Имя материала: Экономика современной Азии

Автор: Потапов Максим Александрович

3.2. инвестиции и экономический рост. предельная капиталоемкость

 

В XXI веке заметно усилилась тенденция к опережающему мировые показатели экономическому росту в Азии, причем лидерами по темпам прироста ВВП стали крупные государства (табл. 3.2). Решающим фактором этого явления стало практически повсеместное повышение нормы (табл. 3.3.) и массы накопления. Хорошо видно, что в странах с самыми высокими темпами экономического роста (КНР, Вьетнам, Казахстан, Индия) намного выше средних показателей была и норма накопления. Среди НИС первой волны (Республика Корея, Гонконг, Тайвань, Сингапур) опять-таки повышенная экономическая динамика была характерна для Республики Корея, превосходившей остальных участников группы по доле инвестиций в ВВП. Аналогичная картина наблюдалась и в группе НИС второй волны (Малайзия, Таиланд, Филиппины и Индонезия), в которой лидером в 2001-2005 годах по темпам роста и норме накопления оказался Таиланд.

Данные таблиц 3.2. и 3.3. позволяют рассчитать еще один важный макропоказатель. Это предельная (приростная) капиталоемкость - отношение нормы накопления к приросту ВВП. Данный индикатор показывает, какие инвестиции нужны для увеличения прироста ВВП на один процент или единицу стоимости. В мировой экономике приростная капиталоемкость имеет в последние три десятилетия тенденцию к росту, главным образом из-за снижения темпов прироста ВВП (в развитых странах они снизились с 5\% в год в 1961-1970 гг. до 2,2\% в 1991-2000 гг.). В результате в среднем по развитым странам приростная капиталоемкость составляла в начале века около 10, то есть увеличение ВВП на 1 долл. требовало 10 долл. капиталовложений. Это самый высокий показатель в истории развитых государств.

В странах Азии указанное соотношение значительно ниже, не имеет выраженной тенденции к росту и свидетельствует о более высокой результативности капиталовложений в целом. Наиболее эффективными по этому показателю оказались в первом пятилетии нынешнего века следующие страны и территории: Казахстан (2,5), Пакистан (3,4), Филиппины (3,6), Узбекистан (4,0), Индия (4,1), Индонезия (4.2), КНР (4,4). Далее расположились Бангладеш (4,5), Вьетнам (4,6), Малайзия (5,0), Таиланд (5,2), Гонконг (5,5), Турция и Сингапур (по 5,7). Наибольших инвестиций прирост ВВП требовал в Шри-Ланке (6,0), Монголии (6,2), Иране (6,3), на Тайване (6,4) и в Республике Корея (6,7).

Для сравнения можно привести данные о приростной капиталоемкости на начальном этапе индустриализации. Данный показатель составлял в Индии — 3,2 (среднее значение за 1956-1961 гг.), в Пакистане - 4,4 (1955-1960 гг.), в Малайзии - 3,8 (1961-1965 гг.).

Существуют и другие индикаторы экономической эффективности. Одним из них является общая (остаточная) продуктивность факторов производства (TFT— totalfactor productivity), соизмеряющая прирост ВВП с увеличением инвестиций и занятости. Из темпов прироста ВВП для получения значения TFT вычитаются темпы роста инвестиций и занятости. Например, в Казахстане в 2000— 2004 годах среднегодовой прирост ВВП составил 10,4\%. Вклад в экономический рост увеличения накопления составил 6\%, расширения занятости - 1,2\%. На общую (остаточную) продуктивность факторов производства пришлось 3,2\%, то есть меньше трети вклада в прирост ВВП. Накопление, таким образом, оказывается решающим фактором для страны с таким уровнем развития.

Однако показатели экономической эффективности, принятые в развитых странах (где на остаточную продуктивность факторов производства приходится более половины прироста ВВП), не вполне адекватны в Азии. В этой части света исключительная острота проблемы занятости часто вынуждает пренебрегать индивидуальной производительностью труда во имя расширения числа рабочих мест как в старых, так и в новых для страны отраслях современной промышленности. Переток рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность или услуги оказывается более простым и эффективным способом роста выпуска продукции и заработной платы. За счет работы в две-три смены лучше используется оборудование, быстрее происходит его обновление. Не всегда принятые в развитых странах показатели эффективности (как в приведенном выше примере с Казахстаном) должным образом учитывают и благоприятные ресурсные факторы, изменения конъюнктуры на внешних рынках, стимулирующие инвестиции в сырьевой сектор.

Величина накоплений примерно равна сбережениям. В странах, экспортирующих капитал, сбережения превышают внутренние инвестиции. Импорт капитала, как правило, означает, что инвестиции в национальной экономике превышают сбережения.

Высокая и быстро растущая норма сбережений обычно свидетельствует о росте благосостояния населения (данное явление наблюдалось в последние годы в Азии почти повсеместно — табл. 3.4.), а также о его привычке к экономии. В отличие от накопления, норма сбережений менее подвержена значительным колебаниям, в том числе из-за воздействия внешних факторов.

Повышенная склонность к сбережениям традиционно отмечается в странах и территориях с китайским населением, в новом веке заметны крупные позитивные сдвиги в Индии, Иране и Узбекистане. Значительное превышение сбережений над накоплением, как правило, свидетельствует об оттоке денег (капитала) из страны, недостаточном внутреннем инвестиционном спросе и деловой активности. В Азии превышение сбережений над накоплениями характерно для нефтеэкспортеров в периоды повышения цен на энергоносители, а также торгово-промышленных анклавов - Гонконга и Сингапура, ставших крупными международными инвесторами. Похожая картина в последние годы наблюдается и на Тайване: капитал с острова устремился на «материк» — в КНР, а также в Малайзии, для которой характерна более широкая география зарубежных капиталовложений.

В современной экономике стран Азии основная масса сбережений приходится на домохозяйства, далее следуют корпоративный и государственный секторы. Но так было не всегда: в первые десятилетия индустриализации ведущую роль в формировании национальных сбережений часто играл бюджет.

В ряде азиатских стран накопления превышают сбережения. Как правило, это связано с крупными заимствованиями капитала за рубежом или программами внешней помощи. К числу таких государств принадлежат Бангладеш, Бутан, Камбоджа, Лаос, Монголия, Непал, Турция и Шри-Ланка. В Пакистане иностранная помощь составляет 3,5\% ВВП, в Афганистане - 38\%.

Ввиду распыленности сбережений, относительно скромных масштабов амортизации, сравнительно слабого развития фондовых рынков в Азии доля кредитных учреждений в финансировании накоплений в реальном секторе выше, чем в развитых государствах. В ряде стран и территорий Азии (КНР, Гонконг, Тайвань, Малайзия) отношение объема кредитов к ВВП (так называемая кредитная глубина — credit depth) также превышает аналогичный показатель в развитых государствах.

Немалую роль в современной азиатской экономике играет уровень доверия к банковской системе и другим финансовым институтам, призванным трансформировать сбережения в накопления.

Иногда препятствием для такого перелива средств оказываются традиции: пышные свадьбы, похороны. Широко распространена в Азии тезаврация (хранение средств в драгоценных металлах и камнях). Так, в Индии золотые украшения — непременный элемент приданого невесты, даже в самых бедных семьях есть «золотой запас». В целом же в стране на руках у населения хранится около 10 тыс. т золота - это больше крупнейших в мире золотых резервов США.

В Индии решение проблемы мобилизации сбережений населения достигалось путем расширения сети банковских отделений, распространения их в сельской местности, где проживает большинство населения страны. Принадлежность банков к государственному и государственно-кооперативному секторам повышала надежность вкладов в глазах населения, расширяла масштабы привлечения средств. При общем увеличении числа отделений коммерческих банков с 8 тыс. в 1969 году (период национализации 14 крупнейших частных банков) до 63 тыс. в 1996 году доля сельских отделений возросла с 22 до 52\%. Отношение депозитов в коммерческих банках к ВВП поднялось за тот же период с 13 до 45\%.

Во время финансового кризиса 1997-1998 годов государство в пострадавших странах, как правило, своевременно принимало меры по защите интересов мелких вкладчиков. В результате уро

вень доверия к национальным кредитным системам был достаточно быстро восстановлен.

На повышение сбережений населения может повлиять и неуверенность в завтрашнем дне. Например, на Тайване стимулами к сбережению населением средств были отсутствие системы медицинского страхования (введена лишь в 1995 г.) и низкие пенсии, которые получали только госслужащие. Похожая ситуация наблюдается и в КНР. В ходе сокращения числа работников госсектора на рубеже веков быстро увеличивались вклады, отложенные «на черный день».

Слишком высокие показатели накопления способны вызвать недостаток потребительского спроса в экономике, проблемы с реализацией продукции и т.д. Так, в КНР периодически (1986—-1988 гг., 1993—1995 гг., 2004 г.) возникали «перегревы» экономики, связанные с чрезмерным расширением фронта капитального строительства и кредита, вызывавшие инфляционные тенденции, перебои в работе транспорта и энергетики. В таких случаях экономику «охлаждают»: ограничивают кредит и повышают ставку ссудного процента, вводят административные ограничения на новое строительство и перепродажу жилья, замораживают цены и деловую активность в секторе недвижимости.

Одним из индикаторов «перегрева» экономики служит слишком высокий рост цен на рынке недвижимости. В 2005 году он составил в Республике Корея 20\% (столько же в Индии), в Гонконге - чуть более 14, в КНР - 6,6, в Сингапуре - 3,3\%. В Японии цены на недвижимость продолжали снижаться, за год падение составило 4,7\%.

Однако без постоянного увеличения инвестиций экономический рост не бывает стабильным. Усредненные данные о соотношении прироста инвестиций и ВВП на статистическом материале из экономической истории развитых стран показывают очень высокую корреляцию между этими двумя показателями. Куда менее тесной была связь между темпами роста ВВП и экспорта (табл. 3.5.), хотя высокая динамика последнего в послевоенных Японии, Германии и Италии сопровождала быстрый экономический подъем. Данное положение справедливо и в отношении развивающихся стран Азии: лидеры экономической динамики опирались прежде всего на рост сбережений и инвестиций. Без него были бы невозможны и внешнеэкономические достижения.

Характерно, что замедление темпов роста и обострение социально-экономических проблем в Латинской Америке и Тропической Африке в последние два десятилетия XX века сопровождалось снижением нормы накопления, а также доли обрабатывающей промышленности в ВВП. С 1980 по 2000 год норма накопления в Латинской Америке снизилась с 28,2 до 17,8\%, в Тропической Африке - с 17,5 до 14,9\%. Доля обрабатывающей промышленности в ВВП сократилась, соответственно, с 25 до 20\% и с 24 до 17\%.

Иначе говоря, страны Азии выгодно отличались от других развивающихся стран ростом нормы накопления и стабильным положением в обрабатывающей индустрии.

Вместе с тем увеличение инвестиций — необходимое, но не всегда достаточное условие экономического роста. Многое зависит от эффективности капиталовложений, которая определяется целым рядом факторов. Относительно менее капиталоемким исторически был первый этап индустриализации, связанный с созданием национального производства потребительских товаров первой необходимости. Становление собственной тяжелой промышленности и производства товаров длительного пользования обычно снижало эффект от инвестиций в краткосрочном плане, а в ряде государств оборачивалось потерями из-за узости внутреннего рынка и недогрузки мощностей. Так, Сингапур уже на втором году проведения протекционистской политики и значительного увеличения в тот период нормы накопления (1965—1967 гг.) столкнулся с резким обострением проблемы сбыта, что во многом определило дальнейшую переориентацию экономической стратегии на внешние рынки.

Слишком большой объем капитального строительства часто вызывал затягивание сроков ввода объектов в строй. Негативное воздействие на экономическую эффективность инвестиций ока-

 

106

Экономика современной Азии

чива 3. Проблемы накопления и экономический рост

107

 

зывала нехватка квалифицированных кадров, валюты. Так, резкое вздорожание энергоносителей на мировом рынке в 70-е годы заставило многие развивающиеся страны, импортирующие нефть, существенно сократить инвестиционные программы из-за роста внешней задолженности, в особенно тяжелом положении оказались страны Южной Азии. Характерно, что аналогичное явление в 2003— 2005 годах было уже менее болезненным, свидетельствуя о выросшей независимости хозяйств азиатских государств в инвестиционной и валютно-финансовой сферах. В целом по Азии приток капитала из-за рубежа обеспечивал в эти годы менее 4\% накоплений.

Быстрый рост доли стран Азии в мировом ВВП в сочетании с растущей в последние годы нормой накопления превратил эту часть света в главную инвестиционную площадку: в реальном исчислении здесь реализуется около половины всех мировых капиталовложений. Сохранение повышенной нормы накопления в основном массиве хозяйства азиатских стран является важной предпосылкой дальнейшего упрочения его позиций в мировой экономике. При этом процесс накопления в возрастающей мере обеспечивается за счет собственных финансовых средств и технологий. Нелишне напомнить, что в 50-е годы XX в. до 20\% накоплений в Азии составляли средства, поступавшие из-за рубежа, банковская система находилась в зачаточном состоянии, а многие отрасли промышленности просто отсутствовали.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |