Имя материала: Экономика современной Азии

Автор: Потапов Максим Александрович

2.6. эволюция сферы услуг

Так называемый третичный сектор (услуги) включает транспорт и связь, быстро развивающиеся деловые услуги (информационные, бухгалтерские, юридические), науку, образование и здравоохранение. Еще к этой отрасли относят финансы, кредит и страхование, индустрию развлечений и туризм, торговлю и общественное питание, личные услуги, а также государственное управление. Быстрое увеличение доли сферы услуг в ВВП развитых стран получило название «сервисизшщя экономики».

Развитие сферы услуг в азиатских странах во второй половине XX века тесно связано с процессом индустриализации: она способствовала укреплению ряда старых и возникновению новых отраслей в третичном секторе. Эволюция сферы услуг, в свою очередь, меняла облик промышленности и ее структуру. За годы независимости произошли коренные сдвиги в профессиональном уровне занятых в индустрии, наблюдался динамичный рост численности инженерно-технического персонала, почти с нуля были созданы научно-исследовательские центры во многих азиатских странах.

Напомним, что в 1950 году в Азии (без Японии) порядка 80\% экономически активного населения было занято в сельском хозяйстве (где создавалось свыше половины ВВП), 8\% — в промышленности (15\% ВВП). В сфере услуг тогда работало 12\% самодеятельного населения и создавалось около !/3 ВВП.

К 2000 году доля занятых в сельском хозяйстве Азии сократилась примерно до 42\%, а вклад агросферы в ВВП - до 15\%. В промышленности работало около 17\% занятых, которые создавали свыше 40\% ВВП, а в сфере услуг - более 40\% (чуть менее 45\% ВВП). В отличие от развитых государств, в странах Азии происходило дальнейшее увеличение абсолютного числа занятых в промышленности, а в крупнейших государствах и их доли в экономически активном населении.

Таким образом, наиболее производительным подразделением хозяйства в начале нынешнего века была индустрия. Вместе с тем промышленные предприятия смогли внести лишь весьма ограниченный вклад в решение проблемы занятости в Азии. Основной сферой поглощения рабочей силы, освобождавшейся в сельском хозяйстве, как видно из приведенных выше цифр, стали услуги, в которых производительность труда теперь существенно ниже, чем в промышленности. В то же время этот сектор опережает другие подразделения по общему объему созданной добавленной стоимости (табл. 2.5.), а занятость в нем часто выглядит намного привлекательнее, чем работа в сельском хозяйстве.

За средними показателями скрываются значительные различия между отдельными странами: как по доле сферы услуг в общем объеме занятости и ВВП, так и по производительности труда.

 

Наибольшими темпами сфера услуг развивается в Гонконге (на нее приходится более 85\% ВВП). В Сингапуре, Республике Корея іг на Тайване этот рост был наивысшим в последние полтора десятилетия и в настоящее время превышает 65\%. Фактически перечисленные страны и территории воспроизвели структуру хозяйства, давно характерную для развитых стран, включая Японию.

Более 50\% ВВП создается в сфере услуг таких стран, как Индия, Филиппины, Бангладеш, Пакистан, Шри-Ланка. Однако столь высокий удельный вес третичного сектора не всегда свидетельствует об экономических успехах. В перечисленных и многих других странах во второй половине XX века услуги в растущей мере выступали в качестве отрасли - социального амортизатора, прибежища для неквалифицированной рабочей силы. Прежде всего это касалось торговли (особенно розничной) и личных услуг. Перенасыщенность данной сферы рабочей силой в крупных городах Азии особенно бросается в глаза.

Отдельные отрасли сферы услуг в Азии развивались не так динамично. В частности, это положение долгое время касалось транспорта. Сказывался низкий исходный уровень: в середине XX века на Азию (включая Японию) приходилось всего 8\% мировых железных дорог (к концу века этот показатель увеличился втрое), к числу крупных относились лишь четыре порта — Гонконг, Шанхай, Кобе и Сингапур. В зачаточном состоянии находились автопромышленность и шоссейные дороги, почти отсутствовала гражданская авиация.

Слабость транспортного звена сдерживала прогресс хозяйства. Внутренний рынок оставался недостаточно интегрированным, что не позволяло в полной мере развивать специализацию отдельных районов, выявить эффект масштаба экономики.

В первые десятилетия независимости железные дороги имели особое значение для крупнейших азиатских стран. Однако по мере развития автотранспорта их доля в перевозках снижалась. Характерна ситуация в Индии: в конце 90-х годов на железные дороги приходилось менее 40\% грузооборота современного транспорта против почти 90\% в 1951 году.

С размахом ведется железнодорожное строительство в Китае. К началу XXI века на КНР приходилось свыше четверти мирового грузооборота железных дорог. Сооружаются скоростные магистрали, в 2006 году введена в строй самая высокогорная железная дорога в мире, связавшая провинцию Цинхай с Тибетом. Но и в этой стране удельный вес железных дорог в перевозках грузов и пассажиров постепенно снижается (за последние 25 лет он уменьшился с 57 до 32\%). Этот вид перевозок постепенно уступает место автомобильном)', водному и авиационному транспорту.

Морское судоходство в Азии выполняет роль главного грузо-перевозчика, а три азиатские страны (Республика Корея, Япония и КНР) возглавляют список ведущих судостроительных держав мира. К числу крупных судовладельцев относятся Гонконг, Сингапур, Тайвань, Иран и Малайзия. В 2001-2005 годах Иран и Саудовская Аравия более чем вдвое увеличили тоннаж танкерного флота.

Крупные программы расширения портовой инфраструктуры, углубления гаваней, а также сооружения специализированных причалов осуществлены в годы реформ в Китае. Восемь китайских портов (не считая Гонконга) входят в число 50 крупнейших контейнерных причалов мира, а по количеству обработанных контейнерных грузов КНР в 2003 году вышла на первое место в мире.

В то же время относительная слабость инфраструктуры может оборачиваться чувствительными валютными потерями. Так, на судах, принадлежавших индийским владельцам, в конце 90-х годов

б - S379

перевозилось менее 35\% внешнеторговых грузов. Однако в настоящее время внешнеторговые потоки значительно возросли, а в составе морского флота Индии в 2000 году насчитывалось около 400 крупных судов против 110 двадцать лет назад. Отрицательное сальдо при транспортировке внешнеторговых грузов имеет и Китай, широко использующий услуги гонконгских судовладельцев.

Внутренний речной транспорт не играет существенной роли в большинстве азиатских стран. Одно из исключений составляет КНР, где р. Янцзы является важнейшей транспортной артерией страны.

На страны Азии (включая Японию) хотя и приходится лишь четверть грузооборота и пассажирооборота мирового авиационного транспорта, эта отрасль развивается в последние полтора десятилетия очень высокими темпами. Только в КНР в ближайшие пять лет намечено построить 45 крупных аэропортов. Авиакомпании этого государства, а также Сингапура, Гонконга и арабских стран-нефтеэкспортеров стали на рубеже столетий крупнейшими заказчиками воздушных судов и наземного навигационного оборудования.

О состоянии городского транспорта (и отчасти о благосостоянии населения) в крупнейших городах Азии можно судить по данным таблицы 2.6. Обращает на себя внимание низкий уровень автомобилизации Гонконга - одного из богатейших городов мира. Невысок этот показатель и в Сингапуре, а также городах Китая, что делает их достаточно безопасными для пешеходов, велосипедистов и водителей.

Информационно-коммуникационная революция, развернувшаяся в конце XX века, оказала благоприятное воздействие на сферу услуг в азиатских странах, хотя поначалу многим казалось, что так называемый цифровой разрыв резко увеличит дистанцию между развитыми и развивающимися странами. Этого не произошло, наоборот, страны Азии (особенно Восточной) за довольно короткий исторический срок резко улучшили обеспечение хозяйства и населения современными средствами связи, а также стали активными участниками информационной революции. Освоение ее плодов облегчили достижения в развитии электроники, образовании и профессиональной подготовке кадров, полученные в ходе индустриализации. Положительную роль в странах Южной Азии сыграло и то, что значительная часть населения владеет английским языком. Новые технологии - спутниковая связь, оптико-волоконные кабели позволили сэкономить громадные средства и, главное, время при осуществлении интеграции азиатских пространств. В странах с иероглифической письменностью компьютер позволил значительно ускорить делопроизводство, издательское дело и т.п.

Пионерами в развитии ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) в Азии стали Япония и НИС, включая Сингапур. Информатизация общества осуществлялась быстро и масштабно. Республика Корея, например, уже в 2003 году опередила США по доле граждан, пользующихся Интернетом. КНР становится признанным лидером по производству полупроводников: только в 2006 году пущено в строй пять заводов по производству трехсотмиллиметровых пластин, к 2008 году планируется открыть 20 фабрик по производству микросхем.

Все большая доступность современных средств коммуникаций делает их по-настоящему массовыми. В начале XXI века наблюдалось колоссальное по масштабам расширение азиатских рынков сотовой связи за счет наиболее крупных стран. В Китае число подключений мобильных телефонов увеличивалось на 50—100 млн. в год и достигло в 2005 году 400 млн. В Индии в 2004 году было продано 48 млн. аппаратов, в 2005 году - 75 млн.

 

■Революция в И КГ открыла новые, весьма крупные ниши для расширения хозяйственной специализации развивающихся стран. Характерна деятельность одного из нынешних лидеров индийской экономики - сектора информационных технологий. Поначалу, в 80-е годы XX в., стало известно об успехах индийских программистов, работавших за рубежом. В начале 90-х годов активную работу в Индии развернули канадские и американские фирмы, работавшие в информационно-коммуникационной сфере. С прокладкой дополнительных линий связи между Индией, Европой и Северной Америкой, а также после спада «новой экономики» в странах с высоким уровнем цен и заработной платы стали особенно очевидными преимущества компаний, работающих в самой Индии. Примечательно, что эта страна смогла увеличить экспорт программного обеспечения с 4,0 млрд. долл. в 2000 году до 7,7 млрд. долл. в 2002 году, то есть в период резкого ухудшения положения в «новой экономике» в США. Город Бангалор (штат Карнатака) приобрел всемирную известность как центр информационных технологий, мало в чем уступающий «Силиконовой долине» в Калифорнии.

В настоящее время бурно развивается сектор, работающий на зарубежных заказах при международном аутсорсинге делопроизводства (ВРО - business process outsourcing). Такие заказы поступают в Индию на бухгалтерские, юридические, информационные и прочие услуги. Только за 2003 год в данном секторе создано 170 тыс. новых рабочих мест, его услугами пользуются 220 крупнейших мировых компаний из 500. По оценке Национальной ассоциации компаний—производителей программного обеспечения и услуг Индии, доходы сектора от офшоринга деловых процессов в 2006 году достигли 12 млрд. долл., увеличившись почти вчетверо по сравнению с 2004 годом. Вынос части делопроизводства одной только американской компанией «Дженерал электрик» экономит ей 350 млн. долл. в год. На эту компанию в Индии работают 18 тыс. человек.

Сравнительные преимущества Индии очевидны. Средняя зарплата оператора центра обработки заказов в Южной Азии составляет около 6 тыс. долл. Аналогичная работа в США означает базовую ставку в 40 тыс. долл. (в годовом исчислении).

Постоянно расширяется ассортимент услуг, оказание которых благодаря современным средствам коммуникации оказывается выгодным переносить в развивающиеся страны Азии или создавать там. Так, пользуясь электронной связью, медики КНР, Индии, Пакистана и Бангладеш ставят диагнозы пациентам из развитых стран (например, по данным компьютерной томографии) и ведут рутинную работу по их обслуживанию, индийские инженеры выполняют проектные и дизайнерские работы для европейских компаний. Китайские программисты обслуживают пользователей в Японии, а художники выполняют заказы мультипликационных студий США.

Учитывая значительный разрыв в уровнях благосостояния между развитыми и развивающимися странами, расширение сферы услуг и информационная революция не снимают с повестки дня задачи модернизации сельского хозяйства и промышленности. Характеризуя эту проблему применительно к Китаю, известный экономист Ли Цзинвэнь (директор Института экономико-математических исследований АОН КНР) отмечал в 2000 году: «Информатизация может лишь ускорить процесс индустриализации, но не в состоянии заменить его. Необходимо видеть огромный спрос на материальную продукцию, предъявляемый повышением жизненного уровня населения».

Отмеченное обстоятельство не мешает бурной информатизации Китая. Исключительно высокими темпами растет производство программного обеспечения для внутреннего рынка. С 5,5 млрд. долл. в 2000 году его стоимость увеличилась до 50 млрд. долл. в 2005 году.

В Индии достижения коммуникационной отрасли внедряются государством в сельскую экономику. С помощью «симпутера» (дешевого ПК) крестьяне в специальных пунктах имеют возможность следить за движением рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию, что ослабляет позиции перекупщиков.

Финансовым и кредитным системам стран Азии в годы независимости пришлось решать сложные задачи. В колониальный период иностранные и местные банки, как правило, воздерживались от финансирования новых объектов в обрабатывающей промышленности, концентрируясь на внешней торговле или купле-продаже ценных бумаг. Необходимость кредитования индустриализации и инфраструктурного строительства, а также концентрация для этого денежного капитала заставляли правительства независимых государств национализировать банки. Широкое распространение получили законодательное закрепление за кредитными учреждениями приоритетных (директивных) отраслей и пропорций кредитования, обязательные требования по покупке государственных облигаций и т.д.

Некоторым своеобразием отличалось развитие банковской системы Китая. Первый английский банк открыл свое отделение в Китае в 1856 году. Формирование национального банковского капитала в современном понимании началось значительно позднее. Лишь в конце XIX - начале XX века появляются принадлежащие китайцам банковские учреждения, преимущественно в крупных портовых городах - Шанхае, Тяньцзине, Циндао, Гуанчжоу. В 1928 году был основан Центральный банк Китая. В 30-е годы гоминьдановскому правительству удалось добиться высокой степени централизации банковской системы при высоком уровне государственного участия в ней. В 1945-1946 годах банки (в том числе японские на Тайване) были национализированы гоминьдановским правительством. Незадолго до прихода к власти КПК - в 1948 году в освобожденных районах произошло укрупнение кредитных учреждений и создан Народный банк Китая (НБК). В первые три десятилетия существования КНР Народный банк Китая, практически совмещая эмиссионные и кредитные функции, в монопольном порядке осуществлял финансирование индустриализации, преимущественно в плановом порядке. За рубежами страны, в Гонконге и Сингапуре, работали некоторые финансовые организации КНР. В 80-е годы коммерческий кредит был восстановлен, при этом ведущую роль в экономике страны играют в настоящее время четыре крупнейших государственных банка (Промышленно-торговый банк, Сельскохозяйственный банк, Народный строительный банк и Банк Китая). Функции центрального банка выполняют две организации: НБК и Комитет по управлению банковской отраслью Китая, созданный в 2003 году.

В Индии государственные банки также контролируют основную часть кредитного рынка (в 1969 г. и 1980 г. были проведены две национализации банковских и страховых учреждений). Первый же национальный банк в этой стране появился в 1881 году. Крупнейшие коммерческие банки Индии - Государственный банк Индии (учрежден в 1955 г.), Канара банк, Пенджабский национальный банк (создан в 1894 г.). Функции центрального банка выполняет Резервный банк Индии (РБИ), образованный в 1934 году.

Помимо обычных функций центрального банка (регулирования денежного обращения, поддержания валютного курса рупии и др.) РБИ участвует в регулировании отраслевого и территориального приложения направлений кредитных потоков. Параметры рефинансирования зависят от соблюдения коммерческими банками заданий по кредитованию приоритетных секторов экономики. Кроме того, банкам предписываются нормы обязательных инвестиций в низкодоходные государственные ценные бумаги; поступления от этих инвестиций используются для финансирования государственных капиталовложений.

В Иране частные и иностранные банки, а также страховые компании были национализированы и укрупнены после исламской революции 1979 года, и лишь в начале нынешнего века вновь появились частные кредитные организации. Как и во многих других мусульманских государствах, банковское дело в этой стране ведется с соблюдением принципа отказа от взимания риба (банковского процента). Оплата услуг и кредитов банков обычно производится с помощью разных схем раздела с банком прибыли промышленников и торговцев, полученной в результате финансирования их проектов. Разнообразны и формы поощрения вкладчиков: банк, например, может оплатить физическим лицам расходы на хадж.

Государственные коммерческие банки доминируют в Сирии (90\%), на Тайване, а также до сих пор контролируют значительную часть кредитного рынка в Республике Корея (58\%). Их льготные кредиты, свыше трети которых покрывалось ссудами центрального банка, сыграли важную роль в становлении экспортного сектора страны в 60-е годы. Так, в 1967 году кредиты экспортерам предоставлялись в Республике Корея под 6\% годовых при средней ставке процента в 26\%. Центральный банк из автономной структуры был превращен тогда в орган Министерства финансов.

В Сингапуре, Гонконге и Малайзии лидерами рынка являются частные банки. Важную роль в индустриализации сыграли и государственные (смешанные) структуры — Банк развития Сингапура, инвестиционная компания «Іемасек», корпорации страхования экспортных кредитов и др.

В большинстве азиатских развивающихся стран помимо коммерческих банков функционируют банки (корпорации, фонды) развития. Их главной задачей является финансирование важных национальных проектов с .длительными сроками окупаемости.

В 1947—1949 годах Япония получила значительную товарную помощь от США для стабилизации ситуации на внутреннем потребительском рынке. Поставки горючего, медикаментов, хлопка и продовольствия составили 2,2 млрд. долл. Эти товары не распределялись бесплатно, выручка от их продажи зачислялась на специальный счет бюджета. В начале 50-х годов средства счета были использованы для целевого финансирования народного хозяйства через государственный Банк развития.

Быстро развивались в последние десятилетия трастово-инве-стиционные компании и другие небанковские финансовые организации. Широко распространены в странах Азии сельские банки и кредитные кооперативы. Сохраняется, впрочем, и ростовщичество (в основном в Южной Азии) — как в деревне, так и в городе.

 

Валютно-финаисовый кризис 1997-1998 годов заставил многие азиатские государства уделить особое внимание состоянию национальных кредитных систем. По сравнению с концом прошлого века к 2005 году в азиатских банках существенно повысились концентрация ресурсов, показатели достаточности собственного капитала, прибыльности, снизилась доля так называемых плохих активов (или необслуживаемых долгов, то есть кредитов, по которым заемщики не платят процентов или не возвращают основной суммы - поп performing loans, NFL). Значительно усилена надзорная и регулирующая роль центральных банков. Принимаются меры к ограничению рискованных вложений, прежде всего в недвижимость и ценные бумаги.

Финансы большинства азиатских государств, в отличие от англо-американской системы, в которой ведущую роль в финансировании экономики играет фондовый рынок (market based), основаны на банковском кредите (credit based). Тем не менее фондовые рынки Азии играют возрастающую роль в финансировании экономического развития (табл. 2.7.). Это явление лежит в русле общих тенденций мировой экономики: капитализация акций за последние 20 лет ушедшего столетия выросла в 13 раз при увеличении ВВП в 2,5 раза. Отношение капитализации фондовых рынков к ВВП в мире в целом увеличилось с 23\% в 1980 году до 120\% в 2000 году. В США этот показатель составляет 140\%. В странах Азии, за исключением Гонконга, Сингапура и Малайзии, данная пропорция была существенно ниже. Она колебалась в пределах 20-40\%. После резких спадов из-за кризиса 1997-1998 годов рынки ценных бумаг развивающихся стран Азии демонстрировали высокую устойчивость. Происходившее в 2000-2002 годах значительное снижение биржевых курсов в развитых-странах затронуло главным образом Японию, Гонконг и Сингапур. Среди развивающихся стран, легко перенесших это паление, исключение составила Турция, где в 2001 году произошел очередной валютно-финаисовый кризис (предыдущий имел место в 1994 г.).

Крупнейшими международными финансовыми центрами Азии считаются Токио, Сингапур, Гонконг и Бахрейн. Претендует на эту роль и Шанхай.

Очень высокими темпами в последние два-три десятилетия развивается туризм, особенно иностранный. Он имеет исключительное значение для экономики небольших государств (Мальдивских островов, Камбоджи, Лаоса, Непала, Бутана). Существенна его роль в хозяйствах таких стран, как Таиланд, Турция, Сирия, ОАЭ, Индонезия. Так, в Турции доходы от иностранного туризма выросли с 400 млн. долл. в 1981 году до 15 млрд. долл. в 2005 году. В странах Юго-Восточной Азии темпы развития этой отрасли вдвое превосходят мировые.

По мере роста благосостояния населения в крупных государствах (Япония, Республика Корея) важной отраслью хозяйства стал внутренний туризм. В КНР доходы от него к середине 90-х годов прошлого века превысили поступления от иностранного туризма. На рубеже веков началось быстрое увеличение числа китайских туристов, совершающих поездки за границу. Доходы Китая от иностранного туризма (29 млрд. долл. в 2005 г.) теперь лишь ненамного превышают расходы по этой статье (21 млрд. долл.).

При сравнении с развитыми странами отстающими звеньями сферы услуг в азиатских государствах пока являются здравоохранение и образование. Доля государственных расходов на эти цели в ВВП имеет устойчивую тенденцию к росту, но в целом остается в пределах 5—7\% (существенно выше этот показатель в Малайзии, Саудовской Аравии, Республике Корея. Сингапуре). Тем не менее эти отрасли сделали гигантский шаг вперед, если иметь в виду их состояние в середине прошлого века. Показатели средней продолжительности жизни, грамотности населения, распространения высшего образования с того времени изменились принципиально. Так, средняя продолжительность жизни в странах Азии увеличилась с 45 до 65 лет, а уровень грамотности взрослого населения — с 35 до 70\%.

Основные выводы

В 50—60-е годы XX в. создание основ промышленности в странах Азии столкнулось с немалыми трудностями. Успешнее других эти трудности преодолели Япония и новые индустриальные страны первой волны.

Ускорению индустриализации азиатских стран в немалой мере способствовал топливно-энергетический кризис 70-х годов, вызвавший структурную перестройку промышленности развитых капиталистических стран и потребность «сброса» в развивающиеся государства некоторых отраслей или отдельных звеньев производства. Другим стимулом к такому «сбросу» был рост заработной платы в развитых странах.

Повышение цен на нефть в 70-е годы прошлого века способствовало некоторой диверсификации экономики стран-нефтеэкс-портеров. Перед развивающимися странами, импортирующими нефть, встала задача получения дополнительных валютных доходов. Экспортная составляющая их планов развития индустрии получила особое внимание.

Характерная черта структуры экономики современной Азии — наличие целого ряда государств, в которых доля промышленности в ВВП существенно превосходит удельный вес сферы услуг (такое явление в прошлом веке крайне редко наблюдалось в развитых западных странах и Японии). Это прежде всего КНР (где в промышленности производится 47\% ВВП против 41\% в сфере услуг), страны-нефтеэкспортеры, некоторые НИС второй волны (Индонезия, Малайзия), а также Вьетнам и Туркменистан.

Примечательно, что в 2001—2005 годах темпы роста промышленного производства опережали увеличение объема производимых услуг в КНР, Индии и Малайзии. Аналогичные тенденции были характерны для Монголии и Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, Таиланда, Турции, Ирана и Пакистана, Бангладеш, а также Узбекистана и Туркменистана. С учетом роста цен на нефть выросла и доля промышленности (добывающей) в ВВП стран-нефтеэкс-портеров.

В Сингапуре, на Филиппинах, в Индонезии и Республике Корея темпы промышленного роста лишь немного уступали динамике третичного сектора, что является подтверждением продолжающейся индустриализации Азии. Подобные процессы не противоречат активному освоению населением этой части света достижений «постиндустриального» мира в сфере услуг. Наоборот, естественные преимущества и объективные потребности стран Азии в индустриальном развитии, сочетаясь с новыми возможностями связи и информационных услуг, обещают дать новые примеры успешного экономического строительства и творческого решения национальных проблем.

В основном массиве азиатской экономики продолжается индустриализация, с неизбежностью превращающая эту часть света в «мастерскую мира».

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |