Имя материала: Экономика современной Азии

Автор: Потапов Максим Александрович

3.3. накопление, занятость и потребление

Страны Азии решали задачи роста накопления в принципиально иных социальных условиях по сравнению со сложившимися в послевоенный период в странах Запада. Прежде всего для них было характерно наличие гигантского избытка малоквалифицированной рабочей силы, не соответствовавшей требованиям современного производства.

При проектировании промышленного оборудования в развитых государствах между тем ориентировались на экономию трудозатрат, все более широкое распространение получали автоматизированные производственные линии, машины вытесняли людей. Одновременно росла капиталовооруженность труда и, соответственно, цена нового рабочего места. Поэтому, приобретая современные средства производства, азиатские страны обнаруживали их ограниченное значение для решения социальных проблем. В какой-то мере эти проблемы даже обострялись — складывалось противоречиє между современным сектором в промышленности и массивом аграрно-ремесленного производства (хотя существование последнего, снижая уровень зарплат в современном секторе, позволяло расширять накопление за счет высокой прибыли на индустриальных предприятиях).

В 60-е годы XX в. возникла необходимость разработки и внедрения производственной техники и технологий, учитывающих обилие трудовых ресурсов в развивающихся странах. В научной литературе появился термин «промежуточные (подходящие) технологии». Под ним имелись в виду специально изготовляемые для развивающихся стран (или в них самих) образцы техники, например мини-трактора (мотоблоки), малые энергоустановки, полуавтоматические ткацкие станки с низким расходом электроэнергии. К этой же категории относили морально устаревшие средства производства, уже не находившие применения в развитых странах в результате автоматизации промышленности.

В Индии руководство страны традиционно уделяло особое внимание защите местных ремесленников. Домотканая одежда национальных лидеров — неизменный атрибут официальных церемоний. Почетное место в хозяйстве ручной прялки и ручного ткацкого станка, впрочем как и швейной машинки, закреплено соответствующими законами: многие виды изделий ручного труда монопольно зарезервированы за ремесленными предприятиями и не могут изготовляться фабричным способом. Вслед за Индией в 1956 году закон о запрете выработки определенных сортов тканей на крупных фабриках принял Пакистан.

После национализации крупных банков в Индии в 1969 году перед ними была поставлена задача усиления поддержки мелких производителей товаров и услуг. В результате за 1969-1977 годы объем кредитов, предоставленных этой группе предпринимателей, возрос в шесть раз, а постоянные счета в банках открыли почти полмиллиона предприятий. Аналогичный эффект дала и вторая национализация частных кредитных учреждений, проведенная в 1980 году. В настоящее время в стране насчитывается почти 12 млн. малых предприятий, обеспечивающих около 80\% регулярной занятости несельскохозяйственного населения.

На Тайване на малых предприятиях работают 70\% занятых в промышленности. При расширении операций они пользуются услугами государственных территориальных банков для мелких и средних предприятий, охватывающих своей сетью всю территорию острова.

На практике подходящие для развивающихся стран способы соединения труда и средств производства в значительной мере формировались под воздействием конкретных технологических решений в различных отраслях индустрии, принимавшихся западными и японскими компаниями в 60-е годы. Поистине рево

люционные изменения в соединении капитала и труда давал выпуск массовой продукции электротехники и электроники, позволявший разделить между развитыми и развивающимися странами капиталоемкие и трудоемкие операции в рамках единого производственного процесса.

Выяснилось, что капиталоемкие процессы и машинное (автоматизированное) производство могут относительно успешно соединяться с массовым применением ручного труда как на самом крупном предприятии, так и с использованием связей современных заводов с самостоятельным узкопрофильным малым бизнесом (его иногда называют «сателлитным», в отличие от традиционного). Такая практика с успехом применялась машиностроительными компаниями Японии еще в 50-е годы внутри страны. Постепенно она распространялась на другие азиатские страны, в том числе при непосредственном участии японских компаний.

Здесь уместна историческая аналогия с текстильной промышленностью. Еще в колониальную эпоху ее становление в азиатских странах началось с первичной стадии обработки волокон - появились прядильные фабрики. Последующие операции (промывка, выварка, отбеливание, протравливание, крашение пряжи перед ткачеством) часто осуществлялись ремесленным способом в домашних хозяйствах, окружавших центры машинного прядильного производства.

Этим же ручным способом в Китае конца XIX — начала XX века изготавливались и ткани для внутреннего рынка, в том числе из импортной пряжи, прошедшей все стадии обработки. Лишь со временем, в 10-20-е годы прошлого века, в Китае стали возникать прядильно-ткацкие фабрики, на которых были механизированы все предварительные стадии подготовки пряжи для ткачества.

Уместно заметить, что субконтракты, аутсорсинг, надомная (рассеянная) мануфактура - родственные понятия. Однако возможности дробления технологического процесса на отдельные операции (не только в промышленности, но и в сфере услуг) и их раздела между национальными хозяйствами с разным обеспечением факторами производства (капиталом и трудом) исторически были неодинаковыми. Такие возможности расширяются по мере развития транспорта и связи.

В эпоху глобализации узкая (подетальная, поузловая) специализация быстро усиливается. Заметим, впрочем, что в крупных странах (КНР, Япония, Республика Корея) она играет относительно меньшую роль в экономике и внешней торговле (табл. 3.6.), поскольку хозяйства таких государств способны освоить все стадии производства многих товаров.

Сателлитные малые предприятия играют важную роль в экономике Индии. Машиностроительные заводы «Тата» имеют тысячи мелких субподрядчиков, на этих принципах организовано производство тракторов в Пенджабе, а также выпуск народного автомобиля «Марути». На сателлитных (вспомогательных) малых предприятиях идет техническое перевооружение и интенсивный рост накоплений: законодательно устанавливаемый «потолок» инвестиций для регистрации предприятия в качестве «вспомогательного» постоянно повышается (около 700 тыс. долл. в начале века), при этом число таких предприятий в Индии продолжает расти, приближаясь к отметке в 1 млн.

Технологическая многослойность азиатских хозяйств, трудности в доступе к кредиту и невысокая капиталовооруженность малых предприятий в условиях роста доли сферы обращения в цене товара, наблюдаемой в развитых странах, имеют одно важное достоинство. Товары и услуги мелких производителей менее дороги, остаются доступными для малоимущих слоев, обеспечивая в масштабах национальных хозяйств более дешевое воспроизводство рабочей силы и конкурентные преимущества на мировом рынке.

Смягчая проблему занятости и мобилизуя небольшие сбережения, малое предпринимательство имеет и негативные стороны, часто связанные с экологически вредными последствиями их деятельности, несоблюдением санитарных норм, а также техники безопасности. Например, в КНР очень велика смертность при добыче угля на небольших шахтах. В 2005 году на таких объектах погибло около 7 тыс. человек. Попытки центральных властей закрыть мелкие шахты оказываются пока не очень результативными, но некоторый прогресс есть: в 2006 году в стране погибли 5 тыс. шахтеров.

Экспортное производство с участием иностранного капитала часто выступает очагом мобилизации местных источников накопления и соответствующего увеличения занятости. Исследования в Индии, Пакистане и Бангладеш, проведенные в 80—90-е годы, показали, что рост зарубежных капиталовложений в обрабатывающую промышленность на 1 долл. способен принести 1-2 долл. дополнительных внутренних инвестиций через механизм новых прямых и обратных связей. Примерно такое же соотношение между зарубежными и внутренними инвестициями выявили исследования по специальным экономическим зонам в КНР в 80-е годы. Заметим, что наибольший результат для занятости дает именно обрабатывающая промышленность: в добывающей индустрии слишком высоки затраты на создание рабочего места, а в услугах невелик «эффект расширения» — возникновения новых хозяйственных связей.

В начале XXI века в Китае около 6 млн. человек работали в экспортных филиалах зарубежных компаний (всего на предприятиях с иностранным участием — около 20 млн. человек). По расчетам китайских экономистов, их производственные и торговые связи обеспечивали стране еще 12 млн. рабочих мест. Накопительный эффект относительно высоко оплачиваемых рабочих мест на современных предприятиях в странах Азии значительно усиливается, когда заработная плата поступает в распоряжение родственников, расширяющих семейный бизнес: деревенская молодежь, работающая в электронной промышленности, обычно девушки, отсылают домой до 80\% зарплаты.

Инвестиции из-за рубежа — все же второстепенный инструмент накопления для крупных азиатских стран. Доля всех прямых иностранных инвестиций (ПИИ), накопленных в экономике Индии, составила в 2005 году 6\% ВВП, в Китае - 15\% ВВП. В Республике Корея этот показатель был равен 8\% ВВП. Иначе говоря, кумулятивные зарубежные капиталовложения многократно уступали ежегодным внутренним инвестициям. Более высокая зависимость от ПИИ наблюдалась в Таиланде (где их накопленный объем составил 30\% годового ВВП) и в Малайзии - 40\%.

Развитие инфраструктуры — еще один важнейший канал создания новых рабочих мест. Повышение доли строительной индустрии в занятости (этот показатель составлял в 2000 г. в странах Азии в среднем 4,5\%) до уровня развитых государств (около 7\%, в Республике Корея — 8\%) — весьма вероятное направление дальнейших сдвигов в структуре экономики. Бесспорным лидером в строительной отрасли является в настоящее время КНР - на нее приходится свыше половины всех занятых в этой сфере в Азии в целом (более 45 млн. человек). Невиданными в мировой экономической истории масштабами ведется промышленное и жилищное строительство, а также сооружение транспортных коммуникаций: ежегодный ввод в строй новых железных дорог превышает в новом веке 1 тыс. км, а скоростных автомагистралей — 5 тыс. км.

Стоимость строительства 1 км скоростной автотрассы в КНР составляет около 4 млн. долл., фактические сроки строительства дороги протяженностью 500 км — 2—3 года. В 2005 году в совокупном объе,ме инвестиций в дорожное строительство (около 70 млрд. долл.) на центральный бюджет пришлось 15\%, на бюджеты местных правительств — 25\%. Еще 10\% капиталовложений образуют поступления из специального фонда, формируемого за счет налога на приобретение автомобилей. Примерно 40\% обеспечили кредиты банков развития, остальное — частные инвестиции и выпуск ценных бумаг. Стоимость проезда по платным автомагистралям в КНР составляет около 7,5 цента за 1 км для грузовиков и 9,5 цента для легковых автомобилей. Основная часть сборов (почти 60\%) после погашения кредитов и расчетов с центральным бюджетом остается у местных правительств, несущих в дальнейшем эксплуатационные расходы.

Таким образом, масштабы накопления и его качественные характеристики прямо связаны со становлением современной промышленности, инфраструктуры и сферы услуг. Однако корпоративный сектор, обеспечивая в странах Азии около 70-80\% прироста промышленного производства, пока дает лишь '/ увеличения численности занятых в индустрии. Поэтому в условиях развивающихся стран одинаково значимы интенсивные и экстенсивные методы развития производства,'его крупные и малые формы. Здесь находится ключ к решению проблемы занятости.

Бывший министр финансов Тайваня (где малые предприятия играют важную роль в экономике) Ширли Го отмечала в этой связи: «Если объединенные силы накопления капитала и инноваций приводят к тому, что темпы создания новых рабочих мест превышают темпы роста населения, подобная экономика может рассматриваться как успешная попытка перемещения в ней центра тяжести в сторону промышленного сектора».

Потребление, в том числе в традиционном секторе, может играть важную роль в эволюции индустрии и росте накоплений.

Как известно, в 50-60-е годы прошлого века на Западе развернулась потребительская революция, связанная с массовым внедрением в быт товаров длительного пользования. Мода на них быстро распространилась и на развивающиеся страны, под действием «демонстрационного эффекта» выявлялось стремление даже весьма небогатых слоев общества жертвовать самым необходимым ради приобретения престижных вещей. Заметив этот важный сдвиг в потреблении, многие страны (НИС первой и второй волны в 60—70-е гг., КНР в 80-е гг.) своевременно перестраивали структуру промышленного производства, получая дополнительные преимущества на внутреннем и внешнем рынках, а главное — новые рабочие места в современной промышленности и ее трудоемких подразделениях.

В наши дни похожую роль играет индивидуализация потребления состоятельных слоев. Оснащение базисных моделей товаров длительного пользования дополнительными устройствами и декоративными деталями приносит немалый доход сателлит-ным предприятиям и ремесленникам. Небольшая тайваньская фирма изготавливает, точнее собирает, велосипеды по индивидуальным заказам с учетом физических данных каждого клиента. Годовых продаж объемом в 1 тыс. изделий достаточно для поддержания и расширения бизнеса.

Етобальная тенденция к сервисизации экономики для развивающихся стран в определенном смысле выгоднее, чем для развитых государств. Многие отрасли сферы услуг (например, ремонт жилищ и автомобилей, бытовое обслуживание, торговля, бензоколонки, гостиницы) расширяются в развитых странах главным образом экстенсивно, поскольку механизировать и автоматизировать их невозможно из-за децентрализованности операций, высокой доли ручного труда. Так как производительность труда здесь ниже, чем в промышленности, увеличение числа занятых в услугах означает общее снижение квалификации работающих и нередко стагнацию доходов. Наоборот, для населения развивающихся государств указанные выше виды занятости — существенный шаг вперед по сравнению с работой в низкопроизводительном сельском хозяйстве или неформальном секторе.

Меньшая капиталоемкость современной сферы услуг по сравнению с промышленностью значительно расширяет трудоабсорбци-онные возможности азиатских хозяйств. Персональный компьютер, подобно ручному ткацкому станку, означает при определенных условиях создание нового и относительно недорогого рабочего места.

Причем относительно доходное рабочее место в современном секторе экономики часто дает в Азии куда больший эффект для занятости, чем в развитых странах. Так, вернувшийся в Индию из США программист может позволить себе нанять двух домработниц и постоянного водителя - недоступная за океаном роскошь и важное подспорье для индийской экономики.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |