Имя материала: Экономика для Чайников

Автор: Шон Масаки Флинн

Глава 13 олигополия и монополистическая конкуренция

 

В эЯойглаве...

Что делать — конкурировать или договориться и работать в олигополии?

Как договорившиеся фирмы причиняют вред потребителям и обществу

Использование модели "Дилемма заключенного"

Почему одни объединения договорившихся фирм функционируют, а другие — нет

Контроль над фирмами, чтобы они не могли договориться

Использование дифференциации продукта для уклонения от идеальной конкуренции

Ограничение прибыли в монополистической конкуренции

Подпись:

Подпись: лавы 10 и 12 детально исследуют две крайние формы, которые могут возникнуть
в отрасли: идеальная конкуренция со многими маленькими конкурирующими фирмами и монополия, где есть только одна фирма (и поэтому отсутствует конкуренция). Эта глава посвящена двум интересным промежуточным формам.

Первая из них — это олигополия, отрасль, в которой есть только небольшое число фирм — две, три или немного больше. Само слово имеет греческое происхождение и означает "мало продавцов". К олигополиям относятся такие отрасли, как производство безалкогольных напитков, добыча нефти и электронные игры. Например, на рынке безалкогольных напитков доминируют компании Соке и Pepsi, значительно опережающие по уровню продаж остальных производителей газировки. Похожим образом всего три или четыре страны производят большую часть всей добываемой в мире нефти. И есть только три компании, которые производят и продают автоматы для видеоигр, которыми затем пользуется весь мир.

Олигопольные отрасли интересны тем, что в зависимости от особых обстоятельств фирмы могут или безжалостно конкурировать друг с другом, или выступать единым фронтом — почти так же, как это делают монополии. Это значит, что в некоторых случаях олигополии могут быть предоставлены сами себе, поскольку конкуренция гарантирует, что они производят продукт на социально оптимальных уровнях, тогда как в других случаях необходимо регулирование со стороны государства с целью предупреждения монополизации и социально нежелательного поведения.

Второе промежуточное состояние отрасли называется не иначе, как монополисты' ческая конкуренция — это одно из сочетаний идеальной конкуренции и монополии. Основное, что отличает фирмы этого типа от фирм, работающих в условиях идеальной конкуренции, — это дифференциация продукта {product differentiation) — такое явление, когда каждая фирма производит немного отличающийся от других продукт.

Эта глава начинается с детального рассмотрения олигополии и перечня тех решений, которые фирмы этого вида должны принимать. Затем перейдем к анализу монополистической конкуренции и покажем, почему дифференциация продукта не обязательно приносит значительную прибыль.

вьіІЇф: конхц/іенцил или сговор

В отраслях, где функционируют только несколько фирм, предприятия должны сделать выбор, конкурировать им или кооперироваться. Эта ситуация очень отличается от идеальной конкуренции, описанной в главе 11.

В условиях идеально конкурентных рынков функционирует множество разных фирм, и каждая фирма является настолько малой частицей рынка, что ее продукт не оказывает никакого влияния на рыночную цену. В результате конкурирующие фирмы только принимают рыночную цену как данность и соответственно корректируют объем своего производства для того, чтобы получить как можно большую прибыль.

Стратегия олигопольных фирм

Однако на рынке, где есть всего несколько продавцов, каждый из них производит достаточно большую часть всей продукции для того, чтобы быть способным повлиять на рыночную цену. Например, в Соединенных Штатах действуют два основных производителя содовой со вкусом колы: Соке и Pepsi. Эти две корпорации производят настолько значительную часть всей продукции, что если один из них внезапно увеличит поставки, рыночная цена на содовую со вкусом колы упадет до критической отметки. Увеличение объема выпуска, сделанное одной компанией, снизит цены на продукцию других компаний этого рынка

Другими словами, если Pepsi выпустит вдвое больше своего продукта и буквально зальет рынок своей газировкой, цена этого напитка чрезвычайно снизится. Но поскольку большинство людей не стопроцентно лояльны по отношению к тому или другому бренду, то если цена Pepsi снизится до критической отметки, масса постоянных потребителей продукции компании Соке переметнется к конкуренту и станет пить Pepsi. А потом снизится цена и на Соке.

4&*»r   Pepsi и Соке вовлечены в ситуацию, где каждое из решений о количестве про-ifnjm^ изводимой продукции влияет не только на их собственные продажи, но и на ^УР&ву продажи конкурентов. Экономисты называют такие ситуации стратегически-—    ми ситуациями, поскольку фирмы, вовлеченные в них, должны решать, какой вид стратегии им выбрать. В частности, они должны решить, конкурировать им или кооперироваться.

* Если они договариваются, то сокращают свое производство для того, чтобы повысить цену на выпускаемый ими продукт и увеличить собственную прибыль.

V Если они конкурируют, то постараются увеличить свое производство для того, чтобы сократить цену и заполучить как можно большее число потребителей.

Последствия конкуренции или сговора фирм

Эти две стратегии — конкуренция или сговор — приводят к весьма разным последствиям как для производителей, так и для потребителей.

S Для производителей сговор лучше, чем конкуренция, потому что он приводит к прибыли, которую получают до тех пор, пока фирмы выполняют условия договоренности.

S Для потребителей сговор хуже, чем конкуренция, потому что он приводит к более высоким ценам и меньшему объему выпуска.

Видя эти последствия, вы можете сделать вывод, что вмешательство государства вызвано необходимостью защитить потребителей от сговора. Но такое вмешательство необходимо только в том случае, если фирмы действительно договорились.

Вас может удивить то, что в реальном мире во многих отраслях, где можно ожидать сговор, его не происходит. Например, Pepsi и Соке — жесточайше конкуренты, которые тратят миллионы долларов в год на рекламу, стараясь переманить покупателей друг у друга.

Аналогично, во многих городах есть несколько конкурирующих компаний мобильной связи. Но вместо того, чтобы договориться, они конкурируют, причем настолько неистово, что многие из них постоянно "флиртуют с банкротством". Такая же ситуация наблюдается и в авиакомпаниях, где банкротство стало делом обыденным.

Итак, экономисты должны дать ответ на следующий важный вопрос: "Почему мы видим так мало сговоров в тех отраслях, где можно было бы ожидать много большего?" Ответ вы узнаете, если прочитаете следующие несколько разделов.

fCafi/пель: ctnafiaeaicsi ими/пи/іовайіь монополистов

Группа фирм, которые договорились и действуют как одно координируемое целое, известна под названием картеля. Поскольку картель действует, по сути, как одна огромная фирма, в результате он превращает набор частных фирм в единую большую монополию.

Этот факт облегчает понимание нацеленности на максимизацию прибыли картелем, поскольку он очень похож на монополию. Фактически вы можете узнать, чего хочет достичь картель, если посмотрите на рисунки главы 12, которые иллюстрируют деятельность монополии.

В частности, максимизирующий прибыль картель будет производить продукт на уровне максимизирующей прибыль монополии, т.е. q™ единиц, как показано на рис. 12.2. Производство на этом уровне продукта максимизирует коллективную прибыль картеля, что показано заштрихованной областью на рис. 12.2. И еще лучше для картеля то, что прибыль монополии будет оставаться в нем до тех пор, пока все компании-участники будут продолжать кооперативную деятельность и производить совместный продукт дт.

Координация картеля - тяжелый труд

К сожалению, для фирм-участниц картеля часто очень трудно достичь того, чтобы все фирмы координировались таким образом, чтобы можно было совместно производить уровень монопольного продукта, а™. Для того чтобы добиться кооперации отдельных фирм и производства точно qm единиц товара совместного продукта, нужно заставить фирмы согласовать две связанные с этим вещи.

S Как разделить прибыль. Ясно, что каждая фирма хочет получить как можно больший кусок.

S Квоты продукта. Фирмы должны договориться о том, — и выполнять принятое решение! — сколько продукта (qm) будет производить каждая фирма. У каждой фирмы постоянно есть соблазн производить больше, чем ей положено по квоте, поскольку такое действие принесет ей большую прибыль.

Анализ OPEC - трудности договорившихся фирм

Трудности соединения этих двух требований проиллюстрированы на примере нефтедобывающего картеля OPEC (Oil Producing and Exporting Countries — Организация стран-экспортеров нефти)* Хотя OPEC многим не нравится, группа эта очень живучая; в нее входят Саудовская Аравия, Ирак, Венесуэла, Нигерия, Кувейт, Индонезия и несколько других стран — основных экспортеров нефти.

Вместе эти государства контролируют большинство мировых поставок нефти, а это значит, что они создали олигопольную отрасль, в которую входит лишь несколько фирм. Поскольку в отрасли функционирует всего несколько фирм, они имеют шанс сформировать картель и постараться произвести монопольный продукт и получить монопольную прибыль. Увенчается ли это начинание успехом?

В общем — нет. Я говорю "в общем", поскольку, хотя они действительно ведут переговоры и заключают договора о производстве нефти, но все равно эти соглашения постоянно нарушаются. Предположим, что уровень монопольного продукта, который мог бы максимизировать прибыль OPEC, составляет 20 млн. баррелей в день, и при этом уровне продукта цена на нефть должна быть 60 долл. за баррель.

Для получения такого совместного продукта OPEC нужно договориться о квотах для каждой отдельной страны. Например, Саудовская Аравия может получить право добывать 4 млн. баррелей в день, тогда как Венесуэла может получить квоту только на 2 млн. баррелей в день, разделив 14 млн. баррелей в день между другими странами-участниками.

К сожалению, для OPEC нет способа обеспечить соблюдение квот. В частности, нет способа, которым можно заставить Венесуэлу отказаться от выкачки более 2 млн. баррелей в день и продажи полученных излишков на мировых нефтяных рынках. Почти все страны-члены OPEC мошенничают и выкачивают нефти больше, чем им положено по квоте.

Причина того, что они поступают таким образом, кроется в привлекательности высокой цены на нефть. Например, если все остальные страны подчинятся соглашению и повысят цену на нефть, Венесуэла найдет способ добывать больше нефти, чем обусловлено квотой, поскольку каждый дополнительный баррель принесет ей много денег.

К сожалению, этот же соблазн манит и все другие страны, так что почти все они занимаются перепроизводством, выкачивая нефти больше, чем положено им по назначенным квотам. Увеличение предложения приводит все нелегальные потоки нефти на рынок и сокращает цену, заставляя ее падать ниже той, которую бы они получили, если бы придерживались своих обязательств.

Другими словами, картелями владеют деструктивные мотивы. Чем больше они работают и создают монопольную прибыль, тем больше для членов картеля создается соблазнов мошенничать. В случае с OPEC эти соблазны настолько велики, что OPEC только иногда может действовать под видом настоящего картеля.

В следующем разделе мы перейдем к рассмотрению теоретической модели, названной "Дилемма заключенного", которая, по сути, объясняет, почему фирмы в картелях мошенничают и почему во многих случаях остановить их почти невозможно.

Модель "2)илелиіа заключенного"

Поведение картелей и их стремление к мошенничеству можно объяснить самым наглядным способом, если подставить картели в очень известную игровую теоретическую модель, Известную как "Дилемма заключенного".

Теория игр — это раздел математики, который изучает поведение людей в стратегических ситуациях — ситуациях, в которых их действия или возможные действия принимаются в расчет другими людьми, которые затем соответствующим образом модифицируют свои действия.

Например, шахматы и шашки — это стратегические ситуации, поскольку когда я делаю тот или иной ход, это вносит изменения в ход, который должен сделать мой оппонент. А еще более важно то, что когда я думаю, как мой оппонент будет поступать в ответ на каждое из моих движений, совершаемых мною прямо сейчас, то это помогает мне выбрать наилучший вариант. Это значит, что я учитывают его реакцию на каждый из моих возможных ходов до того, как приму самое выигрышное решение.

Картели тоже относятся к стратегическим ситуациям, поскольку каждая фирма должна учитывать собственные предположения о том, что собираются делать другие фирмы перед тем, как решиться на то или иное действие. Следовательно, модели теории игр — лучший способ понять мотивы и стимулы, которые руководят поведением членов картеля.

Для простоты давайте исследуем дуополию, отрасль, в которой функционируют только две фирмы. Они имеют возможность сформировать картель, действовать, как монополия, и получать прибыль, которую может получить монополия, а затем делить ее. Но так ли это будет? Все зависит от того, будет фирма (или обе) нарушать картельный договор.

Если вы хотите лучше понять мотивы, движущие каждой из фирм, вначале нужно изучить модель "Дилемма заключенного" — игру, в которой два криминальных партнера должны по отдельности решить, нарушать или не нарушать договор о сохранении молчания, который они предварительно заключили друг с другом, чтобы не сообщать полиции о своей противозаконной деятельности.

Начинаем игру

Представьте себе, что двое заключенных по имени Джесс и Джеймс только что совершили ограбление банка. Полиция знает об этом, но у нее нет против них ни одного неопровержимого доказательства. Правда, единственный способ доказать виновность одного или обоих участников нападения — это добиться у них признания участия в преступлении и получить свидетельские показания друг против друга.

К счастью для полиции, она имеет в своем распоряжении некоторые средства, потому что следователю удалось заставить Джесса и Джеймса признаться в совершении других, не связанных с этим, менее серьезных преступлений. За совершение этих преступлений им грозит тюремное заключение сроком 1 год. Полиция надеется использовать этот год для получения признания одного или обоих грабителей с тем, чтобы посадить одного из партнеров в обмен на освобождение другого от наказания.

За несколько дней до этого Джесс и Джеймс поклялись, что они никогда не выдадут друг друга, но давайте посмотрим, что произойдет, когда им предложат выбор.

Расплата за признание или хранение молчания

Следуя стандартным процедурам, Джесса и Джеймса полиция допрашивает в разных камерах. Каждому из грабителей полицейские предложили шанс дать свидетельские показания против другого в обмен на освобождение из-под стражи.

Проблема каждого из преступников в том, что исход ситуации будет зависеть не только от того, как поступит он сам, но и от того, как решит поступить его партнер. Каждый из них может пойти на предлагаемую сделку и получить желанную свободу, но это произойдет только в том случае, если одновременно с ним не признается его партнер, находящийся в другой камере для допросов.

Здесь возможны четыре варианта развития событий.

J Если оба преступника будут выполнять договор о неразглашении и непризнании своего участия в ограблении банков, каждый получит всего один год тюремного заключения, полагающийся за совершенные им более мелкие правонарушения.

S Если Джесс признается и согласится дать показания против Джеймса, тогда как Джеймс будет продолжать хранить молчание, то Джесс получит свободу, потому что вступит в сделку с полицией, ну а Джеймс получит десять лет за ограбление банка.

S Если Джеймс даст показания, тогда как Джесс будет хранить молчание, Джеймс выйдет на свободу, а Джесс сядет в тюрьму на десять лет.

S Если оба преступника признаются в совершении преступления, они оба получат пять лет тюрьмы. Почему пять? Если оба признаются, полиции не нужно будет совершать великодушный поступок; никому из преступников не нужно будет обещать свободу с тем, чтобы таким образом получить свидетельские показания. С другой стороны, полиции нужно предоставить каждому из преступников стимул для признания, поэтому каждому из них будет предложено всего пять лет тюрьмы вместо десяти, которые они получили бы, если бы один продолжал хранить молчание, а его подельник дал бы показания.

Таблица с вариантами расплаты, облегчающая сравнение

На рис. 13.1 изображена таблица, где представлены варианты наказания. Она иллюстрирует все возможные последствия в переводе на сроки тюремного заключения, которые каждый из грабителей получит в зависимости от принятого им решения: продолжать хранить молчание или признаться в содеянном.

В колонках расположились варианты Джесса: признать вину или хранить молчание. В строках приводятся аналогичные варианты Джеймса. Каждый из четырех прямоугольников решетки показывает срок тюремного заключения, который будет присужден в каждой из четырех возможных комбинаций индивидуальных решений преступников, признаваться или молчать.

Например, верхний левый прямоугольник отражает то, что случится, если оба из них признают свою вину. Этот прямоугольник разделен диагональю на две части, в одной из которых находятся заработанные пять лет тюрьмы, полученные Джессом, — верхний заштрихованный треугольник, и пять лет тюремного заключения, которые присудят Джеймсу, — нижний треугольник. Похожим образом, в верхнем правом прямоугольнике содержатся данные об наказании в случае, если Джесс будет хранить молчание, а Джеймс признается: Джесс получит десять лет тюрьмы, а Джеймс... ноль лет, поскольку он даст показания против Джесса.

Определяем доминирующую стратегию для каждого заключенного в отдельности

Дилемма заключенного замечательна тем, что она иллюстрирует следующий факт: представленный вариант потенциальных наказаний дает каждому из преступников стимул для признания — безотносительно того, как поступит другой преступник.

Например, давайте сконцентрируемся на Джеймсе. Нужно ли ему признаваться или он должен продолжать хранить молчание? Да, вначале исследуем, что лучше для него, если его партнер, находящийся сейчас в другой камере для допросов, признается. Глядя на левую колонку наказаний, вы можете видеть из верхнего левого прямоугольника, что если Джесс признается, Джеймс получит пять лет. С другой стороны, нижний левый прямоугольник "сообщит" вам, что если Джеймс будет продолжать хранить молчание, а Джесс признается, то Джеймс получит десять лет.

Понятно, что если признается Джесс, лучшим выходом для Джеймса также будет признание. Но давайте посмотрим, что будет лучшим для Джеймса — признаться или хранить молчание, — если допрашиваемый в другой камере Джесс будет хранить молчание. Начинаем с верхнего правого прямоугольника: он показывает, что если Джеймс признается, а Джесс сохранит молчание, Джеймс получит ноль лет тюрьмы. В отличие от этого, нижний правый прямоугольник "сообщит" вам, что если Джеймс сохранит молчание и Джесс будет также молчать, то Джеймс получит только один год тюрьмы Понятно, что если Джесс сохранит молчание, то лучшим выходом для Джеймса будет признаться и получить ноль лет тюрьмы вместо одного.

Другими словами, для Джеймса в любом случае будет лучше признать свою вину Если Джеймс признается, когда признается Джесс, Джеймс получит пять лет вместо десяти. И если Джеймс признается, когда Джесс будет продолжать хранить молчание, то Джеймс получит ноль лет вместо одного. Так что Джеймс должен признаться в любом случае, безотносительно того, сообщает ли в допрашиваемый в другой камере Джесс что-нибудь полиции или продолжает хранить молчание.

Поскольку варианты расплаты в результате признания всегда лучше для Джеймса, чем варианты расплаты за непризнание, теоретики игры называют признание доминирующей стратегией Джеймса, под которой они подразумевают доминирующую стратегию.

Если вы разберетесь со всеми возможными вариантами расплаты Джесса, то обнаружите, что признание относится к доминирующей стратегии Джесса тоже, поскольку безотносительно того, как поведет себя Джеймс, варианты расплаты для Джесса в случае признания будут всегда лучше, чем от упорного молчания.

Таким образом, признание является доминирующей стратегией для обоих грабителей, что означает вы должны ожидать от них обоих отдельного признания. Если они решат поступить таким образом, то "попадут" в верхний левый короб "матрицы наказаний", где оба получат по пять лет тюрьмы.

Доминирующая стратегия приводит к печальным последствиям для обоих участников

Безусловно, полиция хочет, чтобы оба преступника признали свою вину и отсидели в тюрьме по пять лет, поэтому заключенных держат в отдельных камерах и устанавливают подобную меру наказания.

Джесс и Джеймс предварительно пообещали друг другу ничего не говорить полицейским, но тот факт, что наказания структурированы таким образом, что признание относится к доминирующей стратегии, ставит их в жесткие рамки. Они могут остаться верными своему обещанию — и рисковать получить огромный срок тюремного заключения в случае, если признается другой, или могут нарушить обещание, стараясь сократить собственный возможный срок заключения. Это довольно трудный выбор, поэтому такая ситуация известна под названием "Дилемма заключенного".

Обычно оба преступника следуют доминирующей стратегии и признаются в содеянном. Но поскольку каждый приходит к такому решению по отдельности, они оба получают по пять лет тюрьмы — т.е. получается намного худший результат, чем если бы они оба продолжали придерживаться данного друг другу обещания хранить молчание. Если они оба сдержат данное слово, то каждый получит всего один год тюрьмы. Но логика доминирующей стратегии настолько неодолима, что оба преступника нарушат свой договор и в результате получат пять лет тюрьмы вместо одного.

Как вы увидите дальше в этой главе, члены картеля также сталкиваются с ситуацией "Дилемма заключенного", поскольку они должны решить, выполнять условия картеля (сократить продукт до уровня производимого монополией) или сжульничать и произвести больше продукта. Вы сможете убедиться в том, что соблазн перепроизводства для членов картеля и нарушения договоренности об определенном уровне продукта настолько же сильны, как и соблазн заключенного признаться и нарушить обещание, данное партнеру, о том, чтобы ничего не говорить полиции

 

Закон молчания и "Дилемма заключенного"

Признаюсь, мне очень нравится фильм "Крестный отец", но не потому, что меня покорила работа актеров и даже не по причине удачного сценария или личного знакомства с режиссером фильма, Фрэнсисом Фордом Копполой, произошедшего на борту самолета, летящего в Париж. Нет-нет, ничего подобного: моя болезненная, просто нездоровая страсть к фильму о мафии возникла по причине того, что он служит прекрасной иллюстрацией кровожадной, но эффективной системы, разработанной гангстерами для предупреждения признаний.

^nejr Эта система получила название закона омерты, что на итальянском значит "молчание". По существу, мафия изменила расплату в ситуации "Дилемма за-ШрЬж/ ключенного" таким образом, что доминирующей стратегией стало не признание, а сохранение молчания. Мафия совершила это, объяснив своим членам, что если кто-нибудь расскажет полиции и признается в чем бы то ни было или впутает кого-либо еще, то обязательно умрет

Эта угроза полностью трансформировала наказание в описанной ситуации "Дилемма заключенного". Вместо того чтобы сравнивать возможные сроки отсидки, как на рис. 13.1, заключенные теперь должны добавлять в этот расклад собственную смерть, как на рис. 13.2. Если вы внимательно посмотрите на рис. 13.2, то обнаружите, что доминирующей стратегией для обоих участников преступления стала стратегия сохранения молчания, поскольку если один проговорится, мафия выследит его и убьет, безотносительно того, как будет вести себя второй участник. В результате и Джесс, и Джеймс отправятся в тюрьму только на один год, поскольку они оба будут хранить молчание.

Как это ни парадоксально, но наказание смертью выгодно обоим преступникам. Хотя наказание смертью ужасно и для Джесса, и для Джеймса, в действительности оно служит их личным интересам, поскольку значит, что в итоге они отправятся в тюрьму лишь на один год вместо предполагаемых пяти. Если вы собираетесь стать преступником, то непременно захотите стать членом криминальной организации, у которой достаточно силы, чтобы запугать вас и тем самым оградить от нарушения договоренностей с вашими друзьями-преступниками.

Идея крепкого "авторитета" имеет решающее значение. Из дальнейших разделов вы узнаете, что одним из способов добиться от разных фирм выполнения соглашений картеля является установление жесткого наказания против обманщиков — точно так же, как мафия наказывает смертью всякого, кто нарушает закон омерты: никогда ни в чем не признаваться полиции.

"2)илемма заключенною" и tcaftttieuu

Для того чтобы увидеть, как "Дилемма заключенного" применяется к картелям, представьте дуопольную отрасль — отрасль, в которой действуют всего лишь две фирмы. Предположим, что данная отрасль — это рынок закусочных в городе под названием Южный Парк, в котором единственными двумя изготовителями закусок есть две фирмы — Cheezy Poofs, Ltd. и Snacky Smores, Inc.

Эти фирмы могут или агрессивно конкурировать друг с другом, или сократить предложение с тем, чтобы удерживать высокие цены и получать большую монопольную прибыль. Попросту говоря, представьте, что менеджеры обеих фирм рассуждают о ситуации в пересчете на две цены, которые они могут назначить, 3 долл. за порцию или 2 долл. за порцию.

Рис. 13.3 показывает платежную матрицу для обеих фирм, в зависимости от выбора каждой назначаемой цены. Размер платежа подан в единицах ежедневной прибыли каждой из фирм, причем прибыль Snacky Smores подана в заштрихованных треугольниках.

Например, в верхнем левом прямоугольнике, где обе фирмы установили цену в 3 долл. за порцию, каждая из них получает дневную прибыль в размере 1000 долл. Если они обе назначат цену в 2 долл. за порцию, то их индивидуальная дневная выручка снизится до 800 долл., как вы можете видеть из нижнего правого прямоугольника.

Понятно, что если эти две фирмы договорятся между собой и назначат цену 3 долл. вместо 2 за порцию, они смогут повысить прибыль на 200 долл. в день каждая. Совместная прибыль монополии, которую можно получить в данном случае, составляет 400 долл. в день (по 200 долл. у каждой из фирм). Их проблема заключена именно в форме картеля, которая на самом деле предоставит им эту монопольную прибыль.

Такой картель будет трудно сохранить, поскольку будет всегда соблазн сжульничать Например, следующие два прямоугольника (верхний правый и нижний левый) показывают, что случится, если одна из фирм назначит цену 3 долл., а другая — 2 долл. Фирма, назначившая цену 2 долл., перехватит бизнес у другой фирмы и заработает намного большую прибыль. Действительно, фирма, назначившая цену 2 долл. в день, зарабатывает прибыль в 2 тыс. долл. в день, тогда как фирма, назначившая цену в 3 долл. в день, зарабатывает прибыль всего лишь в 500 долл., поскольку она уступает бизнес своему более жуликоватому конкуренту.

Если вы посмотрите на стимулы каждой фирмы, то заметите, что доминирующая стратегия для каждой из них заключена в назначении более низкой цены, 2 долл. за порцию. Для того чтобы увидеть это, посмотрите на выигрыш Cheezy Poofs. Если Snacky Smores назначила цену в 3 долл. за порцию, лучшее, что может сделать Cheezy Poofs, это назначить цену в 2 долл. за порцию. Вы можете видеть это, сравнив выигрыш Cheezy Poofs в 1 тыс. долл. в день — в прибылях верхнего левого прямоугольника — с выигрышем в 2 тыс. долл. в день — в нижнем левом прямоугольнике.

Похожим образом, если вы посмотрите на верхний правый и нижний правый прямоугольники, то увидите, что лучшее, что может сделать Cheezy Poofs, если Snacky Smores назначит 2 долл. за порцию, это также назначить 2 долл. за порцию. Это потому, что прибыль Cheezy Poofs составит 500 долл. в день при цене в 3 долл. за порцию, тогда как при цене 2 долл. за порцию она возрастет до 800 долл.

Что все это значит для Cheezy Poofs? Безотносительно того, какую цену решит назначить Snacky Smores, для Cheezy Poofs всегда лучше будет назначить 2 долл. за порцию.

Если вы внимательно изучите все прямоугольники, то обнаружите, что назначение цены в 2 долл. за порцию является доминирующей стратегией и для Snacky Smores, безотносительно того, какую цену назначит Cheezy Poofs. В результате обе фирмы будут всегда назначать цену в 2 долл. за порцию — и они потеряют все шансы объединить усилия, сократить выпуск продукта, повысить цены и заработать монопольную прибыль.

Если обе фирмы сумеют каким-то образом найти способ честно договориться продавать каждую порцию по 3 долл., в результате они смогут войти в верхний левый прямоугольник и заработать 1 тыс. долл. в день каждая. Но без такой договоренности каждая фирма будет продолжать следовать своей доминирующей стратегии, назначая цену в 2 долл. за порцию и попадая в результате в нижний правый прямоугольник, зарабатывая только 800 долл. в день в виде прибыли. Отказавшись работать вместе, каждая фирма потеряет в виде прибыли 200 долл. в день.

Безусловно, эта ситуация отлично подходит для потребителей городка Южный Парк, которые намного охотнее будут платить по 2 долл. за закуску. Так что запомните, что доминирующая стратегия в назначении более низкой цены работает на пользу как потребителей, так и общества в целом. Именно по этой причине общество часто не должно заботиться о регулировании олигопольных отраслей. Благодаря модели "Дилемма заключенного", картели очень часто не могут поднять цены.

 

OPEC и "Дилемма заключенного"

Базовая версия игры "Дилемма заключенного", как я продемонстрировал вам в предыдущем разделе, установлена только для двух людей или двух фирм. Но математики придумали новые версии игры "Дилемма заключенного", которые могли бы быть использованы для анализа поведения большего количества участников. Эти модели неоценимы для понимания олигопольных отраслей с несколькими фирмами и стимулами, которые имеются в распоряжении эти фирм, при попытке сформировать картели. Обычно доминирующая стратегия "многофирменных" моделей заключается в том, чтобы нарушать соглашение картеля.

В результате мы прошли длинный путь, объясняя то, почему у нефтедобывающего картеля OPEC возникают трудности, когда он старается достичь своей цели, поднимая цену на нефть путем сокращения добычи нефти. Все очень просто: нарушение соглашений картеля OPEC — доминирующая стратегия для стран-членов OPEC.

Для того чтобы увидеть, как это работает, вам нужно сначала узнать, что OPEC проводит собрания, на которых члены картеля решают, сколько в общем нефти должно быть добыто и какая доля от/Общего объема должна приходиться на каждую из стран-участниц. На этих собраниях каждая страна получает свою квоту — максимальное количество, которое она предполагает добыть. Например, Саудовская Аравия может получить квоту в 10 млн. баррелей в день, тогда как Венесуэла может получить квоту в 1 млн. баррелей в день.

Проблемы начинают возникать аккурат по окончании заседаний, когда все "нефтяные посланники" возвращаются домой. Каждая из стран прекрасно понимает, что производство большего количества нефти, чем положено по квоте, — это лучшая стратегия безотносительно того, что делают другие страны. Например, для Венесуэлы лучше добыть больше положенного ей по квоте 1 млн. баррелей в день, независимо от того, что делают другие страны.

S Если другие страны будут придерживаться своих квот, Венесуэла выгадает при добыче большего количества, чем полагается по ее квоте, поскольку в этом случае она может продать больше нефти по более высокой цене. (Высокая цена возникает по причине того, что другие страны выполняют обязательства по своим квотам.)

J Если другие страны нарушат свои квоты и добудут большее количество нефти, цена на нефть снизится, а это значит, что Венесуэла должна тоже превысить положенную квоту. Нет причин придерживаться квот, если по причине общего нарушения договоренности цены стали низкими.

Поскольку каждая страна сталкивается с одним и тем же соблазном превышения своей квоты, обычно картель OPEC функционирует не очень эффективно. Перепроизводство — доминантная стратегия и просто слишком большой соблазн сопротивляться данному вознаграждению.

Использование "авторитета", который помогает членам OPEC придерживаться квот

В разделе "Закон молчания и "Дилемма заключенного" объясняется, как мафия применяла наказание смертью для того, чтобы люди ничего не рассказывали полиции. Наказание смертью изменило расплату настолько, что сменила доминирующую стратегию модели "Дилемма заключенного", превратив ее из признания вины в хранение молчания.

Ш

Похожим образом OPEC могла бы также получить пользу, если бы у нее был способ каким-то образом наказать своих членов, посмевших превысить свои квоты. Поскольку страны-члены OPEC являются суверенными государствами, наказание смертью применено быть не может. Вместо этого Саудовская Аравия иногда старается применить экономические санкции против нарушителей квот.

Экономическое наказание приходит в форме супернизких цен на нефть. Саудовская Аравия занимает самую выгодную позицию в деле применения подобного наказания по двум причинам.

J Саудовская Аравия является самым крупным производителем нефти в мире.

Эта страна добывает примерно 25\% от мирового объема добычи нефти.

S Саудовская Аравия является самым дешевым производителем нефти в мире.

Она может добывать нефть, получая при этом прибыль, даже если цена на нефть снизится до 3 долл. за баррель. (Обычно цена нефти — примерно 30—40 долл. за'баррель, а другим странам нужна цена примерно 10 долл. за баррель для того, чтобы не остаться в убытке.)

Эти два фактора означают, что если другие страны нарушат свои квоты, Саудовская Аравия может потенциально увеличить добычу нефти настолько, что цена на нефть станет слишком низкой. Предположим, что цена упала до 3 долл. за баррель, тогда Саудовская Аравия оказалась бы единственным членом OPEC, получившим прибыль при этой цене; все остальные понесли бы потери.

В результате Саудовская Аравия может оказаться в положении наказывающего угрозой банкротства остальные страны-члены OPEC при условии нарушений ими своих квот. К сожалению, в действительности наказание работает не настолько хорошо.

Проблема заключается в том, что Саудовская Аравия имеет ограниченные возможности в нефтедобывающих мощностях. Тогда как Саудовская Аравия способна производить дополнительно 10—20\% нефти в день к тому объему, который она получает обычно, это увеличение не будет достаточным для снижения цены до 3 долл. за баррель и может привести к банкротству других членов OPEC.

В результате выходит, что угроза со стороны Саудовской Аравии не может быть достаточно сильной для преобразования доминирующей стратегии из "нарушения квоты" в "следования квоте". И поскольку OPEC так и не нашла способа действенной угрозы для нарушителей квоты, картель функционирует недостаточно эффективно.

Регулирование олигополии

В предыдущих разделах объясняется, почему стратегия "Дилемма заключенного" означает, что фирмы во многих олигопольных отраслях переживают трудности с формированием эффективных картелей. Однако в некоторых отраслях картели действительно эффективны, когда речь идет о сокращении продукта и повышении цен. Обычно эти отрасли имеют одну фирму, достаточно крупную и влиятельную для того, чтобы по-настоящему наказать другие фирмы, сделав их банкротами.

Доминирующие фирмы

В XIX веке в США компания Standard Oil Company, руководимая Джоном Д. Рокфеллером, доминировала в олигопольной промышленности. Она контролировала примерно 90\% продаваемой на рынке США нефти, и если конкуренты не делали того, что требовалось Рокфеллеру, он просто доводил их фирму до банкротства, устанавливая такую низкую цену на нефть, которую не мог назначить его конкурент.

Рокфеллер, предпринимая подобные действия, мог иногда потерять деньги, но доводя до банкротства конкурентов, которые нарушили данное ему обещание, он получал возможность убедить остальные фирмы помогать ему контролировать объем выпускаемого продукта, назначать повышенную цену и в результате получать огромные прибыли. В действительности, поскольку Standard Oil осуществляла такой жесткий контроль, ее отрасль была намного больше похожа на монополию, чем на олигополию.

Однако эффективность действий Рокфеллера вскоре привела к вмешательству государства. Standard Oil была разбита на дюжину меньших, независимых нефтяных компаний, ни одна из которых не была достаточно большой и влиятельной, чтобы доминировать в своей отрасли и заставлять вступать в тайное соглашение тем способом, которым это делала Standard Oil.

Применение антитрастовых законов

В XIX веке картели назывались трастами — был, к примеру, Сахарный траст, Стальной траст, Железнодорожный и т.д. Поэтому законы, которые требовали разбиения монополий и картелей, назывались антитрастовыми законами. Самым известным в Соединенных Штатах был Антитрастовый закон Шермана, а сейчас и многие другие страны провели у себя похожие законопроекты, направленные на разделение монополий и картелей.

Большая проблема антитрастовых законов — решить, где нужно регулировать олигополии, а где — разбивать их для создания конкуренции. Первый признак того, что фирмы могут потенциально стать картелем, — это наличие всего лишь нескольких фирм в отрасли. Но по причине существования модели "Дилемма заключенного" в некоторых случаях даже отрасль, состоящая из двух фирм, может оказаться неспособной сформировать эффективный картель.

Обычно должно быть представлено конкретное доказательство сговора. Другими словами, если однажды все фирмы олигополии, не договариваясь с остальными, примут решение сократить выпуск своего продукта наполовину и таким образом поднимут цены, это необязательно противозаконно. Но если обнаружится одно-единственное электронное письмо, отправленное менеджером одной фирмы менеджеру другой, и в нем будет идти речь о том, что их фирмы должны вступить в картель, это будет считаться незаконным и вполне достаточным для того, чтобы прокурор возбудил дело против этих фирм.

В одних случаях отрасль будет разбита на большее количество фирм с целью создания конкуренции, а в других может быть установлен регуляторный орган, который должен управлять ценообразованием или контролировать объем выпускаемой продукции. Специфика мер часто во многом зависит от особенностей фирм, работающих в данной отрасли, и от предпочтений государственных деятелей.

Uccxeqifeut монополистическою конкц/генцию

Интересная форма конкуренции, которая встречается в некоторых отраслях, имеет необычное название — монополистическая конкуренция. В подобных отраслях вы обнаружите признаки и монополий (см. главу 12), и конкурирующих фирм (см. главу 11).

Польза от дифференциации продукта

Подобно конкурирующим фирмам, функционирующим в условиях свободных рынков, отрасль, имеющая монополистическую конкуренцию, имеет много фирм, конкурирующих одна с другой. Но в отличие от ситуации на рынках свободной конкуренции, где все фирмы продают одинаковый продукт, в условиях монополистической конкуренции продукт каждой фирмы немного отличается от остальных.

Давайте представим себе рынок бензина. Во всяком большом городе есть десятки, если не сотни, бензозаправочных станций — все они торгуют бензином, который почти одинаков по качеству. Но если вы рассмотрите каждую отдельную станцию более пристально, то заметите, что все они предлагают продукт, который хоть немного, но отличается от продукта, предлагаемого другими станциями.

Например, на некоторых станциях стоят специальные автоматы, которые принимают кредитные карточки, на других вам могут предложить подкачать колеса или вымыть запылившиеся стекла. И наконец, каждая из бензозаправочных станций отличается от всех остальных своим уникальным местоположением — согласитесь, что это играет огромную роль для тех автомобилистов, которые живут где-то поблизости.

Экономисты используют термин дифференциация продукта для описания того, что делает продукт каждой фирмы немного отличным от продукта ее конкурентов. Следствия этих отличий заключаются в том, что они немного уменьшают интенсивность конкуренции. К примеру, ближайшая к вашему дому бензозаправочная станция может получить дополнительную прибыль, если назначит за галлон бензина цену," на 1-2 цента превышающую цену конкурентов, и если она располагает хорошими средствами обслуживания и следующая ближайшая станция находится в нескольких милях.

С другой стороны, в отрасли существует большой конкурентный прессинг. Тогда как ваша местная станция может использовать свои уникальные характеристики для получения дополнительной прибыли путем назначения большей цены, она не может получить ее в слишком большом размере, — если она постарается это сделать, то вы начнете пользоваться услугами одного из eje конкурентов.

Похожим образом все рестораны, расположенные недалеко от вашего дома, должны волноваться по поводу цен, назначаемых их конкурентами, даже если другие специализируются совершенно на другой кухне. Конечно, вам может захотеться чего-нибудь экзотического, и поэтому вы будете готовы дополнительно оплатить 20\% от стоимости блюд, однако вам не захочется выложить за "экзотику" целых 90\%! Таким образом, дифференциация продукта уменьшает, но не отменяет ценовую конкуренцию.

Ограничения на размер прибыли

Вы можете подумать, что поскольку фирмы, работающие в условиях монополистической конкуренции, могут использовать свои уникальные характеристики для повышения цен, то это гарантирует хорошую прибыль. В конечном итоге в условиях чистой конкуренции, где все фирмы продают одинаковый продукт и не имеют возможности выделиться среди других конкурентов, цены падают настолько низко, что фирмы выходят на нулевую прибыль (см. главу 11). Если фирмы, работающие в условиях монополистической конкуренции, имеют возможность повысить цену таким образом, чтобы она была выше конкурентной, значит, на рынке, где тенденция конъюнктуры очевидна, прибыль им гарантирована.

К сожалению, для этих фирм это не так.

Как подчеркивала в тридцатые годы прошлого века экономист из Кембриджа Джоан Робинсон, фирмы, работающие в условиях монополистической конкуренции, продолжают конкурентную борьбу. В частности, они сталкиваются с такой перспективой, что в случае получения значительной прибыли эта прибыль влечет за собой появление новых фирм в отрасли. Когда новые фирмы начинают производить свой продукт, они отнимают часть бизнеса у ранее существовавших фирм и сокращают их прежде высокую прибыль. В действительности новые фирмы продолжают появляться до тех пор, пока прибыль не вернется на нулевой уровень.

Снижающаяся кривая спроса

Г-жа Робинсон смогла показать, как это происходит: она немного модифицировала модель монополии, представленную в главе 12. Для того чтобы увидеть, как она это делала, взгляните на рис. 13.4, где изображена единственная фирма, которая работает в условиях монополистической конкуренции и изначально получает прибыль. На рисунке изображена кривая предельных затрат фирмы, МС, кривая средних суммарных издержек, АТС, кривая спроса, Dh и связанная с ней кривая предельного дохода, MR}.

Из-за дифференциации продукта фирма, данные которой приведены на рис. 13.4, имеет плавно снижающуюся кривую спроса, Dh Ее кривая спроса имеет плавно снижающуюся форму потому, что, как монополия, она частично может контролировать цену. Дифференциация продукта означает, что она может выбирать, устанавливать более низкую или более высокую цену на свой продукт. При более высокой цене величина спроса на ее продукт снизится, потому что некоторые потребители не считают, что уникальные характеристики продукта этой фирмы стоят дополнительных денег. При более низкой цене величина спроса увеличится, потому что более низкая цена привлечет потребителей, ранее делающих закупки у других фирм.

Конкурирующие фирмы, которые продают одинаковые продукты, не могут контролировать процесс назначения цен. Как объясняется в главе 11, поскольку конкурирующие фирмы продают одинаковые продукты, то когда приходит время выбора, единственный фактор, имеющий значение для покупателей, — это самая низкая из предложенных цен. В результате получается, что все фирмы должны продавать продукт по одинаковой, рыночной цене, которая определяется в точке пересечения кривой совокупного предложения отрасли и кривой спроса отрасли. Кривая спроса для продукта отдельной конкурирующей фирмы — это горизонтальная линия рыночной цены (см. главу 11). Сравните ее с плавно снижающейся кривой спроса, наблюдающейся у фирмы, работающей в условиях монополистической конкуренции (см. рис. 13.4).

Важное следствие плавного снижения кривой спроса, Dh что кривая предельного дохода, MRh связанная с кривой спроса Du также плавно снижается. Почему это так? Дополнительный, или предельный, доход, который фирма может получить от продажи дополнительной единицы продукта, меньше предельного дохода, который она получает от продажи предыдущей единицы.

Как объясняется в главе 12, уменьшение предельного дохода — естественное следствие плавно снижающейся кривой спроса. Поскольку единственный способ заставить потребителей приобрести больше вашего продукта заключается в привлечении его меньшей ценой, то предельный доход, который вы получите, должен снижаться с каждой дополнительно проданной вами единицей.

Фирма, работающая в условиях монополистической конкуренции, оптимизирует свою прибыль, выбирая объем производства, соответствующий точке Л, где плавно снижающаяся кривая предельного дохода, MRh пересекает поднимающуюся вверх кривую предельных издержек, Л/С. Производство соответствующего количества, q*h также максимизирует прибыль фирмы (если возможно получить прибыль) или минимизирует убытки. Будет ли возможным получение прибыли — зависит от расположения кривой спроса фирмы, т.е. от величины спроса на продукт фирмы. ,

На рис. 13.4 показан спрос, достаточно большой для того, чтобы фирма получала прибыль. Вы можете увидеть это, если сравните средние совокупные издержки фирмы на единицу при уровне продукта q*j с ее продажной ценой на единицу при этом же уровне продукта. Средние совокупные издержки на единицу образуются при вертикальном подъеме от горизонтальной оси на уровне продукта q9j до тех пор, пока вы не достигнете кривой АТС в точке В. Цена на единицу продукта, которую фирма может назначить при уровне продукта q*h образуется при вертикальном подъеме до тех пор, пока вы не достигнете кривой спроса в точке С.

Поскольку вертикальное расстояние до точки С превышает вертикальное расстояние до точки В, можно сразу определить, что продажная цена фирмы на единицу продукта превышает совокупные издержки на производство этой единицы, что означает: фирма должна получать прибыль от каждой проданной единицы. Величина совокупной прибыли за все единицы — это прибыль на единицу, умноженная на общее количество проданных единиц, так что совокупная прибыль эквивалентна площади заштрихованного прямоугольника на рис. 13.4. Площадь заштрихованного прямоугольника — это ширина в q*j единиц, умноженная на высоту прибыли на единицу — расстояние по вертикали между точками В и С.

 

Определение равновесия: появление фирмы на рынке и уход с рынка

Джоан Робинсон заметила, что такая прибыль влияет на появление новых фирм в отрасли, где царствует монополистическая конкуренция. Каждая вновь возникшая фирма отбирает какую-то часть бизнеса у существующих фирм. В графическом виде это означает, что кривая спроса для всякой существующей фирмы, как той, пример которой приведен на рис. 13.4, перемещается вниз и влево. При каждой из возможных цен, которую может назначить фирма, она продает меньше единиц, чем раньше, поскольку часть ее старого бизнеса была украдена новыми фирмами.

Более того, появившиеся на рынке новые фирмы продолжают возникать в отрасли и смещать кривые спроса вниз и влево до тех пор, пока прибыль не придет к нулю. Только тогда появление новых фирм приостанавливается.

Вы можете наблюдать этот вид равновесия на рис. 13.5. Здесь кривая спроса смеется влево в положение D2y касаясь кривой АТС в точке В. Поскольку кривая спроса ещается влево, точно так же поступает и кривая предельного дохода, которая теперь :положилась на MR2. Следовательно, когда фирма оптимизирует свой уровень произ-цства, находящийся в точке пересечения кривых МС и MRh она производит q*2 еди-ц продукта.

На этом уровне продукта прибыль равна нулю. Вы можете видеть это, если рассмот-те график, который показывает, что средние совокупные издержки на единицу уровня оизводства продукта q*2 равны цене на единицу, которую фирма может получить, про-в эти единицы. Поднимайтесь вертикально от точки, расположенной на горизонталь-й оси, q*2y до точки В. Поскольку точка В лежит и на кривой спроса, Db и на кривой едних совокупных издержек, АТС, то вертикальный отрезок, соединяющий точку q*2

горизонтальной оси и точку В, представляет и средние совокупные издержки на еди-[цу, и цену за единицу, которую фирма может назначить. Они равны, так что фирма лучает нулевую прибыль.

Если по какой-то причине фирмы, работающие в монополистически конкурентной расли, начинают нести потери, некоторые из них покидают отрасль. С уходом каждой кой фирмы кривые спроса оставшихся в отрасли фирм поднимаются вверх и вправо, .код фирм из отрасли продолжается до тех пор, пока не будет достигнуто равновесие, добное изображенному на рис. 13.5, когда все фирмы получают нулевую прибыль.

Неэффективное производство

Основное, что нужно сказать о равновесии, отраженном на рис. 13.5, заключается в следующем: каждая фирма производит продукт с меньшей эффективностью, чем фирмы, функционирующие в конкурентной отрасли. Для того чтобы убедиться в этом, нужно сравнить объем производства фирм, работающих в монополистически конкурентной отрасли, когда она находится в равновесии, q*2, с тем объемом выпуска, который был бы произведен фирмой с теми же кривыми затрат, но в условиях полностью конкурентной отрасли, в которой все фирмы продают одинаковый продукт. На рис. 13.5 этот уровень продукта обозначен qcomP.

В главе 11 объясняется, как рыночные силы подталкивают конкурирующие фирмы производить на уровне qcow, и почему в результате они оказываются точно на том уровне продукта, при котором кривая АТС достигает своего минимума, — это значит, что qcomP соответствует самой нижней точке U-образной кривой АТС Социально значимые последствия этого факта заключены в том, что конкурирующие фирмы производят продукт по возможно самой низкой себестоимости в расчете на единицу продукта. Это делает их максимально эффективными, если оперировать величиной "производственные затраты в расчете на единицу продукции".

Фирма, функционирующая в монополистически конкурентной отрасли, действует в условиях индивидуализации продукции, что позволяет ей иметь некоторый контроль над ценами, назначаемыми ею. Эта возможность позволяет наладить производство при более высоких средних суммарных издержках в расчете на единицу продукта. Это хорошо видно на рис. 13.5, поскольку вертикальный отрезок от горизонтальной оси до точки В длиннее, чем вертикальный отрезок от горизонтальной оси до точки С. Данный факт означает, что фирмы в монополистически конкурентных отраслях не эффективны в той мере, которая присуща фирмам из конкурентных отраслей.

 

Коммунизм, гамбургеры Wendy и дифференциация продукта

Один из самых смешных рекламных роликов, когда-либо появлявшихся на экранах американских телевизоров, появился в 1987 году. Он высмеивал реалии советской административно-командной экономической системы. Женщина спускается по тропинке в мрачной серой фабричной робе, а голос за кадром возвещает: "Повседневный наряд!" Затем та же женщина снова спускается по тропинке в том же наряде, но на этот раз в ее руке светится фонарик. Голос за кадром сообщает: "Вечерний наряд!" Затем все та же женщина снова спускается по тропинке — все в той же неизменной униформе — и несет надувной резиновый мяч. "Наряд для купания!" — сообщает все тот же голос...

Эта реклама высмеивала тот факт, что централизованное планирование, распространенное в коммунистических странах, совершенно не заботилось о разнообразии продуктов.

Обычно выпускалась одна-единствен-ная модель какого-нибудь продукта с тем, чтобы иметь возможность массово производить его по возможно самой низкой себестоимости. В результате в социалистическом обществе наблюдалось такое однообразие, что рекламу Wendy можно смело назвать "самой мягкой".

Эта реклама помогла потребителям Соединенных Штатов осознать, что продукты, произведенные Wendy, отличались от тех, что производят их главные соперники, McDonald's и Burger King. В отличие от следующей жесткому плану советской экономики, свободный рынок капиталистических США позволяет производить огромное количество самых разнообразных продуктов.

 

Некоторые люди видят этот результат и думают, что для общества было бы значительно полезнее, если бы оно могло трансформировать монополистически конкурирующие отрасли в конкурирующие. Но экономия производственных затрат может не стоить потерь в увеличении количества модификаций продукта.

В конечном итоге разнообразие — это довольно "пикантная частичка" жизни. Действительно ли вы хотели бы, чтобы все рестораны были во всем похожи друг на друга, чтобы везде вам готовили одинаковую пищу, подавали ее в одинаковых залах, одинаково меблированных и одинаково освещенных? Что касается меня, то мне бы этого не хотелось. И если стоимость разнообразия зависит от более высоких затрат на производство продукта фирм, работающих в монополистически конкурентных отраслях, нежели у фирм из конкурентных отраслей, я был бы не против решиться на большие расходы для получения некоторого разнообразия.

Каждый должен решить для себя, нужно ли считать высокий уровень затрат на создание разнообразия подходящим — и в каких конкретно ситуациях. Тогда как подобные затраты, на ваш взгляд, могут оказаться оправданными для ресторанов, а насчет разнообразия заправочных станций у вас может быть другое мнение

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |