Имя материала: Экономика природных ресурсов

Автор: А. Эндрес

Глава 2 нев030бн0вимые ресурсы

 

Проблема невозобновимых ресурсов в экономической литературе всегда занимала видное место. Классиками этого направления можно считать У. Джевонса (Jevons W.S., 1865), Л. Грея (Gray L. С, 1914) и X. Хо-теллинга (HotellingH., 1931).1 Однако если ранее «ресурсные» проблемы находились на периферии научных интересов, то сейчас они заняли одно из центральных мест. '

Переориентация интереса вызвана осознанием того, что наша планета располагает ограниченным запасом определенных ресурсов и что человек (особенно в индустриально развитых странах) «поглощает» эти запасы с возрастающим аппетитом. Так, в ходе проведенных исследований выяснилось, что в период с 1900 по 1920 г. человечество потребило больше энергии, чем за весь период своего существования до 1900 г. С 1920 по 1940 г. было потреблено больше, чем за весь предшествующий период. Для последующих двадцатилетних интервалов была выявлена аналогичная зависимость (Baumol W.J., Oates W. Е., 1979, p. 104). В связи с данной тенденцией правомерен вопрос: как долго может сохраняться подобное положение вещей? Многие опасаются, что человечеству в не столь далеком будущем предстоит пережить жестокое прозрение: если естественные ресурсы окажутся исчерпанными, то производство и потребление попросту прекратятся. Чтобы избежать данной ситуации, необходимы радикальные изменения в системах жизнеобеспечения человека, особенно в развитых странах.2

1          О значении работы Хотеллинга для современной ресурсной экономики см: DevrajanS. and Fisher А. С. (1981). Вклад Грея оценивает P. J. Crabbe (1983).

2          Важный вклад в повышение ответственности и развитие сознательности «экипажа космолета Земля», имеющего ограниченные запасы ресурсов, внесли широко известные публикации К. Е. Boulding (1966) и D. Н. Meadows (1972), а также книга «Соипсії of Enviroraental Quality» (1980). В свое время организация ОПЕК также способствовала раскрытию ресурсной проблемы в сознании широких слоев населения.

Далее авторы рассматривают вопрос количественной оценки сокращения запасов ресурса (п. 2.1). Затем строится упрощенная модель «социально оптимального» потребления ресурса во времени (п. 2.2). Эта модель сравнивается с моделью развития ситуации в условиях свободного рынка (п. 2.3). Данные простые модели дополняются и уточняются (п. 2.4). В п. 2.5 анализируются различные формы так называемых провалов рынка. Меры, которые может предпринять государство для смягчения проблемы потребления ограниченных ресурсов, рассматриваются в п. 2.6.

 

2.1. Индикаторы наличия ресурса

Чтобы оценить актуальность ресурсной проблемы, прежде всего необходимо знать, какие запасы различных ресурсов имеются в нашем распоряжении.

При этом важно избегать распространенного представления об однородности ресурса, запас которого строго определяется его объемом. При анализе каждого ресурса следует исходить из широкого спектра его качественных характеристик, которые определяются (для минерально-сырьевых ресурсов) в первую очередь геологическими условиями залегания месторождений полезных ископаемых, влияние которых еще недостаточно изучено. Экономические и технологические условия определяют, в свою очередь, какие качества ресурса являются наиболее привлекательными с точки зрения его разработки и использования. В геологии для разведанных месторождений полезных ископаемых, разработка которых технологически возможна и экономически рентабельна, существует термин резервы, или текущие резервы (current reserves — англ.). Запасы, разработку которых с экономической и технологической точки зрения целесообразно проводить в будущем, носят название потенциальные резервы, вместе с текущими резервами они составляют то, что мы понимаем под ресурсами} Понятие запасы в широком смысле слова охватывает все содержащиеся в земной коре сырьевые ресурсы (resource endowment — англ.). Данное понятие ограничивает геологическую тематику в рамках дискуссии о ресурсах.

2.1.1. Геологическая основа вопроса

1 Взаимосвязь запасов и ресурсов наглядно представлена в так называемой Диаграмме Маккелвея (см.: Tintenberg Т., 1998, р. 108).

Важной геологической характеристикой месторождения полезного ископаемого, наряду с его местоположением, глубиной залегания и т. п.

является содержание полезного вещества (например медной или железной руды), которое определяется его концентрацией. Связь между концентрацией полезного вещества и величиной месторождения ранее традиционно представлялась в виде монотонно убывающей функции. Такая зависимость действительно справедлива, например для железной руды или кремния (рис. 2.1а). Но для других ресурсов она не подтверждается. Очень часто величина запасов ресурса распределена относительно его концентрации унимодально (рис. 2.16) или даже бимодально (рис. 2.1 в).

Запас б)        Запас в)

О         Концентрация       0            Концентрация       0 Концентрация

Рис. 2.1. Взаимосвязь между запасами и концентрацией полезных ископаемых для месторождений различных типов

Получается, что запасы (ресурсы) можно расширить постольку, поскольку разумная технико-экономическая граница разработки месторождения смещается в сторону более низких концентраций (на рис. 2.2 — влево). Это верно для начального уровня запасов, соответственно, резервов. Но при анализе текущего состояния нужно иметь в виду, что оно отличается от начального на величину выработки, или изъятия, ресурса. Соответственно, текущие резервы и ресурсы представлены на диаграмме концентрации (рис. 2.2).

Возможна ситуация, когда, несмотря на планируемый сдвиг технико-экономической границы выработки, определяемой концентрацией, текущий запас ресурса падает. Такое случается, если прирост запасов, обусловленный сдвигом этой границы, недостаточен для того, чтобы компенсировать объем сырья, выработанного к этому периоду. Если зависимость между концентрацией и размерами месторождения не является обратно пропорциональной (см. рис. 2.16,2.в), данная проблема еще более обостряется, так как прирост пригодных к разработке запасов, связанный со сдвигом границ выработки, снижается.

Конечно, только на основе рассуждений о технической доступности сырьевых ресурсов нельзя определить всю сложность ресурсной проблемы. Для этого геологическую информацию необходимо привести в соответствие с экономическими категориями. Чтобы индикатор, определяющий обеспеченность ресурсом, был достаточно показательным, он должен быть не только экономически обоснован, но и соответствовать ряду дополнительных требований. Такими требованиями являются следующие:

ориентация на будущее: индикатор должен указывать не только на то, насколько серьезна ресурсная проблема сейчас, но и на то, насколько остро она будет стоять в будущем;

сопоставимость: индикатор должен обеспечивать сравнимость различных ресурсов и выявлять, с каким из них могут возникнуть серьезные проблемы;

• возможность вычисления: индикатор должен рассчитываться на основе надежных — опубликованных или доступных — данных.1

2.1.2. Период обеспеченности ресурсом

При расчете этого индикатора, для того чтобы оценить период обеспеченности ресурсом, текущая «наличная» величина запаса ресурса делится на ежегодное его потребление.2 Чем меньше этот период, тем более насущной и острой является ресурсная проблема. В числителе данного показателя, как правило, находится величина текущих резервов, но иногда и величина ресурса в целом. Объем ежегодного потребления рассчитывается либо на основе данных предшествующего периода (статический индикатор), либо с учетом предполагаемого роста (изменения) потребления в будущем (динамический индикатор).

На первый взгляд может показаться, что период обеспеченности ресурсом удовлетворяет всем трем выше названным требованиям: ориентирован на будущее, легко вычисляем и, главное, дает возможность непосредственного сравнения разных ресурсов.

Однако значение статического индикатора обеспеченности, рассчитанное на основе резервов, в большинстве случаев практически не убывает, а наоборот, даже возрастает. Иными словами, данный индикатор не отражает факта растущей ограниченности ресурса. Приведенные ниже диаграммы 1 и 2 демонстрируют подобную ситуацию для так называемой обычной нефти и природного газа.3

! Заметим впрочем, что геологи любят встречать ищущих надежности и точности экономистов крылатой фразой: «АН figures are wrong» («Цифры все врут» — англ.).

2          Аналогичный показатель известен читателю, знакомому с экономической теорией материаловедения.

3          Здесь не рассматриваются месторождения тяжелой нефти, нефтяные пески и нефтяной шифер. Для природного газа не учитываются месторождения в угольных шахтах и т. п.

4          Причины этого могут быть следующие: падающий спрос на блага, изготавливаемые с применением сырья; субституция (замена потребления) этого вида сырья другим; вторичное использование сырья (recycling — англ.).

Можно привести несколько объяснений, казалось бы, парадоксальной ситуации. С одной стороны, при уменьшающихся (постоянных) текущих резервах годовое потребление сырья могло также падать.4 Но это объяснение противоречит факту выросшего во второй половине XX в. абсолютного потребления природных ресурсов. С другой стороны, текущие резервы могли расти по меньшей мере настолько же бы-

1 Так, в 1997 г. взаимосвязь между ценой на уран и его резервами в 1000 т выглядела так: $40/кг: 470,11; $80/кг: 848,67; $130/кг: 1232,71. Эти цифры относятся к категории месторождений «оцененные дополнительные ресурсы, тип 1» (Estimated Additional Resources, Type I). Это ресурсы, которые выявлены с меньшей уверенностью, чем «достоверно оцененные ресурсы» (Reasonanably Assumed Resourses, RAR). Для последнего типа ресурсов зависимость между ценой и величиной текущих резервов выглядела следующим образом (данные 1997 г.): $40/кг: 1369,92 и соответственно $80/кг: 2315,37 (Bundesanatalt fur Geowissenschaften und Rohstoffe, 1999, S. 307). Нельзя, конечно, предположить сохранения такой зависимости в будущем (т. е. роста цен при постоянно растущих резервах). Так, снижение цены может привести к тому, что месторождение, рассматриваемое как текущий резерв, переидет в категорию потенциальных резервов. Один такой пример приведен в Bundesanstalt filr Geowissenschaften und Rohstoffe, 1999, S. V.

стро, насколько и годовое потребление. Это может объясняться сильным сдвигом технико-экономической границы концентрации, в связи с чем в рассматриваемом периоде темпы превращения потенциальных резервов в текущие опережали темпы потребления. Причиной этого мог также стать рост цен на сырье.1 Кроме того, текущие резервы способны увеличиваться благодаря использованию более совершенных

технологий добычи. В любом случае отметим, что фирмам выгодно вводить инновационные добывающие технологии при недостаточно-; ста текущих резервов.

Таким образом, рассматриваемый индикатор не может показать уровень исчерпания запасов сырья, т. е. текущий технико-экономический предел. Следовательно, он непригоден для использования в качестве «системы раннего предупреждения».

Картина несколько изменится, если для расчета показателя обеспеченности вместо величины резервов взять величину ресурсов (табл. 2.1). Прежде всего, что вполне естественно, обеспеченность по ресурсам намного превосходит обеспеченность по резервам. Эта разница весьма существенна (и не только для приведенных здесь запасов нефти и газа). Кроме того, показатель обеспеченности по ресурсам действительно имеет тенденцию к сокращению, в отличие от индикатора по резервам.

Однако и индикатор, рассчитанный с учетом объема ресурсов, не способен корректно отражать их ограниченность. Наряду с существенными трудностями, сопровождающими оценку запасов ресурса, а также в силу ее зависимости от технологической и экономической внешней среды, параметры которой часто не поддаются четкому определению

и в этом смысле являются спекулятивными, величина ресурса может также радикально измениться в результате успешной геологоразведки. Будут ли потенциальные успехи в области геологоразведки реализованы, также неясно. Дополнительно отметим, что статический показатель обеспеченности не способен информировать нас о том, насколько ресурс будет вообще необходим для производства в будущем. Экстраполяция сегодняшнего уровня спроса тем менее надежна, чем далее она заходит в будущее. Вместе с тем экстраполяция позволяет выявить соответствие предложения ресурса спросу на него.

Еще один недостаток индикатора, рассчитанного на основе величины ресурсов, состоит в том, что он игнорирует издержки разработки месторождений.

Иногда статический или динамический уровни потребления соотносятся с величиной запасов сырья, содержащихся в целом в земной коре (resource endowment). Так, согласно В. Нордхаусу (Nordhaus W. D., 1974), запасов свинца должно хватить на 85 млн лет. По сравнению с рассчитанной одновременно величиной показателя резервов, которая составила всего 10 лет, это весьма успокаивающий результат.

Анализируя данный подход, заметим, что если не принимать во внимание процессы ядерного расщепления и синтеза, то содержание свинца в земной коре остается постоянным, даже с учетом техногенных изменений, которые в данном случае не имеют значения, поскольку атом свинца всегда остается атомом свинца. В этом смысле имеющиеся запасы природного сырья представляют собой данность, которая не изменяется ни в связи с техническим прогрессом, ни вследствие разработки месторождений этого сырья. Однако встает вопрос о смысле индикатора «запасы сырья в земной коре» с позиций ресурсной экономики, так как экономические понятия здесь полностью игнорируются, затраты на добычу свинца даже косвенно здесь не принимаются во внимание.

Подведем краткие итоги проведенного анализа. Как видим, различные варианты расчета показателя обеспеченности ресурсом не обна-

2~4S7

руживают необходимой связи геологической и экономической информа^ ции, так как экономические рамочные условия либо «неконтролируемо* влияют на величину этого показателя (например, в случае снижения спроса на ресурс или наращивания текущих резервов), либо вообще не принимаются во внимание.

2.1.3. Издержки добычи

Этот индикатор должен отразить изменение ограниченности сырьевых запасов. Он показывает, что при нарастающей разработке природного сырья приходится переходить к эксплуатации менее качественных (например, неблагоприятно расположенных) месторождений со все более низкой концентрацией сырья (рис. 2.1 и 2.2). Ухудшение условий добычи должно приводить к росту затрат на единицу добываемого сырья, Этот аргумент соответствует выводу Д. Рикардо, касающемуся сельского хозяйства. А именно: сначала мы обрабатываем лучшие земли; с ростом спроса мы переходим к обработке все более бедных почв. Соответственно (при неизменных технологиях) издержки обработки, как и цены на продукцию сельского хозяйства, неуклонно возрастают.

В известной публикации X. Барнетта и X. Морзе (BarnettH.J., Morse Ch., 1963) приводятся результаты изучения издержек добычи на единицу ресурса за период с 1870 по 1957 г. Ученые пришли к выводу, что для исчерпаемых ресурсов эти издержки не выросли ни в абсолютном измерении, ни в сравнении с издержками производства других благ. Таким образом, индикатор издержек добычи, как и показатель обеспеченности ресурсом, не сигнализирует о возрастающей ограниченности ресурса.;

1 Р. Нордгард ввел для этого красивое понятие «проблема примулы» (-^Mayflower problem* — англ.). Он пишет: «Если бы первооткрыватели Америки знали, где находятся лучшие места для сельского хозяйства, они не пошли бы на Плимут Рок. Сменилось много поколений, прежде чем американское сельское хозяйство перекочевало с относительно бедных земель на восточном побережье к более плодородным на Среднем Западе» (Nordgaard R., 1990).

В чем причина такого противоречия? Дело в том, что ухудшение] условий разработки частично компенсируется развитием технологий.) Затратоснижающий эффект X. Барнетт и X. Морзе также связывают с растущей экономией от масштаба разработок. Кроме того, концепция очередности разработки месторождений в направлении снижения их экономического качества предполагает наличие полной информации о состоянии ресурсной базы. При неполной информации может случиться, что худшие месторождения будут разрабатываться вначале, а более качественные — позднее.1 Вполне вероятно, что разрабатываться будут вновь открытые «качественные» месторождения, а добыча полезных ископаемых на менее рентабельных месторождениях будет сворачиваться.

Несмотря на то что появление новых данных не снизило актуальности результатов эмпирических исследований X. Барнетта и X. Морзе (за исключением некоторых металлов), они не могут считаться исчерпывающими из-за недостаточной ориентации индикатора на будущее. Трудно также предсказать, насколько сохранятся в будущем наблюдаемые в прошлом тренд технического прогресса, растущая экономия от масштаба или успешность геологоразведки.

И даже если затратопонижающее влияние технического прогресса все время будет превосходить затратоповышающее воздействие ухудшения качества месторождений, сам запас сырья однажды может просто закончиться, В этом случае даже чрезвычайно низкие издержки добычи данного ресурса, все еще необходимого для производства, не будут способны исправить ситуацию.

Что касается вычисляемости данного индикатора, то и с учетом применения коэффициентов пересчета валют, дефляторов и др. коэффициентов эквивалентности, все равно остается вопрос об учете внешних издержек (см.: EndresA., Holm-Milller К., 1998; Marggraf М., Streb S., 1997), которые в существенных объемах сопровождают разработку месторождений. Поэтому в случае отсутствия учета этих внешних издержек снижение издержек добычи на единицу сырья может быть просто вызвано «переливом» издержек из внутренних во внешние.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |