Имя материала: Экономика природных ресурсов

Автор: А. Эндрес

2.1.4. цена ресурса

Реальная цена ресурса — весьма показательный индикатор (если отвлечься от проблемы выбора дефлятора и паритетности валют). Для экономиста рост цены ресурса — самый надежный сигнал дефицита. Растущие издержки или растущий спрос на любые товары определяются прежде всего их нехваткой, которая незамедлительно проявляется в росте цен на них. Кроме того, особая межвременная связь процессов потребления невозобновимых ресурсов имеет существенное значение Для ориентации на будущее «ценового» индикатора.1

' В дальнейшем обсуждаемая проблема будет подробно рассмотрена в связи с анализом аллокации естественных ресурсов на рынке. Это, собственно, и является центральным вопросом экономики природных ресурсов.

Цена добытого сырья помимо предельных издержек добычи отражает еще один очень важный фактор, непосредственно связанный с дефицитностью ресурса в будущем. Рационально действующий производитель, предлагая на рынке частный ресурс, определяет объемы продажи этого ресурса исходя из того, что добытая и проданная сегодня единица ресурса не будет находиться в его распоряжении в будущем. Он проверяет, не превышает ли дисконтированная (приведенная к настоящему моменту времени) прибыль будущих периодов ту выручку, которую он получает от добычи и продажи ресурса сегодня. Таким образом, при калькуляции цены продавец учитывает так называемые альтернативные издержки использования)

Предельные издержки использования показывают реальную (дисконтированную) величину будущей прибыли, от которой продавец отказывается, реализуя единицу ресурса сегодня, вместо того чтобы про-і дать ее в будущем. Поэтому сегодняшняя цена на ресурс должна по меньшей мере покрывать сумму предельных издержек добычи и предельных (альтернативных) издержек использования.

Только при таком принципе формирования цены реализация товара! для продавца не будет убыточной. Ожидаемый дефицит ресурса служит, основанием для роста будущих цен и (при постоянных издержках до-j бычи) роста прибыли на единицу ресурса. Этот «механизм» (есте-] ственно, при идеальных условиях) неизбежно приведет к росту аль-і тернативных издержек использования. И следовательно, ожидаемый] дефицит ресурса уже сегодня отразится на его цене. Наоборот, ожида-| ние снижения будущего спроса или расширения предложения ресур-1 са и в связи с этим сокращения дефицита — факторы снижения теку-! щей цены на ресурс.

Таким образом, сегодняшняя цена на ресурс очень чутко реагирует на ситуацию ожидания его нехватки в будущем. Такая ориентированность на будущее говорит о правомерности использования цены как индикатора обеспеченности ресурсом.

1 В литературе они также определяются как рента за дефицитность, издержки пользователя (user cost — англ.) или роялти (royalty — англ.).

Если в «классическом» исследовании X. Барнетта и X. Морзе тренд цены — падающий, то работа М. Сладе (Slade М., 1982), привлекшая в свое время внимание научного мира, в корне изменила это представление. В этой работе были получены сообразные функции изменения цены для 11 важнейших видов природного сырья. Причем цены практически на все ресурсы (за исключением свинца) уже находились в тот период на возрастающем участке кривых. На этом основании М. Сладе сделал вывод, что цена как индикатор отражает растущую дефицитность ресурса. Ф. Андерсон и Б. Моццами1 (F. Anderson and В. Moazzami), развившие направление исследований М. Сладе (они применяли несколько модифицированный эконометрический метод), также подтвердили рост реальных цен на некоторые ресурсы, прежде всего на уголь и медь. Однако движение цен на другие ресурсы, например на алюминий и железо, не позволяло сделать однозначный вывод о тенденции к возрастающему дефициту.

В целом исходя из современных знаний гипотеза об угрожающем росте дефицита ресурсов не находит полного подтверждения на базе эмпирического анализа движения цен на сырье (см. также: Krautkrae-merJ. А., 1998. S. 2060, 2078-2084).

Кроме того, следует отметить, что этот индикатор помимо эконо-метрических проблем определения долгосрочных трендов2 имеет еще ряд серьезных недостатков. Это касается издержек добычи, а также альтернативных издержек использования как определяющих компонентов цены ресурса.

1          Работа данных авторов, правда, до сих пор не опубликована (см. также Hanky N., 1997, р. 225).

2          Краткосрочный, или базирующийся лишь на данных выборочных периодов анализ в данном случае вообще неприемлем. Так, можно измерять, например, влияние на цену конъюнктурных колебаний спроса, а не изменения ооеспеченности ресурсом.

3          Говоря о двух нефтяных кризисах, автор имеет в виду кризисы 1973-1974 гг. и 1979-1980 гг. Добавим, что сходная ситуация краткосрочного скачка цен на нефть, вызванная военными приготовлениями США, наблюдалась также в период так называемого иракского кризиса в начале 2003 г. — Прим. науч. ред.

Издержки использования подвержены влиянию факторов, связанных не столько с долгосрочным наличием ресурса, сколько с изменениями, имеющими временный характер. Примером таких изменений могут служить изменение формы рынка или политико-институциональные перемены. Так, динамика цен на нефть в период двух нефтяных кризисов в большей мере отразила рыночную власть и институциональные отношения на рынке этого ресурса, чем скачкообразное изменение «объективной» ситуации дефицитности. Сходным образом вели себя цены на нефть во время ирако-кувейтского конфликта. Невероятный скачок цен, сопровождавший этот конфликт, очевидно, не был следствием изменения долгосрочной ситуации с ресурсом и лишь отразил краткосрочное и спекулятивное искажение издержек использования.3 Подобное воздействие на цены ресурсов оказывает и государственное вмешательство (например контроль над уровнем цен), которое є особым пристрастием практикуется во многих странам на рынке энергоносителей.1

Есть еще одно обстоятельство, связанное с альтернат и иными издержками использования, которое мешает рассматривать цену в качеств! индикатора будущей дефицитности ресурса. Дело в том, что результативность индикатора зависит от юго, насколько точно участники рынка способны просчитать ситуацию. Если они не в состоянии дать корректный прогноз развития технологии и спроса в будущих периодах, а также достижений геологоразведки, уровня заменимости (субституции) ресурса и т. и., то цена будет неверно отражать ситуацию с обеспеченностью ресурсом. Неправильный прогноз цепы, в свою очередь, приведет к искажению показателя издержек использования, который, в свою очередь, исказит текущую цену на ресурс (так как является ее! ком понентом).

Наконец, нельзя не упомянуть о третьей проблеме, препятству-1 ющей правильному расчет)' альтернативных издержек использования при калькуляции цены. Эта проблема характерна для ресурсов, разра-| ботка которых не регулируется рынком или другими (более или менее! эффективными) регуляторами, контролирующими доступ к pecypcaMj и их использование.2

' Только лишь факт особенно теплой пли особенно холодной зимы уже в состоянии сотворить «чудо» (краткосрочное) на рынке энергоносителей, (см.: Bundesanstah fur Geowissenschaften und Rohstoffe, 1999. S. 32).

2          Здесь имеется в виду, например, товарищеское регулирование использования ресурса.

3          К проблеме распределения этих ресурсов мы еще раз обратимся позднее.

Так, если каждый заинтересованный субъект может по собственному желанию, «просто так», без всяких дополнительных издержек, воспользоваться ресурсом (что имеет место для ресурсов открытого доступа, называемых также ресурсами «самообслуживания»);1 то щ. дефицитность будет существенно недооценена при калькуляции издержек участников. Поскольку эти ресурсы являются «ничейными» и на них не распространяются отношения частной собственности, ни один из действующих субъектов не будет заинтересован в том, чтобы приостановить добычу ресурса, вследствие опасений «похищения» своей доли конкурентами. Таким образом, необходимая лишь в будущем единица ресурса не останется лежать в земле, а будет извлечена другими заинтересованными субъектами. В экстремальном случае эта ситуация может обусловить сведение к нулю пнтерпализнрованныХ издержек использования.1 Примером ресурсов «самообслуживания» являются разрабатываемые совместно месторождения нефти2 или, скажем, расположенные в международных водах месторождения марганцевых руд.

Второй компонент цены ресурса — издержки добычи или разработки, — как правило, аналогичным образом связан с обсуждавшимися выше проблемами, в том числе с пренебрежением внешними издержками. Если разработка ресурса вызывает внешние экологические издержки (например вымирание редкого вида животных), то индикатор цены представит слишком оптимистичную картину ситуации дефицитности.

2.1.5. Издержки использования

Некоторые авторы пытались в качестве индикатора обеспеченности ресурсом применить издержки использования (см. Hanky N., 1997, р. 224; KrautkraemerJ. А., 1998. S. 2090). Привлекательность этого индикатора в том, что он ориентирован на будущее. Однако, как мы показали в предыдущем пункте, издержки использования, которые рассчитываются поставщиками сырья, только с серьезными оговорками могут отразить ситуацию будущей дефицитности ресурса.

Кроме того, предельные издержки использования являются весьма сложным для расчета параметром, если только не представлять их как разницу между рассмотренными выше индикаторами — ценой и издержками добычи. Некоторые авторы для приблизительной оценки издержек использования берут величину предельных издержек по геологоразведке, так как в точке равновесия эти два вида издержек (должны быть) равны.

' Автор имеет в виду равнозначность проблемы межвременной интернали-зации издержек использования с проблемой дисконтирования (т. е. приведения к настоящему времени) этих издержек (см. п. 2.1.4). О проблеме межвре-меііной интернализации издержек использования, связанных с разработкой невоспроизводимых ресурсов, см. также: Голуб А. А., Сафронов Г. В. Экономика окружающей среды и природных ресурсов. Вводный курс. — М., 2003. С. 102-124. — Прим. науч. ред.

2 В этой связи полезно вспомнить, что проблема разработки нефтяных ресурсов, расположенных в нейтральной зоне, послужила в 1990 г. причиной конфликта Ирака и Кувейта.

Данная взаимосвязь интуитивно понятна, если вспомнить, что предельные издержки использования представляют собой настоящую (приведенную к настоящему моменту времени) величину прибыли от каждой дополнительно добытой и проданной в будущем единицы ре-

сурса. Что касается предельных издержек по геологоразведке, то они показывают, сколько надо затратить сегодня, чтобы сделать доступной для потребителей дополнительную единицу ресурса в будущем.1 Пока предельные издержки геологоразведки меньше предельных издержек использования, для добывающих фирм геологоразведка является выгодным бизнесом. Равенство предельных издержек использования и издержек геологоразведки отвечает известному микроэкономическому условию равновесия, при котором достигается равенство предельной выручки и предельных издержек.

Подобная аргументация касается также предельных издержек «инновационных добывающих технологий», которые показывают, сколько стоит увеличение резервов на дополнительную единицу с помощью радикально усовершенствованной технологии, определившей возможность разработки известных, но до сих пор не привлекательных с точки зрения геологической ситуации месторождений.2

Геологоразведка, как и инновационные мероприятия, имеет перспективный характер, поэтому расчет предельных издержек использования с учетом предельных издержек геологоразведки, которые менее подвержены краткосрочным спекулятивным влияниям, имеет явные преимущества перед простым вычислением разницы рыночной цены и предельных издержек добычи.

1          Здесь мы не принимаем во внимание другие полезные качества геологоразведки, особенно ее полезность для иных видов геологических мероприятий. Скажем, такой компонент, как dry hole money (англ.) (деньги, израсходованные на «сухую», т. е. пустую скважину, в которой не оказалось нефти или газа. — Прим. ред.). Например, добывающая фирма В обещает аналогичной фирме А, проводящей геологоразведочные работы, возместить часть связанных с этим издержек, если фирма А в случае неудачного результата предоставит в распоряжение фирмы В полученные ею геологические данные.

2          По утверждению М, Адельмана, «издержки по формированию резервов различными методами должны приближаться к равенству в своем предельном значении» (Adelman М. А., 1991. S. 219; см. также Adelman М. А., 1990. S. 3-4).

Рассмотренная модель не учитывает, правда, свойственную геологоразведке, как и любым исследовательским мероприятиям, проблему неопределенности (а также предпочтения в отношении риска лиц, принимающих решения). Если принимать во внимание неопределенность, то предельные издержки по разведки месторождений уже не покажутся «беспроблемной» приближенной величиной, подходящей для расчета предельных издержек использования.

Эмпирические расчеты динамики издержек использования также неоднозначны (см.: KrautkraemerJ. А., 1998. S. 2090).

 

Хотя рассмотренные выше индикаторы все же дают полезную информацию, тем не менее приходится констатировать, что пока у нас нет достоверного показателя дефицитности ресурсов. Возможно, проблема слишком сложна, чтобы ее можно было решить с помощью одно-го-единственного индикатора. Кроме того, в рассмотренных показателях еще недостаточно интегрированы геологические и экономические аспекты.

Особенно перспективным представляется дальнейшее исследование «экономического» индикатора предельных издержек использования. С одной стороны, этот индикатор непосредственно связан с проблемами межвременнбй ограниченности сырьевых запасов и связанных с этим ожиданий. Но, с другой стороны, справедливо будет возразить, что поскольку (1) эти ожидания определяются многими экономическими, техническими и политическими факторами и поскольку (2) они могут быть обманчивы, то необходимо более точное понимание механизма воздействия на данный индикатор этих факторов, а также фактора неопределенности. Только в этом случае предельные издержки использования, как и индикатор цены,1 можно будет рационально интерпретировать. Рассмотрение же индикаторов, экономический смысл которых до конца не выяснен, представляется бесполезным.

Руководствуясь старым принципом «нет ничего более практичного, чем хорошая теория», мы далее приводим основы соответствующей теории. Эта теория представляет собой учение о реакции рынка, т. е. цен, уровня добычи и издержек использования, на информацию о наличии ресурса или о его нехватке, а также об изменениях в технологии.

Эта теория интересна и по другим причинам. Она позволяет не только более качественно интерпретировать статистические данные, но и прогнозировать реакцию рынка на ресурсно-политические интервенции государства.

1 Напомним еще раз, что цена включает издержки использования.

Если «рыночное решение» сравнить с каким-либо принятым ранее экономически оптимальным решением относительно уровня потребления невозобновимого ресурса, то мы увидим, как рынок реагирует на возрастающий дефицит ресурса. В центре внимания при этом находится вопрос, усугубляет ли рыночная экономика дефицитность тем, что под влиянием господствующих стимулов добывается «слишком много» ресурсов, или же преобладают консервирующие (сохраняющие ресурс) тенденции. Чтобы ответить на этот вопрос, в качестве исходной посылки представим сначала структуру «социально оптимального» потребления ресурсов, которую мы впоследствии сопоставим с решением рынка.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |