Имя материала: Экономическая теория.

Автор: Галина Афанасьевна Маховикова

1.2 меркантилизм – первая школа политической экономии

 

Экономическая теория как наука, т. е. система знаний о категориях и законах, начала оформляться в период становления капитализма (конец XVI – начало XVII в.). Буржуазия первоначально действует не в производстве, а в сфере обращения, где она занимается торговлей и операциями с деньгами, которые стали олицетворением богатства. Поэтому первым экономическим учением стал меркантилизм (от итал. merkante – торговец). Сущность меркантилизма:

 

Богатство – это прежде всего золото, на которое можно все купить. Его приносит торговля, главным образом – внешняя, значит, золото следует ввозить, не допуская вывоза, а потому исследовать надо только сферу обращения.

 

Меркантилизм возник как попытка теоретического обоснования политики, отстаиваемой купцами.

Еще в конце XIV в. английский король Ричард II обратился к лондонским купцам с вопросом о том, что нужно сделать для спасения Англии от финансовой гибели. Купцы ему ответили: «Мы должны стараться покупать у иностранцев меньше, чем продавать». Этот принцип сделался основным как для политиков, так и для теоретиков меркантилизма. Понятием, близким меркантилизму, является камералистика.

Камералистика  (лат. сamera – дворцовая казна) – это направление в развитии германской экономической мысли XVII–XVIII вв., предшествовавшее немецкой буржуазной политической экономии и представлявшее собой совокупность административных и хозяйственных знаний по ведению камерального (дворцового, в широком смысле – государственного) хозяйства. С середины XVIII в. в германских университетах стал читаться курс камеральных наук. Во второй половине XIX в. камералистика преподавалась и в русских университетах.

Меркантилистическая политика государства прошла два исторических этапа. Ранний период (XV – начало XVI в.) был связан с первоначальным накоплением капитала, когда выяснилось, что исходным пунктом всякого предпринимательства являются деньги, на которые нанимаются рабочие и покупаются необходимые для бизнеса товары. Поэтому экономическая политика правителей на этом этапе состояла в привлечении в страну денег, драгоценных металлов и их носителей – заморских купцов, «гостей», для которых строились специальные складские помещения, так называемые гостиные дворы, до сих пор украшающие многие города мира. На втором этапе (XVII–XVIII вв.) правители и их советники поняли, что самый надежный способ привлечь деньги в страну – развивать производство экспортных товаров. Поэтому государственная власть стала насаждать промышленное производство, покровительствовать мануфактурам.

Этим двум стадиям в политике меркантилизма соответствуют и две стадии в развитии теории меркантилизма. На раннем этапе он выступал в форме монетаризма (от англ. money – деньги), для которого характерна идеализация серебра и золота как единственной формы богатства. Монетаристы выдвинули теорию «денежного баланса», в соответствии с которой они рекомендовали запретить вывоз денег из страны.

По образной характеристике Ф. Энгельса, «нации стояли друг против друга, как скряги, обхватив обеими руками дорогой им денежный мешок, с завистью и подозрительностью озираясь на своих соседей». (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 544). Политика монетаризма тормозила развитие международной торговли.

На втором этапе меркантилисты обратились к исследованию сферы не денежного, а товарного обмена. Была разработана теория «торгового баланса».

В отличие от ранних поздние меркантилисты не запрещали вывоз денег из страны, рекомендуя увеличить экспорт промышленных товаров, обложить иностранные товары высокими пошлинами, покровительствовать национальной экономике, т. е. осуществлять политику протекционизма (от лат. protectio – покровительство, защита).

Представителями меркантилизма являются Т. Мен, А. Монкретьен, У. Стаффорд, Кольбер; в России – Ордин-Нащокин (1605–1680), Петр I (1672–1725), И. Т. Посошков (1652–1726) и др.

Особого внимания среди меркантилистов заслуживает человек, который ввел в научную литературу термин «политическая экономия». Это был французский подданный Антуан Монкретьен де Ваттевиль (1575–1622), живший во времена Людовика XIII. Познакомившись в Англии с учением меркантилистов и став свидетелем бурного развития английского хозяйства, торговли, ремесел, Монкретьен сделался активным сторонником развития во Франции национальной промышленности и создания государственного хозяйства, в чем пытался убедить и короля. С этой целью в 1615 г. он опубликовал свое единственное экономическое произведение «Трактат политической экономии для короля и королевы», посвятив его молодому Людовику XIII и королеве-матери. Как все меркантилисты, Монкретьен ратует за стимулирование вывоза товаров и за ограничение их ввоза. Иностранных купцов он сравнивает с насосом, который выкачивает из страны ее богатство. В то же время у него встречается более глубокий взгляд на природу богатства, чем простое отождествление его с золотом, что нашло отражение в самом названии его книги. Как же толковать это название? Слово «экономия» (законы домоведения) заимствовано им у древних греков. «Политейя» в переводе с греческого – общественное устройство. Значит, «Трактат политической экономии» можно перевести как «Трактат о законах общественного хозяйства». Вряд ли Монкретьен предполагал, что дает название новой науке. Однако термином «политическая экономия» он явно хотел подчеркнуть важность для Франции создания национального хозяйства. Заслуга А. Мон-кретьена не только в том, что он дал своей книге такое удачное имя. Главное – в другом: это было одно из первых в Европе сочинений, специально посвященных экономическим проблемам. В нем выделялся особый предмет исследования, отличный от предмета других общественных наук.

 

Политическая экономия объявлялась наукой о законах развития общественного хозяйства.

 

С выходом в свет книги Монкретьена экономическая наука более 300 лет развивалась как политическая экономия. И лишь в последнее столетие появилась альтернативная терминология: «экономикс», мейн-стрим, экономическая теория и др. Но об этом речь пойдет ниже.

В России капитализм начал развиваться позже, чем в странах Западной Европы. Поэтому русский меркантилизм возник лишь во второй половине XVII в. и не существовал в «чистом» виде.

Так же как западноевропейские меркантилисты, первые русские политэкономы заботились об увеличении товарооборота внутри страны, стремились устранить конкуренцию иностранных купцов, вводя высокие таможенные пошлины. Но в отличие от западных русские меркантилисты не ограничивали свои наблюдения сферой обращения, не отождествляли богатство только с деньгами. Внешнюю торговлю они рассматривали как средство развития промышленности и сельского хозяйства. Первым защитником этих идей выступил государственный деятель А. Л. Ордин-Нащокин (1605–1680). Экономическая программа Ордин-Нащокина предшествовала реформам Петра I, которые строились на теории меркантилизма, но имели значительные отличия от нее, обусловленные особенностями России. Своеобразной «программой» этих реформ явилась «Книга о скудости и богатстве» И. Т. Посошкова (1652–1726), которая принадлежит к числу выдающихся произведений не только русской, но и мировой экономической литературы. Не сводя богатство к деньгам, Посошков различал богатство вещественное и невещественное. Под вещественным богатством он разумел богатство государства (казны) и богатство народа. Под невещественным – «истинную правду», т. е. законность, правовые условия, хорошее управление страной, – те ценности, которые сегодня мы называем «институтами». Поэтому Посошкова можно назвать предтечей российского институционализма. Источником богатства он называл производительный труд, а причинами скудости – отсталость сельского хозяйства, недостаточное развитие промышленности, неудовлетворительное состояние торговли. Для уничтожения скудости и достижения богатства Посошков предлагал два условия:

1 уничтожить праздность и заставить всех людей прилежно и производительно работать;

2 решительно бороться с непроизводительными затратами, осуществлять строжайшую экономию.

В лице Посошкова русская экономическая мысль конца XVII – начала XVIII вв. прочно стояла на уровне мировой экономической мысли того времени.

Оценивая меркантилизм в целом, можно сделать следующие выводы:

1 Источник богатства меркантилисты видели в деньгах. Их теоретические попытки объяснить погоню за деньгами сыграли важную роль в возникновении классической политической экономии. Сам же меркантилизм еще не стал действительной наукой. Его можно назвать предысторией буржуазной политической экономии.

2 Действительная наука началась с тех исследований, которые перешли от анализа обращения (торговли) к анализу производства.

Меркантилизм исторически изжил себя в новой эпохе, когда в экономике стал господствовать не торговый, а промышленный капитал.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 |