Имя материала: Экономика природных ресурсов

Автор: А. Эндрес

5.2. к вопросу о существовании траектории устойчивого развития

Прежде чем мы начнем «ломать голову» над вопросом о пути устойчивого развития и о тех индикаторах, которые могут послужить нам путеводной нитью, мы должны задаться вопросом, а существует ли вообще такая траектория устойчивого развития. В мире ограниченных ресурсов это ни в коем случае не является само собой разумеющимся.

Представим себе экономику, которая потребляет только регенерируемые (возобновимые) ресурсы. После объяснений, приведенных в главе 3 можно сразу представить, что в такой ситуации люди ограничивались бы тем, что потребляли бы ровно такое количество ресурса, которое снова «прирастает» в природе. Если за каждый период человечество добывает как раз величину естественного прироста ресурса, то полезность, получаемая от потребления, может быть сохранена в таком состоянии на многие периоды. Так как каждому имеющемуся объему ресурса в соответствии с функцией роста при прочих равных условиях соответствует определенный объем прироста ресурса, то можно говорить о существовании любого количества устойчивых траекторий развития, из которых может выбирать человечество. Характерными представителями бессчетного числа траекторий устойчивого развития являются максимальный устойчивый уровень добычи ресурса и уровень добычи, оптимальный с точки зрения максимизации благосостояния (см. п. 3.1.2 и п. 3.2).

Намного сложнее ответить на вопрос о существовании траектории устойчивого развития, если экономика потребляет невозобновимые ресурсы. Не находится ли сама исчерпаемость, ограниченность ресурса в противоречии с устойчивостью развития, которое опирается на потребление этого ресурса? На сегодняшний день для рассмотрения этой проблематики с точки зрения ресурсной экономики фундаментальными являются три знаменитые работы трех знаменитых авторов, а именно, Р. Солоу (Solow Р. М., 1974), Дж. Стиглица (StiglitzJ.E., 1974) и Дж. Хартвика (HartwickJ. М., 1977).

Р. Солоу (SolowP. М.,1974) с позиций неоклассического понимания устойчивости (а именно с позиций поддержания «вечного» уровня потребления) показал, что обозначенное нами выше противоречие должно существовать не при всех обстоятельствах. Очень вероятно предположение, что человечество с течением времени будет потреблять все меньшее количество невозобновимого ресурса и заменит возникающие «пробелы» в производстве ресурсами, созданными человеком. Модель сокращающегося (со временем) потребления ресурса должна быть построена таким образом, чтобы остаток ресурса при бесконечном временном горизонте стремился бы к нулю. Подобное «асимптотическое» исчерпание ресурса имело бы место, если бы, скажем, в каждом периоде потреблялась бы половина потребления предыдущего периода. Помимо асимптотического исчерпания существование траектории устойчивого развития в модели Р. Солоу требует «особенно хороших» условий субституции (замены в потреблении) между невоз-обновимыми ресурсами и антропогенным капиталом, а также «благоприятного» соотношения производственной эластичности природных ресурсов и капитала, созданного человеком. Точнее, он исходит из производственной функции (Кобба-Дугласа) формы: х = аКаЯ{ ~" (подробнее см.: Radke V., 1999а, S. 82 и далее). При этом х обозначает общественный продукт, К — капитал, созданный человеком, R — объем изымаемого невозобновимого ресурса, а — некая постоянная им — производственная эластичность капитала. Предполагается, что а > 1 - а.

Процесс субституции природных ресурсов и антропогенного капитала, необходимый для механизма поддержания уровня потребления

5,2. К вопросу о существовании траектории устойчивого развития

203

 

(а также в узком неоклассическом понимании — для поддержания уровня благосостояния), Р. Солоу был подробнее исследован Дж. Харт-виком (Hartwick J. М., 1977). Сначала он показывает, что общество должно эффективно потреблять ресурс в смысле правила Хотеллинга. Межвременная эффективность является необходимым условием устойчивости в понимании Хартвика. В случае, если общество придерживается этого правила, для поддержания постоянного уровня его потребления достаточно, чтобы современное поколение полностью инвестировало полученную от потребления исчерпаемого ресурса ренту (которая соответствует издержкам использования) в капитал, создаваемый человеком. «Остаточный» чистый общественный продукт находится тогда в распоряжении для целей потребления. Это условие устойчивого хозяйствования обозначается сегодня в литературе как правило Хартвика.

Конечно, выводы из этих моделей по поводу возможностей реализации устойчивого развития могут дать лишь относительное успокоение. Слишком ограниченной представляется производственная функция, лежащая в основе моделей, слишком чудаковатым видится представление о мировой экономике, которая свой общественный продукт в 2494 г. производит с последней чайной ложкой нефти. И тем не менее данная модель несколько уменьшила неизбежность (и фасцина-цию — «очарование гибели») переноса выводов о конечности ресурсов на конечность экономики и самого существования. Кроме того, модель обращает наше внимание на возможность субституции ресурсов, которая, вероятно, не так уж мала в действительности. Наконец, оптимистический результат получен Р. Солоу при ряде предположений, которые для вывода, гласящего, что «устойчивое существование и хозяйствование возможно и при ограниченных ресурсах!»,являются особенно неблагоприятными. В реальности имеются неучтенные Р. Солоу возможности перехода от особенно ограниченного невозобновимого ресурса к (сначала) менее ограниченному невозоб-новимому ресурсу, далее — к рециклируемому ресурсу и, наконец, к возобновимому ресурсу. Кроме того, авторы принимают уровень развития техники неизменным, в то время как в реальности мы рассчитываем на технический прогресс, приводящий к бережному расходованию ресурса, или по крайней мере мы можем его в известной степени индуцировать. Здесь следует, например, обратить внимание на повышение энергетической эффективности, с помощью которой может быть увеличена полезность, извлекаемая из данного количества ресурса. С другой стороны, необходимо заметить, что модель Р. Солоу основана на предположении о постоянстве численности населения. Если население растет, то, естественно, потребление ресурса на душу населения падает при сохранении постоянного общего объема потребления ресурса. И здесь путь развития, по Хартвику, не ведет к устойчивости с точки зрения постоянного уровня благосостояния отдельного человека. Дж. Стиглиц (StiglitzJ. Е., 1974), правда, показывает, как этот эффект может быть скорректирован техническим прогрессом.

Если, как кажется, все вместе приходят к выводу о том, что устойчивое развитие (по крайней мере в его неоклассической интерпретации) возможно, то из этого тем не менее нельзя заключать, что тот стандарт жизни, который мы имеем сейчас в развитых странах, можно сохранить на длительный срок. Ведь оптимистическая модель Солоу-Хартвика исходит из того, что экономика без негативных внешних эффектов движется по некоторой траектории Хотеллинга. Также и в отношении упомянутой выше хорошей субституции ресурсов в производственной функции указанное Хартвиком «движение капитала между поколениями» (инвестиционное правило) является достаточным для устойчивости развития только при этом предположении. В действительности же дела обстоят так, что мы обременяем будущие поколения целым комплексом неинтернализированных экстерналий(в форме аккумуляции вредных веществ). Как показано выше, многое говорит о том, что мы (особенно в свете проблемы ресурсов открытого доступа) будем разрабытывать ресурсы быстрее, чем это следовало бы делать с позиции экономичного хозяйствования. Если мы, таким образом, существуем за счет будущих поколений, то переход к устойчивому развитию экономики потребует, вероятно, прежде всего снижения сегодняшнего уровня потребления.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |