Имя материала: Экономика современной Азии

Автор: Потапов Максим Александрович

4.6. государство и идеология модернизации

Экономическая функция государства в странах Азии во второй половине XX века предполагала осуществление соответствующих мероприятий, направленных на формирование и поддержание предпринимательского духа, воспитание промышленной и деловой культуры населения. В развивающихся и особенно постколониальных странах на массовом уровне идеология модернизации встречала определенные трудности. Ведь вся эпоха колониального господства Запада над народами Азии была насыщена острыми коллизиями, связанными с попытками метрополий разрушить или запретить «варварские» традиции и обряды. На волне их защиты победили многие национально-освободительные движения. Поэтому лидеры развивающихся стран, переходя к задачам экономического строительства, часто апеллировали к традиционным ценностям, становясь посредниками между нами и идеологией модернизации. Очень часто такая задача решалась на путях просвещенного авторитаризма.

Ставилась задача догнать развитые страны, не только не утратив на этом пути национальную самобытность, но по возможности укрепив ее. Широкое заимствование зарубежной техники и опыта этому прямо не противоречило. Умелое включение традиционных институтов в процесс модернизации нередко рассмат-, ривают в качестве одного из важных факторов хозяйственных успехов азиатских стран.

Государства Востока, отмечает академик Н.А. Симония, по большому счету можно разделить на две группы. «В первую входят те страны, где национальному руководству удалось найти оптимальный для своих стран вариант синтеза заимствований извне с традиционными структурными элементами... Конкретные модели этих оптимальных вариантов весьма различны, но всех их объединяет та или иная степень успеха в реализации национальной стратегии развития в рамках индустриальной парадигмы».

Одной из традиционных опор экономического развития в Азии послужило конфуцианство. Используя идеи раннего конфуцианства, «отец промышленности и банков Японии» Сибусава Эйдзи (1840-1932 гг.) планировал и реализовывал модернизационные проекты. Он изложил идеологическое обоснование своих реформ в книге « "Лунь юй" и бухгалтерский счет», ставшей настольной книгой японских управленцев.

Высокая роль семейных ценностей, уважение к государству, коллективизм, стремление к получению и продолжению образования, почтительное отношение к профессиональному мастерству и многие другие установки конфуцианства весьма органично вписаны в деловую и политическую жизнь стран и территорий конфуцианского ареала (Китая, Республики Корея, Тайваня, Гонконга, Сингапура, Вьетнама). Когда в 1979 году Дэн Сяопин обозначил одну из главных целей китайских реформ уже упоминавшимся выражением «сяокан» (скромное благополучие), населению и руководству стран конфуцианской традиции было совершенно ясно, о чем идет речь. Не случайно наличием в странах Восточной Азии готового «корпоративного человека», которого на Западе приходится специально готовить, довольно часто объясняют впечатляющие достижения азиатских компаний.

Один из конфуцианских принципов гласит: «В обучении не может быть различий по происхождению». Видный деятель Тайваня ЧэньЛифу, будучи министром образования, руководствовался именно этим принципом, когда посылал за казенный счет десятки тысяч молодых людей учиться на Запад. Этот маневр повторили в КНР в начале 80-х годов. Скромность и бережливость, занимающие высокое место среди конфуцианских добродетелей, в некоторой степени могут толковаться как причина успехов в энергосбережении и охране природы. Высокая социальная мобильность, наблюдаемая в восточно-азиатском регионе, также восходит к основам конфуцианства. На него опирается и новая программная установка КНР - построение гармоничного социалистического общества.

Сам земной характер и рационализм конфуцианского мировоззрения правомерно представить в качестве фактора, облегчившего его использование в модернизации экономики и просвещении населения. По-другому обстояло дело в неконфуцианских странах Азии. Религиозность населения, как правило, выступала в качестве тормоза социально-экономического развития, конфликты власти с высшим духовенством приводили к обвалам в целом неплохой хозяйственной динамики (Иран в конце 70-х гг.).

Тем не менее религию в ряде случаев удавалось направить в русло стабилизации социально-политической обстановки, смягчения противоречий, вызванных диспропорциями модернизации и открытой политики. В том же Иране разработки теории и практики исламской экономики (ислам, как и буддизм, во многом ориентирован на социальную справедливость) помогли консолидировать общество и постепенно перейти к дозированной либерализации хозяйства и внешнеэкономической сферы.

Объединение традиций и задач модернизации часто вызывало потребность широкого (созидательного) национализма, особенно важного для крупных стран с многочисленными этническими, кастовыми и религиозными перегородками.

«Главным побуждением должно быть противодействие чувствам исключительности, изолированности и сепаратизма, - писал об Индии известный шведский экономист Г. Мюрдаль, - и преобразование их в стремление к приверженности всеобщему единству народов страны... Такой более широкий национализм становится тогда движущей силой прогресса, средством распространения рационализма и идеалов равенства».

Утвердившееся в ходе научно-технического прогресса чувство национального достоинства стало важным социально-психологическим двигателем экономического развития стран Азии. Овладев современными СМИ, государство получило к концу XX века мощный рычаг поддержки созидательного национализма, гармонизации отношений между традицией и модернизацией. Уходит в прошлое вынужденное возведение бедности в разряд добродетелей, обозначаются как реально достижимые новые социальные рубежи.

При этом внешний мир рассматривается не только в качестве источника полезных заимствований. Консолидации нации способствует, например, тезис об ужесточении конкуренции в мировом хозяйстве: «Вероятность новой мировой войны невелика, однако на наших глазах, проникая во все уголки земного шара,, стремительно разворачивается мировая экономическая война -и от нее никуда не денешься», - пишет известный китайский экономист.

В этой войне растущая роль принадлежит средствам массовой информации, выступающим в защиту национальных рынков. На данном направлении азиатские страны добились существенных успехов. Куда скромнее их достижения в информационном наступлении на внешние рынки. Примет ли такое наступление значительные масштабы — покажет будущее.

По мере экономического развития крупных азиатских стран проблема модернизации в значительной мере становится внутренней: источником положительного опыта служат уже не зарубежные примеры, а достижения передовых регионов внутри страны. Соответственно, распространение этих достижений по всей хозяйственной системе, преодоление региональных разрывов и диспропорций становятся еще одним важнейшим направлением государственной политики и идеологии.

 

Основные выводы

Государство в странах Азии сохраняет роль организатора социально-экономического развития, защитника внутреннего рынка, бизнес-инкубатора, строителя инфраструктуры, регулятора отношений между национальным и зарубежным капиталом. Некоторое сокращение госсектора не носит здесь обвального характера. В последние годы в Азии инициированы крупные государственные программы смягчения региональных диспропорций в экономическом развитии.

Усиление государственного перераспределения становится в Азии важным фактором ускорения экономического роста; возможно, эта тенденция продолжится. В первые годы нового века рост доли государственных доходов и расходов в ВВП был характерен для стран с самой высокой хозяйственной динамикой: КНР, Казахстана, Индии, Вьетнама, Бангладеш, Таиланда. Напротив, в странах с низкими темпами прироста ВВП (Тайвань, Сингапур, Шри-Ланка) наблюдалось уменьшение удельного веса бюджетных доходов и расходов.

На современном этапе рыночное качество хозяйства в азиатских странах в той или иной мере достигнуто, достаточно высока и норма накопления. На повестку дня выходит другой вопрос — активизация роли государства в развитии и повышении емкости внутреннего рынка. Последнее трудно представить без усиления перераспределительной роли государства. Это особенно важно, так как основным ограничителем экономического роста становится уже не столько дефицит капитала, сколько недостаток спроса.

В настоящее время большинство азиатских стран добились ценовой стабилизации, нередко - при сохранении бюджетного дефицита. В новом веке произошла стабилизация курса ведущих национальных валют государств Азии. Это говорит о возросшем качестве макрорегулирования и благотворно сказывается на международной конкурентоспособности стран, росте внутренних инвестиций.

Немаловажную роль в укреплении конкурентных позиций азиатских стран на мировом рынке сыграла политика государства по стимулированию экспорта и защите национальных производителей от конкуренции при импорте товаров из других стран. Активно применялись общегосударственные программы развития экспорта, суть которых сводилась к финансовой помощи экспортерам, включая субсидирование вывоза, предоставление низкопроцентных экспортных кредитов, налоговых и таможенных льгот, оказанию информационных, рекламных и маркетинговых услуг, созданию экспортно-производственных зон и научно-технических парков.

Становление и развитие экспортного сектора благодаря использованию протекционистских барьеров и постепенная, очень неспешная либерализация внешнеэкономической и валютной сферы явились важными закономерностями хозяйственного развития крупных стран Азии. КНР и Индии удается сочетать усиление своих внешнеэкономических позиций с целенаправленным формированием отраслевой структуры хозяйства, иностранных и собственных капиталовложений за рубежом. Мирохозяйственные достижения крупнейших азиатских стран являются результатом четкой субординации стратегии, политики и практики, их исторической преемственности и тесной увязки с внутри- и внешнеполитическими задачами.

Политику Китая и Индии в области внешней торговли и использования иностранных инвестиций в 80-90-е годы правомерно квалифицировать как сочетание селективного открытия национальной экономики с жестким государственным контролем и протекционистскими мерами. Переход к более либеральной внешнеэкономической стратегии занял, таким образом, достаточно длительный период.

Китай ведет все более активную внешнеэкономическую политику. К защите внутреннего рынка подходят диалектично: как к заполнению его конкурентоспособной продукцией, в том числе путем расширения ассортимента за счет импорта.

Среди политических императивов только что обретенной независимости была задача органичного сочетания идеологии модернизации с местными культурными, идеологическими и религиозными традициями. Относительно проще эту задачу было решить в странах конфуцианского ареала, что стало важным фактором экономических успехов Японии, НИС, Китая. Позитивный или широкий национализм умело подчинял модернизацию и открытость внешнему миру сохранению национальной самобытности.

Большие сложности возникали в исламских, буддийских и многоконфессиональных государствах. Со временем появление в Азии первых успешных моделей модернизации помогло другим странам нащупать собственные пути продуктивного обновления.

 

Вопросы для обсуждения

На каких направлениях роль государства в экономике Азии усиливается, а где — слабеет?

Чем была вызвана необходимость планирования и промышленной политики в азиатских странах?

Чем отличались отношения государства и бизнеса в странах Южной Азии, с одной стороны, и Восточной Азии - с другой?

Следует ли государству вмешиваться в отношения между крупным и малым бизнесом? Зачем необходимы государственные монополии?

 

Где более оправдан протекционизм: в крупных или малых государствах?

Почему повышение курса национальной валюты ведет к снижению ценовой конкурентоспособности? Что еще на нее влияет?

В чем важность валютно-финансовой стабилизации, каковы ее основные критерии?

 

Рекомендуемая литература

Белокриницкий В.Я. Капитализм в Пакистане. - М.: Наука, 1988.

Го ШирлиВ.Ю. Экономическая политика Тайваня / Пер. с англ. - М.: Институт стран Азии и Африки при МГУ, 1999.

Егоров И, И. Финансирование планов экономического развития Индии. - М.: Наука, 1967.

Жигулева В.В. От плана к рынку: опыт КНР в области реформы ценообразования. - М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2006.

Линь Ифу, Цай Фан, Ли Чжоу. Китайское чудо: стратегия развития и экономическая реформа / Пер. с кит. - М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2001.

Маляров О. В. Государство и частный сектор экономики Индии. - М.: Восточная литература, 1984.

Мюрдаль Г. Современные проблемы третьего мира. - М.: Прогресс, 1972.

Островский А.В. Тайвань накануне XXI века. - М.: Восточная литература, 1999.

Лортяков В.Я. Экономическая политика Китая в эпоху Дэн Сяопина. - М.: Восточная литература, 1998.

Потапов М.А. Внешнеэкономическая политика Китая: проблемы и противоречия. - М.: Буква, 1998.

Салицкий А.И. Взаимодействие КНР с мировым хозяйством. -М.: МОНФ, 2001.

Симония Н.А. Страны Востока: пути развития. - М.: Наука, 1975.

Сумский В.В. Фиеста Филипина: реформы, революция и активное ненасилие в развивающемся обществе. - М.: Восточная литература РАН, 2003.

Ульченко Н.Ю., Мамедова Н.М. Особенности экономического развития современных мусульманских государств (на примере Турции и Ирана). - М.: Городец, 2006.

Шахматов А.В. Эволюция валютно-финансовой политики Индии в годы независимости. - М.: Институт востоковедения РАН, 2004.

Scalapino R. The Politics of Development. - Cambridge: Harvard University Press, 1989.

The East Asian Miracle: Economic Growth and Public Policy. -Wash.: World Bank, 1993.

 

Глава 5-   Страны Азим в мировой экономике

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |