Имя материала: Жестовая речь

Автор: Зайцева Г.Л.

Чему помогает использование дактильной и жестовой речи? оценки роли дактильной и жестовой речи в концепции современной отечественной сурдопедагогики

 

Плюсы и минусы дактилологии

Проблема дактильной речи стала предметом специального исследования в 50—60-е гг., когда формируется новая концепция обучения глухих детей языку. Ранее предполагалось, что изучение языка как такового (его лексики и грамматики) позволит глухим усвоить язык как средство коммуникации. Суть нового подхода — идея о необходимости предоставить ребенку возможность практического овладения словесной речью в процессе непосредственного общения. Каким образом с самого начала можно организовать изучение детьми языка в его коммуникативной функции, в тесной связи с различными видами деятельности ребенка и потребностями в общении, возникающими у него в игре, на прогулке и т. д.? Ведь устная речь глухих формируется медленно, и дети далеко не сразу смогут свободно вести устные беседы. Вот тут-то и должна прийти на помощь дактильная речь. Так утверждали Б.Д. Корсунская, создатель системы формирования речи у дошкольников, и С.А. Зыков, разработавший теоретические основы коммуникационной системы обучения языку глухих учащихся. Сначала поговорим о дактильной речи у дошкольников.

В системе Б.Д. Корсунской (1969) предусматривалось ранней использование дактильной речи. Дактильная речь, по мнений Б.Д. Корсунской, — единственное средство, обеспечивающее именно на ранних этапах формирование у глухого малыша словесной речи не только на специальных занятиях, но и — в первую очередь — в общении. Применение дактильной речи, как более легкого (по сравнению с устной) для глухих детей вида словесной речи, позволяет им за сравнительно короткий срок накопить значительный объем слов и фраз, овладеть звуко-буквенным составом слова и, следовательно, аналитическим чтением.

Принципы, заложенные в системе Б.Д. Корсунской, определяли последовательность применения педагогом различных речевых средств. Исходное средство — письменная речь: готовые таблички с написанными словами. Естественно, предлагая детям новый предмет, сурдопедагог сначала произносит слово — название вещи, т. е. устная речь предваряет все последующие коммуникативные акты. Устной речью взрослого сопровождается и предъявление детям карточки со словом. Однако устная речь на этом этапе очень трудна для детей, им гораздо легче постигать номинативную и сигнальную функцию слова, выступающего как некоторая глобально воспринимаемая графическая структура. Именно в этом смысле письменная речь является исходной. Затем педагог начинает пользоваться дактильной речью (как ты помнишь, дорогой читатель, дактильная речь всегда сопровождается устной). Дети учатся соотносить дактилемы с буквами на табличках, постепенно овладевают приемами дактилирования. На следующем этапе учитель все чаще говорит устно-дактильно. Дети воспринимают речевой материал с руки и читают с губ (насколько могут), учатся самостоятельно строить дактильные слова и фразы. При этом они пользуются устной речью в той мере, в какой уже владеют произносительными навыками. Ведь с самого начала с ними проводится систематическая работа по формированию устной речи. И наконец учитель обращается к детям только устно (разумеется, пользуясь знакомым речевым материалом). Дети также постепенно переходят от устно-дактильной к устной речи, и она занимает все более прочные позиции в самостоятельной коммуникативной деятельности дошкольников. Таким образом, в системе, разработанной Б.Д. Корсунской и ее сотрудниками, дактильная речь, являясь опорой в работе над словесной речью, выступает в то же время в качестве вспомогательного средства, привлекаемого в целях наиболее эффективного обучения устной и письменной речи.

Как вспомогательное средство используется дактилология и в системе обучения и воспитания, принятой дошкольными учреждениями для детей с недостатками слуха в настоящее время. С этой системой, теоретические основы которой разработаны Л.П. Носковой (1982), ты будешь знакомиться подробно, дорогой читатель, при изучении курса дошкольной сурдопедагогики. Сейчас же рассмотрим только некоторые вопросы, связанные с дактильной речью.

Ныне действующая система создавалась в конце 70-х — начале 80-х гг., когда открылись принципиально новые возможности формирования речи глухих детей, с которыми интенсивная работа по развитию остаточного слуха с применением звукоусиливающей аппаратуры начинается с первых дней их пребывания в детском саду. В этих условиях на первом году обучения детей трехлетнего возраста в качестве исходной и ведущей используется устная речь, формируемая на базе развития остаточного слуха. Педагог обращается к ребенку устно — от малыша ожидается глобальное (зрительное или слухо-зрительное) восприятие устной речи. В качестве вспомогательного средства применяется письменная форма речи (глобальное чтение написанных печатным шрифтом слов). Экспрессивная речь глухого малыша в этот период — это весьма приближенное произнесение (голосовая реакция, отдельные гласные или слоги, воспроизведение контура слова и т. д.) и выбор нужной таблички. Потом детей начинают обучать аналитическому чтению и складыванию слов из разрезной азбуки, т. е. они начинают овладевать грамотой. Как ты уже понял, дорогой читатель, дактильная речь пока не привлекается. Почему? Л. П. Пескова выдвигает следующие доводы. В начале усвоения языка глухой малыш должен овладевать им на основе целостного, глобального восприятия речи. Эта целостность, слитность должна быть сохранена и в его экспрессивной речи, пусть ценой приближенного пока произношения. Этим процессам дактилология помочь не может. Скорее наоборот: «Трудно рассчитывать, что даже при идеальном соблюдении требований к использованию дактилологии устная речь не пострадает в плане ее темпа, слитности, ритмической характеристики» (Л.П. Пескова, 1982). А вот со второго года обучения (не ранее четырехлетнего возраста) к процессу формирования речи детей подключается дактилология. Выступая в роли «вспомогательного средства номер два», дактилология обеспечивает точность  передачи структуры слова, аналитизм в восприятии речевых единиц и т. д. Доводы Л.П. Носковой представляются весьма логичными, не так ли, дорогой читатель? Некоторые «минусы» дактильной речи, о которых говорит Л.П. Носкова, выявлены экспериментально в исследовании Н.Д. Шматко, установившей, что в начальный период обучения языку дактилирование может отрицательно влиять на усвоение навыка слитного воспроизведения слова.

Но закономерен вот какой вопрос: как влияет дактилология на речь четырехлетних глухих, которые уже целый год обучались языку при помощи устной и письменной речи? Каким образом формируются цепочки типа: звук — буква — дактилема, устное слово — письменное слово — дактильное слово и                  т. д.? Не возникнут ли специфические трудности, связанные с тем, что ребенок должен овладевать новым кодом, устанавливать новые отношения? Не замедляет ли это процесс речевого развития? И не проявятся ли на следующем этапе те «минусы» дактильной речи, которых мы стремились избежать, «отодвинув» дактилологию? Скажем, ребенок уже научился произносить слово слитно, в определенном темпе. Подключится дактилология — не испортится ли речь? К сожалению, такого рода экспериментальные данные еще только предстоит получить, и тогда мы сможем полностью обоснованно ответить на поставленные вопросы. А может быть, выяснится, что дактильная речь вообще не нужна? Ведь и такое мнение существует. Его придерживаются Э.И. Леонгард и ее сотрудники.

Вполне возможно, что вопросы о целесообразности использования: дактильной речи, времени ее включения в процесс воспитания дошкольника и др. следует решать с учетом индивидуальных особенностей глухого ребенка, его возраста ко времени начала обучения, условий педагогического процесса и т. д.

Очень интересными в этой связи представляются исследования                            Т.В. Пелымской и Н.Д. Шматко. Разработанная ими система коррекционной работы предусматривает организацию интенсивных занятий по развитию слуховой функции и устной речи с первых месяцев жизни детей со сниженным слухом. Дактильная речь в педагогический процесс не включается. Экспериментальное обучение по этой системе было проведено в условиях семьи. Сурдопедагог обучал родителей необходимым приемам работы с ребенком, проводил занятия в присутствии мамы и папы. Результаты оказались очень высокими. Дети уже к трем годам владели речью (конечно, в разной степени), причём звучание их речи приблизилось к речи слышащих сверстников.

Может быть, такой организации обучения малышей принадлежит будущее? Ну, а в настоящее время, еще раз повторим, в дошкольных учреждениях для детей с недостатками слуха дактилология используется начиная со второго года обучения (с четырехлетнего возраста) в качестве вспомогательного речевого средства.

Теперь перейдем к вопросам применения дактильной речи в работе с глухими учениками школ.

Действующая в нашей стране система обучения глухих детей получила название коммуникационной: ее реализация предполагает такую организацию педагогического процесса, при которой дети овладевают языком непосредственно в процессе общения. Мы уже говорили об этом. Тебе предстоит, дорогой читатель, основательно изучить эту систему. Наш же рассказ только о том, какое место в ней занимает дактильная речь. С.А. Зыков (1977), разработавший теоретические основы коммуникационной системы, выдвигая дактильную речь как исходную в процессе обучения языку, таким образом аргументирует свой подход:

1. Дактильная речь легко воспринимается, ребенок видит каждый элемент слова.

2. Она полностью контролируется самим говорящим. Глухой может проверить себя, сопоставляя свою речь со словом, данным учителем.

3. При дактилировании формируются пальцевые кинестезии (мышечное чувство руки), благодаря которым структура слова запоминается быстрее и прочнее.

4. Между пальцевыми кинестезиями и кинестезиями артикуляционного аппарата устанавливаются прочные нейродинамические связи, благодаря которым дактильная речь становится опорой для устной речи.

5. Дактильная речь помогает овладевать членораздельной речью, ее грамматическим строем, словарным составом.

6. Эта форма речи обеспечивает глухому ребенку на ранних этапах словесное общение, вытесняя жестовую речь.

Основные идеи С.А. Зыкова, а также результаты исследований его преемников нашли отражение в содержании и методах обучения, в принятых в наши дни программах специальных общеобразовательных школ для глухих детей. При создании новых программ учитывались, конечно, принципиальные изменения, происшедшие в сурдопедагогическом процессе в связи с внедрением в практику системы работы по развитию и использованию слухового восприятия. Последовательность использования различных речевых средств, согласно требованиями новых программ, такова.

Исходная форма речи — дактильная, как наиболее отвечающая задаче начального этапа обучения. На этом этапе учитель обращается к детям подготовительного класса устно-дактильно; используются также плакатики с написанными словами, т. е. письменная речь. Дети воспринимают весь материал слухо-зрительно, их собственная речь в это время — устно-дактильное проговаривание. Обучение дактильной и устной формам речи осуществляется параллельно. Постепенно дети учатся понимать устную речь учителя без его дактилирования: новый материал сообщается устно-дактильно, затем те же высказывания произносятся только устно.

В первом классе педагог также использует устную речь в сочетании с дактильной. Дактилированием сопровождаются преимущественно слова и фразы, еще недостаточно отработанные в устной речи, трудные для слухо-зрительного восприятия выражения. Учителю предлагается использовать дактильную речь в тех случаях, когда дети не поняли его дважды повторенного высказывания. Таким образом, начиная с I класса дактилология уже используется, по сути дела, как вспомогательное средство педагогического процесса. В такой роли дактильная речь выступает и дальше, вплоть до окончания учащимися школы. Общаясь с учащимися устно (и в классе, и во внеклассное время), педагог привлекает дактильную речь главным образом тогда, когда они затрудняются в слухо-зрительном восприятии его сообщения, реплики и т. д. Предусматривается, что ученики тоже могут в ряде случаев прибегать к дактильной речи, например если это облегчает им воспроизведение звуко-буквенной структуры каких-либо сложных и редко употребляемых ими слов, облегчая товарищам понимание ответа у доски и т. д. Однако главным средством общения учащихся должна быть устная речь.

Практика показывает, что умелое и творческое выполнение педагогом требований к использованию дактильной и устной речи позволяет достигнуть хороших результатов, в том числе и в обучении учащихся устной речи. В то же время при анализе сложившейся сейчас системы речевых средств, используемых в начале обучения, возникает ряд вопросов. Впрочем, многие из них ставились и раньше, например такой важный вопрос: как влияет широкое применение дактильной речи на формирование устной речи ученика? В экспериментальном исследовании Е.Н. Марциновской (1971) были получены такие данные. Нормально слышащие и относительно хорошо владеющие техникой дактилирования люди резко замедляют темп своей устной речи, если сопровождают ее дактильной (с 795 до 300 знаков в минуту). Значит, учащиеся, привыкшие к существенно более замедленному темпу речи педагога (обращающегося к ним устно-дактильно), оказываются в весьма трудном положении, когда им предстоит воспринимать естественную речь говорящего. Е.Н. Марциновская установила также, что у тех детей, которые хорошо владеют техникой дактилирования, скорость устного и дактильного воспроизведения текста примерно одинаковая, что сопровождение устной речи дактилированием не только не замедляло темпа их устной речи, а даже несколько убыстряло его. Но ведь скорость-то была равна 270—280 знаков в минуту, что в два раза медленнее нормального темпа устной речи!

Безусловно, за прошедшие годы система обучения в школах для глухих постоянно совершенствовалась, в том числе содержание и методы формирования устной речи. Коренным образом эта работа была перестроена в связи с решением новых для школы задач: развития остаточного слуха глухих и создания на базе развивающегося слуха слухо-зрительной основы для восприятия ими устной речи, формирования произносительных навыков в условиях широкого применения звукоусиливающей аппаратуры. Вполне понятно, что произошел настоящий революционный переворот в обучении устной речи, появились невиданные ранее возможности. Поэтому в настоящее время предъявляются гораздо более высокие требования к устной речи глухого ученика, а следовательно, и сурдопедагога: учащиеся должны научиться соблюдать нормальный темп речи, учителю следует разговаривать с детьми таким образом, чтобы его речь была образцом для подражания (т. е. естественная, слитная, нормальная по темпу). Только в I—                    II классах допускается незначительное замедление темпа речи. Но если основываться на данных, приведенных выше, можно усомниться: возможно ли выполнить эти требования, если устная речь сопровождается дактилированием? А других данных пока, к сожалению, нет.

Теперь перейдем к вопросам использования жестовой речи, которые, как ты уже знаешь, дорогой читатель, еще более спорны.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |