

отношение собственности:

владение — запрет на пользование и распоряжение объектом собственности другими субъектами; право на защиту объекта собственности от всех и каждого;

распоряжение — управление, руководство определенными людьми, юридические действия над определенными вещами (продавать, дарить, передавать в наследство, покупать);

пользование определенными вещами, определенным пространством, временным ресурсом, услугами определенных людей — личное воздействие на объект собственности. Однако воздухом можно пользоваться в хозяйственных целях не будучи ни его владельцем, ни его распорядителем. Этот пример, в частности, показывает, что пользование не является атрибутом частной собственности. Напротив, владение и распоряжение — истинные атрибуты права собственности.

Законодательно регламентированный круг экономических решений называют "правом частной собственности". Право частной собственности реализуется в форме свободного владения, распоряжения и пользования вещью, услугой, чужой волей, — всем тем, что представляет общественный интерес. В то же время, отношение собственности не есть нечто конкретное, но срез экономического анализа; поэтому попытки полностью формализо-

вать понятие собственности непременно должны привести к искаженным представлениям о хозяйственных отношениях.

Что касается такого объекта собственности, каким является функционер воспроизводства (работник), отношение к нему может быть охарактеризовано следующим набором юридических модусов.

Право владения предполагает:

наложение на работника запрета (ограничения) работать на других собственников;

наложение на работника запрета (ограничения) работать на самого себя; закрепление работника в результате договорных обязательств; закрепление работника путем создания время-зависимых привилегий (патернализм) и т.д.

Право распоряжения включает:

а)         право распоряжения работником как личностью:

переподчинение (куплю-продажу, дарение, наследование) отдельного работника;

куплю-продажу работника вместе с его семьей;

куплю-продажу работника вместе с его хозяйством и участком земли; куплю-продажу средств производства (предприятия) де-факто с контингентом наемных работников (независимо от их желания и согласия); требование самовыкупа для раба, крепостного;

принудительное трудораспределение, осуществляемое государством, и т.д.;

б)         право распоряжения трудом работника:

труд обязательный (рабский, барщинный, социалистический, ратный...); труд необязательный (оброчный, издольный, наемный, мелкособственнический...);

в)         право распоряжения результатом труда работника:

беспрепятственная реализация произведенного товара его собственником;

налогообложение доходов работника. (Любые виды и механизмы нало-

гообложения означают одно: право всецело распоряжаться продуктом свое-

го труда работнику не принадлежит).

Право пользования трудом работника включает такие формы понуждения: труд принудительный (палочный);

труд, стимулируемый дифференцированной оплатой (как правило, цена единицы труда обратно пропорциональна объему труда); труд, стимулируемый угрозой увольнения и т.д.

Для динамики общественного воспроизводства особое значение имеют права наследования, или способы прижизненной и посмертной передачи частной собственности, а также наследование общественных привилегий (или унизительных обязанностей).

Институт собственности возник не в отдельной сфере хозяйствования — сфере производства (на чем настаивал К.Маркс), но как необходимое условие распределения ограниченных ресурсов. Возможность дозированного отпуска товара собственником (пусть это будет станок или одежда, или свежий воздух в парке) служит субстратом возникновения стоимости. Поэтому частная собственность в равной мере связана как с невоспроизводимыми, так и с воспроизводимыми ресурсами.

Асимметричные отношения типа "один ко многим" или "немногие ко многим" имеет принципиальное значение в экономике как непременное условие кумулятивной дифференциации доходов общества в пользу этих "немногих" (посредников), тогда как в зависимом положении оказываются именно "многие". Асимметрия охватывает и объединяет разные стороны хозяйственных отношений, как-то:

хозяйственный посредник и множество функционеров производства (экономически связанных между собой волей рабовладельца, феодала, etc.);

ограниченное множество предпринимателей и расширенное множество наемных работников;

монопсония (олигопсония), действующая как спекулянт в окружении расширенного множества товаропроизводителей;

ограниченное множество банков и расширенное множество бенефициаров;

ограниченное множество пунктов обмена валют (в древности — меняльных контор) и расширенное множество клиентов, и т.п.

В общем случае неизвестно, в чем состоит причинно-следственная связь между управленческой асимметрией и асимметрией индивидуальных доходов. Поэтому этот факт вынуждены фиксировать как закон фундаментальной экономии.

С точки зрения отношений собственности, структуру конкретного общества можно описать как числовой вектор (геном труда), элементами которого служат силы труда, затраченного сосуществующими классами функционеров воспроизводства, как-то: наемными работниками, издольщиками, плательщиками оброка, свободными работниками (мелкими собственниками) и т.п. Обо всем таком, и прежде всего о базовых отношениях собственности, см. ниже.

 

Рабоидные отношения собственности

Рабоид выступает в трех ипостасях:

человек-товар;

человек-слуга;

человек-производитель вещей.

Рабовладение — исторически не однородная формация. Общественные отношения в Древнем Египте в общекультурном аспекте существенно отличались от отношений собственности, возникших спустя тысячелетия в Древней Греции, хотя они и объединены единым признаком, и т.д. Признаки отношений собственности, присущие рабовладельческому строю (обязательность и изнурительность труда, вассалитет, торговля людьми и пр.), вновь многократно проявили себя в последующих исторических периодах — колонате, крепостничестве, социализме, ранне- и позднекапиталистическом обществах. Отметим многообразие исторических форм рабства, которое наводит на мысль, что между ними вовсе не прослеживается причинная связь типа исторического наследия; скорее, эта классификация основана на типо-образующем восприятии исследователя (как в астрономии классифицируют звезды по их светимости):

патриархальное рабство — постплеменные, внутрисемейные отношения. (На Востоке домашнее рабство существует и по сей день);

древневосточное, североафриканское государственное рабство — 4-е тысячелетие до н.э. — 1-й в. н.э. Рабы — это слуги и строительные работники, реже — воины. Крестьяне и ремесленники рабами быть не могли. В Древнем Египте — "поголовное рабство": рабы и свободные подданные принуждались к строительству ирригационных сооружений, крепостей, храмов. ("Поголовное рабство" практиковалось, как известно, и при социалистическом строе (СССР): сезонные бесплатные отработки горожан в сельском хозяйстве);

античное рабство в Древней Греции и Древнем Риме. Здесь рабство стало основой хозяйственной жизни. Работорговля, как вид хозяйственной деятельности. Возникновение ремесел в рабовладельческом хозяйстве;

в средние века остаточное (превращенное) рабство: севры в Англии, холопы на Руси, мамелюки-воины в Египте. В Европе рабство прекратило существование лишь в 12—15 вв. одновременно с гибелью базового уклада

 

крепостничества;

плантационное рабство в США (разновидность рабства, основанная на самовоспроизводстве рабов) просуществовало до середины 19 в., а в Узбекистане — в рудиментарном виде существует и в настоящее время. "Здесь перед нами капиталисты, строящие свое хозяйство на рабском труде негров" (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд., т.26, ч.2, с.329). В этом суждении, похоже, отсутствует понимание того, что категориальная пара "капиталист

наемный работник" нераздельна. Иное дело, что рабство необходимо капитализму (а не отдельному капиталисту) для начальной "раскрутки". Действительно, на начальном этапе индустриализации, еще не способном осуществить техническую революцию в сельском хозяйстве, необходимые продукты питания и сырье для промышленности могут быть произведены экономическими структурами, обеспечивающими товарность продукции — плантационным рабовладением и крепостничеством. При неизменном спросе на сельскохозяйственную продукцию первичное внедрение сельскохозяйственной техники (равно как и непрерывное внедрение все более новой техники, изготавливаемой в городе) способно дать конкурентное преимущество внедряющему сельскохозяйственному предприятию, лишь благодаря сокращению численности наемных работников. Ясно, что рабовладельческое хозяйство не может воспользоваться таким преимуществом, ибо не может отпустить рабов. При росте спроса на продукцию сельского хозяйства дополнительную прибыль можно получить за счет такого роста объемов производства, который бы опережал рост издержек, обусловленный затратами на новую технику и привлечение дополнительных работников. И в этом случае рабовладельческая система остается беспомощной, ибо рынок рабов ограничен случайными обстоятельствами, при том что товарный раб — дорогое удовольствие (тогда как за наемного работника платить не приходится). В общем случае, наемный труд способен "прижиться" лишь в системе, основанной на производстве и использовании воспроизводимых искусственных средств труда (станков, машин, оборудования и пр.), ибо эта система, поддерживаемая предпринимательским интересом, может существовать лишь благодаря возвратно-поступательному движению потока "рабочей силы".

В 1948 г. документом "Всеобщая декларация прав человека" ООН запретила рабство. Сам факт провозглашения декларации подтверждает, что рабство в том или ином проявлении существует в современном мире и будет существовать в дальнейшем. Вряд ли современный предприниматель (или правительство) откажется иметь, помимо наемных работников, еще и некоторое количество рабов или крепостных, ...если бы такое было позволено. Тому есть множество примеров: остарбайтеры в фашистской Германии, заключенные в советских и постсоветских лагерях, солдаты в армиях большинства стран мира... Вопрос, почему рабоидные отношения не распространены широкомасштабно и повсеместно, не находит прямого ответа, однако тенденция к распространению рабства явно прослеживается в последние годы. Сегодня в развитых капиталистических странах продается в рабство полмиллиона человек ежегодно, и этот процесс имеет тенденцию к нарастанию. В прежние времена, чтобы продать свободного человека в рабство, следовало захватить его в плен; теперь же достаточно дождаться, когда в поисках работы иммигрант сам нелегально пересечет границу государства.

Наличие буфера труда есть необходимое условие свободного найма. Как только потребность в работниках превысит возможности ее удовлетворения, тотчас приводятся в действие известные механизмы закрепления работников. Частичной альтернативой правовому закреплению работников может служить внеправовое пользование дешевой "рабочей силой" иммигрантов из слаборазвитых стран, которых удерживают на предприятии тем, что предоставляют гражданских прав, и пр. Большинство ныне развитых капиталистических стран имели в прошлом колонии, в которых использовался рабский труд для "раскрутки" зарождающихся буржуазных отношений; в других (США) рабский труд соседствовал с капитализмом; в третьих странах (Япония, Италия, Испания, Германия... ) рабоидные отношения в кризисный период поддерживались тоталитарным режимом; в иных (СССР, Китай, Польша, Венгрия, Чехословакия... ) рабоидные отношения были основой социалистического строя, тогда как в Болгарии и Румынии фашизм был просто заменен социалистическим строем. Рабский труд широко используют как в переходном периоде от феодализма к капитализму, так и в периоды структурных капиталистических кризисов, и т.п.

Квазикрепостнические отношения собственности

Крестьянин "закрепощен" самим фактом ведения совместного (общин-ноподобного) хозяйства, что делает его уязвимым с точки зрения возможности попасть в экономическую зависимость. Убежать от крепостника означает для крестьянина лишиться условий своего существования и воссоздания: лишиться семьи, крова, земельного участка, скота, орудий труда. Крестьянин прикреплен к территории самим характером общинноподобного производства, попадая в зависимость от хозяйственных посредников разного генезиса, менее зависимых от постоянного местопребывания — местных и государственных чиновников, поставщиков сырья или скупщиков готовой продукции (возникает отношение: "многие к некоторым"). Спрос же на посредников такого рода возник вследствие интенсивного развития городов. Интенсивное развитие торговли между деревней и городом, начало которому было положено в период распада Второй Римской империи, способствовало насильственному закрепощению ранее свободных крестьян (в другом случае — превращению сельскохозяйственных рабов в колонов). В средние века стимулы закрепощения носили также и политический характер. В отдельном княжестве крестьянин хотя и облагался определенными повинностями, но в пространственном смысле он был свободен в пределах княжества. При объединении разрозненных княжеств в единое государство крестьянин остается принадлежать своему суверену, оказавшись, тем самым, закрепощенным по отношению к государству и в пространственном смысле, и в смысле личной зависимости от крепостника (бывшего суверена). Крепостнические отношения в Европе охватывают четыре больших периода: древний колонат, две волны закрепощения — в средние века и последняя форма — советский и народно-демократический социализм. Хотя на протяжении уже полтысячи лет общинный труд постепенно вытесняется фермерским, нет оснований полагать, что квазикрепостнические отношения навсегда ушли в прошлое и когда-либо окончательно исчезнут. Нечто подобное, как ни странно, возможно и в промышленности: это цеховая система средневековья; это система так называемого "бригадного подряда", введенная в СССР М. Горбачевым в 80-е годы 20 в., и пр. К современным формам фиксированного социального статуса, как отголоска феодализма, можно также отнести систему воинских званий, пожизненное судейство, депутатскую неприкосновенность и др.

Что касается "постсоветского пространства", только с установлением права свободной купли-продажи земли будут сняты препятствия для разложения сельской общины (бывший колхоз) и, таким образом, будет покончено с остатками крепостной зависимости. Практический интерес вызывает вопрос о длительности переходного периода. Но не известны даже подходы к его решению.

 

Цеховая система отношений собственности

Издревле существовали две формы несельскохозяйственного производства — ремесленное и кустарное. Ремесленное производство — труд на заказ (форма современной услуги), когда наличествует известный гарантированный рынок сбыта. Кустарное производство — работа на открытый рынок (современная форма массового производства). Первоначально ремесла создавались в деревнях. В европейские города ремесла проникли только в 11—15 вв., что в деревне сопровождалось переходом от натуральной ренты к денежной. (Древние города представляли поселения оседлых земледельцев, места концентрации представителей господствующих классов, культурно-политические и религиозно-культовые центры, в последующем — центры торговли). Ведущей формой существования ремесел стала цеховая организация. Цех — городская профессионально специализированная община (организационно отличая от неспециализированной сельскохозяйственной общины), или марка. Первоначально цехи возникли в городах Италии, а в 11—12 вв. — и во Франции, Германии, Англии... В городах Киевской Руси образовывались мастерские, дружины, артели. В цехи стали организовываться не только ремесленники, но и купцы (гильдии), розничные торговцы, музыканты, врачи, садовники и пр. В Индии европейским цехам (в отдаленном смысле) соответствовали организационно не оформленные касты, которые не были институциями (напротив, цех имел печать и кассу). Цеховое собрание мастеров или отдельный мастер являлись собственниками средств производства. Мастер был прежде всего работником, а затем уже организатором производства. Чтобы стать мастером — единоличным владельцем или пайщиком цеха, подмастерье должен был скопить достаточный капитал и, кроме того, изготовить так называемый "шедевр". Несмотря на господствующие коллективные, бригадные формы труда, зачатки наемного труда явственно проступают в цеховой организации. Процесс перехода к капиталистическим отношениям претерпел две стадии. Сначала — борьба за освобождение граждан от сеньориального режима. В этот период проходят "коммунальные революции". Автономия цехов в средневековой Франции была уже, чем в Германии, но затем Франция начинает опережать Германию в общественно-экономическом развитии (чтобы в наше время снова отойти на вторые роли)... Цеховая система начинает распадаться в 16 в., вытесняясь индивидуальными собственниками орудий производства — ремесленниками, затем мануфактурой, фабриками и заводами. Любопытно, что мануфактура в плане рыночных форм повторяет кустарное производство, но исторически развилась из ремесленничества. Технологические преимущества коллективного труда были "перекрыты" частнособственническим интересом. В результате петровских реформ 18 в. в России была воссоздана цеховая организация ремесел. В Германии остатки цеховой системы сохранились до конца 19 в. Затем "эстафету запаздывания" опять перехватила Россия в формате советского социализма. Цеховой устав 14—15 вв. запрещал предпринимательство (что повторилось в период советского социализма).

Отличительная особенность цеховой системы — отсутствие полноценного собственника, который бы обладал правом распоряжения частной собственностью. Цех (средства труда) вообще не подлежал продаже. "Осколками" цеховой структуры в наше время являются различные академии наук и академии искусств, союзы писателей, институт профессиональных союзов и даже экономические школы, тяготеющие к тому или иному университету. ("Профсоюзы — школа коммунизма" — не случайный лозунг, брошенный В.И. Лениным, ибо отражал истинное — ретрофеодальное место социализма в истории). Цех может служить прообразом одной из современных форм хозяйствования — закрытого акционерного общества, а "цеховое принуждение" — ретроспективным аналогом монополии, установленной на сбыт произведенного товара.

Просоциалистические отношения собственности

Социализмом мы называем посткрепостнический период в истории России [17]. Возврат к общинной форме труда (так называемая коллективизация 1928 г.) диктовался сниженной товарностью крестьянских хозяйств, что было связано на тот момент с:

низким уровнем запросов обнищавших от внешних и внутренних войн крестьян;

промышленной разрухой;

невозможностью только что освободившихся от крепостной зависимости крестьян создать в короткий исторический период полноценные хозяйства, что усугублялось запретом на использование наемного труда;

ликвидацией многочисленных частных посреднических структур — перекупщиков сельскохозяйственной продукции, и пр.;

нерациональным распределением земли, которую запрещено было продавать.

Коллективные хозяйства (колхозы) были созданы не с целью, поднять производительность сельскохозяйственного труда, но по причине низкой товарности частнособственнического труда, что ограничивало поступление в город сельскохозяйственных товаров. Существенно более низкая производительность общинного труда (против частнособственнического) ознаменовалась катастрофически низкими урожаями в начале 30-х годов, что, в свою очередь, привело к повторной продразверстке. Много времени было потрачено (в ущерб экономическому развитию) на поиски новых организационных методов общинного труда, на "изобретение" меры колхозно-барщинного труда — трудодней (1931-1966 гг.) и пр. В 1932 г. в СССР была введена паспортизация городского населения, лишавшая крестьян (а также военнослужащих — преимущественно выходцев из села) гражданских прав.

Трудовая книжка, закрепощающая наемного работника на городском предприятии, была введена в 1938 г. С 1940 г. было запрещено увольняться по собственному желанию без разрешения администрации. (После 1956 г. это ограничение касалось только членов коммунистической партии). Правительство присвоило себе право переводить работника в любой район страны. Только с 1956 г. были разрешены увольнения по собственному желанию работника с обязательным предупреждением об этом администрации за две недели. В целом для социализма характерен оплачиваемый (в городе) или неоплачиваемый (в колхозе) обязательный труд, широкое использование рабоидного труда заключенных и солдат. Социализму присущи трудообязательные отношения собственности, а не наемный труд: труд на государственном предприятии был такой же обязанностью и долгом, как и служба в армии. В 1941 г. на долю НКВД (карательно-хозяйственного органа государственной власти, нещадно эксплуатирующего труд заключенных) приходилось 10 — 20\% объема общественного производства. Эта цифра, по некоторым оценкам, может превышать долю рабского труда в его древнеклассический период. Сам факт существования рабоидных форм (основное условие рабства: воспроизводство заключенных и солдат происходит благодаря их притоку извне) вынуждает псевдосвободных граждан под страхом порабощения изнурительно работать, влача нищенское существование. Социализм — красноречивый пример того, что наемный труд нуждается в поддержке со стороны подневольного труда, тогда как в современном капиталистическом обществе эти формы труда — конкуренты, и поэтому заключенные зачастую остаются безработными.

Социалистический директор — тот же хозяйственный посредник, хотя и с ограниченными партийно-правительственной верхушкой правами собственности. Он:

полноправный владелец средств производства на предприятии;

ограниченный в правах:

владелец готовой продукции. Он не может устанавливать произвольные цены, выбирать рынки сбыта и пр.;

распорядитель средств производства;

владелец работников своего предприятия и их распорядитель.

"В большинстве случаев люди не понимают всех тех выгод, которые они могли бы извлечь из того, что на всех без исключения членов общества были бы распространены преимущества, которыми пользуются теперь только немногие, — пишет Ж-Б. Сей [63]. — Такое непонимание происходит от недоверия к книгам, потому что, к сожалению, дурных книг всегда больше, чем хороших, а книги, дающие пустые рассуждения вместо изображения действительных фактов, ведут только к сомнительным результатам; и потому, наконец, что некоторые книги написаны скорее из-за личных соображений, а не внушены любовью к истине и желанием добра". Но даже члены социалистического общества были обделены "равными преимуществами", хотя равенство действительно было присуще основной массе населения Советского Союза (независимо от пола, национальности, вероисповедания и даже партийной принадлежности), но это не было равенство в правах, это было равенство в бесправии.

Для сравнения приведем определения прав собственности, изложенные в "Курсе лекций по институциональной экономике" В.В. Вольчик [16]: "Права собственности понимаются как санкционированные поведенческие отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования. Эти отношения определяют нормы поведения по поводу благ, которые любое лицо должно соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми или же нести издержки из-за их несоблюдения.

Оно охватывает полномочия как над материальными объектами, так и над правами человека (право голосовать, печатать и т.д.). Господствующая в обществе система прав собственности есть в таком случае сумма экономических и социальных отношений по поводу редких ресурсов, вступив в которые отдельные члены общества противостоят друг другу. (Пейович, Фьюробонт). С точки зрения общества, права собственности выступают как правила игры, которые упорядочивают отношения между отдельными агентами. С точки зрения индивида, права собственности выступают как пучки правомочий на принятие решений по поводу того или иного ресурса. Чтобы реализовать свои разнообразные цели, индивид осуществляет контроль над принадлежащим исключительно ему пучком прав собственности. В литературе по теории права собственности наибольшее распространение получила классификация А. Оноре. Она включает:

Право владения, т.е. исключительного физического контроля над вещью.

Право пользования, т.е. личного использования вещи.

Право управления, т.е. решения, как и кем вещь может быть использована.

Право на доход, т.е. на блага, проистекающие от предшествующего личного пользования вещью или от разрешения другим лицам пользоваться ею (иными словами — право присвоения).

Право на капитальную стоимость вещи, предполагающее право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение вещи.

Право на безопасность, т.е. иммунитет от экспроприации.

Право на переход вещи по наследству или по завещанию.

Право на бессрочность.

Запрет вредного использования, т.е. обязанность воздерживаться от использования вещи вредным для других способом.

 

Право на ответственность в виде взыскания, т.е. возможность отобрания вещи в уплату долга.

Право на остаточный характер, т.е. ожидание "естественного возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи или в случае утраты ею силы по любой иной причине".

В чем мы видим смысл правовой классификации)? — Каждое из действий может быть запрещено государством, т.е. или наказуемо, или признано недействительным (не зарегистрированным в общественной памяти и лишенным защиты государства от посягательств "всех и каждого"). С другой стороны, запрет не является личным произволом властителя: своим запретом власть защищает интересы "третьей" стороны.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |