Имя материала: Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации

Автор: Авакьян Сурен Адибекович

Тема 5. понятие и виды избирательных систем

 

1. Понятие избирательной системы. В научной литературе термин "избирательная система" употребляется обычно в двух значениях — широком и узком.

В широком смысле избирательная система — это система общественных отношений, связанных с выборами органов публичной власти. Сфера этих отношений весьма широка. В нее входят вопросы и определения круга избирателей и избираемых, и инфраструктуры выборов (создание избирательных единиц, избирательных органов и др.), и отношений, складывающихся на каждой из стадий избирательного процесса вплоть до его завершения. Регулируется избирательная система нормами избирательного права, понимаемого как система правовых норм, представляющая собой подотрасль конституционного (государственного) права. Однако не вся избирательная система регулируется правовыми нормами. В ее состав входят также отношения, регулируемые корпоративными нормами (уставами политических общественных объединений и др.), а также обычаями и традициями данного общества.

Однако нас больше интересует избирательная система в так называемом узком смысле. Это способ определения того, кто из баллотировавшихся кандидатов избран на должность или в качестве депутата. В зависимости от того, какая будет использована избирательная система, результаты выборов при одних и тех же итогах голосования могут оказаться совершенно различными. Поэтому политические силы нередко борются между собой за более выгодную для себя избирательную систему (впрочем, оценивая ее выгодность, они могут и ошибиться).

При изложении конкретных избирательных систем мы исходим из того, что выборы организованы и проводятся честно, что на самом деле бывает далеко не всегда даже в демократических государствах. В частности, мы отвлекаемся от "избирательной геометрии и географии", которая заключается в жульнической нарезке избирательных округов, нарушающей единую для страны (при парламентских выборах) норму представительства, а ведь она необходима для обеспечения равенства избирательного права граждан.

2. Мажоритарная система. Наиболее распространена на выборах система большинства, именуемая мажоритарной (от франц. majorite — большинство). При этой системе избранным считается тот, за кого было подано большинство голосов, а голоса, поданные за остальных кандидатов, пропадают. Эта система — единственно возможная при выборах одного должностного лица (президента, губернатора и др.). Когда же она применяется для выборов коллегиального органа власти, например палаты парламента, обычно создаются одномандатные избирательные округа, то есть в каждом из них должен быть избран один депутат.

В странах, имеющих длительные демократические традиции, политическая жизнь давно монополизирована политическими партиями, представители которых в основном только и баллотируются на выборах и затем образуют в парламенте или ином представительном органе соответствующие партийные фракции, действующие организованно. В тех же странах, где партийная система еще находится в стадии становления, а возникающие политические партии большого авторитета в обществе не имеют, выборы по мажоритарной системе создают слабоорганизованную палату. Больше шансов для избрания имеют люди, умеющие хорошо говорить, зажигать массы привлекательными лозунгами, но далеко не всегда способные к тщательной, хотя и рутинной, законодательной работе, в которой демонстрация собственной личности совершенно не требуется. Мы у себя в стране наблюдали это на примерах съездов народных депутатов, которые подчас принимали решения, продиктованные эмоциями от истерических выступлений отдельных депутатов.

Мажоритарная система имеет несколько разновидностей, обусловленных различными требованиями к величине необходимого для избрания большинства голосов.

Самая простая разновидность — это система относительного большинства, при которой избранным считается кандидат, получивший больше голосов, чем любой из остальных кандидатов. Такая система применяется, например, на парламентских выборах в США, Великобритании, Индии, частично в Германии и частично, как известно, у нас в России. Очень часто она применяется при местных выборах. Практически чем больше кандидатов баллотируются на одно место, тем меньше голосов требуется для избрания. Если кандидатов более двух десятков, может оказаться избранным кандидат, за которого подано 10 процентов голосов или даже меньше. К тому же в законодательстве ряда стран, где применяется данная система, не предусмотрены ни обязательность участия избирателей в голосовании, ни минимальная доля их участия, необходимая для признания выборов действительными. В Великобритании, например, если в избирательном округе выдвинут один кандидат, он считается избранным без голосования, ибо ему достаточно проголосовать самому за себя. А поскольку при данной системе значительная часть голосов, а именно голоса, поданные за неизбранных кандидатов, пропадает, то порой оказывается, что партия, кандидатов которой по стране поддержало большинство избирателей, получает в палате парламента меньшинство мест.

Несколько более справедливой выглядит мажоритарная система абсолютного большинства, при которой кандидату для избрания необходимо получить более половины голосов. В качестве базы для подсчета при этом может выступать либо общее число поданных голосов, либо число поданных голосов, признанных действительными. Во втором случае число голосов, требуемое для избрания, может оказаться меньшим, чем в первом. Хотя и менее вероятно, но все же вполне возможно, что и при этой системе партия, кандидаты которой по стране собрали большинство голосов, получит меньшинство парламентских мандатов. Это может произойти в случае, если избиратели, голосующие за такую партию, окажутся сосредоточенными в небольшом числе избирательных округов, а избиратели "партии меньшинства", напротив, добьются хотя бы даже ничтожного, но преимущества в большинстве избирательных округов. Ведь после того, как планка 50 процентов + 1 голос взята, получившему абсолютное большинство кандидату никакие дополнительные голоса уже не нужны. Хрестоматийный пример — выборы во французское Национальное собрание (нижнюю палату Парламента) в 1958 году, когда Французская коммунистическая партия, выйдя в стране на первое место по числу собранных голосов, получила всего 10 мандатов, тогда как Объединение в поддержку республики, собравшее голосов несколько меньше, приобрело тем не менее 188 мандатов, то есть почти в 19 раз больше.

При системе абсолютного большинства чем больше в избирательном округе кандидатов, тем меньше вероятность, что кто-то из них получит абсолютное большинство голосов. Поэтому выборы по такой системе часто оказываются нерезультативными. Избежать этого возможно различными способами. ' Первый способ — так называемое альтернативное голосование. Оно предполагает, что избиратель в одномандатном избирательном округе голосует не за одного кандидата, а за нескольких, указывая цифрами против их фамилий их предпочтительность для него. Против фамилии самого желательного кандидата он ставит цифру 1, против фамилии следующего по предпочтительности (т. е. кого бы он хотел видеть избранным, если первый не пройдет) — цифру 2 и так далее. При подсчете голосов бюллетени раскладываются по первым предпочтениям. Кандидат, получивший более половины первых предпочтений, считается избранным. Если же не избран ни один из кандидатов, из распределения исключается кандидат, у которого меньше всего первых предпочтений, а его бюллетени передаются другим кандидатам в соответствии с указанными в них вторыми предпочтениями. Если и после ни у одного из кандидатов нет абсолютного большинства бюллетеней, исключается кандидат с наименьшим числом первых и вторых предпочтений, и процесс продолжается до тех пор, пока у какого-либо из кандидатов не соберется абсолютное большинство бюллетеней. Преимущество этого способа в том, что можно обойтись однократным голосованием. Применяется он, например, при выборах нижней палаты Парламента в Австралии. Теоретики, правда, сомневаются, насколько обоснованно приравнивание второго и тем более третьего предпочтения к первому.

Другой способ, более распространенный, — перебаллотировка кандидатов, собравших определенную долю голосов. Это так называемый второй тур выборов, или, как выражается наш Федеральный закон "О выборах Президента Российской Федерации", повторное голосование. Чаще можно встретить перебаллотировку двух кандидатов, получивших наибольшее число голосов в первом туре (в упомянутом нашем Федеральном законе так и предусмотрено), хотя, например, при выборах во французское Национальное собрание во второй тур проходят все кандидаты, получившие в первом туре голоса не менее 12,5 процента зарегистрированных избирателей округа.

109

Для избрания во втором туре достаточно относительного большинства голосов, и поэтому такую систему называют системой двух туров. Если же во втором туре тоже требуется абсолютное большинство голосов, как, например, в Германии при выборах Федерального президента особой коллегией — Федеральным собранием, а относительного большинства достаточно лишь в третьем туре, то система именуется системой трех туров.

3. Пропорциональная система. Явная несправедливость по отношению к участвующим в выборах политическим партиям, которую часто несет в себе мажоритарная система, породила систему пропорционального представительства партий и движений, сокращенно именуемую пропорциональной системой. Ее основная идея заключается в том, чтобы каждая партия получала в парламенте или ином представительном органе число мандатов, пропорциональное числу голосов, поданных за ее кандидатов на выборах. Требование пропорционального представительства подчас поднимается на конституционный уровень (см., например, ч. 3 ст. 68 Конституции Испании).

Однако пропорциональная система имеет не только плюсы, но и минусы. К числу последних относится, во-первых, то обстоятельство, что голосование при пропорциональной системе проводится по многомандатным избирательным округам, в которых соперничают списки кандидатов, выдвинутые политическими партиями и движениями, следовательно, избиратель должен выбирать не между персонами, как при мажоритарной системе (хотя и при ней практически для избирателя зачастую больше значима партия, нежели личность кандидата, ею выдвинутого), а между партиями (движениями) и голосовать за список кандидатов, из которого ему известны в лучшем случае несколько лидеров. Правда, с другой стороны, руководство партии (движения) может таким образом наряду с громогласными ораторами провести в парламент неизвестных широкой публике людей, которые, будучи профессионалами в различных сферах, в состоянии компетентно участвовать в разработке законов и контроле за деятельностью исполнительной власти. Впрочем, следует оговориться, что может сложиться и такая ситуация, когда эти неизвестные люди окажутся личностями бесполезными или даже одиозными.

Во-вторых, неограниченное использование пропорциональной системы может привести к появлению в палате множества мелких фракций, объединенных вокруг маловлиятельных, но амбициозных лидеров, которые, не будучи способны к конструктивному сотрудничеству, путем обструкции препятствуют принятию необходимых для страны или соответствующего регионального сообщества решений. Характерный пример представлял собой польский Сейм в 1989—1993 годах, где при общей численности 460 депутатов одной из крупных фракций оказалась насчитывавшая менее полутора десятков депутатов фракция Партии любителей пива. Такие ситуации особенно нежелательны в условиях, когда правительство должно опираться на парламентское большинство. Даже если такое большинство удается создать, оно обычно недолговечно, и раскол его приводит к правительственным кризисам. Например, в Италии в условиях действия Конституции 1947 года, учредившей парламентарную республику, и пропорциональной системы выборов палат Парламента правительство держалось обычно не более года.

Чтобы избежать нежелательной политической дробности парламентских палат, которая порождается пропорциональной системой выборов, в ряде стран введен так называемый заградительный пункт, то есть установлен минимальный процент голосов, которые должен собрать партийный список кандидатов для участия в пропорциональном распределении мандатов. Одной из первых, если не первой, заградительный пункт в виде 5-процентной оговорки установила Федеративная Республика Германия, где закон допустил к распределению мандатов в Бундестаге только партийные списки, собравшие не менее 5 процентов действительных голосов (там есть еще отдельные исключения из этого правила, но мы их затронем ниже). В дальнейшем заградительный пункт стал применяться довольно широко, включая постсоциалистические страны, и обычно колеблется от 3 до 5 процентов. В Польше же с 1993 года для того, чтобы быть допущенными к распределению мандатов, партийные списки по избирательным округам должны получить не менее 5 процентов, списки партийных коалиций — не менее 8 процентов, а списки во всепольском округе — не менее 7 процентов голосов избирателей. Здесь, пожалуй, наиболее высок уровень ограждения парламента от малых партий. Тем самым мандаты, которые могли бы достаться мелким политическим группировкам, передаются крупным и распределяются между ними. Так разрешается противоречие между справедливостью и целесообразностью. Впрочем, справедливость чисто пропорционального распределения в силу изложенного выше оказывается весьма условной.

В странах со сложившейся партийной системой ущерб от заградительного пункта незначителен. Напротив, там, где, как у нас, четкой партийной системы еще нет, в результате действия заградительного пункта пропадает значительная часть голосов избирателей. У нас в России, по некоторым данным, на выборах в Государственную Думу 1995 года из-за 5-процентного барьера пропало около половины поданных голосов. Отсюда мораль: нужны крупные политические объединения.

Как же происходит распределение мандатов при пропорциональной системе? Для этого существуют различные методы.

Один из них заключается в определении избирательной квоты (раньше она именовалась избирательным метром), то есть того числа голосов, которое необходимо для избрания одного депутата. Затем на квоту делится число голосов, собранных каждой из допущенных к распределению мандатов партий, и частное от этого деления дает число мандатов, полагающихся этой партии. Определяется квота разными способами.

Простейшей является квота, названная по имени ее создателя — британского барристера (адвоката высшей квалификации) Хэйра. Квота Хэйра определяется путем деления общего числа поданных голосов на число подлежащих распределению мандатов. Чтобы читатель яснее представил себе, как происходит распределение, приведем простой числовой пример.

Предположим, что в избирательном округе, от которого подлежат избранию 7 депутатов, баллотируются списки пяти партий и соотношение поданных за них голосов следующее:

А —65             Г—ПО

Б —75            Д— 30

В — 95

Всего, таким образом, подано 375 голосов (на практике это могли бы быть, например, 375 тыс. или 37,5 млн. голосов). Квота Хэйра будет выглядеть так: Q = 375: 7 = 53,6. Делим результаты партий на квоту и получаем:

А —  65: 53,6 = 1 мандат и в остатке 11,4 голоса

Б —  75: 53,6 = 1 мандат и в остатке 21,4 голоса

В —  95: 53,6 = 1 мандат и в остатке 41,4 голоса

Г — 110: 53,6 = 2 мандата и в остатке 2,8 голоса

Д —   30: 53,6 = 0 мандатов и в остатке 30 голосов

Мы распределили 5 мандатов из 7. Оставшиеся можно распределить разными методами. Один из них — применяемый

при выборах в российскую Государственную Думу метод наибольшего остатка, при котором нераспределенные мандаты переходят к партиям, имеющим наибольшие неиспользованные остатки голосов. В нашем примере оставшиеся два мандата перешли бы к партиям В и Д. Итог был бы следующим: А — 1 мандат, Б — 1, В — 2, Г — 2, Д — 1 мандат, но таким образом партия Б получила бы один мандат на 75 голосов, а партия Д — на 30.

Другой метод — наибольшей средней — заключается в том, что число полученных партией голосов делится на число полученных ею мандатов плюс один (этот метод применялся во Франции до 1958 г.), а нераспределенные мандаты передаются партиям с наибольшими средними. В нашем примере средние выглядели бы следующим образом:

А — 65: (1+1) = 32,5        Г — 110: (2+1) = 36,7

Б — 75: (1+1) = 37,5       Д — 30: (0+1) = 30

В — 95: (1+1) = 47,5

Два нераспределенных мандата в этом случае перешли бы к партиям Б и В. Партия Д осталась бы без представительства. Итог бы изменился: А — 1 мандат, Б — 2, В — 2, Г — 2, Д — О мандатов. Но и здесь получается не совсем справедливо: у партии А один мандат на 65 голосов, а у партии Б — на 37,5.

В некоторых странах применяются улучшенные квоты. Улучшение достигается часто путем увеличения знаменателя дроби или прибавления к ней единицы. Например, в Италии применяется следующая квота: Q = х: (у+2), где х— общее число поданных голосов, а у — число мандатов. В нашем примере квота была бы Q = 370: (7+2) = 41,1 и мандаты распределились так:

А —  65: 41,1 = 1 (остаток 23,9)

Б — 7 5: 41,1 = 1 (остаток 33,9)

В —  95: 41,1 = 2 (остаток 12,8)

Г — 110: 41,1 = 2 (остаток 27,8)

Д —   30: 41,1 = 0 (остаток 30)

Здесь, как видим, удалось распределить уже не 5, а 6 мандатов. Последний нераспределенный мандат перешел бы к партии Б и при методе наибольшего остатка, и при методе наибольшей средней.

Можно упомянуть еще квоту, предложенную в прошлом веке британским барристером Друпом: Q = [х: (у + 1)] + 1,

113

которая в нашем примере равнялась бы 42,1, но результат был бы тот же, что и в предыдущем случае.

В приведенных примерах мы действовали в рамках одного избирательного округа. Однако бывает так, что распределение оставшихся мандатов происходит на более широкой территории — объединенных избирательных округов (Австрия) или даже всей страны (Италия). Так, в Австрии избирательными округами по выборам в нижнюю палату парламента — Национальный совет — являются земли — субъекты федерации. После осуществленного в избирательных округах первого распределения мандатов второе распределение производится в двух объединенных избирательных округах, один из которых охватывает три земли (включая крупнейшую — Вену), а другой — шесть земель. В таких избирательных округах суммируются нераспределенные мандаты и неиспользованные остатки голосов из соответствующих земель, и распределение завершается применением метода д'Ондта, суть которого изложена ниже. При этом партии, не получившие мандатов при первом распределении, из второго распределения исключаются.

Чтобы избежать второго распределения, в некоторых странах применяется метод делителей. Он заключается в том, что число голосов, полученных каждой партией, делится на ряд возрастающих чисел, после чего полученные частные располагаются по убывающей. То частное, которое по своему порядковому месту соответствует числу мандатов, приходящихся на данный избирательный округ, представляет собой избирательную квоту, а число равных ей или превышающих ее частных, которые имеет партия, указывает на то число мандатов, которое она получает. Чтобы легче понять изложенное, обратимся к нашему числовому примеру и применим метод математика д'Ондта, который предусматривает деление на ряд последовательных целых чисел, начиная с единицы.

 

Делители:

 

1

 

2

 

3

 

4

 

5

 

Партии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А

 

65

 

32,5

 

21,7

 

16,25

 

13

 

Б

 

75

 

37,5

 

25

 

18,75

 

15

 

В

 

95

 

42,5

 

31,7

 

23,75

 

19

 

Г

 

110

 

55

 

36,7

 

27,5

 

22

 

Д

 

30

 

15

 

10

 

7,5

 

6

 

Выделенные полужирным шрифтом 7 самых больших частных дают соответствующим партиям мандаты (А — 1, Б — 2, В — 2, Г — 2, Д — 0), а наименьшее из них — 37,5 — представляет собой в данном случае избирательную квоту. Этот метод, применяемый, в частности, при выборах нижней палаты испанского парламента — Конгресса депутатов — выгоден крупным партиям.

В других странах делится число голосов, полученных каждой партией, на несколько иной ряд делителей: это либо только нечетные числа, либо вдобавок к этому первое число бывает дробным (например, 1,4) и так далее. В зависимости от этого несколько иным может оказаться и результат распределения. Обратимся к нашим числам.

 

Делители:

 

1,4

 

3

 

5

 

7

 

Партии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А

 

46,4

 

21,7

 

13

 

9,3

 

Б

 

53,6

 

25

 

15

 

10,7

 

В

 

67,9

 

31,7

 

19

 

13,6

 

Г

 

78,6

 

36,7

 

22

 

15,7

 

Д

 

21,4

 

10

 

6

 

4,3

 

Мы видим, что в данном случае, когда применен модифицированный метод Сент-Лагюе (действует, например, в Болгарии), результат получился тот же, но мог бы при другом соотношении голосов получиться иным. Эта система считается более выгодной для средних по влиянию партий.

Следует особо отметить институт, который позволяет партиям нарушить пропорцию при распределении мандатов и получить наибольшее количество голосов. Это институт — объединения в блоки. Предположим, что в нашем примере партии А, Б и Д образовали блок, имеющий в совокупности 160 голосов. По методу д'Ондта распределение будет следующим:

Делители :    1              2              3             4             5

Партии

Блок           170            85           56,7        42,5         34

В                  80            40          26,7         20            16

Г                 110            55           36,7        27,5          22

Блок получил четыре мандата, партия В — два и партия Г — один. Теперь происходит распределение внутри блока:

Делители:           1 2 3 4 5

Партии

А                    65           32,5         21,7         16,25        13

Б                    75            37,5        25            18,75        15

Д                    30            15            10              7,5            6

Общий результат отличается от полученного в предыдущих случаях, когда партии не были объединены в блок. Объединение помогло партиям А, Б и Д отобрать мандат у партии В в пользу партии А. Итог: А — 2 мандата, Б — 2 мандата, В — 1 мандат, Г — 2 мандата, Д — 0 мандатов. Партии А для получения одного мандата хватило теперь 32,5 голоса, тогда как партия В имеет один мандат на 80 голосов.

В результате всех приведенных способов партия (преодолевшая в соответствующих случаях заградительный пункт) получает какое-то число мандатов в представительном органе. Возникает вопрос: кто из кандидатов списка получит эти мандаты? Обычно партия устанавливает очередность кандидатов в списке, в соответствии с которой кандидатам достаются мандаты. Очевидно, что чем ближе кандидат находится к началу списка, тем выше его шансы стать депутатом. Первыми по списку идут лидеры партии, а затем остальные кандидаты, чье место определяется степенью их близости к лидерам или их ценностью для лидеров. Однако то, что избиратель не может влиять на отбор кандидатов на так называемые мандатные места в списке, вызывает многочисленные нарекания, ответом на которые в ряде стран явилось введение преференциального голосования.

Суть этого института заключается в том, что избиратель, голосующий за партийный список кандидатов, получает право указать в нем кандидатов, избрание которых было бы для него особенно желательно, то есть определить свои предпочтения (преференции) в рамках списка. Если, например, кандидат, помещенный в конце списка, получит предпочтения большинства избирателей, отдавших голоса за список данной партии, либо числа избирателей, равного действующей в стране избирательной квоте, ему обязаны дать мандат в первоочередном порядке, а кто-то, заранее помещенный на мандатное место, этого мандата не получит. Казалось бы, институт вполне демократический, но множество случаев злоупотребления им побудило итальянского законодателя урезать в 1993 году соответствующее право избирателей, которые могут теперь высказывать не более одного предпочтения. Ведь действительно, противники партии, не рассчитывая на избрание собственных кандидатов, могут проголосовать за эту партию и с помощью преференциального голосования отнять мандаты у ее лидеров в пользу будущих рядовых парламентариев. Таким образом, фракция, да и сама партия, окажется обезглавленной.

4. Полупропорциональные системы. Этим несколько странным названием объединены системы, которые, будучи основаны на мажоритарном принципе, то есть на требовании большинства голосов для избрания, все же дают определенные возможности представительства и меньшинству избирателей. Это достигается благодаря применению так называемого ограниченного вотума, при котором избиратель голосует не за такое число кандидатов, которое равно числу подлежащих избранию от избирательного округа депутатов, а за меньшее.

Типичным примером такой системы была действовавшая в Японии до 1993 года система единственного непередаваемого голоса. При этой системе партия в многомандатном избирательном округе выдвигает не список кандидатов, баллотирующийся как единое целое, а отдельных кандидатов. Избиратель же в этом многомандатном округе голосует только за одного из кандидатов, хотя от округа должно быть избрано несколько или даже много депутатов. Избранным считается кандидат, собравший наибольшее число голосов.

Другой пример ограниченного вотума — порядок выборов части сенаторов в Испании. Избирательным округом служит провинция, от которой избираются, как правило, четыре сенатора, но избиратель голосует не более чем за трех кандидатов. Избранными считаются четыре кандидата, получившие в провинции наибольшее число голосов.

Ограниченный вотум требует от политических партий точного расчета при выдвижении их кандидатов. Надо хорошо представлять себе, сколько голосов насчитывает партийный электорат и как они могут распределиться между кандидатами от партии. Ведь если партия выдвинет в избирательном округе слишком много кандидатов, голоса ее электората "распылятся" между ними и вполне может случиться, что ни один не окажется избранным. С другой стороны, если кандидатов будет мало, то они могут получить больше голосов, чем нужно для избрания, а эти лишние голоса ничего партии не дают, кроме сожалений о неиспользованной возможности провести дополнительно еще одного или более своих депутатов.

Тот факт, что избиратель, принадлежащий к большинству, может влиять своим голосованием на выбор не всех депутатов от избирательного округа, открывает возможности для меньшинства провести в представительный орган в этом избирательном округе одного или даже нескольких своих депутатов, либо несколько депутатов пройдут от разных меньшинств. Разумеется, пропорционального представительства здесь, как правило, не получается (большинство обычно бывает непропорционально велико), и потому такие избирательные системы называют полупропорциональными, что с математической точки зрения, вероятно, звучит нелепо.

К этой же группе систем относится и так называемый кумулятивный вотум, применяемый, в частности, на выборах в органы местного самоуправления в Баварии и некоторых других землях Германии. Избиратель в Баварии имеет три голоса, что меньше числа депутатов от данного избирательного округа, но он может либо отдать три голоса одному из кандидатов, либо отдать два голоса одному кандидату, а третий — другому, либо, наконец, раздать по одному голосу трем кандидатам. Система считается пригодной для небольших избирательных единиц (территорий), в которых избиратели хорошо знают всех кандидатов, а их политическая принадлежность для избирателей большого значения не имеет.

5. Система единственного передаваемого голоса. Эта система в теории считается самой справедливой, так как позволяет сочетать персональный выбор с обеспечением пропорциональности представительства партий. Однако ее распространению препятствует определенная техническая сложность определения результатов выборов.

Выглядит система следующим образом. В многомандатном округе кандидаты выдвигаются в таком же порядке, как при системе единственного непередаваемого голоса, то есть каждая партия может выдвинуть столько кандидатов, сколько сочтет необходимым, и допускается выдвижение независимых кандидатов. Избиратель же действует, как при мажоритарной системе с альтернативным голосованием, то есть против фамилии наиболее желательного кандидата отмечает первую преференцию, затем против фамилии следующего — вторую и так далее. Формально он не связан партийной принадлежностью кандидатов, хотя на практике, скорее всего, будет принимать ее во внимание, считаясь с рекомендациями партии, которой симпатизирует.

После установления общего числа проголосовавших или общего числа действительных бюллетеней определяется избирательная квота. Затем бюллетени раскладываются по пачкам с учетом первых предпочтений, выраженных определенным кандидатам. Кандидаты, получившие квоту, считаются избранными. Однако обычно такие кандидаты получают сверх квоты определенный излишек голосов, который им не нужен. Этот излишек передается кандидатам, не получившим квоты, в соответствии со вторыми предпочтениями. Здесь возникает вопрос: какие же именно бюллетени надо передать?

Ответ не очень прост. Например, квота составляет 2700 голосов. Кандидат А получил 3700 первых предпочтений. У него 1000 лишних голосов. Из всех его 3700 бюллетеней в 370 (10 \%) второе предпочтение отдано кандидату Б, а в 740 (20 \%) — кандидату В. Что касается остальных бюллетеней, то там второе предпочтение либо отдано кандидатам, также получившим квоту, либо никому не отдано. Поэтому из 1000 лишних голосов 100 (10 \%) отдаются кандидату Б, а 200 (20 \%) — кандидату В. Если, скажем, кандидат В тем самым добрал голоса до квоты, он также считается избранным.

Если после того, как распределены излишки голосов, остались незамещенные мандаты и неизбранные кандидаты, исключаются неизбранные кандидаты, получившие наименьшее число голосов, а бюллетени, в которых им отдано первое предпочтение, передаются другим кандидатам в соответствии со вторыми предпочтениями подобно тому, как делается при альтернативном голосовании.

По этой системе избирается, например, верхняя палата индийского Парламента — Совет штатов. Однако надо иметь в виду, что голосуют там не избиратели, а депутаты законодательных собраний штатов. Поэтому все подсчеты производятся весьма квалифицированными людьми.

6. Смешанные системы. О смешанной избирательной системе мы говорим в том случае, если при выборах одной и той же представительной палаты применяются различные системы. Это обычно продиктовано стремлением соединить преимущества различных систем и по возможности исключить или компенсировать их недостатки. Характерен в этом отношении порядок выборов немецкого Бундестага, послуживший примером для ряда стран, в том числе и для России.

Согласно федеральному избирательному закону в редакции 1994 года, половина состава Бундестага (328 депутатов) избирается по одномандатным избирательным округам по мажоритарной системе относительного большинства. Другая половина избирается по земельным спискам кандидатов, то есть каждая из 16 земель (субъектов федерации) является многомандатным избирательным округом, в котором баллотируются земельные списки кандидатов, составленные политическими партиями, мандаты между которыми распределяются по пропорциональной системе. Соответственно каждый избиратель имеет два голоса — первый в одномандатном избирательном округе, а второй за земельный список. Оба голоса подаются в одном конверте. Кандидат от партии может одновременно баллотироваться и в одномандатном избирательном округе, и по земельному списку.

С определением результата выборов в одномандатном округе все ясно: кто получил больше первых голосов, чем другие кандидаты, тот и избран. Что же касается определения результатов выборов по земельным спискам, то это гораздо более сложное дело.

Сначала подсчитываются вторые голоса, поданные за каждый из земельных списков. При этом не учитываются вторые голоса тех избирателей, которые свой первый голос отдали за кандидата, победившего в избирательном округе, если этот кандидат был выдвинут не партией, а избирателями, или партией, земельный список кандидатов которой в соответствующей земле не был допущен земельным избирательным комитетом. Из общего числа депутатских мандатов от данной земли исключаются мандаты, полученные в одномандатных избирательных округах кандидатами, которые выдвинуты избирателями, а также партиями, не допущенными к распределению мандатов по пропорциональной системе (не преодолевшими заградительный пункт).

Что касается последних, то речь идет о партиях, земельные списки которых не получили на территории страны 5 процентов действительных вторых голосов или не провели своих кандидатов в депутаты хотя бы в трех одномандатных избирательных округах. Это ограничение не распространяется на земельные списки кандидатов от партий национальных меньшинств; их списки допускаются к участию в распределении мандатов, даже если не преодолеют заградительный пункт.

Таким образом, кроме вторых голосов, поданных за земельные списки партий национальных меньшинств, при распределении мандатов по пропорциональной системе учитываются вторые голоса, только поданные за земельные списки партий, преодолевших заградительный пункт. Оставшееся число мандатов распределяется между этими списками следующим образом.

Общее число этих мандатов умножается на число вторых голосов, поданных за земельные списки партии по стране, и делится на общее число вторых голосов, поданных за все участвующие в распределении земельные списки. Каждый земельный список получает сначала число мандатов, равное целому числу в полученном частном от деления. Оставшиеся мандаты распределяются между земельными списками согласно наибольшим дробям. Если земельный список, за который подано более половины вторых голосов, участвующих в распределении, получает не более половины мандатов, ему из числа мандатов, распределяемых по дробям, в любом случае передается еще один мандат.

Из числа мандатов, получаемых земельным списком партии в результате пропорционального распределения, вычитается число мандатов, уже полученных ею в одномандатных избирательных округах. Соответственно при передаче мандатов кандидатам из земельного списка партии не учитываются те из них, кто избран в этих избирательных округах. Если на земельный список пришлось больше мандатов, чем в нем значится кандидатов, излишние мандаты никому не передаются. Если же партия получила в одномандатных избирательных округах больше мандатов, чем ей положено в результате пропорционального распределения, все ее мандаты сохраняются за ней, а общее число мандатов в Бундестаге соответственно увеличивается.

Допускается также блокирование земельных списков партий, которое действует, как мы показали выше.

Предположим, что на выборах в Бундестаг 300 мандатов получили в одномандатных избирательных округах независимые кандидаты и кандидаты от партий, не допущенных к участию в выборах по земельным спискам, а также от партий, не преодолевших заградительный пункт. Распределению по пропорциональной системе подлежат, следовательно, 356 мандатов, из которых 28 получены в одномандатных избирательных округах данной земли кандидатами от партий, преодолевших заградительный пункт. При этом общее число действительных вторых голосов по стране составило, к примеру, 50 миллионов, из которых за земельные списки партий, преодолевших заградительный пункт, подано 35 миллионов. Предположим, далее, что из них в данной земле, на которую приходится 40 мандатов, 2 миллиона голосов подано за партию А (в одномандатных избирательных округах ею получено 14 мандатов), 1,2 миллиона — за партию Б (в одномандатных округах — 6 мандатов), 1,8 миллиона — за партию В (в одномандатных округах — 7 мандатов) и 0,5 миллиона — за партию Г (в одномандатных округах — 1 мандат).

Производим предусмотренные законом расчеты (указание на миллионы для простоты опустим):

 

А — (356 х 2): 50 = 14,24            Б — (356 х 1,2): 50 = 8,544

В — (356 х 1,8): 50 = 12,816       Г — (356 х 5): 50 = 3,56

Таким образом, партия А получает 14 мандатов, партия Б — 8, партия В — 12 и партия Г — 3 мандата, то есть распределено 37 мандатов из 40. Оставшиеся три мандата передаются партиям, у которых наибольшая дробная часть, — В, Г и Б. Получаем общий итог: А —14 Б —8 + 1 = 9 В —12 + 1 = 13 Г —3 + 1 = 4

Мандаты получают (за исключением кандидатов, избранных в одномандатных избирательных округах):

из земельного списка партии А — 14 - 14 = 0 кандидатов,

из земельного списка партии Б — 9 — 6 = 3 кандидата,

из земельного списка партии В — 13 — 7 = 6 кандидатов,

из земельного списка партии Г — 4 — 1 = 3 кандидата.

Читатель, вероятно, обратил внимание на то, что в отличие от порядка выборов в Государственную Думу, установленного у нас во многом с учетом опыта Германии, там существует определенная связь между голосованием избирателя в одномандатном избирательном округе и его голосованием за тот или иной земельный список. Его второй голос учитывается лишь в том случае, если отдан за ту же партию, что и первый (разумеется, если партия преодолела заградительный пункт). У нас же голосование по одномандатному избирательному округу производится совершенно независимо от голосования по федеральному избирательному округу: можно в одномандатном округе проголосовать, например, за независимого кандидата, а в федеральном — за список какой-либо партии, и голос будет учитываться при пропорциональном распределении мандатов.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 |