Имя материала: Экономическая теория

Автор: Г.Н. Макаров

Глава 8. содержание теорий трудовой стоимости и предельной полезности

 

Конкурентная борьба проявляется на рынке в категориях цены, спроса, предложения, прибыли, товара, заработной платы и т.п. Если взгляды различных экономических школ на сущность и функции конкуренции в рыночной экономике в основном одинаковы, то в понимании других экономических категорий, составляющих рыночный механизм, имеют место существенные расхождения. Особенно важно рассмотрение различий в понимании цены и прибыли — категорий, в которых в конечном счете реализуются успехи и неудачи в конкурентной борьбе любых из хозяйствующих субъектов.

Современные учебные программы по экономической теории основаны или на достижениях классической политической экономии, или на теории предельной полезности, или на более или менее удачном их синтезе. В большинстве американских учебников (некоторые переведены на русский язык и получили распространение в России) экономические проблемы рыночной экономики рассматриваются в основном с позиций теории предельной полезности. Поэтому без понимания сути этой теории, причин появления, сравнения с классической политической экономией (в том числе с марксистским ее направлением), жизнестойкости ее основных положений при рассмотрении теории рыночной экономики обойтись невозможно.

 

Основное содержание теории трудовой стоимости

 

Теория трудовой стоимости составляет фундамент классической политической экономии. Эта теория последовательно развивалась У. Петти, Л. Смитом, Д. Рикардо и их многочисленными последователями и популяризаторами. Логически стройная концепция теории трудовой стоимости была создана К. Марксом.

В соответствии с теорией трудовой стоимости единственным источником сюимости товара является труд. Поскольку цена есть денежная форма стоимости, то следовательно, основу цены составляет израсходованный на про-и шодство товара труд.

Для понимания стоимости и цены чрезвычайно важное значение имеет іеория двойственного характера труда. К. Маркс придавал большое значение учению о двойственном характере труда, ставя его разработку в один ряд с оікрьітием закона прибавочной стоимости.

Поскольку товар имеет потребительную стоимость и стоимость, то и і руд, его создающий, также носит двойственный характер. По этому поводу

К. Маркс замечал: «От внимания всех экономистов без исключения ускользнула та простая вещь, что если товар представляет собой нечто двойственное, а именно: потребительную стоимость и меновую стоимость, то и воплощенный в товаре труд должен иметь двойственный характер»1.

Труд одновременно выступает в конкретной и абстрактной формах. Конкретный труд как экономическая категория не представляет сложности для понимания. Его полезные свойства очевидны, они выступают на поверхности явлений. Конкретным трудом производится качественно определенная потребительная стоимость — хлеб, костюм, сапоги, велосипед и т.п. Развитие общественного разделения труда приводит к появлению все большего числа качественно разнородных видов труда. Эти виды труда отличаются друг от друга по различной полезности продуктов для человека, по использованию средств производства, характеру трудовых операций. Конкретный труд существует в любой социально-экономической системе как результат общественного разделения труда и необходимости удовлетворения экономических потребностей каждого в этих условиях.

Конкретных видов труда насчитываются многие миллионы. Но вместе с тем все они имеют нечто общее — затраты человеческой рабочей силы вообще: энергии, мускулов, нервов, ума. Это абстрактный труд, который позволяет соизмерять разные по своей потребительной полезности результаты конкретного труда.

Труд товаропроизводителя, рассматриваемый как расходование человеческой рабочей силы вообще, независимо от его конкретных результатов, называется абстрактным трудом. Синонимом слова «абстрактный» является слово «отвлеченный». На рынке при обмене происходит отвлечение от специфических форм, в которые облачены товары каждым из многочисленных видов конкретного труда. Товары сравниваются между собой как кристаллы однородного абстрактного труда.

Абстрактный труд создает стоимость товара. Стоимость проявляется в обмене товаров в форме меновой стоимости. Меновая стоимость товаров, пропорции, в которых они обмениваются, их меновое отношение являются формой, в которой выражается стоимость товаров.

При частной собственности на средства производства труд, затраченный на производство товаров, выступает как частный, в то же время общественное разделение труда обусловливает его общественный характер. Следовательно, абстрактный труд, образующий стоимость товара, и сама стоимость выражают общественные отношения.

1          Маркс К, Энгельс Ф Соч Т 32 С 9

2          Маркс К. Энгельс Ф Соч Т 26 Ч 3 С 150

Стоимость «есть лишь выражение в вещах, вещное выражение отношений между людьми, общественного отношения,— отношение людей в их взаимной производственной деятельности»2.

Таким образом, стоимость— экономическая категория, выражающая отношения между хозяйствующими субъектами по поводу эквивалентности затраченного на производство товаров абстрактного труда

Обнаружив категорию стоимости товара в лишенном различий абстрактном труде, являющемся по своей сути трудом общественным, К. Маркс преодолел характерное для его предшественников смешение индивидуальной и общественной стоимости товаров и получил возможность решить проблему величины стоимости товара.

Поскольку стоимость товара создается трудом, то величина стоимости товара измеряется количеством заключенного в нем труда

Естественной мерой труда служит рабочее время: час, день, неделя и т.д. Па изготовление не только разных, но и однородных товаров производители могут затрачивать разное количество времени. Это зависит от орудий труда, сноровки работника, его профессионального мастерства и других условий.

Время, которое затрачивается отдельным работником на производство какого-либо товара, называется индивидуальным рабочим временем или индивидуальными затратами труда.

Но величина стоимости товара определяется не индивидуальными, а общественно необходимыми затратами труда или рабочего времени. К. Маркс дает следующее определение этого понятия: «Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости при наличных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда»1.

Общественно нормальными (или типичными) условиями производства являются те, при которых создается подавляющая часть товаров данного вида. Это, как правило, средние условия. Только в этих условиях производись, обладающий средней умелостью и работающий со средней интенсивностью, за час труда создает стоимость, равную одному общественно необходимому часу. Если производственные условия не соответствуют общественно нормальным (лучше или хуже их) или если умелость работника и интенсивность его труда выше или ниже установившейся в обществе средней величины, то в этом случае созданная им за час труда величина стоимости будет соответственно больше или меньше.

Иначе говоря, более производительный труд за данное время всегда создает большую стоимость, чем менее производительный.

' Маркс К. Энгельс Ф Соч T 22 С 47

Общественно необходимые затраты труда выступают в роли своеобразного общественного норматива, который проявляется на рынке и в который іоїшропроизводители должны укладываться. Лишние затраты индивидуального труда не признаются обществом, отсекаются им, следовательно, не создают стоимости На рынке никто не будет оплачивать фактические затраты іруда, превышающие те, в которые обходится производство основного количества товаров данного вида.

Сущность закона стоимости заключается в том, что обмен товаров совершается в соответствии с количеством общественно необходимого труда, затраченного на их производство. Иначе говоря, закон стоимости означает, что товары обмениваются друг на друга по стоимости, содержащей оди-наковое количество общественно необходимого труда. Купля-продажа товаров по такому эквиваленту выступает как закон.

Цену товара на рынке определяют общественно необходимые затраты труда на его производство. На практике же цена под воздействием конкуренции, спроса и предложения может быть выше или ниже стоимости. Чем меньше товара на рынке, чем больше спрос на него превышает предложение, тем и цена на этот товар будет выше, и наоборот. Каждый стремится произвести больше товаров, чем его конкурент. Но никто не знает действительных общественных потребностей в том или ином товаре, предложение почти никогда не совпадает со спросом на этот товар.

Если товаров произведено больше потребительского спроса на них, то цены на эти товары на рынке падают и опускаются ниже стоимости. Часть произведенных товаров оказывается лишней, товаропроизводители вынуждены продавать их значительно ниже стоимости, получать убытки и сокращать производство. При возрастании спроса происходит обратная реакция товаропроизводителей.

Закон стоимости выступает законом цен. Через механизм рыночного ценообразования, через их колебания вокруг стоимости под влиянием конкуренции, спроса и предложения происходят стихийное регулирование товарного производства, стихийное установление определенного равновесия между спросом и предложением. И хотя это равновесие практически носит неустойчивый и неполный характер, закон стоимости все же способствует развитию рыночного хозяйства.

Закон стоимости выражают две его сущности, две категории: индивидуальные и общественно необходимые затраты труда. Постоянное разрешение противоречия между этими двумя сущностями закона стоимости определяет источник развития как самого закона, так и всего товарного производства. Каждый товаропроизводитель стремится снизить индивидуальные затраты труда до уровня общественно необходимых. Те товаропроизводители, которые укладываются в общественно необходимые затраты, стремятся снизить их, чтобы получить большую разницу между рыночными ценами и своими индивидуальными затратами труда.

Закон стоимости выполняет вполне определенные и практически важные функции в развитии рыночного хозяйства: стихийного регулятора производства товаров; стимулятора снижения издержек производства и двигателя развития производительных сил. Он способствует социальной дифференциации в рыночной экономике, выбрасывая из товарного производства неконкурентоспособных товаропроизводителей.

Формирование средней прибыли и цены производства связано с пониманием прибавочной стоимости и спецификой товара «рабочая сила».

Учением о данных категориях К. Маркс ответил на поставленный, но не решенный Д. Рикардо вопрос: если прибыль— неоплаченный труд работников, а все обменивается по стоимости, в том числе и труд работников в форме заработной платы, то как и почему возникает прибыль. К. Маркс доказал, что на рынке труда предприниматель покупает не труд, а способность работника к труду. Он вводит в научный оборот категорию «рабочая сила». Это особый товар, обладающий, как и другие товары, потребительной стоимостью и стоимостью.

Товар «рабочая сила»— категория исключительно капиталистической системы хозяйства, создавшей два условия для ее возникновения: личную свободу работника и лишение средств производства и средств существования.

Стоимость особого товара «рабочая сила» определяется суммой жизненных благ, необходимых как для существования рабочего и его семьи, так и для профессиональной подготовки рабочей силы. Стоимость рабочей силы, выраженная в деньгах, есть цена товара «рабочая сила» В рыночной экономике она принимает форму заработной платы.

Потребительная стоимость товара «рабочая сила» состоит в способности наемных работников создавать новую стоимость, большую, чем стоимость самой рабочей силы. Разница между величиной новой стоимости и заработной платы составляет прибавочную стоимость. Прибавочная стоимость есть результат неоплаченного нанимателем труда наемного работника

К. Маркс выводит норму прибавочной стоимости как отношение неоплаченной части труда работника к его оплаченной части. Норма прибавочной стоимости показывает, сколько неоплаченного труда рабочий отдает капиталисту на каждую единицу оплаченного труда (заработной платы). Поэтому К. Маркс называет норму прибавочной стоимости нормой эксплуатации. «.. Норма прибавочной стоимости есть выражение степени эксплуатации рабочей силы капиталом»1. Естественно, что с такими выводами не могли со-I ласиться ни класс капиталистов, ни представляющее его интересы государство, ни защищающая тех и других официальная экономическая наука.

Учением о прибавочной стоимости К. Маркс разрешил противоречие всеобщей формулы капитала: Д-Т-Д1 (Д1 = Д + d, где d — прибыль) в произ-иодстве как результат неоплаченного труда, в обращении этот прирост лишь реализуется.

1 Маркс К, Энгельс Ф Соч T 23 С 229

6 1413

Весь авансированный капитал с позиций участия в создании стоимости ювара К. Маркс разделил на постоянный и переменный. К постоянному капиталу относятся затраты на средства производства. Эти затраты переносятся наемным работником на создаваемый продукт без изменения первоначальной стоимости. Иное дело переменный капитал — затраты на покупку рабочей силы. В процессе производства этот капитал изменяет свою стоимость, создавая большую величину по сравнению с заработной платой наем-ною работника.

Не в интересах капиталиста делить свой капитал на постоянный и переменный. Для него и те, и другие затраты — издержки производства, и он рассчитывает получить прибыль с обшей суммы капитала.

Прибавочная стоимость, отнесенная ко всему капиталу, составляет прибыль и норму прибыли. Прибавочную стоимость, отнесенную ко всему капиталу, К. Маркс назвал превращенной формой прибыли. В форме прибыли прибавочная стоимость теряет всякую видимую связь с переменным капиталом и предстает как порождение всего капитала.

Поскольку прибыль создается живым трудом, то в тех отраслях, где доля живого труда выше, более высокая и норма прибыли по сравнению с отраслями, имеющими пониженную долю живого труда. Однако здесь вступает в силу межотраслевая конкуренция, вследствие чего капиталы устремляются в те отрасли, в которых норма прибыли выше. Рост предложения в данных отраслях снизит норму прибыли и повысит ее в отраслях, где предложение, наоборот, упало.

Процесс межотраслевого перелива капиталов будет продолжаться до тех пор, пока различные нормы прибыли не уравняются в среднюю норму прибыли. Это означает, что вся произведенная в обществе прибавочная стоимость превращается в общий фонд прибыли, из которого каждый капиталист получает свою долю прибыли пропорционально вложенному капиталу. Прибыль, полученная по средней норме на авансированный капитал, называется средней прибылью

Выравнивание разных норм прибыли в среднюю норму прибыли означает, что товары в рыночной экономике продаются не по действительной стоимости, а по цене производства.

Цена производства представляет собой издержки производства (затраты на постоянный и переменный капитал) плюс средняя норма прибыли.

Товары в рыночной экономике, следовательно, продаются не по стоимости, а по ценам производства. Это вовсе не означает, что закон стоимости нарушается. Конкуренция, несовпадение спроса с предпожением приводят к тому, что одни товаропроизводители пролают товары по ценам выше стоимости, другие — по ценам ниже стоимости, но все капиталисты, вместе взятые, получают полную стоимость товаров, а масса всей прибыли равняется всей массе прибавочной стоимости.

Следовательно, в капиталистическом товарном производстве закон стоимости осуществляет свое действие через цены производства.

 

Основное содержание теории предельной полезности

Теория предельной полезности, маржиналистская теория, субъективно-идеалистическая — все эти названия одной и той же экономической концепции.

Термин «маржинальный» — французского происхождения, оказался трудно переводимым на русский язык. Утвердившийся перевод этого слова «предельный» требует некоторого пояснения. Термин происходит от французского слова «марж», означающего «поле рукописи, книги», «дополнительное свободное место», «обочина». Отсюда и понятие «маржинальная полезность», означающее «полезность, которая еще может быть получена», или, яснее, когда тележка хотя еще и на дороге, но уже на ее обочине, ее дальнейший шаг в этом направлении приведет к крушению (предел).

Данное слово легко переводится на другие западноевропейские языки. По-русски же следовало бы говорить о «разумной» или «обоснованной» полезности. Но из этих слов трудно получить научный термин, и в результате в русской экономической литературе утвердился термин «предельная полезность».

Суть рассматриваемой концепции состоит в утверждении, что цена товара— результат не труда, а индивидуальных оценок потребителей и игры спроса. В связи с этим у теоретиков предельной полезности исчезает сам термин «товар», который заменяется термином «благо». Ценность имеют лишь те блага, количество которых недостаточно для удовлетворения потребности в них. Отсюда еще одно название этой теории — «количественная».

Потребности не ограничены в своем количестве и имеют разную напряженность. Количество же благ, напротив, ограничено. Из этого следует, что жономическими, в соответствии с теорией предельной полезности, называются блага, способные удовлетворять какую-то потребность и количество которых ограничено по сравнению с потребностью. Так, воздух не является экономическим благом, хотя он и необходим для жизни каждому. Его количество неограниченно. Исходя из такого подхода, теоретики предельной полезности объяснили парадокс А. Смита: водэ нужна всем, но она ничего не стоит; бриллиант же бесполезен, но он дорого ценится.

Итак, ценность блага определяется его количеством. На практике же ценность блага определяется последней из имеющихся его частей, полезностью ной последней части; она, эта последняя часть, определяет цену всето блага.

Потребности индивида характеризуются различной степенью напряженности. Хотя оценка напряженности и субъективна, можно выделить первую потребность, затем установить шкалу потребностей или градацию, которая будет разной у разных индивидов. Но вместе с тем можно выявить и общие черты. Эти общие черты могут изучаться статистикой и служить источником для анализа потребностей рынка.

Наблюдения показывают, что напряженность потребности убывает по мере удовлетворения потребности вплоть до ее полного исчезновения. Вследствие этого и полезность блага, его цена также должны убывать как функция количества.

Из сказанного следует вывод: полезность блага в экономическом смысле не есть его абстрактная способность удовлетворять потребность. Если бы • ю было иначе, то алмаз, служащий удовлетворению вторичных потребностей, должен быть менее полезным и более дешевым, чем уголь, служащий многим потребностям. Это случай уже рассматриваемого «парадокса А. Смита», который объясняется с позиций теории предельной полезности.

Шкала потребностей в благах и их цена определяются понятием убывающей полезности. Переход от напряженной потребности к ее полному удовлетворению происходит постепенно, т.е. через убывающий ряд степеней напряженности. Если разделить благо на соответствующее количество частей и рассмотреть каждую часть саму по себе, в отрыве от других, то ясно, что первая часть служит удовлетворению первой, наиболее напряженной степени потребности; вторая — второй, менее напряженной и менее ценной потребности, и т.д. По мере уменьшения степени напряженности в удовлетворении потребности полезность и цена каждой последующей единицы становятся все меньше по сравнению с предыдущей. Таков принцип убывающей полезности.

Последняя, или конечная, полезность есть полезность последней наличной части блага. Следовательно, чем меньше количество данного блага по сравнению с потребностью, тем выше полезность и цена последней его части и тем выше ценность всего количества данного блага, и наоборот.

Теоретики предельной полезности переместили предмет исследования в сферу обращения, где цена от начала и до конца является продуктом субъективных определений ценности блага. Такой подход означал игнорирование общественного характера экономических процессов и прежде всего роли общественного производства. Даже в тех случаях, когда представителям венской школы предельной полезности приходилось признавать роль издержек производства, они сводили их к субъективным ощущениям. В роли непосредственного источника издержек производства чаше всего выступала так называемая тягость расставания с тем или иным благом, которая зависела от его полезности. Полезность в этой теории — универсальная категория, используя которую можно определить не только спрос и предложение благ, но даже и труд. Последний характеризовался как отказ от полезности такого блага, как отдых, или как «отрицательная полезность» человеческих усилий.

Последователями теории предельной полезности в научный оборот было введено понятие «альтернативная стоимость», широко распространенное в современных западных учебниках.

Альтернативная стоимость — это стоимость, измеренная с точки зрения потерянной возможности заниматься наилучшей из доступных альтернативных деятельностей, требующей того же самого времени или тех же ресурсов.

Э. Долан приводит пример с автомобилем и образованием, где альтернативная стоимость обучения выпускника колледжа сравнивается с количеством машин, которые могли быть произведены посредством того же количества труда.

Но более типичным является выбор не между двумя благами, а между их множеством. В таком случае иметь большее количество одного блага означает жертву небольших количеств каждого из остальных благ.

В системе с многими благами альтернативная стоимость может быть выражена через общую единицу измерения — деньги. Существуют альтернативные стоимости, не связанные с тратой денег. Например, если пойти работать, а не учиться, то получается доход, который является альтернативной стоимостью, хотя при ее потере деньги не тратятся.

Близко к пониманию альтернативной стоимости определение прибавочной стоимости теоретиками предельной полезности. По Бем-Баверку прибавочная стоимость — это разница в субъективных оценках настоящих и будущих благ.

Теоретики предельной полезности не могли обойти вопрос о том, из чего состоит ценность блага, как она определяется. Решая его, они разработали теорию вменения. Согласно этой теории, каждому из трех факторов производства — труду, земле и капиталу — «вменяется» определенная часть ценности предлагаемого блага. После Первой мировой войны в качестве последователей теории предельной полезности выступили представители новой австрийской школы (Г Майер, Л. Шёнфельд, П. Розенштейн-Родан и др.), которые придерживались еще более крайних взглядов. Так, представители этой школы пытались исключить из теории полезности все категории, которые не могли быть сведены к индивидуально-психологическим ощущениям, а также отказаться от всяких попыток количественного измерения полезности как находящейся в сфере субъективных ощущений. В последующие годы (1920-1970 гг.) теория предельной полезности развивалась и все более утверждалась в учебных программах западных стран.

История развития мировой экономики и экономической науки сложилась не в пользу классической политической экономии. После 1917 г. СССР стал развиваться по своим социалистическим законам, не имевшим аналога в мировой практике и потому не исследованным классической политической экономией. Классики могли дать лишь общие контуры будущей социалистической экономики. Политэкономия социализма заимствовала из классической политэкономии критический подход к капиталистической собственности и каймі ал истическим социально-экономическим отношениям. Она также развивалась, но направленность развития носила несколько однобокий характер.

Между тем социально-экономическая жизнь в XX в. динамично изменялась, обновлялся фактический материал не только в капиталистических, но и в социалистических странах, что требовало новых подходов к анализу и оценке его результатов.

Теория же предельной полезности постоянно углублялась и дополнялась, используя при этом слабости и пробелы в классической политической экономии.

Уже А. Маршалл (1842-1924) в своей книге «Принципы политической жомомии», вышедшей в 1890 г. и составившей основу западных учебников но экономической теории, исходя из принципов теории предельной полезно-аи доказывает, что полезность и издержки дополняют друг друга. От анали-ш спроса он переходит к анализу предложения и делает вывод, что при краткосрочном периоде цена определяется спросом, при длительном — издержками производства.

В последующем маржиналисты не стеснялись заимствовать все полезное н у К. Маркса. П. Самуэльсону, автору известного американского учебника, принадлежит афоризм: «Маркс слишком важен, чтобы оставить его марксистам».

Обогащаясь математическими методами, моделями, схемами, графиками, теория предельной полезности превращалась в логически продуманную систему знаний. Хотя она носила формально абстрактный характер, слабо отражающий реальную экономическую жизнь, противостоять ей было трудно. Сегодня эта теория составляет основу раздела «микроэкономика» в западных учебниках «Экономикс».

 

Условия и причины формирования концепции предельной полезности

Появление теории предельной полезности относится ко второй половине XIX в. и не может быть понято без учета как минимум трех объективных обстоятельств: 1) первыми экономическими кризисами; 2) кризисом классической политической экономии первой четверти XIX в., ее неспособностью объяснить причины кризисов перепроизводства и многих других явлений социально-экономической действительности; 3) выходом в свет первых по-литэкономических работ К. Маркса с весьма определенными и однозначными выводами об эксплуататорской сущности капитализма и необходимости экспроприации частной собственности.

Первый экономический кризис возник в 1825 г., охватив главную капиталистическую страну — Великобританию. Он стал переломным в развитии капиталистической экономики. До 1825 г. практически сохранялось регулирование пропорций производства стихийным действием экономических законов товарно-денежных отношений и в первую очередь законом стоимости.

Колебания цен вокруг стоимости под влиянием конкуренции, спроса и предложения обеспечивали более или менее сбалансированное развитие рыночного хозяйства Англии. Но техническая революция и распространение машинного производства внесли существенные изменения в темпы и пропорции развития экономики. Возросли темпы роста производительности труда в промышленности, расширился ассортимент производимых товаров, увеличился объем капитальных вложений, причем расширение производства осуществлялось стихийно, без учета потребностей рынка, произошло резкое отставание доходов населения от роста производства.

Рыночный механизм, основанный на стихийном действии закона стоимости, справлялся с задачами регулирования пропорций при медленном темпе развития производительных сил. Ускорение же темпа роста производства привело к нарушению пропорциональности в развитии рыночного хозяйства и возникновению кризисов перепроизводства. Кризисы следовали один за другим в среднем с интервалом в 10 лет: 1825 г. (Англия), 1836 г. (Англия и США), 1847 г. (вся Европа), 1866 г. (Америка и Англия), 1873 г. (мировой), 1882 г. (многие страны, но особенно США и Франция) и т.д. Классическая политическая экономия, представленная в то время А. Смитом и Д. Рикардо, не смогла объяснить новые явления в рыночной экономике, оказать помощь практике. Более того, классическая политическая экономия в лице Д. Рикардо (1772-1823) зашла в тупик, не смогла разрешить противоречия стоимости.

В вышедшей в 1817 г. своей главной книге «Начала политической экономии и налогового обложения» Д. Рикардо доказал, что в основе стоимости товаров лежит труд. Кроме того, он доказал, что труд является единственным источником всех доходов— заработной платы, прибыли, процента и ренты. Д. Рикардо пришел к выводу, что прибыль — это неоплаченный труд наемных работников. Однако как и почему возникает прибыль, если каждый из субъектов получает по стоимости, в том числе и наемный работник получает заработную плату как стоимость своего труда, он объяснить не мог.

После Д. Рикардо 1820-1850 гг. оцениваются в экономической науке как период возникновения множества доктринальных концепций, предлагаемых различными авторами в противовес классической политической экономии. По оценке французского экономиста Р. Барра, доктрины этого периода не внесли вклад в экономическую науку и представляют интерес лишь с точки фения содержащихся в них социальных и политических идей1. Это годы столкновения различных точек зрения как целей публикаций, в результате чего объяснению экономических реальностей отводится второстепенное место. Общим для всех авторов многочисленных доктрин того периода было пренебрежение к классической политической экономии и тому обществу, с которого они «срисовали» свою теорию.

В конце рассматриваемого периода выделяется К. Маркс (1818-1883) не тлько как ученик Д. Рикардо и продолжатель классической политической экономии, но и как ученый, разрешивший многие противоречия в исследованиях своих предшественников.

В 1848 г. К. Марксом и Ф. Энгельсом был опубликован «Манифест Коммунистической партии» на немецком, французском, польском, итальянском, датском, фламандском и шведском языках; в 1849 г. в «Новой Рейнской rase ге» появилась работа К. Маркса «Наемный труд и капитал»; в 1859 г. он издал «Критику политической экономии»; в 1867 г. выходит в свет «Капи-іал» сначала на немецком языке, а затем в последующие два-три года почти на всех западноевропейских языках.

К. Маркс доказывает в своих работах, что источником прибыли является неоплаченный труд наемных рабочих, а экономические кризисы — следствие частнокапиталистической собственности и постоянного стремления собственника к расширению капитала, увеличению нормы и массы прибавочной стоимости, сведению к минимуму доходов потребления огромной массы общества.

1 Ііирр Р Политическая экономия М . 1995 Т 1 С 39 'МарксК Капитал М, 1953 Г 1 С 767

Первый том «Капитала» К. Маркс завершает выводом о том, что превращение частной собственности в общественную состоит в экспроприации «немногих узурпаторов» в пользу народных масс2.

Решение социально-экономических проблем К. Маркс видит в уничтожении капиталистической системы хозяйства и замене ее новой системой собственности и отношений.

Естественно, что правящие классы и официальная университетская экономическая наука не могли принять политическую экономию К. Маркса. Большинство западных экономистов самых различных направлений объединились в критике марксистской теории вообще и теории трудовой стоимости в особенности.

На волне такой критики и формировалась теория предельной полезности. Не случайно многие западные экономисты считают эту теорию политизированной, «опираясь на которую предприниматели и праздные капиталисты могли подыскать социальное оправдание для личного честолюбия или для деятельности в защиту своих привилегий»1.

Объясняя причины возникновения теории предельной полезности, Б. Се-лигмен, известный американский экономист, пишет: «Критика капитализма становилась все сильней, и теперь, казалось, уже невозможно выражать представления о социальном строе в действительно нейтральных категориях.

Карл Маркс придал классической доктрине такое направление, которое вызывало беспокойство. Казалось, что необходимо дать отпор этой тенденции, и маржиналистская доктрина, вероятно, преследовала указанную цель. Принадлежащий представителям классической школы анализ реальных затрат был отвергнут, и предпочтение было отдано психологической трактовке издержек». И далее: «...маржинализм, стало быть, являлся своеобразной формой открытой апологии тех, кого можно назвать властвующей элитой»3.

О том, что теория предельной полезности явилась реакцией на «революционный поворот», совершенный К. Марксом в классической политической экономии, свидетельствует хронологическая последовательность в публикациях К. Маркса и авторов предельной полезности.

Работа первого представителя теории предельной полезности — немецкого экономиста Г. Госсена (1810-1858) «Развитие законов общественного обмена и вытекающих отсюда правил общественной торговли», опубликованная в 1854 г., появилась после вышедшей в свет (1845 г.) книги Ф.Энгельса «Положение рабочего класса в Англии», «Манифеста Коммунистической партии» К. Маркса и Ф.Энгельса (1848 г.) и т.д.

1          Селигмен Б Основные течения современной экономической мысли / Пер с англ М, 1968 С 145

2          Там же С 145

Работа Г. Госсена осталась незамеченной и получила признание в 70-е годы XIX в. после публикаций представителей теории предельной полезности венской школы: К. Менгера (1840-1921), Бем-Баверка (1851-1914), Ф. фон Визера (1850-1926). Работы этих наиболее ярких представителей теории предельной полезности появились после 1870 г., когда теория трудовой стоимости К. Маркса получила самое широкое распространение в мировой экономической науке и во всех социальных слоях общества.

Так, работа К. Менгера «Основы политической экономии» была опубликована в І 871 г., Бём-Баверка «Основы теории ценности хозяйственных благ» — в 1886 г., Ф. фон Визера «Естественная ценность» — в 1889 г.

Теоретики предельной полезности выполнили свою главную, идеологическую функцию: они подорвали доверие к теории трудовой стоимости К. Маркса. Теория предельной полезности, несмотря на ее первоначально идеологизированную направленность, развиваясь, сформировалась в довольно логически стройную систему. Очевидно, она обладает достоинствами, утверждающими ее жизнестойкость.

 

Достижения и просчеты теорий трудовой стоимости и предельной полезности

Наиболее впечатляющим выглядят сравнительное содержание и различия в методах исследования предмета и объекта двух рассматриваемых концепций, если представить их в виде таблицы (табл. 8).

Данный анализ позволяет прийти к выводу, что с возникновением теории предельной полезности происходит переворот в методе экономического анализа: от изучения общественного производства и предложения, являющихся исходным объектом исследования у классиков, экономическая наука переходит к изучению спроса; от анализа стоимости — к анализу полезности. І Ієна оказывается не результатом стоимости и затрат общественно необходимого труда, а итогом субъективных определений потребителя. Иначе говоря, экономический анализ из сферы производства и объективного анализа происходящих здесь процессов переносится в сферу обмена и обращения «благ», «полезностей» и субъективных оценок всего происходящего хозяйствующими субъектами.

Следовательно, экономическая наука, опирающаяся на методы анализа, предлагаемые теоретиками предельной полезности, отказывается от признания объективно действующих в общественном производстве экономических іаконов.

Сила классической политэкономии состоит в выведении тенденций и законов на основе объективной реальности и фактических данных. Классическое— значит выведенное из практики и постоянно проверяемое и под-терждаемое ею. Это категории, выводы, которые всегда актуальны и помогают разобраться в сложной социально-экономической действительности последующим поколениям экономистов.

Таким образом, жизненность классической политической экономии состоит в научности ее теории как результате объективного исследования реально происходящих процессов.

Ни один здравомыслящий человек не может отрицать того факта, что іруд человека является единственным источником его богатства. Результаты іруда в любой политической системе неизбежно распадаются на оплаченный

и неоплаченный труд. Это закономерность, пренебрежение которой ведет к застою. Неоплаченный труд необходим для расширения производства, содержания социальной сферы, государственного аппарата и армии.

Вполне очевидна зависимость потребления от темпов и эффективности развития производства. Российское общество на себе практически испытывает все отрицательные последствия падения отечественного производства.

Как бы ни были важны субъективные оценки полезности того или другого продукта, каждый товаропроизводитель при реализации своего товара стремится возместить фактические издержки (заработная плата и затраты овеществленного труда) и получить хотя бы среднюю прибыль.

Опросы и эмпирические наблюдения руководителей фирм по поводу маржиналистской теории ценообразования позволили прийти к выводу о необходимости формирования новой теории ценообразования, свободной от ирреализма маржиналистского анализа. Маржиналистской теории ценообразования противопоставляется деловая практика ценообразования, суть которой состоит в ценообразовании на основе принципа суммарных затрат. Цена, устанавливаемая фирмой за товар, равняется средним издержкам плюс дополнительная надбавка к ним.

В реальной экономике товаропроизводители стремятся снизить индивидуальные издержки на производство товара. Им известно, что снизить издержки можно путем использования законов экономии рабочего времени и роста производительности живого труда.

Превращение издержек производства в категорию психологического порядка является наиболее слабым звеном в теории предельной полезности.

Вместе с тем теория предельной полезности возникла на «слабостях» и просчетах теоретиков классической политической экономии. Слабым звеном в классической политической экономии оказалась недооценка субъективного фактора в социально-экономической жизни общества и действии экономических законов. В процессе воспроизводства главное действующее лицо— человек, хозяйствующий субъект со своими целями, интересами, мотивами, стимулами, индивидуальной системой потребностей. Акцент классиков экономической науки на объективность и материальность и недостаточное внимание к субъекту и его предпочтениям были замечены маржи нал иста ми и взяты ими на вооружение.

Усложнение взаимосвязей с развитием рыночной экономики, нарушение сбалансированности между производством и потреблением с ускорением темпов экономического развития неизмеримо повысили значимость обмена, реализации в обеспечении нормального возобновления процесса воспроизводства. Возросло значение количества производимых товаров. Превышение количества товаров по сравнению с потребностями означало кризис перепроизводства. Усиленное внимание на возросшую значимость реализации и количества предлагаемых к продаже товаров придало теории предельной полезности определенную практическую значимость. Эта теория предлагает изучать поведение рыночных субъектов, рассматривая существующую действительность как фактически данную или как исходный пункт. Теоретики предельной полезности анализируют, как реагирует экономический субъект на факт существования потребностей, подлежащих удовлетворению в условиях определенного количества товаров: превышают они потребности или, наоборот, составляют величину ниже этих потребностей. Субъект имеет возможность выбора, и по его реакции можно определить поведение субъек-іа и выбор в деятельности фирмы. Таким образом, теория предельной полезности открыла некоторые возможности для выработки тактики и стратегии в хозяйственной деятельности фирмы исходя из поведения потребителей.

Под влиянием теории предельной полезности и использования ее методов анализа, понятий и категорий сложился раздел в современной экономической науке — «микроэкономика».

Капиталистическое общество в период своего расцвета не могло смириться с критикой капитализма, обнажающей его эксплуататорскую сущность и обосновывающей необходимость уничтожения системы частной собственности, которая была обнародована К. Марксом и получила широчайшее распространение во всем мире. Экономическое сообщество просто должно было выдвинуть из своих рядов экономистов для создания теории, противостоящей выводам К. Маркса и способной подорвать доверие к его теории трудовой стоимости.

Выражение американского экономиста Хейне, автора книги «Экономический образ мышления», — «экономисты — лакеи правящего класса» — оказалось практически оправданным: такие экономисты нашлись и поставленные перед ними задачи были решены.

Б. Селигмен весьма точно оценивает сложившуюся в то время ситуацию: «Если психологическое обоснование оказалось бы недостаточным, это, в сущности, не вызывало бы беспокойства, потому что форму теории удалось бы сохранить даже и при отсутствии соответствующего психологического содержания»1.

По оценке многих исследователей того периода, поворот от классической политической экономии к субъективистской означал регресс.

К достоинству теории предельной полезности следует отнести ее постоянное развитие, обогащение достижениями других экономических школ и направлений, сближение с реальной жизнью. Однако ее развитие происходило в основном за счет возрастающего количества абстрактных моделей, математических формул, схем, графиков и т.п. Это превращает теорию предельной полезности в логически стройное, но формальное учение, мало пригодное для анализа реальных процессов.

1 Селигмен Б Основные течения современной экономической мысли.  С 145

Такой поворот в мировой экономической науке вызывает критику и тревогу у прогрессивно мыслящих ученых-экономистов.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |