Имя материала: Экономическая теория

Автор: Г.Н. Макаров

Глава 29. различия в уровнях социально-экономического развития стран мирового сообщества. слаборазвитость: экономическое содержание и пути решения

 

Как показывают фактические данные, мировое хозяйство, представляя собой систему, т.е. органическую целостность, состоит из стран-подсистем, существенно различающихся по уровню экономического развития, структуре национального хозяйства, доходам и потребления населения, месту и роли в мировой экономике. Разберемся в этой достаточно пестрой и весьма сложной системе. Конечно, это только подходы к экономическому анализу структуры мирового хозяйства и причин различий в социально-экономическом положении той или другой группы стран в мировом сообществе. Каждый затрагиваемый в учебнике вопрос нашел отражение в научно-исследовательской литературе и может служить предметом самостоятельного спецкурса.

 

Неравномерность и различия в уровнях социально-экономического развития стран в мировом хозяйстве

Неравномерность в экономическом развитии стран мира— реальность. Как изменилось соотношение стран мира по показателям, характеризующим уровень их экономического развития, и место, занимаемое каждой из них в мировом хозяйстве,— свидетельствуют фактические данные. За вторую половину XX в. Япония, новые индустриальные страны поднялись с последних строк в таблице стран мира по уровню экономического развития на первые. В связи с этим возникает вопрос: представляет ли неравномерность экономического развития закон. Несмотря на очевидность факта неравномерности экономического развития стран внутри системы мирового хозяйства, отношение к этому явлению как к закону или закономерности не получило отражения ни в «Экономикс», ни в многочисленных учебниках и учебных пособиях, изданных в России в последние годы. Впервые на действие этого закона обратил внимание В.И. Ленин. Однако как сама попытка исследования явления неравномерности, так и выводы, сделанные Лениным по его результатам, преследовали, политическую цель: обосновать возможность победы социализма в нескольких или даже в одной отдельно взятой капиталистической стране. Западная экономическая мысль «умолчала» закон.

В отечественной литературе закон неравномерного экономического развития стран давался в традициях, заложенных Лениным. Например, в 4-томной экономической энциклопедии, где дается объяснение закона неравномерного экономического и политического развития капитализма в эпоху империализма, в конце делается вывод: «Обострение неравномерности выступает как один из факторов, обусловливающих историческую неизбежность революционного низвержения капитализма». В советской экономической науке действие этого закона распространялось лишь на капиталистическую систему мирового хозяйства. Для социалистической же системы в качестве объективного экономического закона обосновывалось действие закона выравнивания уровней экономического развития стран и регионов.

Более того, принцип выравнивания уровней экономического развития проводился в жизнь. В рамках бывшего СССР созданный в России, на Украине и в Белоруссии прибавочный продукт перераспределялся в целях выравнивания уровней экономического развития экономически отсталых республик Средней Азии и Казахстана.

Аналогичная политика, хотя и с меньшим размахом, осуществлялась и в пределах мировой системы социализма в целом.

Вся история развития человечества свидетельствует об исчезновении одних государств и народов и возвышении других. И сегодня темпы экономического роста одних стран повышаются, других сокращаются. Следовательно, игнорирование факта неравномерности экономического развития стран мира противоречит требованиям позитивной экономической науки.

Вывод, который следовало бы сделать из сказанного, состоит в том, что явление неравномерности социально-экономического развития стран мира требует не его замалчивания, а более углубленной объективной разработки и, конечно, очистки от идеологических наслоений. При этом следует учитывать изменения, происходящие в связи с распадом мировой системы социализма. Главные последствия этого факта в данном рассмотрении проблемы сводятся, во-первых, к увеличению сферы пространственного действия закона неравномерного экономического развития. В эту сферу включаются все бывшие страны социализма, а также получившие право суверенного существования 15 национальных республик бывшего СССР. Во-вторых, политические мотивы в международных экономических отношениях теряют свою первостепенную значимость, уступая место отношениям взаимовыгодного экономического партнерства.

Исследование степени межстрановой дифференциации в уровнях экономического развития осуществляется в экономической науке на основе качественного содержания и количественной определенности показателя «уровень экономического развития». Под уровнем экономического развития страны понимается степень развития производительных сил страны и мера потребления ее населением материальных благ и социальных услуг.

При анализе рассматриваемой проблемы выделяются понятия «экономическая мощь» и «экономический потенциал», отличные по содержанию от понятия «уровень экономического развития». Понятия экономической мощи и экономического потенциала тождественны и призваны характеризовать хозяйство страны с количественной стороны и со стороны потенциальных возможностей к развитию. Эти показатели отражаются в абсолютных величинах: валового объема общественного продукта и национального дохода, численности населения и трудовых ресурсов, объема промышленной и сельскохозяйственной продукции, занимаемой территории и т.п. В отлитие от экономического потенциала (мощи) страны уровень экономического развития страны характеризует ее с качественной стороны: жизненного уровня населения, степени образования и культуры населения, развитости социальной и производственной инфраструктуры, социальной дифференциации и степени социальной защищенности населения и т.п.

Количественным выражением уровня экономического развития страны служит отношение национального дохода к численности ее населения.

Можно с уверенностью сказать, что в межстрановых различиях показателей среднедушевого производства национального дохода имеют место различия в уровнях производительности общественного труда, эффективности производства, в темпах и эффективности реализации мировых достижений научно-технического прогресса, образовании и профессиональной подготовке рабочей силы, развитии сферы социальных услуг и т.п.

Исключительно быстрое в 70-е годы обогащение восточных стран на экспорте нефти способствовало образованию разрыва между количественной и качественной характеристиками показателя «уровень экономического развития». Учитывая это, ООН было принято решение при определении уровня экономического развития страны дополнять показатель среднедушевого производства национального дохода данными о доле промышленности (в том числе обрабатывающей) в национальном доходе страны, грамотности населения и численности квалифицированных кадров.

Маленькая по территории и численности населения страна может занимать в таблице стран мира по уровню экономического развития первые строки, если она достигает благодаря высокому уровню общественной производительности труда и среднедушевого производства национального дохода высоких показателей в доходах и потреблении населения.

Одновременно огромные страны, обладая большой экономической мощью, в силу экономической отсталости занимают последние строки в таблице стран мира по уровню экономического развития. Огромная территория этих стран, их природные богатства, как и большая численность населения составляют лишь потенциальные возможности для экономического и социального прогресса, которые могут быть практически реализованы или не реализованы в зависимости от внутренних усилий страны.

В соответствии с названными количественными и качественными критериями современная экономическая наука выделяет по уровню экономического развития три подсистемы стран в общей системе мирового хозяйства:

Экономически развитые страны постиндустриального развития с высокой долей занятости в сфере социальных и деловых услуг.

Страны со средним уровнем экономического развития, находящиеся на стадии индустриального развития.

У 3. Развивающиеся страны, или страны «третьего мира», как их называли в 70-е годы, или периферийные страны, как их называют сейчас.

Между тремя подсистемами стран мирового сообщества существует разрыв в уровнях экономического развития. Этот разрыв имеет количественное и качественное выражение. Количественно разрыв выражается в разных величинах среднедушевого производства валового внутреннего продукта. В сопоставимых ценах валовой внутренний продукт на душу в промышленно развитых странах увеличился с 10 тыс. долл. в 1970 г. до 15 тыс. долл. в 2002 г. Во всех развивающихся странах этот показатель составлял соответственно 680 и 880 долл., а в наименее (слабо) развитых странах — 609 и 227 долл.

За количественными показателями скрываются огромные качественные различия в жизни населения стран с высоким и низким уровнем экономического развития. Если промышленно развитые страны достигли насыщения базисных потребностей и перестраивают свою технологическую и социальную структуру для нового качества экономического роста, то страны «третьего мира» при слабой экономике ведут борьбу за удовлетворение самых элементарных потребностей растущего населения, стремятся обеспечить людей работой, обеспечить потребности в энергии и чистой воде, развить транспорт и инфраструктуру.

В группе постиндустриальных стран верхнюю строку по среднедушевому производству национального дохода занимают США. В то же время после Второй мировой войны уровни экономического развития многих стран Западной Европы значительно сблизились с соответствующими показателями США. Высокие темпы роста национального дохода Японии в послевоенные годы обеспечили ей 2-е (после США) место'в мире по уровню экономического развития. Если учесть, что в 1950 г. среднедушевое производство национального дохода Японии было в 5 раз ниже американского, то не случайно темпы развития японской экономики и ее достижения в послевоенный период называют «японским чудом».

Конечно, каждая страна, достигшая экономических успехов, заслуживает пристального внимания и объективного экономического исследования. Мы же дадим общие выводы, применимые к любой стране.

Итак, каждая страна добивается эффективного экономического роста по-своему, мобилизацией собственных усилий, умелым использованием как внутренних, так и внешних факторов. Значение этого вывода в конечном счете понято Россией и другими странами бывшей социалистической системы хозяйства, правительства которых осознали бесперспективность использования конкретной модели рыночного механизма какого-либо государства для ее практической реализации в своей стране, так как универсальной модели экономического успеха не существует.

Несмотря на уникальность экономического «прорыва» каждой из стран, можно выделить и общие факторы, свойственные для всех стран, добившихся существенных экономических успехов после Второй мировой войны. Это, во-первых, экономически эффективная реализация мировых достижений послевоенного этапа научно-технической революции; во-вторых, экономически и социально обоснованное государственное регулирование развития страны; в-третьих, увеличение степени участия в международном разделении труда и превращение экспорта товаров и услуг в существенный фактор внутреннего развития.

Разумеется, каждый из названных факторов, в свою очередь, носит комплексный характер. Так, экономически эффективная реализация мировых достижений НТР предполагает резкое повышение уровня образовательной и специальной подготовки рабочей силы, кардинальное обновление методов труда и производства, существенные изменения в воспроизводственной и отраслевой структуре общественного производства и др.

Хотя исследование структуры мирового хозяйства с позиций уровня экономического развития стран имеет наибольшее практическое значение по сравнению с другими подходами, нельзя не сказать и о них. Поэтому, прежде чем перейти к следующему основному вопросу темы, необходимо рассмотреть краткую характеристику содержания других подходов к анализу структуры современного мира.

В отечественной экономической литературе вплоть до решительного поворота к рыночной экономике существовал формационный подход в оценке истории развития мира и структуры современного мирового хозяйства.

В соответствии с данным подходом человеческое общество в своем развитии проходит пять общественно-политических и социально-экономических формаций: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую (с двумя фазами — социализмом и коммунизмом). Главным критерием, отличающим одну формацию от другой, служит форма собственности на средства производства. Само же изменение форм собственности является результатом прогрессивного развития производительных сил вообще и средств труда в первую очередь. В связи с этим каждая общественно-экономическая формация характеризуется более высоким уровнем производительности труда и потребления населением материальных благ и услуг. Иначе говоря, формационный подход в принципе отвечает тем задачам, которые были поставлены здесь при анализе структуры мирового хозяйства.

Однако в современной экономической литературе формационный подход к развитию и структуре мирового хозяйства подвергается критике, особенно в отечественных публикациях.

Безусловно, для характеристики современной структуры мирового хозяйства с позиций «капитализм — социализм» формационный подход неприемлем. Однако для анализа истории развития человеческого общества и понимания материальных и социальных источников прогресса формационный подход не может отбрасываться. Возникновение же социализма в России — результат стечения множества объективно-субъективных условий и «нарушения» общей закономерности в развитии общества и смены формаций. Для смены одной формы общественных отношений другой необходимо предварительное развитие производительных сил. Возникновение новой, коммуниодической, формации основоположники марксизма связывали с высоким уровнем развития производительных сил.

Низкий уровень экономического развития России и особенно ее южных национальных регионов выделили ее из общего исторического потока не столько по уровню развития производительных сил, сколько «экзотичностью своих производственных отношений и политической надстройки». «Сработал» и принцип обратного воздействия производственных отношений на развитие производительных сил, характерный для формационного подхода, — неадекватные уровню развития производительных сил производственные отношения привели в конечном счете к разрушению социалистической системы хозяйствования.

Для анализа мирового хозяйства сегодня предлагается цившизационный подход. Однако само понимание «цивилизации» не определилось.

Под цивилизацией понимается определенная система культурных ценностей. «Если формационный подход связан с миром социотехники, то цивили-зационный — с теми нормами, ценностями, образами, понятиями, которые явно или неявно отвечают за обучение и самообучение людей, за трансляцию — из поколения в поколение — многовековой культуры — исторической памяти конкретных человеческих общностей, за адаптацию этих общностей к меняющимся условиям». Цивилизация есть сумма всех гуманных значений общественного развития в отличие от состояния варварства, дикости. Границей между цивилизованностью и нецивилизованностью является возникновение государственной организации. Цивилизаций, или социокультурных стилистик, в мире множество. Различают западную и восточную цивилизации. Ряд специалистов доказывает существование четырех цивилизаций, исходя из религиозных признаков: западную, исламскую, индо-буддийскую, конфуцианско-буддийскую. Некоторые утверждают, что мировое сообщество движется к одной мировой техногенной, или технотронной, цивилизации.

Из-за неопределенности понятия «цивилизация», его связи с культурой, многоликости цивилизаций предлагается подходить к оценке современного мира как несистемного образования. В то же время социально-экономические образования предлагается рассматривать как системы.

Критически осмысливая формационный подход, исследователи не исключают не только возможностей его использования, но и взаимосвязи с ци-вилизационным подходом. Общественно-экономические формации также дают представление о различных этапах цивилизации.

Если под цивилизацией понимать совершенствование общества, отождествляемого с социальным прогрессом, то концепция цивилизации включает три основных момента: 1) мерилом цивилизационного процесса объявляются человек, его свобода, возможность саморазвития, самовыражения. Иначе говоря, цивилизационные процессы — те, которые способствуют реализации общечеловеческих ценностей; 2) предполагается, что этим критериям в наибольшей степени отвечает опыт развития западной цивилизации, являющейся продуктом капиталистического развития; 3) концепция цивилизационн^го процесса основана на предположении или вере в возможность формирования единой мировой цивилизации.

Существуют и другие критерии при рассмотрении структуры мирового сообщества. Так, О. Тоффлер, заложив в основу развития мирового сообщества технику и технологию, выделяет три этапа, или волны, в эволюции цивилизации, каждому из которых соответствует свой тип общества и культуры: 1) аграрный, продолжавшийся около 10 тыс. лет; 2) этап индустриальной цивилизации; 3) постиндустриальный, начавшийся в 50-х годах XX в. Каждый из этапов в развитии цивилизации О. Тоффлер оценивает с позиций власти: на первом этапе власть принадлежит силе, на втором — богатству, на третьем — знанию.

Ученые, исследующие проблемы современной экологии, различают три этапа в развитии общества: самый продолжительный — архаический; второй— религиозный; третий— научно-рационалистический, разрушивший природу за 200 лет.

Как известно, К. Маркс и Ф. Энгельс выделили три этапа в развитии человеческого общества: варварство; цивилизация, единственной целью которой они считали накопление богатства; высшая ступень в развитии человеческого общества, характерными чертами которой являются демократия в управлении, богатство внутри общества, равенство прав, всеобщее образование.

Выводы, которые можно сделать исходя из краткого рассмотрения других подходов к структуре современного мирового хозяйства, состоят в следующем: цивилизационный подход слабо разработан, не сложилось даже определенности в понимании самого слова «цивилизация». Оно употребляется иногда совершенно ни к месту. Цивилизационный подход требует более глубокой научной разработки. Его использование при современном уровне разработки для оценки мирового хозяйства и его структуры мало что может прояснить.

Что касается формационного подхода, то при определенной очистке его от идеологических наслоений он может быть использован для исследования не только истории социально-экономического развития мировой экономики, но и современной ее структуры.

Таким образом, пока наиболее плодотворным подходом в исследовании структуры мирового хозяйства остается рассматриваемый здесь подход с позиций уровней социально-экономического развития стран.

 

Содержание понятия экономической слаборазвитости

Третья подсистема мирового хозяйства, объединяющая более 120 развивающихся стран, неоднородна. В эту группу входят как новые индустриальные страны, так и наиболее экономически слаборазвитые государства Африки (южнее Сахары), Восточной Азии, Южной Азии. Слаборазвитость в ее современном понимании связана с состоянием регионов, находящихся на добуржуазной стадии развития мирового хозяйства. При этом следует заметить, что слаборазвитость — не статичное состояние, характеризуемое набором фиксированных показателей, а динамичное, постоянно изменяющееся.

Подсистему развивающихся стран группируют по-разному. При делении развивающихся стран на три группы выделяют: 1) новые индустриальные страны; 2) средние развивающиеся страны; 3) слаборазвитые страны.

При делении подсистемы развивающихся стран на пять групп выделяют:

новые индустриальные страны первого и последующих поколений;

крупные развивающиеся страны, где в качестве критерия используется численность населения (не менее 70-75 млн человек). Этому требованию отвечают 8 развивающихся стран: Бангладеш, Бразилия, Индия, Индонезия, Китай, Мексика, Нигерия, Пакистан.

Критерий выделения группы стран по численности населения крайне уязвим, позволяя отнести к этой группе страны как наименее развитые (Бангладеш), так и те, которые с определенной условностью можно отнести к новым индустриальным странам (Бразилия, Мексика). Хотя население стран этой группы составляет почти половину всех проживающих в «третьем мире», сам по себе демографический показатель служит лишь признаком совокупности особенностей развития этих стран (сочетание разнообразных типов производства, общественных отношений и др.). Выделение группы этих крупных развивающихся стран представляет интерес с позиций их огромных потенциальных возможностей для экономического роста, заложенных прежде всего в неиспользуемых трудовых'ресурсах;

нефтедобывающие страны (в первую очередь страны ОПЕК);

страны, занимающие по основным показателям среднее положение;

наименее развитые страны.

Группировка развивающихся стран необходима из-за их неоднородности. Для экономического анализа отсталостй^тих стран недостаточно их разделение только по показателю среднедушевого дохода. Нефтедобывающие страны, например, имея высокие показатели среднедушевого производства национального дохода (близкие к западноевропейским или даже превышающие их), не могут быть отнесены к экономически развитым странам, по многим показателям они ближе к развивающимся странам, чем к развитым. Нельзя не выделить в отдельную группу новые индустриальные страны. Их успех в преодолении слаборазвитости очевиден. Однако он достигнут благодаря уникальному сочетанию внешних и внутренних факторов, каждый из которых в свою очередь является неповторимым.

В настоящее время резко изменились внешнеэкономические и внешнеполитические условия по сравнению с теми, которые сложились в период начала подъема НИС. И лишь немногие из развивающихся стран располагают необходимыми внутренними условиями для индустриального подъема. Учитывая это, многие исследователи приходят к выводу, что опыт НИС не имеет универсального характера. Крайне специфична слаборазвитость наименее развитых стран. Они представляют значительную часть «третьего мира», наА считывая 41 страну, в том числе в Азии— 8, Латинской Америке— Океании — 4, Африке — 28. Их число растет. По данным ООН, десятилетие назад в Африке наименее развитых стран было 17.

Для данной группы стран характерна абсолютная неспособность обеспечить минимальные потребности населения, которое составляет более 400 млн человек и увеличивается ежегодно на 2,4\%. В большинстве стран этой группы темпы роста населения обгоняют темпы роста национального дохода. Производство продовольствия на душу населения сокращается ежегодно на 0,8\%.

Доля накопления в валовом внутреннем продукте низка и имеет тенденцию к снижению.

Для данной группы стран, более чем для всех развивающихся, проблема «накопление — потребление» носит почти неразрешимый характер. Отсутствие рабочих мест, низкие доходы и недопотребление большинства населения не способствуют формированию сбережений и образованию фонда накопления, вследствие чего не создаются новые рабочие места, не растут доходы населения. Разорвать этот порочный круг удается лишь немногим из слаборазвитых стран.

Несмотря на наличие разных групп в общей подсистеме развивающихся стран, отличающихся количественными и качественными показателями, в экономической литературе выделяют ряд общих для всех стран «третьего мира» характеристик.

В западной литературе первым наиболее глубоким, комплексным исследованием проблем «третьего мира» следует признать монографию шведского ученого-экономиста и социолога П. Мюрдаля. Достоинством этого исследования является впервые использованный автором методологический подход, суть которого состоит в рассмотрении страны как социальной системы. Г. Мюрдаль рассматривает социальную систему любой из стран «третьего мира» как состоящую из шести элементов, или условий. Это:

производительность труда и Доходы;

условия производства (неразвитость промышленности, в особенности крупной; примитивность техники, низкая капиталовооруженность труда; низкий уровень отношения сбережений к доходу и еще ниже сбережения на одного работающего и на душу населения; недостаточность капиталов в инфраструктуре и др.);

низкий уровень жизни, который проявляется в специфических количественных и качественных показателях: недоедании, плохих жилищных условиях, неудовлетворительном государственном и частном обеспечении санитарного и медицинского обслуживания, недостаточных возможностях для получения технической и профессиональной подготовки и обучения на всех уровнях, а также в общих недостатках в области образования и культуры;

отношение к жизни и труду, которое Г. Мюрдаль характеризует как традиционно неудовлетворительное, что проявляется в низком уровне трудовой дисциплины, недостаточной точности и аккуратности, суевериях и предрассудках, недостатке расторопности, приспособляемости, честолюбияи общей готовности к переменам и эксперименту, в презрении к физическому труду, беспрекословном подчинении власти и эксплуатации и т.д. Ко всем этим традициям Г. Мюрдаль добавляет неподготовленность к сознательному и длительному ограничению рождаемости. Высокие темпы роста населения в развивающихся странах — основная причина бедности;

общественные институты — все, что, по обоснованию Г. Мюрдаля, в совокупности образует «слабые государства» (архаичная форма землевладения и землепользования, неразвитая система предпринимательства, найма, торговли и кредита, недостаточная компетенция правительственных учреждений, низкий уровень эффективности и добросовестности общественной администрации, неустойчивость и недостаточная эффективность национальной политики и т.д.);

политические мероприятия — все, что способствует изменению в перечисленных условиях, определяющих слаборазвитость страны. В отличие от географического положения, климата и природных богатств другие неблагоприятные условия не являются постоянными и в принципе могут быть изменены с помощью мероприятий политического характера.

Главным в системе шести условий слаборазвитости Г. Мюрдаль считает показатель уровня производительности труда, который с учетом ряда оговорок может быть принят за приблизительный показатель всех других (пяти) условий, т.е. за (несовершенный) индекс уровня слаборазвитости страны. Однако и он не служит определением «слаборазвитости», равно как и его прогрессивное изменение еще не определяет «развитие».

Использование системного подхода к слаборазвитости имеет практическое значение. Это обязывает при определении направления развития страны учитывать причинно-следственную взаимозависимость всех условий, характеризующих слаборазвитость.

Современная экономическая литература в основном повторяет названную систему показателей слаборазвитости. Во многих источниках она лишь дополняется такой важной характеристикой, как резкая дифференциация общества, определяемой существенным разрывом в доходах и потреблении между немногочисленными социальными слоями и основной массой населения, практически не оставляя места среднему классу.

Опираясь на обобщение фактических данных о развитии стран мировой системы хозяйства, многие исследователи указывают на существование закономерности: чем ниже уровень экономического развития страны, тем выше степень социальной дифференциации. Эта закономерность отмечается и для стран с высоким уровнем экономического развития в периоды относительно продолжительных спадов общественного производства.

Внешние условия всегда оказывали влияние на характер слаборазвитости. Особенностью этих условий является их большая динамичность по сравнению с внутренними условиями. Неравномерность социально-экономического развития стран в мировой системе хозяйства приводит к изменению условий торговли, ситуации на мировом рынке и сокращению к нему доступа. Существенное влияние на слаборазвитость оказывает отток иностранного частного капитала, постепенный уход ТНК из значительной части «третьего мира», нерешенные проблемы внешнего долга, недостаточный объем помощи.

Подведем итоги экономического содержания понятия «слаборазвитость»:

Слаборазвитость является основной чертой всех развивающихся стран. Она служит системообразующим фактором этой группы стран.

Поскольку группа развивающихся стран является органической частью мировой системы хозяйства, т.е. ее подсистемой, то слаборазвитость как характерная черта этой подсистемы не может не оказывать влияния на развитие всего мирового сообщества.

Слаборазвитость перестала быть специфической проблемой развивающихся стран. Она по всем своим характеристикам — общечеловеческая проблема. Слаборазвитость содержит в себе наиболее острые глобальные проблемы мирового сообщества: продовольственную, демографическую, экологическую, энергетическую, вероятность войны с использованием средств массового уничтожения и др.

Сложность решения проблемы слаборазвитое™, представляющей собой систему условий, в которую входят факторы не только экономического, но и социального, политического, традиционно национального характера. При этом каждая из развивающихся стран уникальна, характеризуется «своей собственной слаборазвитостью». Практика показала, что рекомендуемые различными международными организациями программы развития для слаборазвитых стран оказываются неосуществимыми, поскольку эти программы не имеют приписываемого им универсального характера в силу сложности и многоликости понятия «слаборазвитость».

Отмечая наличие объективной тенденции к неравномерности в экономическом развитии стран в рамках мировой системы хозяйства, следует признать стремление к практической реализации тезиса о выравнивании их экономического развития в целом утопичным. Даже при достижении развивающимися странами существенных успехов в темпах и эффективности экономического роста различия в качестве жизни между странами «третьего мира» и развитыми странами несомненно останутся. Именно национальными особенностями в образе жизни, культуре, искусстве, национальных традициях, историческом развитии и состоит привлекательность каждой страны как неотъемлемого элемента мировой системы. В этой части выявлению различий способствует использование цивилизационного подхода.

 

Эволюция теоретических взглядов на причины и пути преодоления слаборазвитости

Существует множество теорий и концепций, объясняющих экономическую слаборазвитость. Так, в литературе встречаются концепции, утверждающие, что слаборазвитость имеет внеисторическую природу, она пре/(определена для некоторых стран и народов. Согласно им, эти нации как неисторические обречены на отсталость, и сама постановка о возможности преодоления слаборазвитое™ выглядит неправомерной. Такие концепции не оставляют надежды выбраться из нищеты.

До распада СЭВ развивались две концепции понимания слаборазвитости и причин ее преодоления. Эти концепции формировались во второй половине XX в. под влиянием политического противостояния двух мировых систем. В ряде освободившихся стран выбор политического и экономического развития решался войной (Вьетнам, Корея).

Экономисты стран СЭВ и особенно СССР объясняли слаборазвитость следствием колониальной зависимости. Единственным же путем преодоления экономической отсталости советские обществоведы считали социалистический путь на основе национализации средств производства и государственного директивного планирования. В этих целях усиленно пропагандировался социалистический путь развития в СССР и особенно преодоление экономической отсталости национальных республик СССР, находившихся к моменту Октябрьской революции на стадии феодального развития.

В советской экономической литературе проблематика отношений между развивающимися и промышленно развитыми капиталистическими странами всегда связывалась с такими категориями, как империалистическая эксплуатация, колониализм и неоколониализм, антиимпериалистическая борьба и т.д. Западные обществоведы объясняли экономическую отсталость бывших колоний факторами исторического характера. К числу основных факторов, определяющих слаборазвитость, они относили высокий естественный прирост населения и неспособность установить контроль за рождаемостью, скудость природных ресурсов для развития промышленности, историческую нищету в сочетании с безграмотностью и отсутствием реальных условий для образования сбережений.

Естественно, наиболее эффективным путем преодоления экономической отсталости западные экономисты считали капиталистический путь развития на основе формирования рыночной модели хозяйствования западного типа. При этом разрабатывались и предлагались к реализации самые различные модели преодоления отсталости. Так, ряд теорий, основанных на монетаризме, доказывают возможность экономического успеха на базе политики государственного невмешательства в рыночную экономику слаборазвитых стран. Широкое распространение получили попытки создания и реализации универсальных программ преодоления экономической отсталости в целом для всей подсистемы развивающихся стран.

Среди западных теоретиков имела хождение теория «узких мест», преодоление которых, по замыслу ее авторов, сможет открыть перспективы для успешного развития. При этом узкие места находили как внутри развивающихся стран, так и вне их.

Теории, отдающие приоритет внешнеэкономическим факторам, оказали большое влияние на программы установления нового международного экономического порядка. Новый международный экономический порядок представляет собой комплекс требований развивающихся стран по изменению международных экономических отношений (зафиксирован ООН в 1974 г.)» К числу основных требований к развитым странам относились установление «справедливого» соотношения цен на сырьевые и промышленные товары, смягчающего разницу в низких ценах на экспортируемое развивающимися странами сырье и импортируемые ими по высоким ценам промышленные товары; аннулирование долгов наиболее отсталых стран и облегчение условий их погашения для отсталых развивающихся стран; создание системы передачи развивающимся странам прогрессивной технологии и др.

Бывшие социалистические страны широко пропагандировали и поддерживали требования развивающихся стран, содержавшиеся в новом международном экономическом порядке. Капиталистические же страны в целях реализации этих требований предлагали странам социализма передавать в соответствующие фонды фиксированную долю валового национального продукта. Правительства социалистических стран отвергали эти предложения, обосновывая свой отказ тем, что социалистические страны не несут ответственности за возникновение и сохранение экономической отсталости бывших колоний.

С середины 50-х до начала 80-х годов экономические и политические взаимоотношения развитых капиталистических стран со своими бывшими колониями осуществлялись на основе неоколониальной политики. Это период, когда наблюдались массовые проявления колониальных методов давления на развивающиеся страны. Существенным фактором, оказывающим воздействие на реализацию неоколониальной политики, была социалистическая система хозяйства, и в том числе СССР, активно боровшегося за присоединение освободившихся стран к социалистической системе,

В противовес социалистической пропаганде западные государства разрабатывали теории, реализация которых позволяла бы оставить развивающиеся страны в рамках мировой капиталистической системы хозяйства. В экономической литературе эти теории получили название неоколониалистских. В их разработке участвовали многие западные обществоведы и эксперты. Неоколониалистские теории постоянно видоизменялись, обновлялись, дополнялись вместе с изменением социально-экономической ситуации в мире. Так, теории трансформации капитализма, смешанной экономики, обновляясь, перерастали в теории партнерства, гармонии интересов и т.п.

В СССР в эти годы накапливается масса экономической и политической литературы, критикующей предлагаемые западными странами программы реформирования экономики развивающихся стран.

С распадом мировой системы социализма политическая и социально-экономическая ситуация изменилась. На эти изменения повлиял не только распад системы социализма, но и огромные экономические достижения в Японии, Республике Корея, Индии, Китае, в ряде стран Латинской Америки.

Под воздействием новых явлений в мировой экономике система неоколониальной зависимости стран «третьего мира» уступает место качественно новой модели их взаимодействия с развитыми странами. Эта новая модель основана на экономических законах рыночного хозяйства с более полным учетом реальной социально-экономической ситуации каждой из слаборазвитых стран. Само же понятие «неоколониализм» уходит в прошлое и может быть употребляемо для характеристики определенного исторического этапа в развитии международных экономических отношений.

Одной из главных особенностей современного мира следует признать устранение с распадом социалистической системы хозяйства политического противостояния и идеологического противоборства двух систем. Это не значит, что в мире в экономических взаимоотношениях наступила «всеобщая гармония». Формирование однотипных экономических отношений, базирующихся на частной собственности на средства производства, вызывает необходимость создания качественно иных механизмов международных отношений вообще и в том числе между развитыми и развивающимися странами. Основу этих механизмов определяют законы рыночного хозяйства, где обязательными условиями являются взаимовыгодное сотрудничество и конкуренция.

Одновременно претерпевает изменения и подход стран мира к финансовой и материальной помощи беднейшим странам. Все более осознается, что бедность — глобальная проблема. Она воздействует на весь мир через болезни, деградацию человека, ухудшение экологической ситуации на Земле (в частности, через сжигание лесов из-за отсутствия других источников энергии). Нельзя также недооценивать, что «третий мир» постепенно превращается в зону новой военной опасности. При разрыве в доходах на душу населения в 40 раз по сравнению с развитыми странами военные расходы в развивающихся странах сравнялись с развитыми странами.

Преодолевая политическое и идеологическое противостояние двух систем, мировое сообщество не может избежать экономической конкуренции и борьбы за рынки сбыта между развитыми странами и вырвавшейся из экономической отсталости периферии. В интересах всего мирового сообщества — найти компромисс во взаимодействии интересов и не допустить военного передела мирового рынка.

Необходимо также отметить, что тенденция к выравниванию уровней экономического развития отвечает интересам как развивающихся, так и развитых стран мира. Это объясняется многими факторами и прежде всего тем, что относительное равенство в уровнях среднедушевого производства национального дохода означает и примерное равенство структуры потребностей населения, а также спроса стран на факторы производства — технику, технологию, рабочую силу. А относительное равенство в структуре потребностей и спроса создает наилучшие условия для расширения международного экономического обмена на взаимовыгодной основе.

Как уже отмечалось, универсальной программы преодоления отсталости нет и не может быть — страны, составляющие развивающуюся подсистему, различны не только по степени бедности. Они уникальны своей цивилизацией, социокультурным своеобразием. Стремление к реализации универсальных программ преодоления слаборазвитости привело бы к уничтожению неповторимости национальных культур, от чего весь мир стал бы беднее духовно. Вместе с тем обобщение опыта развития Японии, новых индустриальных стран, Китая, стран

Латинской Америки, вырвавшихся в большей или меньшей мере из экономической отсталости, позволяет прийти к некоторым выводам, полезным как для других развивающихся стран, так и для мирового сообщества в целом.

Как бы отрицательно ни относится к темпам экономического роста, отдавая предпочтение «качеству жизни» в сравнении с темпами роста экономики, последние остаются единственным средством для преодоления экономической отсталости. Экономика просто не имеет других путей для радикального решения социальных задач, повышения доходов и потребления основной массы населения. Экономически развитые страны, достигшие высокого уровня потребления, могут ставить перед собой задачи стабилизации или даже замедления темпов экономического роста в целях повышения качества жизни и улучшения экологической среды. Для многих развивающихся стран стоят задачи создания огромного количества рабочих мест и решения проблем элементарного питания. Как показывает статистика, все страны, вышедшие в группу «развитых» в общем числе развивающихся, достигли экономических успехов за счет высоких темпов экономического роста в течение продолжительного времени. Достижение высоких темпов экономического роста для всех без исключения развивающихся стран, достигших экономического успеха, являлось приоритетной целью. Япония, Республика Корея, о. Тайвань, а позднее Китай избрали модель сбалансированного роста.

Под моделью сбалансированного экономического роста понимается последовательный переход в развитии от сельского хозяйства к легкой промышленности, к тяжелой промышленности, к точным технологиям; переход от трудоемкого к капиталоемкому, а затем — наукоемкому производству; переход от политики импортозамещения к политике экспортной экспансии; стимулирование рыночных отношений.

Под моделью несбалансированного экономического роста понимается приоритетное развитие тяжелой промышленности за счет сельского хозяйства и легкой промышленности; ориентация на капиталоемкое развитие; развитие в режиме импортозамещения; подавление рыночных отношений. Это особенно очевидно при сравнении двух стран, одинаково разоренных войной, бедных, одной культуры и национальной принадлежности — Южной и Северной Кореи. Все экономисты, исследующие факторы экономического роста Японии, новых индустриальных стран, указывают на два основных, характерных для всей этой группы: научно-технический прогресс и эффективная экономическая политика государства.

Обеспечить экономический подъем в стране сегодня невозможно без эффективной реализации мировых достижений научно-технического прогресса. Для успешного решения проблем научно-технического прогресса необходимы как минимум два предварительных условия:

наличие хорошо обоснованной государственной программы развития научно-технического прогресса и механизма ее реализации;

повышение образовательного уровня всего населения, без чего невозможно эффективное использование современной сложной и дорогостоящей техники.

Опыт развивающихся стран, достигших выдающихся результатов в экономическом развитии в послевоенные годы, позволяет сделать вывод о том, что государство не должно отдавать исключительно рыночной стихии организацию начальных этапов модернизации и экономических реформ. В странах, где правительство устранялось от управления процессами в начальный период модернизации экономики, «невидимая рука рынка» не срабатывала.

Так, экономические преобразования в Республике Корея правительством Ли Сын Мана (1960 г.) не принесли успеха именно в связи с выбором пассивной государственной стратегии, которая объясняется отрицательным отношением этого политика к идее государственного регулирования, видевшего в ней проявление коммунистической идеологии. По такой же причине провалились реформы в Уругвае и во многих других странах Латинской Америки.

По мере укрепления рыночной экономики, создания рыночной инфраструктуры государство постепенно уменьшает воздействие на экономику, уступая инициативу рыночным механизмам и частному сектору хозяйства.

Однако успех государственного регулирования в начальные периоды реформирования определяется хорошо продуманной и экономически обоснованной стратегией развития страны, а также выработкой механизмов реализации этой стратегии.

При экономически малограмотном вмешательстве государства в экономику на любых этапах ее реформирования вред велик и последствия трудно предсказуемы.

Заглядывая в будущее развивающихся стран, некоторые экономисты-эксперты ожидают в ближайшие два с половиной десятилетия (до 2020 г.) определенного прироста доли этих стран в мировом хозяйстве и международной торговле. Однако их взгляды на уменьшение разрыва в уровнях экономического развития между центром и периферией мирового хозяйства весьма пессимистичны. Дело прежде всего заключается в том, что разрыв исчисляется сегодня двухзначными цифрами. Кроме того, для ускорения экономического роста развивающиеся страны нуждаются в притоке иностранного капитала и технологий. Но нынешняя тенденция в развитии указанных процессов складывается не в пользу периферии, и эта тенденция вряд ли изменится.

Что касается России и других стран бывшего СЭВ, то они пока не могут быть отнесены к группе развивающихся стран, а тем более отсталых. Все эти страны до социально-экономического кризиса, связанного с переходом к рыночной модели хозяйствования, относились к странам со средним уровнем экономического развития. Снижение данного показателя в результате спада производства не дает основания относить Россию и страны бывшего СЭВ к группе развивающихся стран. Существует множество других качественных показателей, которые позволяют относить их к странам со средним уровнем экономического развития. Конечно, многое будет зависеть от того, как долго будет длиться переходный период и не растеряют ли эти страны те качественные показатели (образование, структура хозяйства, состояние науки и др.), которые позволяют пока относить их к среднеразвитым странам.

Однако от того, насколько затянется процесс реформирования в бывших социалистических странах и как скоро экономика начнет возрастать, зависит и их переход или к развитым, или к развивающимся странам.

Анализ экономического развития стран «третьего мира» последних лет показывает, что процесс их расслоения продолжается. Ряд развивающихся стран благодаря быстрому экономическому росту в начале 90-х годов вошли по величине среднедушевого производства национального дохода в группу развитых: Гонконг, Сингапур, Катар, Кувейт, ОАЭ, Багамы, Бермуды; другие вплотную к ней приблизились: Республика Корея, о. Тайвань, Саудовская Аравия. В то же время исчисляемая десятками группа развивающихся стран топталась на месте или деградировала, испытывая огромные социально-экономические перегрузки из-за глубочайшей отсталости, отсутствия сил и средств для приобщения хотя бы к устаревшим достижениям научно-технического прогресса. По оценке западных и отечественных экономистов, сегодня бедность этой группы стран меньше всего является следствием эксплуатации метрополиями. Она вызвана их неспособностью воспринимать перемены, навязываемые извне, противостоять внешним формам конкуренции, диктуемым мировой системой, или, иначе говоря, играть по правилам, принятым в капиталистических странах, их неумением преодолевать последствия демографического роста и перенаселения городов.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |