Имя материала: Экономическая теория

Автор: Иохин В.Я.

Глава 37. переходная экономика: общие принципы и российская действительность

1. Содержание переходности

Переходная, трансформационная экономика предполагает движение от одного ее состояния к другому. Причем эти состояния, по всей вероятности, должны характеризоваться определенной устойчивостью в длительном историческом периоде. В то же время переходной экономике в целом должна быть свойственна неустойчивость, подвижность. Очевидно, при этом необходимо признать некоторые существенные изменения в самом основании общества, в системе принципов и факторов, когда одни из них начинают утрачивать ведущую роль и отходят на задний план, а другие усиливают свою значимость и влияние в социально-экономических процессах.

При поступательном движении экономики из менее развитых и зрелых состояний в более зрелые и совершенные имеет место сочетание элементов отживающей, затухающей и набирающей силу экономических систем. Это должно отражаться на природе и структуре производственных (экономических) отношений, которые, как мы уже знаем, изменятся в результате развития производительных сил, общественного разделения труда и обобществления производства, а также изменений в политической структуре власти, социально-правовых отношениях. В то же время происходящие преобразования в экономических отношениях требуют трансформации и в элементах производительных сил, и системе организационных отношений производства, и системе социально-правовых отношений, и структуре государственной власти.

 

Многоукладность

Для анализа переходной экономики наиболее приемлемым является введенное в научный оборот В.И. Лениным понятие «уклад», которое довольно широко использовалось советской экономической наукой. Правда, необходимо обратить внимание на то, что данное понятие ограничивалось рамками хозяйственной деятельности, экономики, т.е. речь шла о хозяйственном укладе. Однако более правильно было бы говорить об общественно-экономическом укладе, который не только ограничивается спецификой экономических отношений, но и  включает в себя

идеологические, этические, культурные, а также политические аспекты жизнедеятельности людей. Иначе говоря, речь должна идти не просто о способе хозяйствования, а об образе жизни тех или иных социальных слоев общества. Если обратиться к уже известным нам категориям «способ производства» и «общественно-экономическая формация», то уклад в большей степени тяготеет по своему содержанию к «формации» как всей совокупности общественных отношений.

Уклад — наиболее удачный термин с точки зрения как семантики русского языка, так и выбора научного инструментария для анализа социально-экономических процессов. Уклад — это емкое и четкое понятие, используемое для характеристики жизнедеятельности социальных групп и слоев общества, их общественно-экономического бытия.

В качестве иллюстрации обратимся к мелкому предпринимательству, или к мелкотоварному укладу. Само определение уклада говорит о том, что хозяйственный склад жизни данного слоя людей базируется в значительной степени на участии самого предпринимателя в трудовой деятельности. Это предприниматели-труженики, над которыми довлеют этические нормы и культурное наследие соответствующей нации.

Однако хозяйственный быт, экономические отношения не могут не сказываться на их идеологических и политических устремлениях, поведенческой психике, оценках происходящих процессов и явлений. И то, что было подмечено и высказано В.И. Лениным относительно двойственной природы простого производителя: труженика и капиталиста (предпринимателя), вряд ли возможно и необходимо опровергать. Неприемлемой является лишь постановка вопроса о преодолении этой двойственности путем искоренения данного социального слоя. В настоящее время, равно как и в относительно длительном периоде, подобная перспектива не просматривается, и она маловероятна. И с этим необходимо считаться, как с объективной данностью. Во всех странах предприниматели

— довольно солидный социальный пласт общества, который не может проигнорировать любое политическое движение.

Что же касается истории развития человечества, то она демонстрирует многоукладный характер общественного производства с тех пор, как человечество переступило через порог первобытной стадии. Разложение общины, образование семьи и частной собственности уже свидетельствуют о разрушении моноукладной экономики и возникновении частнособственнического уклада, который еще долго был неразрывно привязан хозяйственной пуповиной к общине. Но процесс начался. Поэтому вне зависимости от того, какие у нас существуют представления о ступенях, стадиях в эволюции тех или иных социально-экономических систем, мы должны признать существование в каждый конкретный период многообразия социально-экономических отношений как следствие сосуществования разнообразных социальных групп, слоев, классов.

Если возникла частная собственность и простое товарное производство, то это не означало исчезновения автократического замкнутого хозяйства, равно как и появление в том или ином обществе рабовладельческого уклада не означало устранение с арены общественной жизни автократического или простого товарного производства. Устранение рабовладения и замена его феодальной зависимостью не исключали ранее существовавшие уклады. Развитие товарного производства и денежного хозяйства, возникновение капитала и основанного на его базе соответствующего уклада не устраняло в одночасье все предшествующие формы социально-экономической жизни.

Причем сам капитализм в дальнейшем являет собой уже далеко не однородное явление. Об этом наглядно свидетельствует современная действительность. Ведь нельзя игнорировать сосуществование частнособственнического уклада, базирующегося на индивидуальной и партнерской формах частной собственности, с олиго- и монополистическим

укладами, имеющими в своей основе корпоративную форму собственности. Одновременно с ними, как и на протяжении всей истории, функционирует и государственный уклад, в основе которого лежит этатическая собственность. Однако с момента своего возникновения в глубокой древности продолжает существовать и мелкотоварный уклад, базирующийся на индивидуальной трудовой собственности. Мало того, все большую силу набирает зародившийся в недрах капитализма «социалистический уклад» в форме коллективной собственности, или народных предприятий.

Довольно широкая гамма укладов, их удивительное соединение указывают на весьма сложную структуру социально-экономических отношений в любом обществе, но особенно в современном, с развитой рыночной экономикой. Нельзя говорить о том, что экономические интересы на всех срезах имеющихся укладов совпадают. Они могут совпадать по отдельным аспектам хозяйственной деятельности, принципам функционирования экономики, но по другим могут быть и противоположными.

 Многообразие укладов в экономической системе проявляется в рыночных структурах: незначительно — в чистой конкуренции, но в большей степени — в монополистической конкуренции, олигополии и монополии. Причем роль и социально-экономическая значимость в обществе того или иного уклада проявляются в динамике и сдвигах, происходящих в рыночных структурах.

Нельзя согласиться с точкой зрения, согласно которой многоукладность — признак переходности экономической системы из одного состояния в другое. Когда окончательно побеждает господствующий уклад, трактуемый как способ производства, другие уклады якобы полностью устраняются либо играют малозначительную роль, а на основе господствующего уклада образуется единая социально-экономическая формация. Поэтому уклады усматривались в тех способах производства,

 которые либо отживали свой век, либо вновь возникли, но еще не трансформировались в господствующий способ производства.

Следует признать, что многоукладность — это перманентное состояние социально-экономических систем, в которых постоянно происходят смещения и сдвиги в структуре функционирующих укладов. Такой подход позволяет избежать необходимости теоретических обоснований неизбежных революционных переворотов в общественной жизни и сконцентрировать внимание на эволюционном типе происходящих социально-экономических преобразований в обществе. Что касается российской действительности, то она вновь демонстрирует путь революционных преобразований, которые в силу своего криминального содержания опять-таки оказались направлены против мелкотоварного уклада, так как последний оказался не защищенным государством от преступного мира. Это одна из главных причин, почему мы до сих пор не имеем «миллион» частных собственников.

 

Типы современной переходности

Обращаясь к переходности, необходимо осознать всю важность социально-экономического и этико-культурного содержания данного понятия применительно к современной действительности. Мир находится в невиданном по своим масштабам движении в связи с началом великого перелома в развитии цивилизаций под влиянием зарождающейся технологической революции и переосмыслением системы экономических и этико-культурных ценностей. В результате этих процессов мир столкнулся с невиданными и нарастающими противоречиями. Мы можем с уверенностью утверждать, что принцип бифуркации, отчетливо проявившийся в нашей стране в связи с перестройкой, проявляется и в мировом сообществе. Не углубляясь в анализ геополитических проблем современности, которые также указывают на возникшую угрозу мировых социально-политических

катаклизмов, остановимся на трех наиболее важных направлениях переходности. В связи с этим необходимо выделить соответственно три группы стран.

К первой группе следует отнести все промышленно развитые страны и ряд стран, сделавших решительные шаги в направлении индустриального общества. Перед ними стоят проблемы переходности в постиндустриальное, или, лучше сказать, духовно-информационное общество, решение которых сопряжено со сменой социально-экономической парадигмы развития, заменой или значительным обновлением существующей системы ценностей. В связи с этим на первый план выходят проблемы аксиологии в качестве определяющих моментов, ориентиров и целевых установок новой парадигмы. Следует отметить естественно-исторический аспект данной переходности, обусловленный всей предшествующей историей социально-экономической эволюции. Однако и здесь можно ожидать «непредвиденных» поворотов в судьбе отдельных стран в связи с необходимостью поиска относительно безболезненных способов и методов трансформации общества, затрагивающей самые глубинные духовно-этические основы «западного» общества.

Конечно, эти трансформационные процессы могут сопровождаться и дополняться новыми как внутренними, так и внешними моментами. Обращает на себя внимание проблема господства финансового капитала и финансовой олигархии и определения их места в новом обществе, а также их взаимоотношений с остальным миром. Следовательно, возникает вопрос о внутренних и внешних ограничителях их властных устремлений. Сохранение тенденции к усилению роли транснациональной и международной олигархии в вершении судеб мира не может не породить противодействия прежде всего остальной части мирового сообщества, не говоря уже о национальном человеческом капитале, который, будем

 

надеяться, не станет удобной ширмой для прикрытия неблаговидных деяний финансового капитала.

Вторую группу образуют так называемые развивающиеся страны, которые уже столкнулись с сильными разочарованиями в своем стремлении к становлению индустриального общества и сближению по уровню своего развития с развитыми странами. Пропасть между ними за последние 30—40 лет не только не сократилась, но и увеличилась. Тем не менее все эти страны находятся в состоянии социально-экономической переходности от нищеты и дискриминации к относительно достойному образу жизни, достигнуть который без индустриализации общества невозможно. К тому же нарастание поляризации между Севером и Югом чревато весьма существенными осложнениями международных отношений и дифференциацией мирового сообщества со всеми вытекающими отсюда негативными экономическими, политическими, военно-стратегическими последствиями.

Наконец, третью группу образуют страны «постсоциалистического» пространства, включая и выделяя Россию. Эти страны добились определенных успехов в индустриальном развитии, а также в таких социальных сферах, как образование, здравоохранение, наука и культура, но отстали от развитой части мирового сообщества в технико-технологическом и экономическом аспектах. Главная и весьма важная отличительная особенность этих стран — высокая степень развития человеческого фактора, человеческого капитала, главной производительной силы общества. Это указывает на наличие относительно благоприятной предпосылки адаптации национальных экономик к современным технологиям и передовым формам организации производства. Основной же недостаток человеческого фактора заключается в относительной инертности и слабом проявлении предприимчивости, являющихся следствием условий его формирования и функционирования

 

2. Командная экономика: минусы и плюсы

К основным недостаткам государственно-социалистической экономической системы следует отнести целый ряд обстоятельств, которые в определяющей степени оказали сдерживающее влияние на научно-технический и социально-экономический прогресс в России.

 

Упущенные возможности

Прежде всего обращает на себя внимание всеобщая зарегулированность практически всех общественных отношений и прежде всего экономических, которые были пронизаны отношениями директивного планирования со всеохватывающим диктатом центра. Предпринимавшиеся с 60-х гг. попытки реформирования экономики были весьма робкими. Последовательность и успех реформ в то время могли быть обеспечены еще сильным центром, который в 80-е гг. начал утрачивать свои позиции в результате эрозии власти, руководства КПСС.

Уже в то время требовались преобразования отношений собственности хотя бы в рамках общественной собственности. Речь идет о коллективных хозяйствах (колхозах), которые функционировали не как обособленные коллективные собственники, а как составная часть государственной собственности, а также о необходимости создания народных предприятий, включая и процессы трансформации уже имеющихся государственных предприятий.

Первые преобразования в данной области, начавшиеся во второй половине 80-х гг., протекали на фоне продолжающегося деформирования и ослабления государственной власти. В результате эти процессы пошли по пути формирования паразитарной экономики в форме кооперативов. Их паразитическое, а не созидательное начало было обусловлено тем, что они оказались дополнительными посредниками и в производстве, и между

производством и торговлей. Результаты хозяйственной деятельности реального сектора экономики начали присваиваться этими вновь созданными структурами, что подрывало финансово-экономические основы промышленных предприятий, трудовых коллективов и положило начало преступным формам накопления богатства.

Из-за существования бюрократическо-директивных форм управления народнохозяйственным комплексом, сферами и отраслями производства, отсутствия хозяйственной самостоятельности и маневра у предприятий и объединений при всеобъемлющем государственном регулировании цен уровень эффективности общественного производства оказался неудовлетворительным. Причем имелась в виду только экономическая эффективность, тогда как коммунистическая идеология и целевые установки социально-экономического развития позволяли перейти к оценке социально-экономической эффективности с учетом социально-экологической составляющей. Стремясь приблизиться по уровню потребления к Западу, страна упустила шанс направить экономику в принципиально новое этико-экологическое русло развития. Движение в данном направлении, очевидно, позволило бы создать специфическую экономику, сориентированную не на словах, а на деле на достижение социально-экологического благополучия человека.

Возникла парадоксальная ситуация, обусловленная наличием экономической системы с механизмом полной зарегулированности меновых отношений и стремлением к оценкам экономической эффективности в соответствии с принципами рыночной экономики. В конечном счете оказывались невостребованными результаты научных исследований и опытно-конструкторских разработок. К тому же у товаропроизводителей отсутствовали экономические стимулы для использования технических новинок и совершенствования форм организации производства.

 

Если говорить о структуре национального, региональных и местных рынков, то все они характеризовались господством либо монополий (монопсоний), либо олигополий. Таким образом, рыночный механизм подвергался двойной деформации: с одной стороны, отсутствовал даже незначительный сегмент экономики со свободным ценообразованием (не считая черного рынка), с другой — был установлен диктат со стороны товаропроизводителей. Такая структура рынка была предопределена плановой заданностью структуры производства в отдельных отраслях, их комплексах и народном хозяйстве в целом.

Именно эта заданность обусловливала жесткие технико-технологические и финансово-экономические взаимосвязи между хозяйствующими субъектами. Игнорирование данной особенности нашего народного хозяйства в дальнейшем мгновенно привело к дерегулированию национальной экономики, которое разрушило устоявшиеся связи и вызвало крах промышленных, а затем и сельскохозяйственных комплексов.

Не менее важным недостатком бывшей экономической системы являлось несовершенство трудовых отношений. Это, пожалуй, одно из наиболее уязвимых мест так называемой социалистической системы, в которой провозглашалось «царство» труда, его приоритет, первостепенная значимость в формировании стоимости и создании богатства нации. На деле мотивация к творческому, созидательному труду, материальная заинтересованность в трудовой деятельности сводилась на нет различными способами и методами уравниловки в оплате труда. Тем не менее достоинством являлась гарантированность занятости, отсутствие беспокойства за будущее, высокая степень социальной защищенности людей труда. Опять-таки правящий режим упустил возможность реального соединения трудящихся с собственностью на средства производства, закрыв тем самым путь к предпринимательской и трудовой активности коллективов предприятий.

Отрицательную роль играл и разрыв между технологиями военного и гражданского назначения. Несмотря на то, что наше государство добилось военного паритета с США, научно-технические достижения ВПК оставались «вещью в себе» и в весьма ограниченных масштабах использовались для поддержания относительно приемлемого технического уровня в отдельных отраслях гражданской промышленности. В результате военная промышленность в полном своем объеме становилась парапроизводством, или квазипроизводством, что явилось определяющим фактором дисбаланса в народнохозяйственном комплексе, национальном рынке, следствием которого и необходимо рассматривать хронический товарный дефицит. Ситуация усугублялась бременем расходов государства на содержание армии и флота.

Социальные достижения

Положительными моментами прежней социально-экономической системы являются высокая степень социальной защищенности населения, относительное равенство в системе образования, здравоохранения и культуры, всемерная поддержка науки и прежде всего фундаментальных и прикладных исследований, формирование коллективистских начал, общественного интереса и неприятие эгоцентризма, воспитание и поддержание высокого уровня нравственности и морали. В течение всего пореформенного периода не только ликвидируются и девальвируются все эти достижения и успехи, но и идет искусственное насаждение аморальных и безнравственных принципов жизнедеятельности людей, сопровождающееся снижением образовательного уровня, ухудшением состояния здоровья подрастающего поколения.

Сложившийся баланс достоинств и недостатков существовавшей экономической системы требовал осторожного, взвешенного эволюционного процесса реформирования с сохранением ее  положительных    сторон исходя

из требований национальных традиций и особенностей системы ценностей и идеалов русского и других народов России. Именно постепенная трансформация сложившейся системы хозяйствования в направлении формирования и совершенствования рыночной экономики была призвана обеспечить успех реформирования хозяйственной деятельности в интересах экономического роста, повышения уровня жизни народа.

Однако отказ от национальных традиций и системы ценностей в пользу либеральной идеологии западного (вернее, американского) образца, революционная ломка экономических отношений, отношений собственности, политических и государственных институтов обернулись невиданным социально-экономическим и политическим кризисом.

Попытки убедить общественность в неизбежности падения производства, снижения уровня жизни народа как непременных атрибутов процессов реформирования опровергает практика Китая, придерживающегося до сих пор коммунистической идеологии и осуществляющего действительно реформаторские мероприятия в интересах развития национальной экономики.

При этом не следует забывать, какую экономическую базу имели Китай и Россия в предреформенный период. Китай пережил перед этим невиданные по своим негативным последствиям два социально-экономических потрясения: «большой скачок» и «культурную революцию», которые, можно сказать, подвели экономику и политическую систему страны к грани краха. И тем не менее при сохранении планирования и жесткого государственного регулирования национальная экономика Китая, вступившая на реформаторский путь в 1978 г., добилась за 20 последующих лет колоссальных успехов. Среднегодовые темпы прироста национальной экономики близки к 10\%, доходов населения — превышают 7\%, сбережений населения — 33,5\%. Охват директивным планированием промышленного производства снизился с 95\% до 5\%. И тем не менее в выпуске валовой

промышленной продукции на государственный сектор приходится более 45\%, коллективную собственность — около 40\% и индивидуальную собственность — менее 5\%.

Эти цифры ошеломляют. Они отражают как непрерывный поступательный социально-экономический прогресс, так и процесс институционального реформирования, которое базировалось на четком различении и использовании специфики присвоения на основе отношений собственности и отношений хозяйствования. В Китае, проводившем реформы 20 лет, в руках государства еще остается около 1/2 промышленного производства, тогда как в России за три неполных года было приватизировано 70\% предприятий промышленности, включая крупнейшие индустриальные гиганты. Результат — прямо противоположный: среднегодовые темпы прироста промышленного производства за шесть лет реформ тоже находятся в пределах 10\%, но со знаком минус. За эти годы страна сократила производство ВНП более чем на 50\%.

Рассматривая характерные черты переходной экономики, необходимо исходить из различных состояний или ступеней (стадий) развития экономики и общества. Несмотря на то, что экономическая система в исследованиях рассматривается как бы в чистом виде, тем не менее нельзя забывать о том, что сама экономика находится в некой духовно-культурной среде и постоянно испытывает на себе ее воздействие через каждого и всех одновременно. Поэтому, говоря о переходности экономики, необходимо говорить в определенном смысле о подвижности, изменчивости и самого общества, которое не может не испытывать на себе влияния изменяющихся экономических отношений.

Однако следует давать себе отчет в том, что духовно-культурная составляющая жизнедеятельности общества претерпевает весьма и весьма незначительные изменения по сравнению с его социально-экономической составляющей. Причем эта духовно-культурная среда придает национальный

колорит, национальную особенность одним и тем же по своей природе экономическим отношениям, что в свою очередь указывает на необходимость учета национальных особенностей, традиций, системы ценностей соответствующего народа. В этом смысле экономическая теория выступает и как национальная наука, и как составная особенная часть общетеоретической экономической науки, политической экономии.

Помня об этих весьма неоднопорядковых и неоднозначных отношениях между экономикой (способом производства, экономическими отношениями) и этикой (надстройкой в широком смысле слова, духовно-культурными отношениями), сконцентрируем внимание на переходности экономики, чтобы выявить основные ее черты, сопутствующие процессы, динамику экономических отношений, отношений собственности.

 

3. Основные черты переходности

Цикличность

Первая и наиболее отчетливо проявляющаяся черта переходной экономики — цикличность. Цикличность означает повторение в тех или иных формах и способах изменчивости экономических состояний или стадий развития. Цикличность переходной экономики является производной от цикличности смены общественно-экономических состояний или ступеней развития. Если мы говорим о переходном состоянии или переходном периоде, то из этого следует, что есть такие состояния и периоды в функционировании экономических систем, когда в обществе ощущаются или наблюдаются предвестники каких-либо существенных и масштабных изменений в содержании, в структуре экономических, производственных отношений. Следовательно, речь идет о начинающемся процессе замены устоявшихся социально-экономических отношений.

Для достижения зрелого, устойчивого состояния требуется, по-видимому, определенный период времени, когда устанавливаются и утверждаются те или иные экономические отношения, которые первоначально находились в зародышевом состоянии, были новыми для предшествовавшего им периода экономических отношений. Следовательно, само движение к зрелости производственных отношений означает сосуществование некогда зрелых отношений, но вытесняемых с арены хозяйственной жизни, и вновь зародившихся и развивающихся отношений. Поэтому картина переходности, связанная со становлением новых экономических отношений, дополняется процессом отмирания устаревших отношений производства.

В связи с вышесказанным к экономике, экономической системе необходимо относиться как к живому, но не в биологическом смысле слова, а в социальном, организму, которому присущ естественный исторический процесс становления, возмужания, старения и отмирания. Следовательно, социально-экономическая система как определенная историческая стадия состояния экономики характеризуется тремя ступенями: восхождением; пиком развития, или зрелости; затуханием, нисхождением.

 

Неустойчивость

Из характеристики динамики экономической системы вытекает другая черта переходной экономики — неустойчивость. Она сопряжена с совместным параллельным функционированием различных по своему содержанию укладов экономических отношений, которые не могут не функционировать в рамках сосуществования, противостояния, противоборства. Если в первом случае речь идет о естественно-эволюционном процессе, то во втором — реформаторско-эволюционном или революционном. Надо отметить, что данные направления развития переходных процессов во многом зависят от властных структур в

государстве, их целевых установок и устремлений, так как последние обусловливают формы и методы реализации трансформационных процессов. Именно социальная и финансово-экономическая политика государства, в которой и реализуется нормативный аспект экономической теории на этапе переходности, прямо и непосредственно сказывается как на общей макроэкономической среде, в которой функционируют хозяйствующие субъекты и от которой в немалой степени зависит социальное благополучие как отдельного человека, социальных групп, классов, так и общества в целом.

Наглядным примером является наша российская пореформенная действительность, когда структуры исполнительной власти объявляют своей целью то недопущение возврата к прошлому (социалистической экономике), то реформирование национальной экономики в направлениях формирования частного капитала и предпринимательства, то борьбу с инфляцией и дефицитом государственного бюджета и т.п., что свидетельствует о политизированной и идеологизированной экономической политике. Отсюда и проистекает неустойчивость не только возникшей системы экономических отношений, но и политической власти, с которой сопряжены все те колоссальные разрушительные последствия в экономике и социально-духовной жизни общества, которые мы имеем на сегодняшний день.

Если сопоставлять наши реформы с социально-экономическими реформами в КНР, проводимыми, кстати, Коммунистической партией Китая, то их пятилетние планы имеют конкретные целевые установки по обеспечению экономического роста и повышению социального благополучия народа. Их реализация осуществляется на основе использования разнообразных комбинаций форм и методов реформирования экономики, включая и изменение отношений собственности и хозяйствования путем стимулирования частного, индивидуального предпринимательства,   разгосударствления         и     поддержания    коллективных

форм собственности. Поэтому под национальным «знаменем» реформ и происходит единение, консолидация различных слоев, социальных групп, классов общества, политических и общественных сил.

У нас реформа, напротив, разъединила эти силы, противопоставила их друг другу. Эта поляризация общества в условиях экономического упадка может иметь негативные последствия.

Если в сжатой форме сформулировать китайский и российский опыт реформ, то можно провести следующие параллели: у них цель — развитие, предпосылка — стабильность, движущая сила — реформа; у нас  цель — реформа, предпосылка — сохранение власти любой ценой,  движущая сила — крупный капитал, внутренняя и внешняя олигархия.

 

Альтернативность

К следующей характерной черте переходной экономики необходимо отнести альтернативность, т.е. возможность нескольких направлений развития социально-экономических событий. В их выборе немаловажную роль играет характер и содержание политической власти. В то же время нельзя не учитывать и объективный момент, вытекающий из складывающейся комбинации производственных, экономических отношений, через которые находят свое выражение экономические интересы всех участников общественного производства — собственников факторов производства и потребителей.

Накал противоречий либо его отсутствие во многом определяют характер трансформационных процессов, а способы и методы их разрешения (снятия) — пути эволюционной или революционной смены одной социально-экономической системы другой. Однако новые социально-экономическе отношения не всегда добиваются быстрой победы. Здесь могут быть и возвратные движения, и зигзаги, и отклонения от основной, стержневой линии       естественно-исторического    процесса.    Следует    не 

забывать, что помимо общих теоретических положений в каждой отдельно взятой стране имеются свои особенности, традиции во всех сферах жизнедеятельности общества, которые не могут не накладывать отпечаток национального колорита.

Историчность

Характерной чертой переходной экономики является также историчность, которая указывает на неповторимость состояний как экономических систем, так и их переходности. Для каждого исторического этапа характерны свои специфические составляющие экономической системы и факторы производства, экономические отношения. Несмотря на то, что по истечении относительно длительных периодов общество и его экономика каждый раз сталкиваются с проблемой переходности, это всегда неповторимые проблемы и противоречия, связанные со специфическими укладами и их экономическим базисом. В каждом отдельном случае речь идет как о различных исходных состояниях, так и о различных процессах социально-экономических преобразований и их результатах, отличных друг от друга экономическими и социальными структурами общества, предопределяющими особенность исторического момента переходности.

 

Преемственность

Наконец, необходимо обратить внимание на такую черту переходной экономики, как преемственность, даже если речь идет о кардинальных преобразованиях, сопряженных с разрушительными последствиями для национальной экономики и общества. Преемственность заложена уже в этике, которая значительно в меньшей степени подвержена изменениям (если таковые происходят) и сохраняет память поколений и систему ценностей. И если даже происходят значительные изменения в экономическом базисе, то они        приобретают        определенную      этическую

 окраску нации либо вступают в противоречие с ее этическими нормами. Равным образом и «чистая» экономическая система не может в одночасье измениться, ибо в ней сосуществуют и взаимодействуют различные уклады. Поэтому необходимо такое их взаимодействие, которое обеспечивает непрерывность воспроизводственного процесса как непременного условия дальнейшего развития экономики.

 Естественно, что воспроизводственный процесс втягивает в себя все существующие социально-экономические уклады. Некоторые из них еще длительное время сохраняют печать своих «родовых» экономических отношений и форм общественной организации производства. Поэтому процесс трансформирования экономической системы при естественно-эволюционном преобразовании общества охватывает относительно длительный период времени, в течение которого идет соревновательность, взаимодействие и противоборство различных укладов в рамках объективного характера общественной эволюции.

 

4. Социальная ориентация переходности

Рыночная экономика продемонстрировала свои преимущества в отношении и обеспечения ускоренного научно-технического прогресса, и мобилизации личности, хозяйствующих субъектов в интересах достижения собственного благополучия. В то же время это та система экономических отношений, в которой отсутствует социальная справедливость, гуманная составляющая и признается лишь рыночная сила. Мало того, она руководствуется исключительно экономической эффективностью, отбрасывая все то, что не укладывается в стоимостные оценки на текущий момент. Она слабо ориентирована на социум и экологию в той их части, в которой преобладают не материальные, а духовные ценности, что

обусловливает необходимость корректировки и вмешательства общества, государства в экономические отношения.

В связи с вышесказанным требуется определить характер рыночной экономики как с общеисторических позиций, так и с точки зрения конкретной переходной экономики. При переходе от административно-командной экономики первостепенное значение приобретает государственное регулирование как неотъемлемый атрибут сохранения преемственности и плавного вхождения в рынок и как важнейший элемент функционирования относительно развитых рыночных хозяйств. Поэтому другим требованием должна стать регулируемость рыночной экономики и производственных отношений.

 

Экономическая и социальная составляющие государственного регулирования

Регулирование должно охватывать не только те сферы и секторы экономики, которые традиционно являются его объектом в развитых странах, но и значительную часть других, которые наиболее чувствительны к резкой перемене принципов хозяйственного функционирования или требуют длительного периода адаптации к новым условиям хозяйствования. Речь идет об активной экономической политике с подключением государственного сектора экономики и ресурсов государства, сориентированных на активизацию хозяйственной деятельности.

Регулируемость переходной экономики предполагает ее социальную ориентированность. Суть же такой ориентации сопряжена прежде всего с возбуждением экономического интереса у подавляющей части общества к активной созидательной деятельности. Только через предпринимательскую и трудовую деятельность возможно повысить реальный уровень потребления и обеспечить экономический подъем. Следовательно, речь идет о проведении активной инвестиционной политики, которая обеспечит рост занятости и

предотвратит обвальное сокращение рабочих мест, а значит, будут источники доходов для подавляющей части населения, которые являются одной из определяющих предпосылок стимулирования производства через совокупный спрос.

При решении задачи повышения благосостояния нельзя игнорировать и принцип социальной справедливости в сфере потребления, который находит свое проявление при осуществлении политики дифференциации уровней потребления благ и услуг различными социальными группами и слоями населения. Разрыв между наиболее богатыми и наиболее бедными слоями населения, как мы знаем, выступает своего рода критерием реализации принципа социальной справедливости. Тем более опасной становится ситуация, когда едва ли не большая часть населения страны оказывается либо за чертой, либо у черты бедности, в то время как незначительная прослойка общества живет в роскоши, постоянно и навязчиво демонстрируя свое преуспевание в присвоении богатства нации.

 

Динамика изменения структуры потребления

Развитие социально ориентированной экономики предполагает и создание условий для совершенствования структуры потребления основной массы населения. Очевидно, на первоначальном этапе переходности решающую роль для каждого работника будет играть эффект замещения свободного времени рабочим под влиянием стремления к совершенствованию структуры своего потребления. Одновременно надо помнить и об ограниченных возможностях проявления данного эффекта в силу происходящего роста безработицы. Тем не менее социальная ориентация экономики призвана подготовить почву для развития форм рационального использования свободного времени, когда все большее влияние начнет оказывать эффект дохода. Однако надо учитывать, что проявление эффекта дохода в нашей стране может происходить с

опережением по сравнению со странами Запада ввиду иной ментальности наших работников. Одной из задач становится превращение свободного времени в сферу творческого развития человека.

При рассмотрении совершенствования структуры потребления имеем в виду не только чисто утилитарное потребление, связанное с совершенствованием рабочей силы. Это потребности, связанные с развитием культуры, науки, образования, спорта. Услуги, получаемые в данной сфере, имеют важное экономическое значение в связи с развитием главной производительной силы общества, а также социальное значение, обусловленное общим состоянием духа общества, его духовно-культурной средой. Однако было бы глубоким заблуждением (как иногда предлагается в нашей экономической литературе) идти непременно по восходящей удовлетворения утилитарных потребностей и затем только переходить к культурно-образовательным потребностям.

Неприемлемость такого подхода сопряжена с двумя важнейшими обстоятельствами. Во-первых, наша страна уже имеет положительный опыт советского периода непрерывного повышения образовательного и культурного уровня населения. Это то колоссальное преимущество, которым располагает общество, чтобы перейти к освоению новых технологий, техники, организации труда и производства. При этом необходимо немедленно принять самые экстренные меры по преодолению уже явно проявившей себя тенденции снижения образовательного и культурного уровня подрастающего поколения. Нельзя думать о вступлении в новый век, век технологической революции, и надеяться на место под солнцем прогресса без первостепенного внимания к образовательной и культурно-духовной составляющим тех, кому придется жить и работать в качественно новой эпохе.

Во-вторых, нет необходимости копировать теоретические подходы Запада и его опыт. С одной стороны, этот опыт накапливался и развивался на

протяжении столетий и десятилетий. Нам не отпущено этого времени, да его и не надо. Требуется лишь продолжить национальную традицию в данной сфере. С другой стороны, сама этика русского народа всегда привлекала внимание к самосовершенствованию личности, обогащению его духовно-культурного склада. Советский период нашей истории дополнил его важнейшей компонентой — образованностью. И только соединение высокого уровня образованности и богатого культурно-духовного мира населения открывает нам путь в «клуб» передовых стран, а не на задворки мирового сообщества.

 

Динамика отношений труда и собственности

Таким образом, мы подошли к наиболее важному моменту социальной ориентированной экономики — развитию человеческого фактора производства и человека-труженика. Нельзя забывать, что подавляющая часть общества живет за счет труда. Поэтому в отношении человека как носителя рабочей силы задача заключается в превращении труда в творческую деятельность и более полное использование личностного потенциала. Необходимо постепенное высвобождение человека труда от выполнения исключительно исполнительной функции. Конечно, необходимо давать себе отчет, что при существующих технологиях производства приходится считаться с ограниченными возможностями преодоления ситуации, когда человек на деле становится придатком техники. В отношении подобного рода производств важное значение имеют новаторские формы организации труда, позволяющие преодолеть рутинность, монотонность труда и отсутствие его связи с конечными результатами.

В основе данных форм организации труда лежит использование его потенции и установление прямой ответственности за конечные результаты. Речь идет об обеспечении кооперации труда в рамках трудовых коллективов,

бригад. При этом наилучшие результаты достигаются, если новые организационные формы труда дополняются выполнением хотя бы и ограниченных, но самостоятельных управленческих функций, что предполагает возможность самостоятельного целеполагания и избрания собственных способов и методов достижения поставленных целей. Это — модели от кружков качества до самоуправляющихся трудовых коллективов предприятий.

Одновременно с развитием конструктивно-технических возможностей задача заключается в создании техники, приспособленной к человеческим функциям, а не наоборот, в приспособлении человека к технике. Это открывает новое направление в развитии человека труда и качественно изменяет его место в производстве.

Не менее важное значение в формировании «экономики для человека» имеет изменение отношений собственности в русле соединения отношений труда и собственности, персонифицированных в одном и том же лице. В данном случае подразумевается формирование труженика-собственника вне рамок индивидуальной обособленной собственности, которая либо останется на низком уровне своего развития, либо трансформируется в отношения, разъединяющие капитал и труд и ведущие опять-таки к наемному труду.

Следует ставить вопрос о процессах формирования коллективных форм общественной собственности. Естественно, это должна быть не безрассудная очередная кампания по охвату все и вся, а реализуемая исключительно в тех рамках и масштабах производства, когда конечный результат взаимодействия труда и капитала становится очевидным, осязаемым. Таким образом, активизация трудовой деятельности и развитие ее творческого характера увязываются с капиталом, который призван устранить отчуждение труда от собственности и установить непосредственную зависимость результатов хозяйственной      деятельности        от

 

трудовых усилий работников предприятия и от отношений распоряжения ими капиталом.

 

5. Преобразование отношений собственности

Под разгосударствлением следует понимать процесс постепенного изменения функциональной роли государства как непосредственного субъекта экономических отношений, снижения его роли в том или ином секторе народного хозяйства, на том или ином рынке товаров и услуг.

Приватизация — это процесс трансформации общественных форм собственности в частную. При этом, как правило, разгосударствление прямо или косвенно сопряжено либо с подготовкой, либо с развитием процесса приватизации.

Разгосударствление не следует отождествлять с денационализацией, так как последняя представляет собой один из путей разгосударствления, который непосредственно может  выводить на приватизацию. Денационализация — это преобразование государственных предприятий в предприятия, основанные на других формах собственности, тогда как приватизация предполагает их перевод в частную собственность. Поэтому приватизацию следует рассматривать как одно из направлений разгосударствления.

Изменение роли государства в процессе производства может протекать двумя путями. Первый путь сопряжен со свертыванием предпринимательской деятельности государства. Второй путь связан с усилиями государства, направленными на создание условий, стимулирующих формирование параллельных производственных структур, которые будут базироваться на иных формах собственности. В обоих случаях происходит снижение доли государственного сектора в той или иной сфере хозяйственной деятельности.

Основными направлениями разгосударствления являются либерализация, коммерциализация, создание смешанных предприятий с участием государственной собственности, денационализация.

 

Либерализация

Либерализация рынков предполагает открытие широких возможностей для их освоения различными хозяйствующими субъектами. Это путь формирования конкурентных структур в тех секторах экономики и на тех рынках, для которых была характерна полная монополия государства. Речь идет о снятии различного рода запретов и устранении барьеров, препятствующих доступу на тот или иной рынок конкурентов. Как видим, либерализация, не затрагивая непосредственно собственности государственных предприятий, содействует образованию новых хозяйствующих субъектов, деятельность которых так или иначе вызывает конкуренцию.

 

Коммерциализация

Другим направлением разгосударствления выступает коммерциализация государственных предприятий, которая заключается в их переводе на коммерческий расчет, подчинении их деятельности принципам рыночного механизма. Коммерциализация государственных предприятий предполагает устранение окружающей их нерыночной среды. При этом государство либо сокращает, либо полностью прекращает их бюджетное финансирование, отменяет льготное налогообложение, отказывает в списании кредитной задолженности, оценивает результаты хозяйственной деятельности на основе критериев, применяемых в частном секторе.

Коммерциализация объектов подготавливает почву и расчищает путь к приватизации, так как позволяет выявить нежизнеспособные предприятия, которые в дальнейшем становятся объектом приватизации.

Коммерциализация хозяйственных объектов приводит к сокращению расходной части государственного бюджета, так как государство избавляется и от субсидирования, и от инвестирования в государственное предприятие.

Предоставляя полную самостоятельность отдельным государственным предприятиям или их подразделениям, очевидно, следует опасаться распада существующих хозяйственных связей, угрозы экономического хаоса. Поэтому требуется сохранение на определенное время государственного контроля и регулирования их хозяйственной деятельности.

 

Смешанное предпринимательство

Другим направлением разгосударствления является создание смешанных предприятий с участием государства и субъектов иных форм собственности, которое могло бы сопровождаться льготным кредитованием и налогообложением. Речь в данном случае идет не только и не столько о создании предприятий с участием иностранного капитала, сколько о вкраплении в структуры государственной собственности других форм собственности отечественного происхождения. Данный путь непосредственно ведет к приватизации, характеризуемой развертыванием элементов частного предпринимательства. Одновременно смешанное предпринимательство неизбежно включает в себя элементы коммерциализации государственных предприятий. В то же время государство имеет возможность сохранить за собой на неопределенное время часть собственности, которая обеспечивает ему полный или частичный контроль за деятельностью таких предприятий.

 

Денационализация

Наконец, последнее направление разгосударствления — денационализация государственной собственности, которая в подавляющей своей части носит непосредственно приватизационный характер. В

соответствии с законодательством Российской Федерации она должна осуществляться поэтапно и тремя различными способами: через аукционы, конкурсы и акционирование.

 

Этапность приватизации

Во всех рассмотренных выше направлениях разгосударствления так или иначе провоцируется процесс приватизации, тогда как при денационализации налицо прямая связь с приватизацией.

Последняя требует для своей реализации определенной этапности. Так, на первом этапе определяется конечная цель проекта. Таковой может быть: повышение эффективности работы предприятия; улучшение качества выпускаемых изделий; преодоление монополизма; насыщение рынка товарами. В соответствии с конечной целью подготавливается программа приватизации.

На втором этапе определяется метод приватизации: преобразование государственного предприятия в акционерное общество; переход на аренду с правом последующего выкупа предприятия; продажа госпредприятия по конкурсу или на аукционе.

Третий этап завершает процесс реализации программы путем разработки необходимых документов, оценки ситуации на рынке, осуществления маркетинга, поиска потенциальных покупателей и, наконец, преобразования государственной собственности.

При этом нельзя забывать, что разгосударствление и приватизация — это всего лишь средство, способ формирования таких рыночных структур, которые обеспечивали бы научно-технический и социально-экономический прогресс, повышение эффективности национальной экономики.

 

Предпосылки приватизации

Для осуществления успешной приватизации необходимо учитывать наличие соответствующих условий. Благоприятными условиями можно считать прежде всего наличие субъектов, обладающих правом распоряжаться собственностью от имени государства. Как правило, такими субъектами являются холдинговые корпорации, находящиеся под контролем законодательной власти; им поручается осуществление всего комплекса мероприятий, связанных с приватизацией.

Россия не имела подобного рода структур, поэтому регулирование данного процесса было возложено на государственную административную структуру — Госкомимущество РФ. Отсюда и проявление бюрократии, директивности, администрирования на всех уровнях процесса приватизации. Именно это во многом предопределило приватизацию как самоцель, а не средство достижения благоприятных экономических результатов.

Другим условием успешной приватизации является наличие развитой инфраструктуры: коммерческих банков, холдинговых компаний, инвестиционных фондов, фондовых бирж, которые обеспечивают свободное движение ценных бумаг.

К следующему условию следует отнести наличие достаточной емкости финансовых рынков. Другими словами, необходимы достаточные сбережения у населения и свободные капиталы у предпринимателей.

В России фактически отсутствовали все эти условия, тем не менее процесс приватизации начался с невиданным размахом.

 

Требования, предъявляемые к приватизации

Осуществление политики разгосударствления и приватизации вызывает необходимость соблюдения целого ряда требований, которые избавили бы национальную экономику от нежелательных социально-экономических последствий.

К первому такому требованию несомненно необходимо отнести недопущение самодовлеющего процесса приватизации, когда она проводится ради скорейшего преобразования и упразднения государственной собственности. Мероприятия по реформированию государственной собственности оправданны только в том случае, если в результате их осуществления достигается улучшение показателей финансово-экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

Другое принципиальное требование заключается в том, чтобы путем разгосударствления и приватизации содействовать формированию конкурентных рыночных структур и не допустить подмены государственной монополии частной. Это происходит, когда государственное предприятие-монополист на том или ином рынке просто меняет своего собственника. В таких случаях требуется установление жесткого государственного контроля над ценообразованием.

Следующее требование связано с обеспечением социальной защиты высвобождающихся работников, их переподготовки и повышения квалификации, проведением политики по стимулированию создания новых рабочих мест.

 

Приватизация и инфляция

Немаловажное значение имеет осознание взаимосвязи процесса приватизации с другими экономическими процессами. Эта связь наиболее очевидна с денежным хозяйством, ибо приватизация должна содействовать борьбе с инфляцией. Прежде всего это обусловлено тем, что с государственного бюджета снимается нагрузка по финансированию и поддержке государственных предприятий, приобретших иные формы собственности.

Кроме того, если приватизация проводится с целью повышения эффективности хозяйственной деятельности предприятий и эта цель достигается, то государство имеет возможность увеличить поступления в бюджет за счет возросшей их части в форме налогов от этих предприятий.

Другой важный антиинфляционный фактор приватизации заключается в том, что путем продажи ценных бумаг и государственного имущества обеспечивается «изъятие» значительных денежных средств у населения, что благоприятно сказывается на улучшении соотношения спроса и предложения на рынках товаров и услуг и, следовательно, на стабилизации цен.

 

Выводы

1. Переходная экономика характеризует ее трансформацию из одного состояния в другое. При этом происходят сдвиги в социально-экономических укладах общества, которые одновременно сами испытывают некоторые изменения. В нашей стране переходность сопряжена с процессом трансформации командно-административной системы хозяйствования в социально ориентированную и регулируемую рыночную экономику. Следует отметить, что нам была навязана самая рафинированная либерально-монетарная модель, с антинациональными, антигосударственными и антирыночными механизмами ее реализации. Был отвергнут колоссальный по своей значимости социальный блок, олицетворявший собой высокие достижения нашей страны в деле социальной защиты населения.

2. Переходность характеризуется такими чертами, как цикличность (повторяемость необходимости тех или иных преобразований в обществе), неустойчивость (борьба и взаимодействие различных общественных сил), альтернативность (наличие выбора путей развития и реформирования), историчность (исчезновение старого, зарождение нового, его становление и развитие).

3. Основным моментом трансформационного периода является социальная ориентированность осуществляемых преобразований как

 

решающая предпосылка поддержки реформ со стороны населения и активизации трудовой и предпринимательской деятельности.

4. В рамках переходного периода особую осторожность необходимо проявлять в отношении институциональных преобразований, и прежде всего в отношении собственности. В процессе приватизации используется такой арсенал мероприятий разгосударствления, как либерализация, коммерциализация хозяйственной деятельности государственных предприятий, создание смешанных предприятий. Это позволяет выявить наиболее слабые звенья государственной собственности, чтобы перевести их на более эффективный уровень развития на основе приватизации.

5. Осуществленные в стране в ходе приватизации революционные преобразования отношений собственности явились одной из определяющих предпосылок рукотворного социально-экономического и политического кризиса в стране.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 |