Имя материала: Фундаментальная экономия. Динамика

Автор: Вугальтер Александр Леонидович

Раздел 1. экономические измерения 1. вопросы меры в экономической науке

 

Говорят, что названия всему сущему на Земле дал бог. Может быть. Но число есть результат суто человеческой деятельности; его можно получить только в результате измерений. Когда для целей измерения используют единую меру, такой подход называют кардиналистским (количественным). Если же единая мера как таковая отсутствует, но объекты измерения можно расположить в некотором порядке по предпочтению (по признаку "больше — меньше", "лучше — хуже", "выше — ниже" и т.д.), то такой способ измерения называют ординалистским (порядковым).

Мера, определенная в области непрерывного континуума рациональных чисел, позволяет оценить: массу, время, габариты, мощность, объем потребления, совокупную стоимость и т.п. Это килограммы, секунды, метры, ватты, штуки в месяц, гривны в год... Мера, как и прочие абстракции, обладает обобщающим свойством: так, 5 килограммов гвоздей не отличаются по массе от 5 килограммов воздуха, но 10 метров электрокабеля — это не то же самое, что 10 килограммов того же кабеля и т.п.

Для одной и той же меры определены действия сложения — вычитания: так, можно складывать килограммы карандашей с килограммами капусты (если требуется определить, например, массу грузоперевозок), а амперы одной электрической цепи — с амперами параллельной цепи и т.д. Разные же меры можно перемножать, делить одна на другую, возводить в степень, но сложение разных мер (например, килограммов с градусами или денежных остатков с денежным потоком) бессмысленно.

Мера, определенная в области счетных множеств (натуральных чисел), — это штуки карандашей, биты информации, численность работников, число наименований товара и т.п. (В естественных науках такие величины принято считать безразмерными). Количество "штучных" мер ровно столько, сколько наименований измеряемых объектов: штуки карандашей — это одна мера, штуки ведер воды — другая и т.д. Степень обобщения "штучной" меры та же, что и у наименования объекта. Если, например, не требуется различать карандаши по цвету, то к 5 зеленым карандашам можно прибавить 6 синих и получить 11 "карандашей вообще" и т.п.

Отдельное место в области безразмерных величин занимает структу-рообразная мера, выраженная в долях наперед заданного единого целого. Это радианы, градусы температуры, проценты влажности, баллы экспертной оценки достижений в спорте, индексы цен и т.п. О релевантности аддитивных действий с числами даже одной и той же структурообразной меры нельзя сказать что-либо определенное. Если, например, 10°-ную воду нагреть еще на 10°, то температура воды удвоится; однако если к литру 10°-ной воды добавить еще литр 10°-ной воды, то температура воды останется неизменной.

Нельзя также к 5 баллам полезности яблок прибавить 5 баллов полезности "рабочей силы" и т.п.

Особый случай структурообразной меры — соотношение частот наступления случайных событий. Теория вероятности изучает, какие арифметические действия над измеренными вероятностями допустимы и в каких случаях допустимы и каким образом их следует интерпретировать.

От структурообразной будем отличать комплексную меру — набор (множество, вектор) разнородных параметров, характеризующих некую реальность как целостное образование. Мера-вектор может включать в себя как числовые параметры, так и номенклатуру свойств, концепций и пр.

 

Денежная мера

От общенаучных представлений перейдем к собственно экономическим определениям меры. Особенность экономических измерений базируется на противопоставлении множества натуральных мер единству стоимостной меры.

Приверженцы самых разных экономических теорий неизменно заняты поисками естественной и одновременно монистической единицы измерения разнородных товаров, предлагая в качестве средства экономического анализа то фунт чистого золота, то человеко-час труда, то ютил полезности и даже бит информации. Единого мнения здесь нет. Например, А. Маршалл писал по этому поводу [45]: "При исследовании множественного обмена нам будет удобно всякий раз принимать какой-то определенный товар за масштаб стоимости. Таким образом, этому товару приданы некоторые свойства денег". Но деньги — не единственная мера подобного свойства. Так, подсчет голосов избирателей с помощью избирательных бюллетеней — не что иное, как способ измерения синтетических достоинств каждого из кандидатов, зиждущийся на усредненном мнении народа, где чувствительным элементом "измерительного прибора" служит совокупность субъективных мнений, а бюллетени относятся к техническим средствам измерения. Если с помощью избирательных бюллетеней измеряют человеческие достоинства кандидатов, то с помощью денег можно измерить достоинства и товаров, и работников, и предприятий, и...

Из всего многообразия мер, деньги оказались наиболее сложной мерой — искусственной изначально и объективизированной в результате многократного использования. (Когда подчеркиваем искусственность, то имеем в виду, что для разных культур, имей они идентичную экономику, соотношения цен были бы разными). Что же служит чувствительным элементом при денежном измерении? Ответ находим в образе замкнутого многоугольника соревновательной (игровой, конкурентной) процедуры измерения: потребители — покупатели — продавцы — производители — предприниматели...

Представляя собой синтетическую меру, деньги в то же время не являются по отдельности ни прообразом трудозатрат, ни выражением полезности товара, ни характеристикой целесообразности производства, ни символом богатства, ни иными обособленными сущностями, о которых спорили классики и продолжают спорить современные экономисты. Деньги — многоликая субстанция:

обращаемый юридический документ и мера экономических отношений как единое целое;

средство научного анализа и одновременно объект изучения.

Денежная мера распадается на три понятия:

юридические (реальные) деньги;

денежные знаки;

счетные (виртуальные) деньги.

Юридические (реальные) деньги — правовой документ, инструмент рыночных измерений. Юридические деньги есть мера, относящаяся к области натуральных чисел, ибо их можно посчитать поштучно, как карандаши. Юридические деньги опосредствуют реальное товарообращение, представляя замкнутый поток, обслуживающий разомкнутую цепь товарного потока. Юридические деньги являются ресурсом: их может не хватать, и они могут быть в избытке, пригодны для тезаврации в любой ипостаси. Движение юридических денег учитывают на бухгалтерских счетах предприятий, банковских счетах, в бюджете домохозяйств и пр.; деньгами производят платежи и собирают налоги, они являются инструментом государственного бюджета и одновременно могут быть объектом финансовых манипуляций казначейства... Существенным в определении юридических денег является их модальность. Например, если у Вас на руках некая сумма денег, то это лишь предпосылка того, что кто-то другой сегодня производит тот товар, который Вы завтра сможете купить, если, конечно, не возникнет авария на производстве, не изменится цена товара и Вы не передумаете осуществить покупку... Юридические деньги, являясь чьей-то собственностью, служат мерой труда и доходов, мерой потребительной ценности товара и пр. Юридические деньги подразделяются в правовом отношении на собственно деньги (как собственность покупателя) и денежные номиналы, или товарные деньги (как собственность кредитора).

Денежные знаки — физические носители правового документа: золотые, серебряные, медные и прочего свойства монеты; бумажные купюры; чернильные записи на банковских счетах; биты информации, хранящейся в электронной памяти вычислительной машины; структурированные (кодированные) электрические сигналы, передаваемые по проводам, и т.п. (аналог платиновых или железных гирь, пружин или пьезокристаллов, применяемых в весах).

Счетные (виртуальные), т.е. вычислимые, деньги есть инструмент расчета и учета, аналитическое средство для теоретического сравнения товаров по совокупности присущих им свойств. В процессе теоретических построений не производят измерений, но используют результаты измерений как

Подпись: исходные данные для последующих вычислений. Счетные деньги, в отличие от юридических, и производные от них стоимостные показатели представля¬ют собой меру, определенную на множестве действительных чисел (в том числе иррациональных, например позином производственной функции Кобба — Дугласа). Являясь аппаратом теоретической экономии, понятие счет¬ных денег неоднородно и распадается на два вида:
1)	структурная мера: денежная единица приобретает смысл лишь буду¬чи сопоставленной с неизменной денежной массой (см. определение парци¬альной стоимости). Другой пример структурной меры — недавно вошедшие в практику теоретического анализа так называемые денежные агрегаты (МО, М1, М2, М3) и "ликвидные активы" L, представляющие собой вложенные множества, слагаемые из наличной денежной массы и безналичных денег ("денежных остатков" на руках и банковских счетах соответственно), распо¬ложенные в порядке убывания их ликвидности (с точки зрения легкости доступа к ним собственников денег). Согласно принятой методике подсчета каждое последующее множество включает предыдущее в качестве слагаемо¬го. (Исходя из предположения о неизменности цен (неизменности покупа¬тельной силы денежной единицы) и руководствуясь прогнозом экономичес¬кого развития страны, центральный банк планирует величину темпов прироста агрегата М2 — "реальных остатков", на которые ожидается спрос);
2)	динамическая мера, в основу которой положен принцип неизменнос¬ти цен и стабильности структуры производства, из чего следует взаимно¬однозначное соответствие между денежным и товарным потоками. В счет¬ных деньгах "живет" такая динамическая мера, как система национальных счетов — набор соподчиненных макропоказателей, в которых оценивают экономическую динамику отдельной страны или экономические потенциалы разных сравниваемых между собой стран. (И хотя представляется, что мак¬роэкономические показатели являются продолжением бухгалтерских счетов, в действительности речь идет о разных мерах — виртуальной и реальной).
Выбор меры зависит от целей измерения и непосредственно связан с прогнозированием экономической деятельности. Например, сопоставление цены дома со стоимостью "потребительной корзины" для строительных ра¬бочих позволяет спрогнозировать возможность (невозможность) его возве¬дения в заданные сроки. В то же время стоимостная оценка не самодостаточ¬на: если, например, в "потребительной корзине" будет отсутствовать хотя бы один из витаминов (что не может быть измерено деньгами), то рабочие забо¬леют, и дом не будет построен. Вообще, от денежной меры не следует ожи¬дать вполне определенного ответа на вопрос, что и каким способом измеря¬ют с ее помощью, так как деньги — это "рабочая лошадка", возникшая и "объезженная" в ходе многовековой практики товарного обращения, но ни¬как не научно обоснованная система мер. По сути, золотые и серебряные мо¬неты — это одни измерители, девизы — другие, современная валюта — третьи, денежные агрегаты — четвертые, хотя все они имеют нечто общее в плане целеполагания, благодаря чему сохраняют единое наименование — деньги.

Подпись: Имеющее неоспоримые достоинства и столь же неоспоримые недостат¬ки денежное обращение не является атрибутивным средством хозяйствова¬ния. Собственно говоря, и сам экономический измеритель и сам способ из¬мерения исторически модифицируются, и этот процесс, рано или поздно, приведет к новому качеству. (Сравнительно недавно для характеристики уров¬ня наукоемкости продукции в экономическую теорию была введена новая аналитическая мера — цена одного килограмма совокупного экспорта страны).

Парадоксы соизмеримости
Проблема возникает при попытке сравнивать вещи, не имеющие еди¬ной меры, хотя, на первый взгляд, кажется, что их можно измерить одним и тем же способом.
Время-пространственная и время-массовая меры
Особенности измерения экономических процессов, из-за которых час¬то возникают недоразумения,  рассмотрим на следующих примерах.
1. Скорость и расход. В экономической науке изначально следует различать меру скорости перемещения объекта в экономической среде (как время-пространственную характеристику) и меру расхода ресурсного пото¬ка (как время-массовую характеристику) несмотря на то, что описываются они математически единообразно — первой производной по времени {здесь и далее "масса" употребляется в значении "количество вещества", "количе¬ство товара", "количество денег" и т.п.}. Что касается физических аналогий, то ясно, что одно дело — скорость движения отдельной капли воды и совсем иное — расход воды; в экономической науке эти различия не столь очевидны.
В фундаментальной экономии будем изучать разнообразные экономи¬ческие пространства. Так например, для описания денежного обращения было бы удобным ввести понятие денежного пространства, представленно¬го множеством субъектов рынка. Скорость движения отдельного денежного знака ("меченой купюры") от одного субъекта рынка к другому будем изме¬рять величиной, обратной среднему периоду времени, необходимому для ее передачи tQ. Пусть по "пути", длиной
1 = h + h + 13 +...+ ^ где   1t   — именные единицы субъектов рынка, через которые с некоторой скоростью L движется "меченая купюра", например:
L = 1/t0 = 0.1 субъектов/мес. В таком случае время достижения "меченой купюрой" конечного субъекта рынка 1д составит:
t = 1/L = 9 х 10 = 90 мес.
При этом расход денежного потока (суммы денежных номиналов, про¬ходящих через руки каждого субъекта рынка в единицу времени) непос-

Подпись: редственно не связан со скоростью движения "меченой купюры" и может быть представлен любой отвлеченной величиной, например:
M = 100 руб./мес.
Аналогичные трудности могут возникнуть при описании товарного про¬изводства: одно дело — скорость продвижения по технологической цепи "ме¬ченого изделия", совсем иное — расход потока конечной продукции (обычно называемый мощностью производства, или объемом выпуска). При описа¬нии производственного процесса может оказаться полезным представление о "производительном пространстве" — цепи технологических (юридичес¬ких) переделов, через которые последовательно проходит будущее изделие. Как видим, скорость и расход несоизмеримы.
2. Масса и расход. Рассмотрим далее различия между массовыми и расходными характеристиками с точки зрения способа измерения, для чего экономику страны образно представим в виде бассейна реки, в которую впа¬дает множество притоков. Масса воды в бассейне реки (аналог национально¬го богатства как совокупной цены всего, что наличествует на момент учета) равна сумме масс воды, одномоментно находящейся как в основном русле реки, так и в ее притоках. Напротив, расход воды, измеренный в нижнем течении основного русла (аналог совокупного потребительного дохода), уже включает сумму расходов ее притоков. Если же сложить измеренную величи¬ну расхода воды в основном русле реки с расходом воды в ее притоках (на¬подобие сложения масс), то получим удвоенную сущность. Так и в экономи¬ческой науке: расход совокупной стоимости потребительных товаров уже включил в себя стоимостные потоки всех иных технологических переделов (добычу сырья, производство средств труда, нетоварное производство и др.). По этой причине суммирование совокупного потребительного дохода с сово¬купными инвестициями (как если бы это были денежные массы, а не расход денежных потоков), что принято при расчете ВНП, означает не что иное, как повторный счет: ведь совокупные инвестиции (амортизационные отчисле¬ния и прибыль) являются чьей-то наймоплатой, однажды уже учтенной как потребительный доход. Таким образом, масса и расход несоизмеримы.
Несоизмеримость цен
Цены товаров несоизмеримы. Действительно, цена есть отношение уп¬лаченной суммы денег к количеству товара в натуральном измерении, напри¬мер: 2 гривны за 1 килограмм мяса; 40 гривен за 1 погонный метр полотна; 1000 гривен за 1 квадратный метр земли близ Киева... Иллюзия соизмеримо¬сти возникает из-за того, что кажется, будто цена измеряется в гривнах (как остаток денег на руках) [17]. Вот что пишет В.А. Бессонов [7]: "Непосред¬ственно несоизмеримые совокупности состоят из элементов, которые не могут быть суммируемы. Например, совокупность цен некоторого множества това¬ров и услуг не является соизмеримой хотя бы потому, что цены разных това¬ров и услуг, вообще говоря, имеют разную размерность. Даже если бы все цены в данной совокупности имели одинаковую размерность (скажем, руб./кг), то и в

Подпись: этом случае совокупность не была бы соизмеримой, так как цены нельзя суммировать. Заметим, что различие размерностей элементов совокупности является достаточным условием для того, чтобы совокупность не была соиз¬меримой, но не является необходимым. Очень часто совокупности, элементы которых имеют одинаковую размерность, нельзя считать непосредственно соизмеримыми. Так, производство меди и золота можно измерять в тоннах, но было бы некорректно строить индекс объемов производства цветной ме¬таллургии на основе суммарной массы произведенных металлов". Как видим, В.А. Бессонов чувствует несуразность, но не находит ее истоков: 1 кг яблок можно осмысленно сложить с 2 кг карандашей, когда речь идет о грузопере¬возках. Несоизмеримость же цен означает невозможность содержательно сравнивать по цене разнородные товары, однако можно сравнивать по сто¬имости товарные потоки.
Несоизмеримость предельных полезностей
Предельные полезности товаров несоизмеримы. Действительно, предель¬ная полезность есть отношение приращения полезности товара к прираще¬нию объема его потребления в натуральном измерении, например: 2 ютила на 1 килограмм мяса, потребляемого в течение 1 месяца; 40 ютил на пару обуви в месяц; 5 ютил на литр вина в день... Здесь иллюзию соизмеримости создает представление, будто предельная полезность измеряется в ютилах (как полезность), а не как разнородная удельно-расходная величина.

Пространство неизмеримых объектов
Известно, что не все можно измерить. То, что не измеримо, не может называться "величиной" и к нему не применимы понятия "больше", "меньше", "равно", а также "скорость", "ускорение". Некоторая тонкость состоит в том, что математические идеи отнюдь не всегда связаны с измеримыми величина¬ми (например, бесконечно малая величина, бесконечно большое множество и пр.), что, однако, в ряде случаев не мешает получать вполне осмысленные результаты. Здесь же речь пойдет о неизмеримых объектах, которым придана лишь видимость измеримых, что неизбежно приводит к логическим ошибкам.
Когда говорят, что качество одного изделия вдвое лучше другого, то при этом вовсе не собираются умножать некоторое число на два. Это пример интуитивно-образного мышления. Ниже перечислим примеры "вольного об¬ращения" с несоизмеримыми объектами, ставшие "классическими":
1)	гедонистический "закон" Бернулли — Лапласа, устанавливающий лога¬рифмическую зависимость получения духовного удовлетворения от величи¬ны удовлетворения физического;
2)	"закон" Крамера, согласно которому получаемое удовольствие про¬порционально корню квадратному из величины богатства;
3)	"закон" Бентама, утверждающий, что заработная плата является моно¬тонной функцией от величины затрат труда (в их интуитивном понимании);

"закон" Госсена убывания предельной полезности, определяющий цену товара как функцию от приращения величины ощущения счастья в результате приобретения покупателем "последнего атома" товара;

кривые спроса-предложения Маршалла, выражающие гипотетическую зависимость между ценой и объемом покупок-продаж, заданную совпадением желаний покупателя и продавца купить-продать определенный товар в желаемом количестве по желаемой цене, и др.

Приведенные примеры в корне отличаются от измеримых психологических объектов, внешне схожих с ними, как-то:

психофизический закон Вебера — Фехнера: сила ощущения пропорциональна логарифму от интенсивности раздражителя;

психофизический закон Стивенса: сила ощущения пропорциональна экспоненте в степени, равной интенсивности раздражителя, и др.

Заметим, что принятие постулата о неизмеримости "поведенчества" субъектов экономических отношений делает любые умозаключения на сей счет непогрешимыми и неопровержимыми в принципе, причем с не согласными не спорят, а конформистов завлекают в круг "посвященных". Так, Э. Бем-Баверк писал [6]: "...вопрос о правильности нашей теории решается не тем, верны ли рассматриваемые нами количественные определения, а только тем, действительно ли они совершаются в жизни. А что люди на практике постоянно прибегают к таким количественным определениям, — это несомненный факт. [Какой же смысл теоретизировать по поводу несомненного факта? — Автор]. Мы утверждаем, что величина ценности материальных благ определяется величиной выгоды, какую человек получает от них. Нам возражают, что так как наши ощущения "несоизмеримы", то величина выгоды, получаемой нами от материальных благ, совершенно не поддается определению. Мы отвечаем и доказываем, что ...правильный расчет выгоды, получаемой нами от материальных благ, приводит именно к правильному определению ценности, неточный — к неточному, неверный — к неверному определению ценности, каких встречается бесчисленное множество в нашей хозяйственной жизни. Но неверный расчет точно так же служит для правильного объяснения неверных определений ценности, как правильные расчеты служат для объяснения верных определений ценности". Однако неизмеримость полезности, на чем настаивает Э. Бем-Баверк, как раз отрицает возможность делать какие бы то ни было расчеты, а значит, не позволяет устанавливать их правильность или ошибочность.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |