Имя материала: Экономика от «А» до «Я»

Автор: Гукасьян Галина Мнацакановна

Раздел 2 основные школы и направления экономической мысли

 

В данном разделе освещена эволюция мировой экономической мысли от меркантилизма до наших дней. Дается обзор содержания основных экономических школ и направлений. Структура западной экономической науки не остается неизменной. Продолжается дифференциация внутри направлений, происходит формирование новых школ. Так, в конце 1970-х — 80-е гг. произошло очередное возрождение традиционного направления западной экономической науки — неоклассического, в его русле появился ряд теорий, которые представлены в словаре. В качестве самостоятельной названа Российская экономическая школа. Но существует ли она? До последнего времени в научных публикациях речь шла не о школе, а о российской экономической мысли. В результате научной дискуссии, проведенной по этому вопросу в последние годы ушедшего столетия, большинство экономистов ответило на этот вопрос положительно. Однако нужно согласиться с тем, что она во многом была, хотя и самобытным, но откликом на процессы, происходившие в европейской науке. Россия никогда не занимала центрального места в мировой экономической науке, но и не выполняла роль простой «губки», впитывающей чужие идеи. Известно множество направлений, школ, концепций, которые или дополняют друг друга, или противоборствуют. Но все они разработаны на Западе. А при попытке рассмотреть историю российской экономической мысли обнаруживается очень небольшое разнообразие концепций. Причина не в том, что их не было, а в том, что они мало изучены и нечетко классифицированы.

АВСТРИЙСКАЯ ШКОЛА (МАТЕМАТИЧЕСКАЯ) — объединила экономистов и преподавателей австрийских университетов. Ее виднейшими представителями стали К. Менгер, Э. фон Бём-Баверк, Ф. Визер (см. разд. 1.1). Начало австрийской школе, сформировавшейся в 1870-х гг., положили работы Т. Госсена. А. ш. (м.) получила большой резонанс и оказала значительное влияние на другие школы в разных странах. Теории, близкие Австрийской школе, развивали У. Джевонс (Великобритания) и Л. Вальрас (Швейцария) (см. разд. 1.1), положившие начало математическому направлению в экономической науке.

А. ш. (м.) называют еще школой предельной полезности. Ее представители выдвинули положение о том, что экономическая теория должна изучать явления хозяйственной жизни с точки зрения хозяйствующего субъекта. Движущими мотивами в экономике являются психологические мотивы. Психология субъекта всегда первична по отношению к экономике. Метод А. ш. (м.) называют методом робинзонад, нацеливающим на изучение индивидуального хозяйства.

Представители этой школы отказались от определения стоимости трудом. Для обозначения товара был предложен термин «материальное благо», стоимости — термин «ценность», характеризующий полезность вещи. Было введено новое определение стоимости через предельную полезность. Ценность материальных благ рассматривалась как свойство тех вещей, которые подвержены закону редкости.

Процесс образования ценности представлен двумя этапами: 1) образование субъективной ценности; 2) образование объективной ценности. Под первой понимается индивидуальная оценка материального блага отдельным потребителем. Ценность зависит от насыщенности потребления данных благ (стакан воды у источника и в пустыне) и определяется предельной полезностью блага. Предел берется как крайняя величина в ряду материальных благ. Под объективной ценностью представители А. ш. (м.) понимали среднюю величину, образующуюся на рынке при столкновении многих субъективных оценок, спроса и предложения.

Принцип предельности распространился и на средства производства. Была создана теория «производительного блага», которая обосновывала, что процент, прибыль, рента возникают помимо стоимости.

А. ш. (м.) пыталась преодолеть односторонность трудовой теории стоимости, не давшей анализа роли потребителя (покупателя) в процессе формирования рыночной стоимости и цены товара. Поворот от господствовавшей в классической и марксистской школах до 1880-х гг. «производственной версии» ценообразования был столь значительным, что он получил в экономической литературе наименование маржина-листской революции (фр. marginal — предельный).

Маржиналисты задачу политической экономии видели в поиске наиболее эффективных способов распределения ограниченных ресурсов и рационального хозяйствования. Чтобы подчеркнуть социальную нейтральность своих исследований, они даже отказались от самого термина «политическая экономия» в пользу «экономикс». Первым это сделал У. Джевонс, а затем независимо от него А. Маршалл (см. разд. 1.1), издавший книгу «Принципы экономики».

Особое внимание А. ш. (м.) обращает на исследование роли потребителя в процессе ценообразования. Все экономические явления эта школа исследует с точки зрения примата сферы потребления по отношению к сфере производства. Теория субъективной ценности и предельной полезности ставит ценность хозяйственных благ, а в конечном счете и их цены в зависимость от степени удовлетворения потребностей человека в этих благах. Именно потребители на рынке своим выбором определяют, какой труд товаропроизводителей является общественно необходимым, а какой — нет. Если товаров произведено больше, чем это необходимо для потребителя, труд, пошедший на их изготовление, не становится общественно необходимым и не образует стоимости.

Абсолютизируя роль потребителей и фактически игнорируя значение труда товаропроизводителей в процессе ценообразования, А. ш. (м.) дает односторонние знания стоимости и цены.

ГАРВАРДСКАЯ ШКОЛА — направление в экономической науке, возникшее после Первой мировой войны (1914—18) и ставящее своей задачей изучение природы капиталистического цикла и прогнозирование хозяйственной конъюнктуры с применением методов статистического и математического анализа. Г. ш. сложилась вокруг Комитета экономических исследований, созданного в 1917 при Гарвардском университете (США). Ее крупнейший представитель — У.К. Митчелл (см. разд. 1.1), опубликовавший в 1927 книгу «Экономические циклы. Проблема и ее постановка». В США эта проблема обострилась в связи с кризисом 1929—33. Исследуя циклический характер развития капиталистического хозяйства, Г. ш. исключала из цикла его важнейшую фазу — кризис. Эта концепция показывает циклы как поддающуюся учету и предвидению смену экономических подъемов и спадов. Главной причиной циклических колебаний Г. ш. считает изменения, происходящие в системе денежного хозяйства, а для устранения спадов достаточно упорядочения функционирования денежного хозяйства. Гарвардский комитет со дня своего создания публиковал «Экономический барометр», который состоял из 3-х кривых. Кривая A — «индекс спекуляций» — отражала расчетные операции нью-йоркских банков и курсы железнодорожных акций; кривая B — «индекс бизнеса» — производство чугуна, расчетные операции вне Нью-Йорка и товарные цены; кривая C — «индекс денежного рынка» — учетные ставки по коммерческим векселям, ссуды и депозиты нью-йоркских банков. Считалось, например, что повороты в движении «индекса бизнеса» возникают примерно через 8 месяцев после изменения в движении «индекса спекуляций»; повороты в движении «индекса денежного рынка» происходят через 4 месяца после изменения «индекса бизнеса» и т.д.

На основе подобных расчетов и предсказывалась предстоящая экономическая конъюнктура.

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ — возникло и сформировалось на рубеже XIX—XX вв. (от лат. institutio — обычай, наставление, указание).

Институционализм — это совокупность теорий, в которых акцентируется внимание на роли социальных институтов в экономическом развитии.

Термин «институционализм» впервые применен американским экономистом У. Гамильтоном в 1916 для обозначения системы взглядов на общество и экономику, в основе которой лежит категория «институт».

Принципиальное отличие этой концепции от других состояло в том, что в ней экономические процессы объяснялись не только экономическими, но и социально-политическими, правовыми, социально-психологическими, этическими условиями жизни, а также обычаями, традициями и привычками, существующими как в жизни отдельного человека, так и общества в целом. По мнению первых авторов этой теории, модель А. Смита homo economicus («экономического человека, непрерывно сопоставляющего полезность благ и тяготы их приобретения») безнадежно устарела. На самом деле экономическое поведение человека в значительной мере определяется социально-правовым устройством общества и его «неписаными» законами, которые должна исследовать экономическая теория. Поэтому в экономическом анализе предлагалось учитывать различного рода «институции», закрепленные обычаем, и «институты» (порядки, закрепленные в законах и в деятельности различного рода учреждений). «Институции» (обычаи, традиции, навыки) — это набор неформальных правил. В число формальных правил (институты) входит, с одной стороны, система учреждений (рынки, фирмы, профсоюзы, государство), с другой стороны — система правовых норм (законы, указы, постановления и т.д.).

В настоящее время понятие «институции» ушло из экономического лексикона. Термин «институты» вобрал в себя как институции (обычаи), так и собственно институты (учреждения, законы), так как объединил в себе как формальные, так и неформальные «правила игры».

В основе И.-с. н. лежит идея синтеза социологического и экономического анализа, материалистического и одновременно субъективно-психологического начала в толковании общественных процессов, что нашло отражение в двойственном названии этого направления.

Существуют две основные ветви институционализма: традиционный, или старый, и новый, или неоинституционализм.

Родоначальниками старого, или традиционного, институционализма являются американские экономисты Т. Веблен, Дж. Коммонс, У. Митчелл (см. разд. 1.1). Их методология предусматривала: 1) широкое использование описательно-статического метода; 2) историко-генетический метод; 3) как исходное начало — категорию института. Ими были разработаны социально-психологическое (Веблен), социально-правовое (Коммонс), институционально-статистическое (У.К. Митчелл), а в дальнейшем — социологическое (Дж. Гэлбрейт) направления. Веблен в работе «Теория праздного класса» (1899) связал основу экономики действием психологического фактора. Это была первая версия инсти-туционализма.

Предпринимателей он делит на владельцев капитала и организаторов производства. Владельцы капитала заинтересованы только в прибыли на капитал, который они не вкладывают в производство, а лишь предоставляют в кредит. Источником их дохода служит не реальный сектор, а ценные бумаги, обращающиеся в финансовой сфере. В этом смысле владельцы капитала составляют праздный класс. Производительным классом являются рабочие и организаторы производства — менеджеры, не имеющие своего капитала. Господство праздного класса ведет к чрезмерной роли кредита. Большая часть капитала используется в спекулятивных целях и не идет на развитие производства. Возникает кредитная инфляция, за которой следуют требования погашения ссуд. Итог — массовые банкротства и депрессии.

Разрешение антагонизма между праздным и производственным классами приведет к тому, что власть перейдет в руки технократии. Собственность на капитал примет акционерную форму и перестанет быть частной.

Коммонс в работе «Институциональная экономика» (1924) основной упор делал на правовые категории, юридические учреждения, определяющие, по его мнению, развитие экономики. Особое внимание он уделял роли корпораций, профсоюзов и политических партий в процедуре установления согласованности в действиях индивидов. В основе экономической теории Коммонса лежит понятие сделки. Сделка понимается как: 1) конфликт интересов; 2) осознание взаимозависимости этих конфликтных интересов; 3) разрешение конфликта путем установления соглашения, устраивающего всех участников сделки. Роль арбитра берут на себя правовые структуры государства. Оно является не только арбитром, но и силой, принуждающей к выполнению взятых сторонами обязательств. В итоге, по мнению Коммонса, существующий порядок сменится не технократизмом, как у Веблена, а административным капитализмом.

Митчелл был ведущим теоретиком Гарвардской школы конъюнк-туроведения, которая разрабатывала методы борьбы с экономическими кризисами.

Митчелл ставил задачу создания методов ослабления экономических кризисов. В его теории отсутствовала цикличность, а кризис был заменен рецессией — плавным снижением темпов роста. Митчелл создал теорию регулируемого капитализма. После Второй мировой войны чистый институционализм пошел на спад. Его возрождение в новой форме принадлежит Д.К. Гэлбрейту. Его основная работа «Новое индустриальное общество» (1961) посвящена анализу и роли в экономике «техноструктуры»: ученым, конструкторам, специалистам по технологиям, управлению, финансам, т.е. всему тому, что требуется для обеспечения нормальной работы крупных корпораций. Главная роль в техноструктуре отводится менеджерам, осуществляющим управленческую деятельность в зрелых корпорациях. Власть от капиталистов-собственников в корпорациях должна, по мысли Гэлбрейта, перейти в руки специалистов-управляющих, т.е. технократов. Осуществленная таким путем революция управляющих обеспечит трансформацию классического частнопредпринимательского капитализма в капитализм индустриальный. С исследованиями Гэлбрейта связаны наиболее значительные приобретения И.-с. н. — теории уравновешивающей силы, общества изобилия, нового индустриального общества с его зрелой корпорацией и техноструктурой. Отвергая социализм, но признавая его социальные достижения, с одной стороны, защищая капитализм, но видя его негативные черты, с другой стороны, старые институцио-налисты пришли к выводу о необходимости объединить лучшие стороны обеих систем. На базе старого институционализма и обновленной неоклассики родилась институциональная экономика (концепция конвергенции — схождения признаков, постиндустриального, постэкономического общества, экономика глобальных проблем). Она оппозиционна к неоклассическому «мейнстриму»: отвергает методы маржинального и равновесного анализа и выбирает такие методы исследования, которые далеко выходят за пределы рыночного хозяйства (например, проблемы творческого труда, преодоления частной собственности, ликвидация эксплуатации и т.д.).

Термин «новая институциональная экономика» (неоинституциональная экономика) был введен О. Уильямсоном в 1975 в работе «Рынки и иерархия». Неоинституциональная экономика существенно отличается от институциональной. Последняя рассматривает не частные случаи, а обобщения (теории постидустриального, постэкономического общества, теория конвергенции и экономика глобальных проблем), т.е. использует индуктивный метод. Неоинституционалисты применяют дедукцию — идут от общих принципов к объяснению конкретных явлений общественной жизни (рис. 2.1).

I        Неоинституциональная экономика I

По мнению неоинституционалистов, в основе отношений между людьми лежит взаимовыгодный обмен. Такой подход называется контрактной (договорной) парадигмой. «Политика, — пишет, например, Дж. Бьюкенен, — есть сложная система обмена между индивидами... На рынке люди меняют яблоки на апельсины, а в политике — соглашаются платить налоги в обмен на необходимые всем и каждому блага: от местной пожарной охраны до суда». (Бьюкенен Дж. Избранные труды. Серия: «Нобелевские лауреаты по экономике». Т. 1. — М.: Таурус Альфа, 1997. — С. 23.) Контрактная парадигма создает экономику соглашений, в основе которой лежит «норма». Понятие «норма» является основополагающим в системе категорий институционализма. Представители американского неоинституционализма рассматривают нормы прежде всего как результат выбора; французские — как предпосылку рационального поведения. Рациональность поэтому также раскрывается как норма поведения.

Соглашения образуют институциональную среду и определяют «правила игры» как в частном секторе — через теорию прав собственности (А. Алчиан), так и в общественном — через теорию общественного выбора (К. Эрроу, Дж. Бьюккенен).

Из теории прав собственности выросли, в свою очередь, три концепции: экономика права, экономика организаций и новая экономическая история (Д. Норт). Теория общественного выбора тоже разделилась на две ветви: конституционную экономику и экономику политики.

Неоинституционализм поставил во главу угла проблему мотивации человеческого поведения. Его интересует процесс принятия решений, их условия и предпосылки. Они изложены в теории агентов (Т. Стиглиц), в которой сначала рассматриваются предварительные предпосылки контрактов (ex ante), а затем теория трансакционных издержек (Р. Коуз), т.е. реализованных соглашений (ex post).

Работы американского экономиста Р. Коуза (см. разд. 1.2) принято считать точкой отсчета нового институционализма. В статье «Природа фирмы» (1937) Коуз отвечает на вопрос, какая причина заставляет индивидуальных предпринимателей объединяться в фирму. Ведь известно, что рынок обеспечивает свободу, а фирма ее ограничивает.

Дело в том, что для успешного функционирования на рынке предприниматель должен иметь о нем достоверную и обстоятельную информацию, которая требует больших издержек, называемых трансакцион-ными (лат. transactio — сделка). Эти издержки связаны не с производством как таковым (внутренние затраты), а с сопутствующими ему (внешними) затратами: поиском информации о ценах, ведением переговоров, разработкой системы стандартов и контролем над ней, содержанием юридической системы, некорректным поведением партнеров и т.д. Способом снизить эти затраты является организация фирмы, в которой трансакции оказываются дешевле. Считается, что фирмы возникают в ответ на дороговизну рыночной координации. Идеи Коуза объясняют структуру и эволюцию социальных институтов, исходя из понятия трансакционных издержек. Интересно заметить, что главную беду бывших социалистических стран Коуз видит в отсутствии рыночных институтов, обеспечивающих минимизацию трансакционных издержек.

В качестве методологической базы неоинституциональная экономика использует традиционную неоклассику. Правда, она освободилась от некоторых ее одиозных постулатов: идеи полной рациональности, абсолютной информированности агентов рынка, совершенной конкуренции, установления равновесия лишь посредством ценового механизма и других.

Подытоживая обзор двух ветвей И.-с. н., можно сделать ряд выводов, касающихся существующих между ними различий:

В старом институционализме важное место занимает исследование проблем трансформации индустриального общества в неоиндустриальное (т.е. информационное) общество на основе НТР, которая должна преодолеть социальные противоречия системы. В отличие от старого неоинституционализм характеризуется отходом от абсолютизации технических факторов, большим вниманием к человеку и социальным проблемам.

Б. Традиционный институционализм пытается изучать экономические проблемы методами других наук: социологии, психологии, юриспруденции. «Новые» идут другим путем: изучают правовые и другие проблемы методами неоклассической экономической теории, с применением аппарата современной микроэкономики и теории игр. Такое явление получило название экономического империализма.

В фокусе внимания старых институционалистов находились действия коллективов (профсоюзы, государство), не затрагивающих интересов индивидов. Напротив, новые институционалисты изучают поведение индивида, который по своей воле решает, в каком коллективе ему быть.

Считается, что новый институционализм, как и неоклассический синтез, являются магистральными течениями современной экономической мысли.

Интерес к институционализму в России объясняется двумя причинами. Во-первых, влиянием марксизма, который всегда рассматривал институционализм как своего союзника. Во-вторых, желанием преодолеть ограниченность экономикса, основанного на деятельности рационального индивида. Этот подход в России так и не сложился.

В российской экономической литературе фигурируют семь направлений неоинституциональных исследований. Анализируются следующие теории и проблемы.

Теория прав собственности. Она важна в аспекте анализа приватизации, ее последствий и формирования рыночных институтов. После проведенных реформ большая часть государственной собственности в России перешла не к аутсайдерам (посторонним, «диким»), а к инсайдерам (менеджменту и персоналу предприятий). Поэтому в России не сформировался эффективный частный собственник. В деятельности фирм мотив личного обогащения новых владельцев доминирует над целями развития производства.

Проблема импорта рыночных институтов. Здесь имеются две группы проблем. Первая связана с появившимся после проведения реформ расширением политических свобод (свобода слова, митингов и т.п.) и сужением экономических возможностей (падение производства, инфляция и т.д.). В этих условиях большая нагрузка легла на государство. Но оно оказалось не в состоянии защитить провозглашенные им самим права. Отсутствие надежных институциональных гарантий привело к произволу властей всех уровней. Вторая группа проблем связана с анализом особенностей адаптации населения к рынку. Трансформация российской экономики происходит в условиях глубокого спада экономики и жизненного уровня населения, которое ищет защиты (опеки) у государства. Ради опеки люди готовы отказаться от «голодной» свободы, обменяв ее на «сытое» подчинение.

Теория трансакционных издержек. Как показывает практика, в переходной экономике России растут издержки, связанные с информацией о конъюнктуре рынка. Один из путей их снижения — экономико-правовое обеспечение института товарных знаков.

Экономика организации. Она касается разработки теории фирмы и эффективности работы хозяйственных организаций.

Экономико-правовые неоинституциональные концепции. Самыми популярными из них в России являются теория общественного выбора и теория прав собственности. Теория общественного выбора популярна по той причине, что и в советский, и в постсоветский периоды российская экономика зависела от политической конъюнктуры. Проблемы взаимосвязи экономики и политики изучаются по данным выборов в центральные и местные органы власти; при подготовке, принятии и реализации российской Конституции; при анализе деятельности госаппарата и в других случаях.

Теория преступлений и наказаний. Она исследует экономическое «подполье» — мир за рамками «общественного договора». Отечественные экономисты начали знакомиться с теорией преступлений и наказаний лишь с 1997. В настоящее время успешно развивается исследование по частным направлениям экономической теории преступлений и наказаний: по экономике наркобизнеса, рэкет-бизнеса, коррупции, которые существуют как реакция на отсутствие защиты прав собственности.

Новая экономическая история. В ней исследуется неоинституциональный подход к изучению исторических закономерностей. Широко применяется неоинституциональный подход и к исследованию переходной экономики России.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА В ГЕРМАНИИ — направление в экономической мысли Германии. В отличие от Великобритании и Франции Германия была экономически менее развитой страной, разделенной на мелкие государства, вплоть до 1870-х гг. Поэтому развитие экономической науки в Германии имеет свои особенности.

Так, немецкая политэкономия не приняла идеи единства экономической теории для различных стран, считая возможной только национальную политэкономию. Большое влияние на ее развитие оказали работы А. Мюллера, разрабатывавшего вопросы взаимодействия государства и религии, этики и государства.

Основы протекционистской политики были разработаны Ф. Листом, выступавшим против учений А. Смита и Д. Рикардо.

Предмет политэкономии Лист определял как политику, которой «должны следовать нации, чтобы достигнуть прогресса в экономическом развитии».

В первой половине XIX в. большую известность в Германии приобрела историческая школа политэкономии, унаследовавшая идеи

Мюллера и Листа, а также исторической школы права (Г. Гуго, К. Са-виньи).

Историческая школа политэкономии представлена В. Рошером, Б. Гильдебрандом, К. Книсом. Введенный немецкими экономистами исторический метод характеризуется тем, что процесс развития общества и экономики представляется в виде количественных изменений. Сторонники этого метода отрицали качественные скачки в развитии, стояли на эволюционистских позициях. Подобно Мюллеру, на первый план выдвигалось государство, его роль и значение, а также морально-этический фактор. Политэкономия практически отождествлялась с историей экономики.

Основными работами в рамках исторической школы считаются: «Краткие основы курса политэкономии с точки зрения исторического метода» и «Начала политэкономии» Рошера, «Политэкономия настоящего и будущего» Гильдебранда, «Политэкономия с точки зрения исторического метода» Книса.

Выступая за национальную политэкономию, предметом которой должно быть развитие определенного народа, представители исторической школы разрабатывали учение о частной собственности. Гиль-дебранд писал, что частная собственность способствует духовному и нравственному совершенствованию ее владельцев, она применима к любой эпохе и любой стране, вне времени и пространства.

КАМЕРАЛИСТИКА — направление в развитии германской экономической мысли XVII—XVIII вв., предшествовавшее немецкой политической экономии и представлявшее собой совокупность административных и хозяйственных знаний по ведению камерального (дворцового — лат. camera — дворцовая казна, в широком смысле — государственного) хозяйства. С середины XVIII в. в германских университетах стал читаться курс камеральных наук. Во второй половине XIX в. К. преподавалась и в русских университетах.

Свое название камеральные науки получили от камеральных управлений, создававшихся в средние века князьями, герцогами и королями, имевшими значительное собственное хозяйство. Для подготовки чиновников и управляющих хозяйством крупных феодалов на особых факультетах университетов и в камеральных школах преподавались науки, получившие названия камеральных. К. связана с так называемым камеральным счетоводством. Это одна из форм простого счетоводства, т.е. без применения метода двойной записи.

КЕЙНСИАНСТВО — направление, в основу формирования которого легли идеи английского ученого Дж.М. Кейнса (см. разд. 1.1). В отличие от неоклассиков Кейнс предметом своего анализа сделал народное хозяйство в целом. Такой подход получил название макроэкономического. Основной труд Кейнса — «Общая теория занятости, процента и денег» (1936).

К. — это макроэкономическая теория, признающая и обосновывающая необходимость и значимость государственного регулирования рыночной экономики.

По мнению Кейнса, государственному регулированию подлежат такие макроэкономические показатели, как национальный доход, совокупное предложение, совокупный спрос, занятость, сбережения и инвестиции. Основным фактором, способным вывести экономику из кризиса, является, по мнению Кейнса, совокупный спрос. Он определяется тремя составляющими: потреблением населения, инвестициями предприятий, государственными расходами. Поэтому кейнсианскую экономическую политику часто называют концепцией управления спросом.

В противоположность неоклассическому направлению интерес к К. обостряется в кризисные периоды, которыми после Великой депрессии 1929—33 были отмечены 1950-е гг. (восстановление разрушенной в результате Второй мировой войны экономики) и 1970-е гг. (мировой экономической кризис). На каждом из этих этапов К. обогащалось новыми идеями, модифицировало и уточняло свое название. Так, в восстановительный период (1950-е гг.) развернувшаяся в Европе НТР потребовала найти новые государственные рычаги долгосрочного роста экономики. Теория Кейнса таких рекомендаций не содержала, так как давала советы не на перспективу, а на кратковременный период вывода экономики из кризиса. Направление, содержавшее новые идеи, стало называться неокейнсианством. На следующем этапе в результате мирового экономического кризиса 1974—75 сложилось посткейнсианство. Оно достаточно эклектично, так как содержит в себе концепцию Кейнса, положения классической школы А. Смита и Д. Рикардо, некоторые идеи экономической теории К. Маркса. Вместе с тем посткейнсианство выступает против фундаментальных положений неоклассической школы: теорий предельной полезности и предельной производительности.

Основные отличия К.:

Кейнсианская теория разработала макроэкономический метод исследования экономики.

Обосновала необходимость и назвала конкретные рычаги государственного регулирования рыночной экономики как во время кризиса, так и на длительную перспективу.

Циклическое развитие экономики (спад, оживление, подъем) объясняла не объективными законами, а психологией людей: их стремлением по мере роста дохода больше сберегать, чем потреблять, результатом чего становится уменьшение «эффективного спроса», которое приводит к замедлению темпов роста производства и занятости.

Борьба неоклассической и неокейнсианской школ за претворение в жизнь своих идей идет постоянно, наряду с этим предпринимаются попытки соединить отдельные положения классической теории, неоклассицизма и К. Это течение получило название неоклассического синтеза и считается основным в современной западной науке.

КЕМБРИДЖСКАЯ ШКОЛА — сформировалась в Великобритании к концу XIX в. Представлена группой экономистов, находившихся под влиянием работ и личности А. Маршалла (см. разд. 1.1). Первоначально главными фигурами в этой школе были А.С. Пигу, Д.Х. Робертсон и Дж.М. Кейнс (см. разд. 1.1), причем научные достижения последнего из перечисленных ученых вместе с работами Д. Рикардо и К. Маркса (см. разд. 1.1) образуют фундамент современной К. ш. Это научное направление критически относится к неоклассической теории и, в частности, к работам П. Сэмюэлсона и Р. Солоу (см. разд. 1.2) из Массачусетского технологического института (Кембридж, США), которых считают ее главными представителями. Этот антагонизм породил дискуссию, разгоревшуюся между двумя Кембриджами в 1930-е гг. и продолжающуюся по сей день. Участники дискуссии редко приходят к согласию как в отношении важности рассматриваемых вопросов, так и по поводу методов ведения дискуссии.

Современная К. ш. (Англия) считает, что экономические модели должны включать в себя не только чисто экономические, но и исторические, социологические и психологические понятия и факты. Главной мишенью для ее атаки на неоклассическую теорию является использование последней агрегатной производственной функции, особенно в теории экономического роста. Наиболее выдающиеся представители К. ш.: Дж. Робинсон, Н. Калдор, лорд Кан и П. Сраффа (см. разд. 1.1), хотя ее последователей можно встретить также в США, Канаде, Австралии и Италии.

КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ — возникла в Англии в XVII в. Ее основатель — У. Петти. В XVIII в. она развивалась А. Смитом, а затем в первой четверти XIX в. была завершена Д. Рикардо. Основатель школы К. п. э. во Франции — П. Буагильбер. Ее положения развивали в своих работах физиократы (Ф. Кенэ, А. Тюр-го), а завершил Ж. Сисмонди.

К. п. э. сменила меркантилизм. Она формировалась и получила большое развитие только в двух странах: в Англии и во Франции. Исторические условия, подготовившие возникновение К. п. э., сложились прежде всего в Англии, потому что здесь быстрее, чем в других странах Европы, завершался процесс первоначального накопления капитала. Были заложены основы мануфактурного производства, получившего большое развитие уже в XVII в. В результате обострения социальных противоречий в 1640 в Англии началась буржуазная революция, покончившая с феодально-абсолютистским строем и ускорившая развитие капиталистических отношений. Вместе с ростом мануфактурного производства, развертыванием внешнеторговой экспансии Англия в капиталистическом развитии значительно обогнала другие страны Европы. Во Франции, где до последней трети XVIII в. сохранялся феодальный строй, капитализм с большим трудом пробивал себе дорогу.

К. п. э. в отличие от меркантилизма ориентировалась прежде всего на развитие производства и представляла интересы той части предпринимателей, которая вкладывала свои капиталы в мануфактуры. Классики политэкономии создали учение о «естественных» законах экономики. Эти законы они отождествляли с законами природы.

Английские и французские ученые исследовали производство, положив начало экономическому анализу. Они впервые применили абстрактный метод исследования. Все это имело большое значение для решения методологических проблем политэкономии, в чем одна из научных заслуг классической школы.

В ее рамках началась разработка трудовой теории стоимости. Было провозглашено, что богатство нации создается в производстве, а его источником является затрачиваемый на производство товаров труд. Это стало научным приобретением, сыгравшим громадную роль в дальнейшем развитии политэкономии.

Одно из важных достижений классиков политэкономии связано с разработкой научных элементов теории прибавочного продукта.

К числу научных элементов относится также анализ общественного воспроизводства в «Экономической таблице» главы школы физиократов Ф. Кенэ.

Классики политэкономии видели сущность экономических проблем в производстве и распределении богатства между земледельцами, рабочими и капиталистами и пытались показать, как независимые решения рабочих и капиталистов могут быть скоординированы рыночной системой для создания экономического богатства. Вера в могущество рыночных сил привела их к поддержке laisser-faire (предоставьте свободу действовать), а также идеи свободной торговли между странами. Приблизительно после 1870 популярность классических экономических идей упала, ибо их место занял так называемый неоклассический экономический анализ, воплотивший маржиналистские концепции.

Классики политэкономии отрицали какую-либо возможность безработицы, вызванной недостаточным совокупным спросом, доказывая, что рыночные силы поддерживают совокупный спрос и потенциальный национальный продукт в равновесии (закон Сея). Они, в частности, утверждали, что спады деловой активности вызывают, во-первых, снижение ставок процента под давлением накопленных сбережений, что заставляет фирмы больше занимать и инвестировать, а во-вторых, падение ставок заработной платы под давлением растущей безработицы, что заставляет фирмы нанимать больше рабочих.

Заслуги школы К. п. э.:

Главным объектом изучения она сделала сферу производства, а не обращения.

Раскрыла значение труда как основы и меры ценности всех товаров, как источника богатства общества.

Доказала, что экономика должна регулироваться рынком и имеет свои законы, которые объективны, т.е. не могут быть отменены ни королями, ни правительствами.

Выявила источники доходов всех слоев общества: предпринимателей, рабочих, земельных собственников, банкиров, торговцев.

Русскими представителями К. п. э. принято считать Н.С. Мордвинова, декабриста Н. Тургенева, М.М. Сперанского и др. В XVII — первой половине XIX в. Россия оставалась страной, в которой господствовало крепостное право. Поэтому анализ таких категорий капитализма, как цена, прибыль, стоимость и др., которыми интересовалась К. п. э., не был для России актуальным. Гораздо более важным являлось другое — найти способы и средства, которые помогли бы «вытянуть» страну из отсталости, избавить от крепостничества и направить на путь развития свободного предпринимательства. Концепция А. Смита предполагала развитое промышленное государство. Именно эта сторона учения Смита подкупала его русских поклонников, к числу которых в XIX в. примкнули С.Ю. Витте, П.А. Столыпин и др.

К. п. э. господствовала в экономическом мышлении приблизительно до 1870, когда произошла «маржиналистская революция».

ЛОНДОНСКАЯ ШКОЛА — направление в политической экономии, сложившееся в конце XIX в. вокруг кафедры политэкономии Лондонского университета. Идейный основатель школы — У.С. Джевонс (см. разд. 1.1), его последователи — Э. Кеннан, Ф.А. Хайек (см. разд. 1.2) и Л. Роббинс. Теоретическая концепция этой школы основывается на субъективно-психологическом объяснении экономических явлений и отрицании наследия классической школы. Согласно концепции Л. ш. общество представляет собой совокупность хозяйствующих индивидов, руководствующихся в своей деятельности чисто психологическими соображениями выгоды, а развитие общественного производства зависит от свободной игры рыночных сил. Джевонс одновременно с австрийской школой сформулировал теорию предельной полезности; придерживался количественной теории денег. Кеннан по всем основным вопросам экономической теории придерживался взглядов Джевонса. Хайек пытался совместить в едином учении психологический метод австрийской школы с математической теорией. Роббинс — идейный последователь Хайека.

МАНЧЕСТЕРСКАЯ ШКОЛА — направление экономической мысли, возникшее в 1830-х гг. в г. Манчестере (Великобритания). Выражала интересы промышленной буржуазии, требующей полной свободы частнопредпринимательской деятельности и ограничения фискальной роли государства. Создатели и руководители школы — экономисты и политические деятели Р. Кобден и Дж. Брайт. Идейной основой М. ш. было учение физиократов и классической школы политэкономии о «свободе торговли». Но теоретики М. ш. пошли дальше своих предшественников, выступая за полную свободу капиталистического предпринимательства. Теоретическая концепция базировалась на предположении, что между отдельными товаропроизводителями и обществом в целом нет противоречий и существует полная гармония интересов. Каждый товаропроизводитель, преследуя в хозяйственной деятельности свои личные интересы, работает в то же время на пользу общества. С позиций М. ш. вмешательство государства в экономическую жизнь приводит к нарушению действия рыночного механизма и подрывает свободу конкуренции, а потому государство не должно вмешиваться в сферу личного предпринимательства. Во второй половине XIX в. М. ш. потеряла свое значение и распалась.

МАРКСИЗМ — логическое продолжение учения А. Смита и Д. Ри-кардо, появившееся в середине XIX в. Учение Маркса сформировалось в условиях, когда буржуазное общество актуализировало как свои потенции, так и внутренние противоречия, доходящие до революционных конфликтов. В этих условиях Маркс сделал вывод об объективной необходимости революционного преобразования буржуазного общества в социалистическое. Наблюдая острые противоречия между рабочим классом и буржуазией, Маркс предположил, что буржуазное общество будет развиваться посредством революционных преобразований. Однако многие страны сумели достичь социально-экономического прогресса без революционных потрясений, путем эволюционных изменений в экономике и политике. В то же время следует заметить, что Марксом отмечена объективная необходимость социализации буржуазного общества, которая в XX в. стала общемировой тенденцией.

Экономическое учение Маркса получило широкое распространение в России. Оно было подхвачено Г.В. Плехановым, В.И. Лениным, М.А. Бакуниным, первым инициатором перевода «Капитала» на русский язык Г.А. Лопатиным и др.

В течение семидесяти лет марксистское экономическое учение в СССР было единственным, а потому господствующим. Все, что рождалось немарксистской мыслью, с порога отвергалось. Лишившись борьбы мнений, М. обрел монополию на истину, которая, как всякая монополия, чревата застоем. Теория Маркса, лишившись развития, превратилась в догму. В результате самоизоляция М. привела его к глубокому кризису.

Основные научные достижения М.:

Экономическое учение Маркса явилось вершиной классической политэкономии.

Созданное им экономическое учение было основано на немецкой классической философии (Гегель, Фейербах), английской классической политической экономии (А. Смит, Д. Рикардо), французском утопическом социализме (Сен-Симон, Фурье) и в течение 70 лет являлось государственной идеологией в СССР.

Учение Маркса об общественно-экономических формациях и причинах их смены позволило рассматривать историю человечества в виде логической системы, а не хаоса фактов.

Впервые в истории экономической науки капитализм был исследован не фрагментарно, а как единая система законов и категорий, что позволило:

 

раскрыть двойственный характер труда (конкретный и абстрактный);

вскрыть противоречия товара (между меновой и потребительной стоимостью);

развить учение о прибавочной стоимости;

раскрыть сущность наемного труда и капиталистической эксплуатации;

развить теорию средней прибыли, заработной платы, ренты и процента;

разработать теорию воспроизводства и кризисов.

После Маркса политическая экономия стала развиваться в рамках трех основных направлений: неоклассического, кейнсианского и институционально-социологического.

МЕРКАНТИЛИЗМ — первое экономическое учение. Экономическая теория как наука, т.е. система знаний о категориях и законах, начала оформляться в период становления капитализма (конец XVI — начало XVII в.). Буржуазия первоначально действует не в производстве, а в сфере обращения, где она занимается торговлей и операциями с деньгами, которые стали олицетворением богатства. Поэтому первым экономическим учением стал М. (от итал. merkante — торговец). Сущность М.: богатство — это прежде всего золото, на которое можно все купить. Его приносит торговля, главным образом — внешняя. Значит, золото следует ввозить, не допуская вывоза, а потому исследовать надо только сферу обращения.

Роль торгового капитала оказалась столь велика, что в литературе даже имеются попытки деления экономической истории на эпоху торгового капитала и эпоху промышленного капитала.

Еще в конце XIV в. английский король Ричард II обратился к лондонским купцам с вопросами о том, что нужно сделать для спасения Англии от финансовой гибели. Купцы ему ответили: «Мы должны стараться покупать у иностранцев меньше, чем продавать». Этот принцип сделался основным как для политиков, так и для теоретиков М.

Меркантилистическая политика государства прошла два исторических этапа. Ранний период (XV в. — начало XVI в.) был связан с первоначальным накоплением капитала, когда выяснилось, что исходным пунктом всякого предпринимательства являются деньги, на которые нанимаются рабочие и покупаются необходимые для бизнеса товары. Поэтому экономическая политика правителей на этом этапе состояла в привлечении в страну денег — драгоценных металлов и их носителей — заморских купцов, «гостей», для которых строились специальные складские помещения, так называемые гостиные дворы, до сих пор украшающие многие города мира. На втором этапе (XVII— XVIII вв.) правители и их советники поняли, что самый надежный способ привлечь деньги в страну — развивать производство экспортных товаров. Поэтому государственная власть стала насаждать промышленное производство, покровительствовать мануфактурам.

Этим двум стадиям в политике М. соответствуют и две стадии в развитии теории М.

На раннем этапе он выступал как монетаризм, для которого характерна идеализация серебра и золота как форм богатства. Монетаристы выдвинули теорию «денежного баланса», в соответствии с которой они рекомендовали запретить вывоз денег из страны.

На втором этапе меркантилисты обратились к исследованию сферы не денежного, а товарного обмена. Была разработана теория «торгового баланса».

В отличие от ранних поздние меркантилисты не запрещали вывоз денег из страны, рекомендовали увеличить экспорт промышленных товаров, обложить иностранные товары высокими пошлинами, покровительствовать национальной экономике, т.е. осуществлять политику протекционизма (от лат. protectio — покровительство, защита). Представители М.: Т. Мен, А. Монкретьен, У. Стаффорд, Кольбер.

Особого внимания среди меркантилистов заслуживает человек, который ввел в научную литературу термин «политическая экономия». Это был французский подданный, живший во времена Людовика XIII, — А. Монкретьен де Ваттевиль (см. разд. 1.1).

В России капитализм начал развиваться позже, чем в странах Западной Европы. Поэтому русский М. возник лишь во второй половине XVII в. и не существовал в «чистом виде».

Так же как западно-европейские меркантилисты, первые русские политэкономы заботились об увеличении товарооборота внутри страны, стремились устранить конкуренцию иностранных купцов, вводя высокие таможенные пошлины. Но, в отличие от западных, русские меркантилисты не ограничивали свои наблюдения сферой обращения, не отождествляли богатство только с деньгами. Внешнюю торговлю они рассматривали как средство развития промышленности и сельского хозяйства. Первым защитником этих идей выступил государственный деятель А.Л. Ордин-Нащокин (см. разд. 1.3). Его экономическая программа предшествовала реформам Петра I. Своеобразной «программой» этих реформ явилась «Книга о скудости и богатстве» И.Т. Посошкова, которая принадлежит к числу выдающихся произведений не только русской, но и мировой экономической литературы.

Основные черты М.:

Источник богатства меркантилисты видели в деньгах. Их теоретические попытки объяснить погоню за деньгами сыграли важную роль в возникновении классической политической экономии.

Сам М. еще не стал действительной наукой. Его можно назвать предысторией буржуазной политической экономии.

Действительная наука началась с тех исследований, которые перешли от анализа обращения (торговли) к анализу производства.

М. исторически изжил себя в новой эпохе, когда в экономике стал господствовать не торговый, а промышленный капитал.

НЕОКЛАССИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ — возникло в 1870—80-е гг., когда произошел существенный скачок в движении экономической теории, который можно охарактеризовать как разрыв постепенности и нарушение преемственности развития. Начало этого скачка принято связывать с именем У.С. Джевонса, которого впоследствии поддержали те, кого сегодня называют основателями Н. н., — Л. Вальрас, В. Парето, И. Фишер (см. разд. 1.1) и др. Отличительной характеристикой этой плеяды исследователей является активное внедрение формально-математических методов в экономическую теорию. Стремление внести в экономическую теорию формальные методы объяснялось желанием, во-первых, превратить ее в точную науку, свободную от неопределенных суждений, которыми характеризовалась политическая экономия со времен А. Смита, во-вторых, сделать ее в отличие от марксизма социально нейтральной.

H.      н. включает в себя целый ряд школ: Австрийскую (математи-

ческую), Кембриджскую, Чикагскую и др.

Австрийская школа обосновала необходимость применения предельного анализа, который получил название маржиналистского (от франц. marginal — предельный).

С маржиналистской революции начался пересмотр предмета экономической теории. Если в центре классической теории стояла задача изучения роста общественного богатства, то в центре неоклассической теории оказалось изучение поведения отдельной фирмы, максимизирующей свою прибыль, и отдельного потребителя — «экономического человека» (homo economicus), который в своей деятельности руководствуется только личным интересом — максимизировать доход и минимизировать затраты.

Такой подход получил название микроэкономического.

В рамках Н. н. появилось и развивается множество теорий: либерализм, монетаризм, теории экономики предложения, рациональных ожиданий, экономического роста, общего экономического равновесия, экономики благосостояния и др. Они основаны на ряде общих постулатов.

Их идейными предшественниками в первой половине XX в. являлись Лондонская школа в Великобритании, школа свободного предпринимательства в США, экономический либерализм во Франции, неолиберализм в Германии и др. Сторонники Н. н. по-прежнему выступают за невмешательство государства в экономику, хотя это весьма относительно с точки зрения современных условий капиталистического хозяйствования. Тем не менее они исходят из того, что капитализм с помощью рыночного механизма способен сам, без вмешательства извне регулировать экономический процесс, обеспечивая необходимое динамическое равновесие между производством и потреблением, спросом и предложением. Неоклассики — сторонники свободного предпринимательства, равных возможностей, свободы рыночных сил, саморегулирования экономики.

Вместо обеспечения кейнсианской полной занятости на первый план выдвигаются вопросы борьбы с инфляцией, повышения эффективности производства, конкурентоспособности, забота о максимизации вложений капитала. Теоретики Н. н. учитывают, что важнейшим условием осуществления новых задач является всемерное поощрение НТП, эффективная утилизация его результатов, получение максимальных выгод от структурной перестройки производства. Рынок и конкуренция приобрели в этих условиях особый приоритет. Вместе с тем отодвигаются на задний план либерально-реформистские заботы о реализации социальных программ. Вместо кейнсианского обеспечения эффективного спроса важнейшей заботой в условиях интенсификации хозяйственной деятельности становится забота о повышении нормы накопления.

Основные теоретические постулаты Н. н.:

I.       Отвергнув марксистский, классовый подход в изучении эконо-

мики, неоклассики стремились исследовать «чистую экономику», от-

влекаясь от характера общественных отношений, в рамках которых она организована.

Н. н. отошло от изучения объективно действующих законов, сконцентрировав внимание на изучении внешних форм их проявления, их поверхностного среза. К примеру, неоклассики изучают количественные пропорции между спросом и предложением, которые есть не что иное, как внешнее проявление закона стоимости, открытого представителями классической школы.

Используя принцип А. Смита «laisserfaire» («предоставьте свободу действовать»), т.е. невмешательства государства в экономику, неоклассики ратовали за рыночный, а не государственный механизм установления равновесия между производством и потреблением, выступали за свободу частного предпринимательства.

Используя микроэкономический подход в описании экономики, неоклассики перешли от трудовой оценки стоимости товара к субъективной теории предельной полезности, поставив в центр своих исследований субъективно-психологические мотивы поведения отдельных хозяйствующих субъектов.

Неоклассики заложили базу для более поздних теорий, которые ныне составляют «новый классический экономикс», лежащий в основе курса, преподаваемого во всех университетах мира под названием «мейнстрим» (mainstream — основное течение).

Маржиналистский подход неоклассиков имеет существенное негативное качество: он излишне математизирован, переполнен абстрактными рассуждениями, перегружен графиками, формулами. А главное — несоциален.

Интерес к неоклассической теории, отстаивающей свободу предпринимательства и ограничивающей вмешательство государства в экономику, волнообразен: усиливается в периоды поступательного развития экономики и затухает в периоды экономических неурядиц. Первые признаки несостоятельности неоклассических идей проявились в период мирового экономического кризиса 1929—33.

Как реакция на неспособность неоклассической теории ответить на вопрос о причинах кризиса и путях стабилизации экономики появляется кейнсианство.

Теория благосостояния. Западная Т. б. индивида и общества прошла ряд этапов. На первом этапе А. Смит сформулировал зависимость общественного благосостояния: 1) от количества годового продукта труда и числа потребителей; 2) достигнутого в обществе соответствия потребления годового продукта нуждам потребителей. В общем виде можно сказать, что Смит поставил благосостояние в зависимость от производительности общественного труда и его пропорциональности потребностям.

Если Смит и его последователи концентрировали внимание на общественном благосостоянии, то неоклассическая теория (Л. Валь-рас, К. Менгер, У. Джевонс) поставила во главу угла индивидуальное благосостояние, которое определяется двумя рядами обстоятельств: предпочтениями индивида и наличием условий для осуществления рационального выбора (при использовании ресурсов в сфере производства и потребительских благ в сфере потребления). В начале XX в. В. Парето сформулировал принцип, согласно которому максимум благосостояния достигается при оптимальном размещении ресурсов, когда любое их перераспределение не увеличивает полезности в обществе.

Согласно указанному подходу австрийской и математической школ повышение благосостояния достигается через совершенствование механизма конкурентного рынка. Однако другие представители Н. н. показали недостаточность такого подхода из-за «провалов рынка». Согласно последователю А. Маршалла А.С. Пигу, оптимум благосостояния достижим лишь при государственном воздействии на использование ресурсов и на распределение доходов (поскольку выравнивание доходов максимизирует сумму полезностей в обществе).

Английский институционалист Дж.А. Гобсон во главу угла ставил индивидуальное благосостояние, определяя его критерии с точки зрения индивидуального здоровья, предполагающего гармонию физической и умственной деятельности. Обеспечение общественного благосостояния он возлагал на государство.

В еще большей мере воздействие государства на индивидуальное и общественное благосостояние подчеркивает теория Дж.М. Кейнса. Государство, влияя своей макроэкономической политикой на уровень занятости ресурсов и национального дохода, определяет тем самым и уровень благосостояния. Кейнсианство в определенном смысле вернулось к анализу благосостояния с общественных позиций, что было характерно для Смита. Это выдвинуло на авансцену проблему соотношения индивидуального и общественного благосостояния, которая разрабатывалась видными западными экономистами А. Бергсоном, К. Эрроу, П. Сэмюэлсоном и др.

Новые варианты Т. б., появившиеся вместе с утверждением идеи социального контроля, регулируемого развития, в понятие «благосостояние» включают совокупность условий, определяющих качество жизни индивида. Т. б. активно влияет на экономическое развитие. В отличие от предшествующих вариантов экономический рост становится функцией благосостояния.

К 1930-м гг. относится начало формирования концепции «государства благосостояния». Общественно предоставляемые и субсидируемые услуги определяются как общественное благосостояние в том случае, если их не может предоставить частный рынок (Р. Титмус, Э. Хансен, Г. Мюрдаль, П. Сэмюэлсон, С. Лейден, Д. Нейл, Дж. Гэл-брейт и др.). Модели государства благосостояния включают комплекс институтов, призванных осуществить вмешательство в социальную и экономическую жизнь для обеспечения полной занятости, высокого уровня доходов и стабильных цен, а также программы социальной помощи непривилегированным слоям населения.

В общем смысле государство благосостояния — это система политики, в которой ответственность государства распространяется до ответственности общества за благосостояние граждан, а его цель — предоставление всем членам общества юридических, политических, социальных прав путем справедливого распределения доходов.

В современной западной теории проблема благосостояния рассматривается в двух основных аспектах (причем общим для обоих аспектов является стремление приблизить теорию к реальности). Первый аспект — это конкретно-историческое наполнение понятия «индивидуальное благосостояние» с точки зрения критериев «качества жизни», которых насчитывается от 5 до 35 в разных странах (экономических, политических, социальных, психологических): потребление, внерабочее время, изменение окружающей среды, факторы здравоохранения и образования, безопасность существования, участие в управлении, чувство цели, уровень доходов и т.д.

Второй аспект — это такое исследование механизмов реализации благосостояния, которое стремится преодолеть абстракцию «конкурентного рынка» и учесть реальную структуру социально-экономических отношений. Дж. Бьюкенен полагает, что необходимо исходить из того, что индивиды делегируют свои интересы организованным группам, которые, в свою очередь, стремятся навязать эти интересы через аппарат государства остальному обществу.

Государство благосостояния у Бьюкенена — это форма «передающего государства». Передача средств в таком государстве определяется интересами, проявляющимися в политике перераспределения. Институты такого государства должны функционировать, по его мнению, для достижения личных целей индивида-потребителя.

Таким образом, во всех новых тенденциях западной науки признается, что в результате расширения индивидуальных возможностей в конце XX в. основным и главным источником общественных преобразований становится индивид, а индивидуальное благосостояние выдвигается в качестве фундаментальной проблемы социально-экономического развития.

К числу теоретических проблем, которые предстоит решить в процессе формирования отечественной Т. б., относятся: оценка общественной и экономической системы, критерии ее эффективности; выбор целей и средств для достижения экономической оптимальности; возможности механизма спроса — предложения в удовлетворении индивидуальных потребностей; разработка программ по социальному обеспечению и преодолению бедности, экологических программ; законодательство по благосостоянию.

Теория либерализма. Экономическая доктрина, утверждающая, что лучшей экономической системой является та, которая основана на частной собственности на средства производства и гарантирует свободу личной инициативы экономических субъектов.

Либерализм возник как концепция, отвергающая необходимость широкого вмешательства государства в экономическую жизнь. Он родился еще в XVIII в. в условиях промышленной революции и стал официальной доктриной государств, вставших на путь промышленного развития. Главными теоретиками современного либерализма (неолиберализма) являются Л. Мизес и Ф. Хаек (см. разд. 1.2). В отличие от своих предшественников неолибералы оценивают процессы хозяйственной жизни не с микроэкономических позиций, а с точки зрения национальной экономики в целом (макроэкономика). Неолиберализм оставляет государству только те функции, которые рынок не может осуществлять (например, производство общественных благ), а также функции, необходимые для создания структуры, в рамках которой частные предприятия и рынки могли бы эффективно функционировать (например, законодательство, определяющее права собственности и юридически закрепляющее антимонопольную политику).

На позиции либерализма медленно, но неуклонно переходит современная Россия.

Теория монетаризма. Экономическая теория, в соответствии с которой денежная масса, находящаяся в обращении, играет определяющую роль в стабилизации и развитии рыночной экономики.

Основоположник монетаризма — создатель Чикагской школы, американский ученый М. Фридмен (см. разд. 1.2). Его рекомендации использовались в 1960—70-е гг. в США, Великобритании, ФРГ, Чили и других странах. В России неудачные монетаристские преобразования в начале 1990-х гг. предпринимались Е. Гайдаром.

Термин «монетаризм» был введен К. Бруннером в 1968. Обычно он применяется для характеристики экономической школы, утверждающей, что совокупный денежный доход оказывает первоочередное влияние на изменение денежной массы.

Первоначально монетаризм отождествлялся с антикейнсианством, что подтверждается названиями некоторых работ видных представителей Т. м. (например, книга Г. Джонсона «Кейнсианская революция и монетаристская контрреволюция»). Одновременно с критикой кейн-сианской макроэкономической теории и экономической политики Фридмен и его сторонники разработали монетарную теорию определения уровня национального дохода и теорию цикла.

За более чем три десятилетия существования Т. м. расширила свое влияние, претерпела определенные изменения. Она стала претендовать на роль универсальной общеэкономической доктрины, способной решить такие экономические проблемы, как эффективность экономического регулирования, роль государства в хозяйственной жизни и т.п. Монетаризм широко пропагандируется его представителями как кредитно-денежная политика, специально направленная на контроль роста денежной массы.

В основе монетаризма лежит ряд теоретических и методологических предпосылок: количественная теория денег, теория относительной цены А. Маршалла, теория рыночного равновесия Л. Вальраса, краткосрочный вариант концепции кривых Филлипса, кейнсианские модели ИСТД (инвестиции — сбережения — труд — деньги).

В конце 1960-х гг. Фридмен реформировал количественную теорию денег. Ее основная идея состоит в признании непосредственного влияния изменений денежной массы на уровень цен, которое выражается формулой MV = PQ, где M — денежная масса в обращении; V — скорость оборота; Q — общий объем операций; P — уровень цен.

Монетаристский вариант количественной теории можно свести к следующим положениям: 1) количественная теория есть прежде всего теория спроса на деньги, она не является теорией производства, денежного дохода или уровня цен; 2) для экономических агентов и владельцев собственности деньги являются одним из видов активов, формой владения богатством; 3) анализ спроса на деньги со стороны экономических агентов формально идентичен анализу спроса на потребительские услуги.

Основываясь на собственном варианте количественной теории, монетаристы связывают ее с производством. Поскольку динамика денежной массы имеет у них первостепенное значение для объяснения колебаний процесса производства, то делается вывод о том, что кредитно-денежная политика — это наиболее эффективный инструмент регулирования экономики.

Одно из ключевых положений монетаризма, на основе которого его представители строят свой вариант объяснения экономического цикла, состоит в том, что

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 |