Имя материала: Экономика для Чайников

Автор: Шон Масаки Флинн

Глава 15 несостоятельность рынка: асимметричная информация и общественные товары

 

& э&ой главе...

Как рынки зависят от полного раскрытия информации

Как сокрытие информации может разрушить рынок

Исследование рынка подержанных автомобилей и рынка страхования

Почему рынок не может всегда предоставлять общественные товары

Получение общественных благ от государства и филантропов

 

ынки предоставляют нам почти все, что мы потребляем. Одновременно с этим рынки не могут предоставить нам многое из того, что мы хотели бы потребить. Экономисты называют такие ситуации случаями несостоятельности рынка (market failure), и в этой главе я расскажу вам о двух самых интересных и распространенных случаях несостоятельности рынка: асимметричности информации и общественных товарах.

Асимметричность информации — это ситуация, при которой или покупатель, или продавец могут знать больше о товаре, по которому совершается сделка, чем другая заинтересованная сторона. Классическим примером здесь может служить рынок подержанных автомобилей высокого класса. Владелец, который старается продать машину, знает все о высоком классе и надежности машины, но потенциальный покупатель вынужден доверять лишь честному слову владельца.

Поскольку потенциальный покупатель не имеет оснований верить утверждениям продавца о том, что машина в самом деле хорошая, он предполагает худшее, а поэтому предлагает низкую цену, справедливо полагая, что данная машина вполне может оказаться барахлом. Но поскольку владелец осведомлен об отличных качествах машины, выставленной на продажу, он не соглашается с предлагаемой суммой, и машина остается непроданной, а все потому, что нет дешевого и легкого способа подтвердить высокие качественные характеристики автомобиля потенциальному покупателю.

Общественные товары "убивают" рынки по-другому. Это происходит потому, что сама природа общественного товара делает чрезвычайно трудным частным продавцам получить за него плату от потребителей. Классический пример — маяк. Однажды воздвигнутый и зажженный, он приносит пользу всем проходящим мимо кораблям, безотносительно того, оплатили они эту услугу или нет.

Это случай, когда каждый владелец судна старается избежать оплаты услуг в надежде, что кто-нибудь другой заплатит за них. Но если каждый из них не будет платить, надеясь, что кто-то другой заплатит, вскоре маяк разрушится и общество лишится ценной услуги.

В оставшейся части этой главы рассматриваются более детально названные два примера несостоятельности рынка, демонстрируется, насколько они распространены, и описываются несколько разумных решений, которые должны принять люди для того, чтобы выйти из ситуации.

Лицом, к лииу с асимметричной информацией

В реальной жизни зачастую возникает множество ситуаций, когда покупатели и продавцы владеют неодинаковой информацией. В зависимости от ситуации более осведомленным может оказаться как покупатель, так и продавец.

Например, когда речь идет о торговле подержанными автомобилями, продавцы намного более осведомлены о настоящем качестве машин, чем покупатели. С другой стороны, когда речь идет о страховании здоровья, намного лучше осведомлены покупатели страховых полисов, поскольку о собственном теле и состоянии своего здоровья им известно все.

Безотносительно того, какая из сторон лучше информирована, ситуации, подобные вышеперечисленным, экономисты называют ситуациями асимметричности информации, поскольку одна сторона обладает большим объемом информации, чем другая.

Почему асимметричность информации ограничивает торговлю

Вопрос об асимметричной информации очень важен в реальном мире, поскольку она ограничивает возможности рынка. Основная причина заключается в том, что если вы знаете о том, что кто-то другой лучше информирован, то боитесь, что он использует эту информацию для получения преимущества перед вами.

В случае с подержанными автомобилями покупатели боятся, что продавцы, которые знают, что их машины на самом деле плохие, будут держать эту информацию при себе, стараясь договориться о более высокой цене, как если бы их машины были хорошими. В случае с оформлением страхового полиса страховая компания боится, что люди, которые осведомлены о своем высоком страховом риске, будут претендовать на принадлежность к группе с низким страховым риском, чтобы им назначили более низкую процентную ставку

В зависимости от того, насколько глубокой будет асимметричность информации, рынки могут даже полностью разрушиться. Это означает, что если у вас есть большие сомнения в том, что продавец подержанного автомобиля может гиперболизировать ценность машины, которую он старается вам продать, возможно, вы не решитесь ее приобрести. Это кажется разумной причиной, но одновременно мешает продаже хороших машин, поскольку все покупатели волнуются по поводу возможного приобретения плохих автомобилей. Похожим образом, если страховые компании не могут найти способ отличить здоровый страховой риск от нежелательного страхового риска, они могут назначить высокую процентную ставку всем своим клиентам, поскольку им повсюду кажется подвох. Обычно это приводит к тому, что люди с низким страховым риском не покупают страховой полис по причине того, что знают о ее искусственно завышенной стоимости.

Поэтому запомните, что асимметричность информации может привести к тому, что экономисты называют несостоятельностью рынка — ситуация, когда для товара или услуги нет рынка сбыта. В этом случае рынка не существует по причине того, что люди боятся: а вдруг другие участники рыночных операций информированы лучше них и смогут использовать имеющуюся у них в распоряжении информацию в собственных интересах?!

 

Решаем проблему барахолки: рынок подержанных автомобилей

В 2002 году экономист из БерЦли Джордж Акерлоф получил Нобелевскую премию по экономике за свой известный труд "Рынок простофиль" (The Market for Lemons). Труд посвящен асимметричной информации и несостоятельности рынка; этот труд особенно интересен, поскольку в качестве главного примера профессор Акерлоф использует рынок подержанных автомобилей.

Рынок подержанных автомобилей интересен тем, что он страдает особой формой несостоятельности рынка: почти все подержанные автомобили, выставленные на продажу, отвратительны. Акерлоф правильно объясняет, что на рынке преобладают машины низкого качества, или барахло, потому что асимметричная информация "убирает" почти всех продавцов, которые хотят продать высококачественные подержанные автомобили.

Для того чтобы понять, что за всем этим стоит, представьте, что есть только три вида подержанных автомобилей: хорошие, нормальные и плохие. Со стороны все они выглядят одинаково, и даже если проверить их на ходу, двигаются почти одинаково, но их главное отличие состоит в продолжительности работы до того, как двигатель выйдет из строя. Из-за этой разницы в качестве двигателей и долговечности хорошие машины стоят 15 тыс. долл., нормальные — 10 тыс. долл., а плохие — всего 5 тыс. долл.

Проблема, которая приводит к несостоятельности рынка, заключена в асимметричности информации, которая существует между покупателями и продавцами. В частности, тогда как каждый продавец знает, насколько хорошо работает механизм его собственного автомобиля, покупатели этой информации лишены.

Конечно, покупатели могли бы просто попросить продавцов быть честными при характеристике качества продаваемых машин, и, безусловно, многие продавцы — возможно, даже большая их часть — сказали бы правду. Но не существует способа, с помощью которого можно узнать, говорят ли вам правду. Следовательно, когда какой-нибудь продавец говорит вам, что его машина хорошая, все равно вы продолжаете волноваться, как бы вас не обманули.

Как я только что продемонстрировал вам, такое обоснованное опасение приводит к тому, что почти все хорошие машины, с которыми действительно все в порядке, покидают рынок. В результате на рынке подержанных автомобилей доминируют плохие машины; как сказал г-н Акерлоф, рынок подержанных автомобилей стремится к тому, чтобы стать "рынком для продажи лимонов", или попросту говоря — барахолкой.

Почему качественные подержанные автомобили "покидают" рынок

Представьте, что вы хотите приобрести подержанный автомобиль, но не хотите переплачивать за него лишнее. Вы осведомлены о том, что есть только три вида машин: хорошие, нормальные и плохие. Вдобавок вы узнаете, что одна треть всех подержанных автомобилей хорошо зарекомендовала себя на дороге, одна треть ведет себя нормально, а одна треть передвигается плохо. Какую сумму в такой ситуации вы были бы готовы заплатить за подержанный автомобиль?

Итак, учитывая, что хорошие автомобили стоят 15 тыс. долл., автомобили, с которыми все в порядке, стоят 10 тыс. долл., а плохие продаются по 5 тыс. долл., а также то, что вы не знаете, какая из машин какая, давайте предположим, что вы хотите заплатить за нее не более 10 тыс. долл.

Почему именно 10 тыс. долл.? Потому, что нормальный подержанный автомобиль — автомобиль среднего качества — стоит именно столько.

Поскольку у продавца нет способа доказать вам, насколько хороши его автомобили, при осмотре подержанной машины происходит следующий процесс: вы предполагаете, что выбранное вами авто принадлежит к категории среднего качества и поэтому стоит 10 тыс. долл. Следовательно, вы предлагаете за него продавцу 10 тыс. долл. И точно так же поступают все другие покупатели, которым показывают подержанные автомобили, поскольку они, как и вы, не могут определить действительное качество всех выставленных на продажу подержанных автомобилей.

Теперь посмотрим, как разные продавцы реагируют на предложенные 10 тыс. долл. в зависимости от настоящего состояния их машин.

S Если продавец знает, что его машина плохая и стоит всего 5 тыс. долл., он с радостью примет ваше предложение.

S Если продавец знает, что его машина в порядке, он также примет ваше предложение, поскольку вы предлагаете настоящую цену автомобиля.

S Если у продавца хорошая машина, он не будет соглашаться с предложенной ценой до тех пор, пока его не вынудят к этому крайние обстоятельства. Он знает, что его машина стоит 15 тыс. долл., поэтому не захочет принять предлагаемые вами 10 тыс. долл., пока он действительно не будет поставлен в отчаянное положение, — например, когда ему немедленно понадобятся наличные (возможно, чтобы заплатить некоторые карточные долги парню по имени Мачете Боб).

В результате почти все хорошие машины уходят с рынка, а остаются лишь плохие и нормальные. Теперь я хочу продемонстрировать вам, как эта ситуация изменит желание покупателей предложить определенную сумму.

Если с рынка исчезли все хорошие машины, остается шанс 50/50, что машина, которую вы приобретете, окажется нормальной или плохой. А в этом случае сколько бы вы предложили за нее заплатить, если бы были покупателем? Итак, с шансом 50/50, что стоимость машины составляет или 10 тыс. долл., или 5 тыс. долл., возможно, вы предложите среднюю сумму в 7,5 тыс. долл. Но если вы сделаете это, рынок станет еще более дисфункциональным.

И вообще, как продавцы нормальных машин будут реагировать на предложение в 7,5 тыс. долл.? Они откажутся от них и тоже заберут свои машины с рынка.

- В итоге окажется, что с исчезновением хороших и нормальных машин на рынке останутся лишь плохие, т.е. барахло. Из-за проблемы асимметричности информации рынок подержанных автомобилей превратится в рынок барахла.

/ Покупатели знают об этом, так что они предлагают всего 5 тыс. долл. за каждый из автомобилей, выставленных на продажу. И поскольку на рынке присутствуют только плохие автомобили, продавцы получают свои 5 тыс. долл. И хотя на рынке подержанных автомобилей плохие машины оценены правильно, для хороших и даже нормальных машин рынка не существует вовсе.

Это действительно проблема, поскольку люди — как покупатели, так и продавцы — хотят иметь дело с хорошими и нормальными машинами; всех нас устроило бы, если бы мы могли располагать такой возможностью. Но пока не будет найдено удовлетворительное решение проблемы асимметричной информации, все хорошие машины остаются за бортом.

Вторая жизнь хороших вещей: решение проблемы барахолок

Самое важное в проблеме барахолок заключается в том, что продавцы хороших машин не могут убедить покупателей, что их машины настолько хороши, насколько продавцы о них знают. Проблема могла бы разрешиться, если бы был найден способ убедить покупателей, что хорошая машина — на самом деле хорошая, а машина, с которой все в порядке, на самом деле в полном порядке.

В следующих трех подразделах рассказывается о способах достижения этой цели. Эти методы несовершенны, но поскольку они служат определенным подтверждением для покупателей, последние будут готовы предложить достаточные суммы для того, чтобы на рыке появились продавцы высококачественных машин.

Предложение гарантии

Одним из способов, которым продавец может подтвердить покупателю, что у него действительно хорошая машина, является предложение покупателю гарантии. Именно гарантия может служить доказательством правдивости слов продавца, поскольку только владелец хорошей машины захочет предложить на нее гарантию. Продавец знает, что у него хорошая машина, которая не сломается сразу^после того, как вы ее купите, а это значит, что ему не придется платить за ее ремонт.

С другой стороны, владелец плохого автомобиля никогда не предложит вам приобрести страховой полис, поскольку отлично знает, что его машина может сломаться, и тогда ему придется оплачивать ее ремонт.

Следовательно, если кто-нибудь предлагает вам заключить договор о страховании, это почти всегда означает, что его автомобиль хороший. Поэтому встречается такое множество дилеров, предлагающих заключить договор страхования на подержанные автомобили, которыми они торгуют. Если дилеры гарантию предлагать не станут, то вскоре может возникнуть проблема с засильем барахла, и цены на автомобили упадут настолько, что на рынке подержанных автомобилей будут покупаться и продаваться только плохие машины.

Создание репутации

о&Р^ія Другой путь решения проблемы барахолки заключается в способе ведения дел на рынке таким образом, чтобы продавец мог создать себе репутацию порядочного человека, заключающего честные сделки. Именно поэтому большинство хороших подержанных автомобилей было продано с помощью дилеров, специализирующихся на продаже подержанных автомобилей.

Сравните агентство по продаже подержанных автомобилей с частной сделкой продажи напрямую. Как вы думаете, кто больше заинтересован в том, чтобы сказать вам правду о качестве автомобиля?

Дилер, занимающийся продажей подержанных автомобилей, зарабатывает на жизнь, продавая подержанные автомобили, так что если он запросит слишком высокую цену за машину плохого качества, вскоре у него возникнут большие проблемы. Когда эта машина начнет разваливаться, покупатель начнет злиться и говорить всем своим друзьям, что дилер его надул. Подобная потеря репутации сократит будущие продажи дилера. Попросту говоря, вскоре он станет банкротом, если будет строить собственную репутацию на лжи.

При частной продаже старого автомобиля продавцу не нужно переживать о незапятнанности собственной репутации, ведь продажа машин не является главным источником его дохода. Если продавец-частник обманул вас и вы разозлитесь и расскажете об этом всем своим друзьям, это не сильно повредит ему, поскольку его бизнес не связан с продажей подержанных автомобилей.

В результате у частного продавца существует намного больший стимул солгать, чем у дилера, который занимается продажами подержанных автомашин и который печется о своей репутации. В результате большинство хороших подержанных машин продается с помощью дилеров по продаже подержанных машин. (Но даже при этом люди продолжают нуждаться в некоторой перестраховке, и поэтому большинство дилеров по продаже подержанных машин также предлагают гарантии.)

Получение экспертной оценки

Поскольку базисом возникновения проблемы барахолок является асимметричная информация, скептически настроенным покупателям можно предложить другой метод решения проблемы — нанять эксперта, который предоставит им необходимую информацию для того, чтобы они смогли отличить хорошую машину от нормальной и плохой. Многие покупатели подержанных автомобилей используют этот метод решения проблемы, когда они сомневаются в честности продавца.

За относительно небольшую плату покупатель может нанять со стороны какого-нибудь незаинтересованного эксперта — например, профессионального механика — для проведения инспекции машины и составления перечня ремонтных работ, которые могут потребоваться в ближайшем будущем. В этом случае покупатель получает более ясную картину действительного качества автомобиля и может определиться с правильной оценкой его стоимости.

Тем не менее, этот метод может не подойти для полного решения проблемы асимметричной информации, поскольку вполне вероятно, что даже эксперт не сможет обнаружить всего, что может быть в машине не так. Это справедливо до такой меры, что покупатели могут продолжать сомневаться, и здесь может скрываться потенциальная возможность возникновения несостоятельности рынка. Поэтому можно зачастую наблюдать, как инспекция, инициированная покупателем, проводится в сочетании с другими методами решения проблемы асимметричной информации, такими как выдача гарантий и продажа с помощью дилеров, имеющих репутацию честных людей.

Выдача страховых полисов в случае, когда нельзя определить степень риска того или иного клиента

Страховая компания тоже встречается с проблемой асимметричности информации. Но проблема в данном случае заключена в том, что люди, покупающие страховой полис, владеют большим, чем страховая компания, объемом информации о существующих рисках.

Представим себе заключение договора на страхование автомобиля. Кто в нем больше нуждается: хорошие водители, которые едва ли попадут в аварию, или же водители плохие, которые попадают в аварии регулярно? Понятно, что даже хорошие водители будут стремиться заключить договор о страховании, поскольку все-таки они тоже могут попасть в ДТП, хотя и не по своей вине. Но плохие водители стремятся получить страховой полис больше, чем хорошие, — для того, чтобы страховая компания помогла им расплатиться за последствия всех аварий, в которые, как им известно, они попадут по причине своего плохого умения водить автомашину.

Проблема асимметричной информации возникает у страховых компаний потому, что тогда как все водители прекрасно знают, хорошие из них водители или плохие, страховые компании не могут с такой легкостью различить личные качества водителей. Если бы они могли их различить, то назначали бы хорошим водителям низкую процентную ставку страхового полиса, а плохим водителям —- высокую.

Но поскольку страховые компании не могут различить хороших и плохих водителей, они серьезно рискуют обанкротиться. Для того чтобы понять, как это происходит, представьте, что страховые компании предложили всем без исключения водителям одинаково низкую ставку, как если бы они все были хорошими водителями. Это бы вскоре привело компании к банкротству, поскольку они не получили бы достаточно прибылей, чтобы выплатить полагающуюся сумму всем попавшим в аварию плохим водителям.

Для того чтобы избежать банкротства, страховые компании могут пойти на другую крайность, назначив всем водителям такой процент по страховке, как если бы все они были плохими водителями. Но тогда хорошим водителям незачем будет покупать страховку, поскольку для них она будет слишком дорогой. В результате получится, что страховые полисы будут приобретать только плохие водители.

В социальном отношении это приведет к очень плохим последствиям, поскольку нужно, чтобы каждый водитель был способен приобрести страховку по такой цене, которая действительно отражает его водительские способности. Хорошие водители должны иметь возможность получить страховку по справедливой стоимости. И поскольку в реальной жизни хорошие водители составляют большинство, страховые компании теряют большую часть потенциальной прибыли, пока они изыскивают способ отделить хороших водителей от плохих.

Разделение клиентов на группы для того, чтобы их различить

Страховые компании должны пользоваться парадоксальным методом для выхода из ситуации, когда они не могут определить, хорош или плох тот или иной водитель. Вместо того чтобы рассматривать личность как таковую, они ищут подход к человеку, основываясь на тех группах, к которым он может принадлежать. Подобный метод часто помогает страховым компаниям получить достаточно четкое представление о том, относится ли их клиент к хорошим или плохим водителям.

Например, хорошо известен тот факт, что мужчины в возрасте до 25 лет попадают в аварии гораздо чаще, чем женщины до 25 лет. Так что если в офис страховой компании войдут два клиента, один из которых — мужчина 23 лет, а другой — 22-летняя женщина, существует вероятность, что мужчина намного хуже водит машину, нежели женщина. Следовательно, для мужчины будет установлен более высокий процент страхового полиса.

В подобной ситуации хорошо то, что каждый из двух клиентов может получить страховку по возможно справедливой цене, учитывая тот факт, что в среднем мужчины до 25 лет попадают в большее количество аварий, чем женщины до 25 лет.

В действительности же этот хороший результат — совсем не обязательное основание для того, чтобы сотрудники страховых компаний принимали решения, не полагаясь на собственные оценки своих клиентов, а лишь учитывая то, к каким группам те принадлежат. У страховых компаний нет выбора; конкуренция вынуждает их поступать таким образом.

Почему так происходит? Давайте рассмотрим две страховые компании, одна из которых использует информацию о делении на группы для установления процента страхового полиса. Компания, которая не использует информацию о группах, должна устанавливать очень высокие страховые проценты, поскольку она боится, что все ее клиенты могут оказаться плохими водителями. Подобная стратегия заставляет всех хороших водителей избегать такую компанию, поскольку они не желают платить страховочный процент, предназначенный "для плохих водителей".

А компания, которая учитывает информацию о группах, может предложить разные страховочные проценты: более высокие — для молодых мужчин, более низкие — для молодых женщин. Подобный подход позволяет такой компании заключить контракты со многими хорошими водителями, которые не желают иметь дело с первой страховой компанией, устанавливающей единственный высокий процент для всех своих клиентов. В результате оказывается, что страховые компании всегда стараются найти способ оценить неизвестный уровень риска от заключения сделки с тем или иным клиентом, основываясь на хорошо известных характеристиках групп риска, к которым принадлежит их клиент.

Этот процесс может привести к некоторым достаточно несправедливым выводам. Самый странный из них можно сформулировать так: молодые мужчины, которые хорошо водят автомобиль, должны выплачивать более высокий страховочный процент, чем молодые женщины, которые водят машину плохо, поскольку единственное, чем руководствуются страховые компании при оценке ситуации, это принадлежность клиента к тому или иному полу.

Но такая система все же лучше, чем еще более несправедливый вариант, когда все хорошие водители должны платить процент как плохие, что происходит, когда страховым компаниям запрещают использовать информацию о группах для того, чтобы определить степень риска своих клиентов. Чем лучше страховые компании смогут отличать хороших водителей от плохих, используя информацию о группах, тем более справедливым будет страховой процент.

Запомните, что есть водители, для которых страховые компании имеют самую насущную необходимость использовать информацию о группах — это так называемые водители-новички. Поскольку страховые компании не имеют никаких записей об авариях или нарушениях водителей-новичков, есть настоятельная необходимость в том, чтобы постараться отличить хорошего водителя от плохого, пользуясь информацией о группах. Чем больше опыта вождения приобретает водитель, тем большей информацией об авариях и нарушениях правил дорожного движения располагает страховая компания, которая должна "провести черту" между хорошими и плохими водителями.

Как избежать ложного выбора

Использование информации о группах, к которым принадлежит тот или иной индивид, для определения его или ее личного страхового риска, — это только часть решения проблемы асимметричной информации, существующей между страховыми компаниями и их клиентами.

Ясно, что в рамках каждой группы находится множество отличающихся друг от друга индивидуумов. Например, даже если молодые женщины в среднем являются более хорошими водителями, чем молодые мужчины, среди них всегда найдутся такие, которые плохо водят машину. Это приводит к серьезной проблеме, известной как ложный выбор (adverse selection).

Если страховая компания определяет размер страхового взноса для молодых женщин на основе того, насколько часто молодые женщины в среднем попадают в аварийные ситуации, заключение договора о страховании будет более привлекательным для тех молодых женщин, которые являются действительно плохими водителями, чем для тех молодых женщин, которые хорошо водят автомобиль.

В результате плохо управляющие автомобилем молодые женщины будут более заинтересованы в том, чтобы заключить договор о страховании, чем хорошо управляющие автомобилем. Эта тенденция известна как ложный выбор, поскольку в результате среди клиентов страховой компании наличествует непропорционально большое число плохих водителей.

Ложный выбор — достаточно трудная проблема, поскольку она питает сама бебя. Страховая компания должна повышать процентные ставки, учитывая тот факт, что с большей вероятностью страховой полис придут приобретать плохие водители. Но когда она повысит страховой процент, проблема усугубится еще больше, поскольку более высокий процент сделает страховку еще менее привлекательной для хороших водителей, а отсюда следует: среди подписчиков компании будут доминировать плохие водители.

Одним из решений проблемы ложного выбора для страховой компании явля-/JjZV ется предложение большой группе людей одинакового процента — при усло-вии, что никто не сможет уклониться от заключения договора о страховании. Например, в колледже, где я преподаю, компания по страхованию здоровья предложила всем служащим одинаково низкий процент с условием, что каждый из нас должен заключить с ней контракт. Такое всеобщее привлечение клиентов нивелирует вероятность того, что в группе получивших страховой полис у этой компании будут доминировать болезненные люди, поскольку все здоровые договор тоже подписали.

Уменьшение морального риска

) Следующей большой проблемой, с которой сталкиваются страховые компании, является моральный риск. Моральный риск возникает потому, что приобретение страхового полиса оказывает влияние на поведение людей. Например, если я не заключил договор страхования на автомобиль, я буду вести свою машину более медленно, зная, что должен буду платить из своего кармана за всякий ущерб, который возникнет по моей вине. Но если у меня в кармане есть страховка, я начну водить машину значительно быстрее и буду более беспечным, поскольку отлично знаю: если произойдет что-нибудь плохое, раскошеливаться будет страховая компания.

Способ, которым компании, занимающиеся страхованием автомобилей, решают проблему морального риска, заключается в предложении дисконта в обмен на высокие франшизы. Например, франшиза в 1 тыс. долл., которую я выбрал, будет означать, что всякий раз, когда я попаду в аварию и в результате нужно будет производить необходимые платежи, я буду должен оплатить первую 1 тыс. долл.

Франшиза (освобождение страховщика от убытков, не превышающих определенного процента от страховой оценки. — Примеч. пер.) послужит для меня существенным стимулом не брать на себя моральный риск и не вести машину небрежно. И поскольку страховая компания знает, что моя высокая франшиза избавит ее от большинства моих моральных проблем, они хотят предложить мне страховой полис по более низкой процентной ставке, чем если бы я предпочел только 100 долл. франшизы.

Франшизы — разумный способ сократить проблемы морального риска и помочь сделать страхование более приемлемым для ответственных водителей.

 

Дискриминация групп, идентификация индивидуумов

Идея разбиения индивидуумов на группы помогает не только в случае страхования. Например, компании хотят, чтобы все их сотрудники усердно трудились, но не могут определить во время собеседования, действительно ли соискатель настроен на серьезную работу. Поэтому они стараются определить, что вы из себя представляете, анализируя группы людей, к которым вы принадлежите.

Например, известно, что почти все отличники — прилежные работники. Поэтому, если у вас есть красный диплом, то шансы нанять именно вас велики.

На самом деле вы можете оказаться ленивым, но при анализе группы людей, к которым вы принадлежите, фирма сделает неправильный вывод о вашей действительной сущности.

Практика использования информации о группах, к которым принадлежат индивидуумы, стараясь определить способ оценки личностных характеристик, называется статистической дискриминацией. Поскольку эта практика обычно усиливает экономические последствия, вам нужно для себя решить, будете ли вы — и в каких случаях — доверять ее результатам.

 

Jfaqoc/fiatixeHue общественных благ

Общественные блага — это те вещи, которые не могут быть произведены для получения прибыли частными фирмами, поскольку нет способа исключить неплательщиков из числа пользующихся ими. Невозможность частных фирм с выгодой для себя производить общественные товары произрастает из того факта, что эти товары обладают двумя особенностями. Общественные товары неконкурентны и относятся к категории неис-ключаемых благ.

Неконкурентность значит, что использование этого товара одним человеком не уменьшает возможности другого человека воспользоваться этим товаром. Вспомните о фейерверках, статуях в парках или телевизионных программах, которые передаются по воздуху. Ваше потребление этих продуктов никоим образом не меньше, чем у других. Это стоит в абсолютном контрасте к большинству товаров, когда чем больше вы их потребляете, тем меньше остается для других. (Вспомните, к примеру, о пирожных!)

Неисключаемостъ значит, что тяжело помешать неплательщикам потреблять товар или услугу. Например, когда вы занимаетесь "производством" фейерверка, все люди, находящиеся поблизости, могут наблюдать его бесплатно, безотносительно того, какую плату вам бы хотелось за него назначить. Более серьезным примером является армия: она защищает всех граждан страны, включая и тех, кто не желает давать деньги на ее содержание.

Свойства неконкурентности и неисключаемости общественного товара делают сложным его производство частными фирмами, которые не могут получить прибыль от его производства. Вспомните о стараниях заставить людей приобрести билеты на фейерверк, устраиваемый на открытом воздухе. Поскольку люди знают, что могут посмотреть на него бесплатно, им не хочется покупать билеты. Поскольку они не хотят покупать билеты, значит, нет способа собрать деньги, необходимые для оплаты данного зрелища.

Эта проблема из разряда "что появилось раньше — курица или яйцо", поскольку хотя люди и не желают платить за что-то, что можно получить бесплатно, фейерверк им действительно нравится, а это значит, что они в принципе готовы заплатить энную сумму за то, чтобы посмотреть на него. Проблема в том, чтобы найти способ, позволяющий сделать это.

Налогообложение с целью предоставления общественных благ

Самым распространенным решением проблемы предоставления общественных благ есть вмешательство государства и использование денег, полученных в результате сбора налогов, для оплаты этих благ. Если говорить о фейерверках, то поскольку каждому из нас они нравятся, то можно без проблем получить достаточную политическую поддержку для использования налоговых денег на устройство фейерверков. И после того, как фейерверк будет оплачен налогоплательщиками, каждый из нас сможет полюбоваться этим красивым зрелищем.

Исторически так сложилось, что оборону страны обеспечивало государство, поскольку оборона также относится к неисключаемым благам и неконкурентным общественным товарам. Например, из-за того, что защита вашего государства от иноземных завоевателей является неисключаемым благом, всегда существует соблазн за нее не платить, поскольку каждый знает, что если будут платить другие, то ему также — причем бесплатно! — предоставят такую же защиту от иностранных захватчиков. А поскольку защита государства относится к разряду неконкурентных, то каждому из нас известно, что безопасность, получаемая нами, будет такого же качества, как и у всех остальных. Этот факт тоже уменьшает стимул заплатить. В итоге государство придумало схему, по которой люди совместно оплачивают расходы на государственную безопасность — для этого были установлены налоги.

Налоги и существенная часть государственных расходов зачастую высмеиваются, как напрасная трата денег (и действительно, очень часто их тратят на пустяки), но нужно не забывать о том, что во многих случаях налоги — единственный способ оплатить широкий спектр общественных товаров, которыми все мы пользуемся. Хотя всем нам не нравится платить налоги, скорее всего, никому не захочется сократить налоговое бремя — и в результате лишиться армии, остаться без городских тенистых парков, никогда не видеть фейерверков, не ездить по дорогам и не пользоваться общественной канализацией и многим другим. Если бы государство не заставляло нас оплачивать все эти вещи, мы, скорее всего, жили бы без них — во всяком случае, получали бы их не в таком количестве и качестве, которыми располагаем сейчас.

Привлечение филантропов для создания общественных благ

Тогда как большая часть общественных товаров оплачиваются с помощью денег, полученных в результате налогообложения, установленного государством, есть и такие товары, за которые платят частные лица. В самом центре Лос-Анджелеса, где прошло мое детство, разбит огромный и прекрасный горный парк, названный Гриффит-парк. Земля для этого парка была подарена городу миллионером по имени Гриффит Дж. Гриффит. Это означает, что этот человек предоставил общественный товар за собственный счет.

В древней Греции и Риме филантропы делали даже больше; богатые аристократы занимались строительством дорог, акведуков и храмов, которыми пользовались всем миром. Известны случаи, когда богатые люди оплачивали целые армии для того, чтобы во время войны послать их на защиту страны.

Так что, пожалуйста, не думайте, что только государство может предоставить общественные блага. Но вариант предоставления общественных благ государством более надежен, поскольку в этом случае не нужно зависеть от щедрости богатых филантропов, которые совершенно не обязаны тратить собственные средства на улучшение жизни общества вместо того, чтобы приобретать товары для себя лично.

Прошу вас не сделать распространенную ошибку, предположив, что общественные блага названы общественными по причине того, что их обычно предоставляет государство, а не частный сектор экономики. Экономисты называют их общественными благами потому, что частные фирмы не могут получить прибыль от их производства, а не потому что они должны быть произведены государством. Филантропы-частники могут производить общественные товары безо всякой помощи со стороны государства.

Предоставление общественного товара путем продажи частного товара

Телевизионные программы — товар общественный. После того как телесигнал был послан, он становится неконкурентным: я смотрю программу, не уменьшая при этом возможности кого-нибудь другого посмотреть ее у себя дома К тому же он — неисключаемое благо: нет способа кому-нибудь, у кого есть телевизор, запретить просмотр этой программы. Итак, если телевидение — самый настоящий общественный товар, почему многие телепрограммы выпускаются телевизионными станциями, принадлежащими частным владельцам9

Ответ: потому что телевизионная индустрия изыскала способ, когда телевидение само по себе является товаром общественным, но реклама, которой сопровождаются телепрограммы, является самым настоящим частным товаром, за который можно назначить большую цену. Это означает, что если какой-нибудь производитель машин или пивовар, или издатель революционной новой книги по экономике в желто-черной обложке, захочет показать рекламу своей продукции миллионам телезрителей, которые бесплатно подключаются к общественному товару под названием "телевидение", они (рекламодатели) должны будут заплатить за эфирное время, отведенное для их рекламы.

Фокус телевидения состоит в том, что проданный частным образом товар под названием "реклама" оплачивает бесплатно предоставляемый товар под названием "телевидение". В более ограниченном объеме, но точно так же, действуют и газеты. Хотя они и получают некоторую сумму денег от своих подписчиков или тех, кто дает свои объявления, все же огромная часть их доходов поступает от рекламы, место для размещения которой они продают

 

Почему новые технологии относятся к общественным товарам

Мы живем во времена быстро повышающихся жизненных стандартов. Почему это происходит? Потому, что существуют организации, которые заботятся о создании новых и улучшенных технологий, позволяющих нам производить больше товаров и услуг из имеющихся в нашем распоряжении ресурсов, или производить совершенно новые товары и услуги, которые ранее произвести было невозможно.

Технологический прогресс — товар общественный. И по этой причине общество должно было найти способ обеспечить технологический прогресс при условии, что частные лица и фирмы будут иметь небольшой стимул для изобретения новых технологий.

Для того чтобы понять, как новые технологии могут быть общественным товаром, давайте рассмотрим открытие Гутенбергом в 1435 году подвижного печатного пресса. До іугенберга книги переписывали вручную. Но после того, как был изобретен печатный пресс, процесс книгопроизводства стал намного более дешевым.

Более того, подумайте о том, насколько простой была технология. В основном печатный пресс — это всего лишь большая версия резиновых штампиков, которыми так любят играть маленькие дети. Суть изобретения становилась понятной всем и каждому, кто о нем слышал, а это значило, что каждый мог сам изготовить печатный пресс.

Итак, почему это изобретение удовлетворяет характеристикам общественного товара?

S Оно было неконкурентным, поскольку создание и использование печатного пресса никоим образом не могло уменьшить вашу личную возможность создать и использовать печатный пресс.

S Оно в основе своей является неисключаемым благом, поскольку затраты на сообщение новой идеи другому человеку очень низкие — всего лишь одна коротенькая беседа.

В результате оказалось, что пока общество не создаст определенного вида институтов для вознаграждения генераторов новых идей, до тех пор не будет стимула в виде больших прибылей для работы в сфере исследований. Ведь в самом деле пресс, который был изобретен Гутенбергом, был доступен каждому: все могли перенять идею и не платить автору за ее использование. Так что пока вы не сумеете найти способ финансово вознаградить создателей новых изобретений, у вас их будет немного.

Патентование с целью превращения общественных благ в товары, предназначенные для личного потребления

Решение проблемы заключено в создании патентов. Предоставляя изобретателям эксклюзивное право в течение 20 лет поставлять на рынок и продавать свои изобретения, патенты создали необходимый финансовый стимул для того, чтобы определенная категория граждан смогла потратить собственное время и энергию, необходимую для создания новых технологий, которые будут полезны для всех. И не случаен тот факт, что стремительный экономический рост начался только после того, как в западной Европе XVIII века стали широко применяться охраняемые государством патенты.

 

Субсидирование исследования технологий, которые не могут быть запатентованы

Но даже в наши дни не каждая инновация может быть запатентована. Это происходит потому, что вы можете запатентовать только что-то вновь изобретенное, а не открытое из уже существующего в природе. Например, если вы придумали химический продукт, который ранее не существовал, и затем смогли его синтезировать, вы можете запатентовать его. Но если просто открыть готовый химический продукт, который, будучи неизвестным широкой публике, просто плавал где-нибудь в море или залегал в грунте, его вам запатентовать не удастся.

Это становится большой проблемой в определенных случаях, когда, к примеру, ученые проводят исследования с целью обнаружения способа лечения раковых заболеваний, поскольку многие потенциальные лекарственные препараты относятся к группе химикалий, получаемых из растений и животных, химикалий, которые долгие века существуют в природе. Эти химические препараты имеют огромную потенциальную пользу, но поскольку они не могут быть запатентованы, никто не располагает достаточно весомым финансовым стимулом стараться открыть их.

В результате государство и множество фондов, созданных на деньги филантропов-индивидуалов, вкладывают средства в те сферы науки, где проблема общественных товаров может ограничить исследования.

Подобное решение очень важно для экономиста, поскольку предоставление общественных благ относится к тем экономическим проблемам, которые рынки и "невидимая рука" решить не могут. Другой вид несостоятельности рынка — асимметричность информации — обладает достаточно хорошим набором решений (об этом рассказывается в разделе "Вторая жизнь хороших вещей: решение проблемы барахолок" ранее в этой главе).

Но до тех пор, пока общество не придумает удачную схему для предоставления общественных товаров, оно постоянно будет терпеть определенные лишения. Для такого вида общественных благ, как демонстрация фейерверков, это едва ли будет иметь значение. Но для внедрения технологических инноваций — к примеру, в области лечения раковых заболеваний — это в буквальном смысле вопрос жизни и смерти.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |