Имя материала: Экономика природных ресурсов

Автор: А. Эндрес

2.6.2. процентная политика

Из предыдущих разделов книги известно, что выражением слишком быстрой по сравнению с оптимумом добычи ресурса является (по крайней мере, как кажется) слишком высокая частная ставка дисконтирования z или z. Поэтому в литературе обсуждается вопрос, который напрашивается сам по себе: нельзя ли, проводя политику более низких процентных ставок, скорректировать рыночные силы, приводящие к преждевременному исчерпанию ресурса? Благодаря этому участники рынка, стремящиеся к максимизации стоимости своего капитала, будут оценивать будущие прибыли от добычи ресурса по более низкой ставке дисконтирования. В результате выгоднее станет оставлять ресурс в земле, т. е. осуществлять инвестиции в запасы.

Однако, используя данную аргументацию, нельзя забывать, что политика низкой процентной ставки будет стимулировать не только инвестиции в запасы в добывающей индустрии, но и вообще инвестиции любого рода. Так, прежде всего снизились бы капитальные издержки необходимых инвестиций в оборудование по добыче ресурса. Это, как было показано в п. 2.4, в тенденции приводит к использованию более мощного оборудования, к расширению мощности добычи, что в итоге опять же ускорит исчерпание ресурса (см. также Buchholz W., 1997).

Второй возможный аргумент также заставляет сомневаться в эффективности государственной политики низкой процентной ставки. Если верить объяснениям специалистов по макроэкономике, то политика снижения процентной ставки вместе с растущей инвестиционной активностью приводит к росту спроса. В результате и спрос на сырье, и цена на него вырастут. Это в тенденции приведет к росту добычи данного сырья.

Какая из двух обратных тенденций снижения процентной ставки будет преобладать, остается неизвестным.

Возможность поставить процентную политику на службу ресурсной политике вызывает скептическое отношение и по другой причине. В конце кЪнцов (помня о макроэкономике), процентная политика уже достаточно полно используется для достижения других экономико-политических целей. Поэтому представляется весьма проблематичным рассматривать Центральный Государственный Банк или Центральный Европейский Банк в качестве «хранителей сырьевых ресурсов».

2.6.3. Налоговая политика

Если верно, что траектория добычи ресурса, предлагаемая рынком, приводит к его преждевременному исчерпанию, то может быть рекомендована политика налогообложения исчерпаемого ресурса. Называемые часто в литературе фискальные инструменты этого таковы: обложение налогом прибыли от добычи самого ресурса, объема добытого сырья и стоимости добычи.1

2.6.3.1. Рентные платежи

Основой вычисления рентных платежей служит оперативная прибыль от горнодобывающей деятельности (прибыль от добычи).2 Относительно таких рентных выплат можно сказать, что они не оказывают непосредственного влияния на хозяйственное поведение собственника ресурсов, максимирующего свою прибыль, поскольку некая постоянная ставка налога за период калькуляции может быть им учтена раньше, чем сумма дисконтируемых прибылей периода. Подобный налог не дает поставщику возможность увеличить в результате изменения траектории добычи свою прибыль (после налогообложения) по сравнению с первоначальным решением. Поэтому такой налог, по крайней мере в краткосрочной и среднесрочной перспективе, неэффективен и не подходит для корректировки равновесной траектории добычи ресурса (см. также CansierD., 1987. S. 58 и далее).

1          Если государство хочет максимизировать межвременное благосостояние, то оно должно определить оптимальную траекторию налогообложения. На практике же, как правило, речь идет только об определении налоговой ставки в определенные моменты.

2          Обзор различных видов рентных платежей см.: Cansier D., 1987. S. 81 и далее.

Однако в долгосрочной перспективе это может оказать влияние на относительную привлекательность разработки новых месторождений или других возможных инвестиций в добывающую отрасль по сравнению с другими промышленными сферами деятельности. Наконец, подобные инвестиции после введения особого налога на прибыль от добычи нельзя просчитать так же хорошо, как это возможно до его введения или в других отраслях. Поэтому введение налога на прибыль от добычи может оказать опосредованное влияние на сохранение ресурса (см. также Hartwick J. М., Olewiler N. D., 1986, p. 69 и далее).

2.6.3.2. Налог на объем добычи

При использовании объема добычи в качестве основы налогообложения (линейного) ситуация выглядит иначе. Интуитивно это понятно, если рассматривать (постоянную) величину налога на добытую единицу ресурса как замену предельных издержек использования, игнорируемых рынком, как это, например, имеет место в случае ресурсов свободного доступа. Если налог на объем ресурса увеличивает издержки добычи именно на ту величину неинтернализированных предельных издержек использования, которые отличают данные издержки добычи от оптимальных социальных предельных издержек единицы ресурса, то этот налог является подходящим средством корректировки провалов рынка. Однако эта цель, как и при интернализации внешних эффектов посредством налога Пигу, останется никогда полностью не достижимой, в связи с постоянно имеющимся дефицитом информации при введении налога (см. также CansierD., 1987. S. 50 и далее). Здесь необходимы прагматические решения.

Последствия введения налога (с постоянной ставкой налогообложения) на добычу исчерпаемого ресурса можно пояснить следующими рассуждениями.

1          Налог на прибыль от добычи, таким образом, имеет совершенно другое действие, потому что при нем вместе с растущими по ставке процента на капитал номинальными прибылями растет по этой же ставке также и налоговое бремя.

2          Влияние этого фактора подобно экономическим преимуществам применения «великодушного» амортизационного порядка.

Перед введением налога владельцу ресурса безразлично, добыть единицу ресурса сегодня или оставить ее на завтра, если равны соответствующие дисконтированные предельные прибыли. Для более точного анализа влияния налогового решения предположим, что существует постоянная во времени ставка налога на единицу добываемого ресурса. Эта налоговая величина в одинаковой степени снижает не-дисконтированную предельную прибыль обоих периодов. На самом деле, реальная (приведенная) величина налога с течением времени снижается.1 И если продавец переносит добычу единицы ресурса на следующий период, то он экономит проценты, так как налог он заплатит соответственно позднее.2 При этом выполняется следующее правило: чем выше налог, тем выше издержки на единицу добываемого ресурса (включающие налог на объем добычи) и тем более рационально перемещение добычи в будущее. Равновесная траектория добычи выглядит более сглаженной, начальная цена будет выше, скорость добычи — ниже, а период обеспеченности ресурсом — длиннее (см. также Hartwick J. М., OlewilerN. D., 1986, p. 67 и K.zuiee;"Endres A., 1987).

Частичное «переложение» налога оказывает на потребителя ресурса такое же влияние, как и поднятие цен (проводимое по другим причинам). А именно: для всех потребителей данного ресурса становится рентабельнее сократить его использование. Таким образом, стимулируется поиск любой возможности сделать это.

В этом широком влиянии налогообложения невозобновимых ресурсов состоит его преимущество в сравнении с мероприятиями, субсидирующими экономию ресурса.1 При обоих методах достигаются изменения относительных цен в пользу исчерпаемого ресурса. Но субсидирование с самого начала «выбирает» определенные стратегии экономии ресурса. При этом, конечно, нет гарантии того, что эти предпочитаемые стратегии являются также и самыми эффективными во всех случаях их применения. Если, например, субсидировать рециклирование, чтобы сократить расход определенного металла, то такое субсидирование ни в коей мере не стимулирует сокращение потребления металла другим способом. Ведь помимо рециклирования можно рассмотреть, например, такие способы, как продление жизненного цикла продукта, в который входит этот металл, или сдерживание спроса на этот продукт. Кроме того, что, возможно, еще хуже, подобное субсидирование известных ресурсосберегающих мероприятий никак не стимулирует развитие и введение совершенно новых стратегий.

Особенно важным представляется также и то, что налоги для сбережения ресурса вводятся не вдруг, вызывая состояние «шока», а постепенно, по заранее разработанному плану, чтобы сгладить сложности адаптации и по возможности вовсе избежать их. Кроме того, нейтральное по отношению к доходу их установление могло бы уменьшить различные трения.

1          Например, субсидирование технологии по замене определенного ресурса.

2          Прочие обозначения соответствуют обозначениям на рис. 2.10.

Рассмотренные нами эффекты налогообложения объемов добычи представлены на рис. 2.13. Здесь траектория Pf"* показывает равновесную траекторию цены налогооблагаемого ресурса (траектория Хотеллинга).2 Эта траектория пролегает сначала выше, а затем ниже траектории, действительной для отсутствия налога р(. Налогообложение продлевает период наличия ресурса с Г до Т7"*.

Адекватность нанесенных на рисунок траекторий и их развитие поясним следующими рассуждениями:

Налогообложение невоспроизводимого ресурса замедляет рост цены на него по сравнению с нерегулируемым развитием. В то время как в случае отсутствия налога разница между ценой и предельными издержками добычи экспоненциально растет по траектории Хотеллинга, при наличии налога он будет являться той составной частью цены, которая не растет с течением времени. Поэтому разница между ценой и предельными издержками добычи будет расти меньшими темпами, чем в нерегулируемом случае.

Равновесная начальная цена в модели с налогообложением Р0Гшг должна быть выше начального уровня цены в нерегулируемом варианте р0. Иначе мы имели бы цену, которая в каждый момент времени была бы ниже соответствующей равновесной цены без налогообложения р(, и, следовательно, объем добычи превышал бы равновесный уровень добычи без налогообложения qr Вариант Т < Годнажды привел бы к ситуации, когда ресурс исчерпан, прежде чем равновесная цена на него достигла уровня предельных издержек заменителя. Подобная ситуация не может рассматриваться как равновесная. Здесь нарушаются условия равновесия объема.

И наконец, регулируемая (налогообложением) ценовая траектория і>Гшг (траектория добычи q7™ ) не может все время пролегать выше (ниже) соответствующей нерегулируемой траектории

Р(иля qt. Это привело бы к тому, что цена на исчерпаемый ресурс в один момент времени Т < Т достигла бы уровня предельных

издержек заменителя, в то время как ресурс еще не полностью исчерпан. Такое «оставление» части ресурса в земле не согласуется с требованием равновесия объема.

2.6.3.3. Налог на стоимость добычи

Налоговой базой этого налога служит не объем добычи, как в рассмотренном выше случае, а цена продажи (см. также CansierD., 1987, S. 56 и далее).1 Какое же влияние оказывает этот налог на траекторию добычи ресурса?

Согласно правилу Хотеллинга, предельные прибыли растут в соответствии со ставкой процента на капитал. При принятии постоянных предельных издержек добычи получается, что в состоянии равновесия цены растут темпом, меньшим, чем ставка процента на капитал. Если поставщик ресурса оценивает влияние такого налога на стоимость добычи ресурса исходя из своей первоначальной, запланированной без этого налога траектории добычи, то он выясняет, что налог в расчете на единицу ресурса будет расти в течение времени пропорционально цене. Но так как цена растет медленнее, чем предельная прибыль, то это верно и для налогового бремени на единицу продаваемого ресурса. И соответственно «наличная», действительная цена налоговой нагрузки с течением времени падает!2 Это делает более рациональным перенос добычи единиц ресурса на будущее. Последствием этого может быть (как при введении или поднятии налога на объем добываемого ресурса) более сглаженная конфигурация равновесной траектории при более высокой начальной цене, т. е. смещение момента исчерпания ресурса в будущее (см. также Cansier Z>.,1987. S. 58; Hanley N. and others, 1997, p. 265).

1          Такой налог называют также королевской тантьемой. Чтобы избежать пересечения с ранее введенным понятием тантьемы, мы откажемся в дальнейшем от этого обозначения.

2          H.-W. Sinn (1982) обсуждает в этой связи даже возможность снижающейся с течением времени ставки налога, чтобы сделать перенос добычи на будущее (помимо дисконтного влияния) еще привлекательнее. При очень низких издержках добычи это представляется особенно хорошим средством, так как иначе данный налог на стоимость будет слишком похож на рентные выплаты, не имеющие значения с точки зрения распределения.

В заключение отметим, что при эффективных в отношении ресурсной политики налогах на ресурсы их «распределительный рычаг» состоит в изменении «отношений межвременных предельных рент» (CansierD., 1987, S. 56). Тем самым эффективность налоговой ресурсной политики принципиальным образом зависит от «межвременной арбитражной чувствительности» поставщиков ресурса к этим налогам.1

Политика собственности

В п. 2.5 мы показали, что неясные и неоднозначные отношения, касающиеся собственности, приводят к слишком низким предельным издержкам использования или (как кажется) к слишком высокой частной ставке дисконтирования. Прежде чем предпринимать шаги по корректировке этого несоответствия посредством налогов, можно было бы, конечно, попытаться устранить зло в корне, например продать права собственности на ресурсы свободного доступа (open-access ressources — англ.), разыграть их или вообще каким-то образом распределить «между людьми». С точки зрения политики, и особенно в межнациональных отношениях, это совсем не простая задача. Тем не менее в контексте проблемы исчерпаемых ресурсов подобная мера представляется подходящей для того, чтобы искоренить обостряющиеся недостатки отношений по поводу «ресурсов свободного доступа».2 С точки зрения ресурсной политики расширение зоны территориальных вод для исключительного пользования ресурсами морского дна, безусловно, имеет некоторую привлекательность.

Государственная информационная политика

1          Эти налоги (и их действие) в литературе часто оцениваются как недостаточные (см.: CansierD., 1987, S. 63 и далее). Следует подчеркнуть также, что в представленном выше анализе мы постоянно исходили из условий основной модели. Но сами эти условия, как мы видели, скорее нереальны. (Анализ влияния различных систем налогообложения на порядок разработки разных по качеству месторождений ресурса см. также: CansierD., 1987, S. 69.) Кроме того, представленный выше анализ игнорирует возможные отклонения в виде провалов рынка, например отрицательную склонность к риску (по этому вопросу также см.: CansierD., 1987, Кар. IV).

2          Согласно X. Зиберту (SiebertH., 1987, р. 7), это было бы совершенно в духе экономической теории эволюции институтов исторически «типичным» развитием, так как в истории человечества права на использование какого-либо блага представляют собой регулярный ответ на сокращение этого блага. Историческим примером этого является введенная в 30-е гг. XX в. в США система квот на добычу нефти и газа (см. также: CansierD., 1987, S. 29, 143).

Производство информации, подобно исследованиям и разработкам, связано для частных лиц, принимающих решения, с проблемой общественных благ. Плоды этой деятельности пожинают не только те, кто ею непосредственно занимается. Даже если речь не идет о чисто общественных благах,1 то все же логично предположить, что рынок предлагает их в недостаточном количестве. Поэтому часто задача государства состоит в том, чтобы предоставлять информацию об ожидаемой тенденции сокращения отдельных ресурсов. Кроме того, государство должно принимать участие в развитии ресурсосберегающих технологий путем разработки собственных проектов и поддержки частных проектов. Здесь речь идет также о том, чтобы стимулировать подобными инвестициями возможные связанные с этим (внешние) эффекты обучения для общества. По мнению многих авторов, необходимость в государственном участии возникает еще и потому, что подобные проекты охватывают весьма капиталоемкие, долгосрочные и рискованные виды деятельности. Роль государства здесь заключается в том, чтобы контролировать последствия завышенного дисконтирования ненадежных будущих прибылей. Правда, именно крупные государственные проекты привлекают внимание разных заинтересованных групп как источник «жирной добычи» (эффект rent-seeking — англ.) (см. также: Blankart Ch. S.,1998; Frey В. 5., Kirchgaessner G., 1994. S. 210-212). Здесь цель «получения ренты» может вовсе вытеснить на задний план цель ресурсосбережения.

При государственной поддержке исследовательских проектов несение всего «комплекта» издержек может привести к нарушению эффективности проекта. Кроме того, неоднократно отмечалось, что государство склонно слишком одназначно связывать себя определенными технологическими вариантами.

Помимо предоставления рынку важной ресурсной информации задачей государства также могло быть усиление (посредством создания соответствующих институциональных предпосылок) способности рынка к переработке этой информации. В этой связи государство могло бы, например, создать долгосрочные контрактные рынки, чтобы хотя бы частично смягчить проблему образования ценовых ожиданий.

1 В качестве защиты подобных видов деятельности выступает патентное право. Кроме того, как правило, первооткрыватель пользуется возможностью получения «пионерной» прибыли, так как подделка со стороны конкурентов требует определенного времени.

 

Склонность государства применять названные выше инструменты ресурсо-политической заботы о будущем зависит от осознания этой проблемы его гражданами. Если граждане близоруки, то поведение демократического государства будет отражать этот факт. От «антиавторитарного» государства нельзя ожидать действий, идущих в разрез с предпочтениями его граждан. Важнейшая задача государства, таким образом, состоит в корректировке проблемы общественных благ, которую граждане также охотно видели бы решенной, но которую нельзя децентрализованно решить на рынке из-за определенных сложностей.1

1 Способность государства выполнить эту задачу, конечно же, зависит и от влияния заинтересованных групп.

В целом получается, что специфическое государственное вмешательство для предотвращения преждевременного исчерпания ресурса — если этот ресурс является частным товаром — представляется менее желательным, чем в области загрязнения окружающей среды, чья проблематика во многом отражает «общественность» этих благ. От рынка уже исходят сильные импульсы для «разряжения» проблемы межвременного распределения ресурса. В этой связи государство должно следить за тем, чтобы не заглушить собственными действиями эти импульсы. Центральный пункт государственной активности, по нашему мнению, должен находиться там, где добыча невозобновимого ресурса связана с внешними эффектами. Экологическая экономика предлагает некоторые ориентиры для организации соответствующего инструментария государственной политики.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |