Имя материала: Экономика современной Азии

Автор: Потапов Максим Александрович

5.1. открытость экономики. экспортная ориентация и замещение импорта

Абсолютно открытые или закрытые экономики существуют лишь в теории. На практике есть разные способы определения степени открытости хозяйства по отношению к мировой экономике. Можно, например, сопоставить средние уровни импортных тарифов в разных государствах. В.развитьжстранах они достигли пика в начале 30-х годов (около 32\%), а в послевоенный период постепенно снижались'—до 3-5\% в настоящее время. В государствах Азии средний уровеньимпортного тарифа составляет примерно 10\%. Существенно выше этот показатель в Южной Азии (в Индии -20\%), ниже — в новых индустриальных странах. Средняя ставка импортного тарифа в КНР и Республике Корея — 11\%, в Таиланде — 95 в Малайзии — 8, во Вьетнаме —.17\%. В Сингапуре и Гонконге беспошлинно ввозятся практически все товары, за исключением горючего, сигарети спиртных напитков. Более высокими пошлинами в ряде стт^н^^игдены производители сельскохозяйственной продукции. В_Рёспублике Корея ставка тарифа на агропродукцию превышает 40\%, в Японии - 20, в Китае и Вьетнаме — 16, на Тайване — 13\%. По отдельным позициям таможенные пошлины на сельскохозяйственную продукцию могут достигать 150-200\% (Вьетнам, Индонезия) и даже 700-800\% (Тайвань, Республика Корея).

Уровень открытости (внешнеторговой зависимости) экономики можно измерить и отношением экспорта к ВВП (этот показатель иногда называют экспортной квотой). Данный индикатор

 

(ВВП взят по паритету покупательной способности) имел устойчивую тенденцию к росту во всех странах Азии (табл. 5.1.). В торгово-промышленных анклавах (Сингапуре, Гонконге) экспорт намного превышает ВВП. Страны Восточной Азии в целом значительно глубже втянуты в международное разделение труда, чем южноазиатские государства. Этим фактом часто объясняют и их более высокие экономические достижения.

В экономической литературе, кроме того, сложилось устойчивое представление о предпочтительности высокого уровня открытости национальной экономики. Считается также, что ориентация на экспорт эффективнее замещения импорта. Эти справедливые для послевоенного периода наблюдения следует, однако, сопроводить несколькими оговорками.

Во-первых, высокая степень открытости экономики означает и высокую подверженность хозяйства неблагоприятным внешним воздействиям. Так, мировой кризис «новой экономики» в 2001 году сильно ударил по экспорту ряда азиатских стран. Сокращение вывоза составило от 6\% в Гонконге до 7—13\% в Таиланде, на Тайване, в Сингапуре, Малайзии, Республике Корея и Индонезии и почти 16\% — на Филиппинах. Падение экспорта вызвало снижение ВВП на Тайване (более 2\%) и в Сингапуре (2\%), а также резкое сокращение темпов роста в остальных восточноазиатских странах. Куда меньше пострадали страны Южной Азии и Китай. В результате в первой половине нынешнего десятилетия темпы экономического роста оказались выше в странах с относительно низкой степенью открытости хозяйства.

Во-вторых, для ряда стран и территорий, успешно освоивших ориентацию на экспорт, в свое время сложились исключительно благоприятные внешние условия, которых не было у других азиатских государств. Так, на протяжении 50-х годов США и их союзники фактически дотировали 40\% импорта Тайваня и более 80\% импорта Республики Корея. И хотя одной из целей программы помощи было расширение рынков сбыта продукции развитых стран, она сильно облегчила решение проблемы накопления и становления экспортного сектора НИС.

В-третьих, ориентация на экспорт и замещение импорта — весьма условное деление. Эти явления, как фазы политики, чередуются, что наблюдалось в Республике Корея и на Тайване («вторичное замещение импорта» в 70—80-е гг.). Более того, они длительное время сосуществуют. Растущие экспортные доходы могут перераспределяться в пользу отраслей, замещающих импорт, способствуя их технической модернизации (Китай, Индия).-1 По мере накопления крупных валютных резервов и повышения!' курса национальной валюты ценность экспорта для производите- f лей снижается. -Они^переключаются на внутренний рынок и/или перемещают производство за рубеж (Япония). ^

Эволюция внешнеэкономического регулирования идет от замещения импорта к ориентации на экспорт. Так двигался в течение последних двух десятилетий XX столетия Китай, а ранее - новые индустриальные страны Восточной Азии. В этом же русле шла и Япония. Начав с создания промышленных комплексов, призванных насытить внутренний рынок изделиями местного производства, перечисленные страны со временем натолкнулись на препятствия дальнейшему развитию в виде узости внутреннего рынка.

Ориентация на экспорт не означает отказа от протекционизма в отраслях, замещающих импорт (другое дело, что для получения нормального доступа экспортных товаров на внешние рынки приходится снижать импортные тарифы в ходе переговоров с партнерами). Лишь по мере роста заработной платы возникает внутренняя потребность в переносе «старых» производств за рубеж и либерализации импорта. И если в НИС первой волны такое явление стало распространенным уже в 90-е годы, то в новых индустриальных странах второй волны, а также Китае и Индии до этого еще далеко. Кроме того, в крупнейших государствах «старые» отрасли можно переносить и в другие регионы страны — с менее высокой заработной платой.

Особую важность в реализации данной внешнеэкономической стратегии приобретает выбор отраслей, нацеленных на экспортную ориентацию. Положительного влияния на экономику в этом отношении можно добиться лишь при наличии ряда благоприятных факторов. Прежде всего экспортная продукция должна быть дешевле, чем у стран-конкурентов. Далее, не должно быть дефицита товаров, производимых для экспорта, на внутреннем рынке. И наконец, доходы от экспорта следует использовать на закупку инвестиционных товаров, в том числе для болёеташрлсь ГИЧНБІХ производств. Тогда на роль экспортных отраслей со временем могут выдвигаться другие отрасли, обладающие не только ценовой, но и технологической конкурентоспособностью.

В начале 60-х годов около 12\% мирового экспорта готовой одежды приходилось на Японию. В начале 80-х годов примерно такую же долю мирового вывоза этого товара контролировала Республика Корея. В начале XXI века свыше 20\% мирового экспорта одежды пришлось на КНР, и эта доля продолжает увеличиваться, несмотря на опережающий рост в китайском экспорте электронной и машинотехнической продукции.

С точки зрения способов уч^астия^международном разделении труда в промышленности і;тран Азии_различают три сектора. Первьш Хщтернационализиро^ан^

пуске~продукций в тесной кооперации с зарубежными партнерами (обычно, как правило, это внутриотраслевая специализация). Второй сектор включает экспорт сырья, топлива и продукции, полностью изготовленной в данной стране. Третий сектор~объе-диняет предприятия, работающие на внутренних ресурсахТГна внутренний рынок. Между этими секторами нет четких^разде-лительныхТшний,'но наиболее динамично развивается первый, олицетворяющий самую контактную часть хозяйства и значительно шире представленный в менее крупных странах. В то же время интернационализированный сектор нередко носит очаговый характер, слабее связан с основным массивом экономики в крупных странах. Разные пропорции между указанными секторами определяют и неодинаковый интерес азиатских стран к либерализации внешнеэкономических связей. Например, такой интерес невысок в странах Персидского залива, экспортирующих нефть, в экономике которых преобладают второй и третий секторы.

Первый сектор в НИС поначалу являлся основой при ориентации на экспорт. Преобладающее влияние данной политики в промышленности Тайваня и Республики Корея обеспечило в 1960— 2000 годах, по расчетам экономистов, около 50\% прироста ВВП. В более крупных странах важную роль в экспорте играет второй сектор.

В то же время в основном массиве хозяйства Азии главную роль в увеличении ВВП играл внутренний спрос, его вклад в прирост ВВП в 1960—2000 годах составил 85\% в Таиланде, 91 — в Индонезии, 94 - в КНР, 96\% - в Индии. .

Принципиальное отсутствие возможности модернизировать очень крупную страну преимущественно за счет внешних факторов хорошо понималось руководством КНР и Индии. Например, в середине 80-х годов Всемирный банк предложил Китаю гигантский кредит (200 млрд. долл.) на приобретение оборудования для легкой промышленности и сельского хозяйства. Предполагалось, что специализация на трудоемкой продукции станет основной для страны. В КНР это предложение отклонили, приложив в дальнейшем значительные усилия к модернизации машиностроения и самостоятельному освоению более высоких технологических этажей экспортной специализации.

Внешнеэкономический сектор в ряде случаев слабо связан с хозяйственным комплексом КНР. Предприятия с участием иностранного капитала, сосредоточенные в специальных экономических зонах, занимаясь поручительской переработкой сырья и сборкой готовых изделий из материалов заказчика, зачастую функционируют достаточно обособленно от остальных отраслей китайской экономики. Их основная роль теперь — смягчение проблемы занятости.

Современное, регулирование межгосударственных экономических связей направлено на постепенное увеличение открытости национальной экономики перед мировым рынком (так называемая внешнеэкономическая либерализация). Однако темпы этого процесса неодинаковы в разных странах, а механизм регулирования постоянно усложняется. Это во многом связано с углублением международного разделения труда, диверсификацией экономики, постоянным появлением новых товаров и услуг.

В процессе формирования экспортной специализации практически во всехНИС, кроме Гонконга и Сингапура, были введены высокие таможенные тарифы для защиты местных производителей от иностранной конкуренции. Нередко они носили запретительный характер, распространяясь на готовые изделия: текстильные товары, обувь, автомобили, электронику, бытовую электротехнику и т.п. В Республике Корея временная протекционистская защита предоставлялась предприятиям в новых отраслях при обязательстве с их стороны начать экспорт значительной доли своей продукции через 4—5 лет. Одновременно осуществлялся контроль за иностранными инвестициями в производство предметов роскоши и других потребительских товаров, импорт которых был запрещен или ограничен. Лишь впоследствии, в 90-е годы, в связи с укреплением экономических позиций НИС и увеличением емкости их внутренних рынков, значительным ростом положительного сальдо в торговле этих стран с развитыми государствами и под прямым давлением последних правительства НИС пошли на либерализацию внешнеэкономической политики.

Примечательно, что, несмотря на повышение индустриальной зрелости и высокие темпы роста промышленного экспорта, первая четверка НИС вплоть до. 1989 года пользовалась в развитых странах преференциями, предоставляемыми им как развивающимся государствам в рамках ГАТТ (так называемой Общей системы преференций).

Сохранение протекционизма определяется масштабами экономики (малые страны, как правило, скорее упрощают таможенное регулирование и минимизируют торговые барьеры), уровнем развития (государства с невысоким доходом по правилам ВТО имеют право на дополнительные меры защиты внутреннего рынка), конкурентоспособностью национального хозяйства (страны с высокой конкурентоспособностью охотнее идут на внешнеэкономическую либерализацию).

Повышению открытости национальных хозяйств противостоит одно немаловажное обстоятельство. Считается, что около 40—50\% мирового промышленного производства интернационализировано, то есть связано с кооперацией между странами и внешней торговлей. В то же время в сфере услуг степень интернационализации значительно ниже — около 10—15\%. Поскольку же в некоторых странах Азии (особенно в Японии и некоторых НИС первой волны) быстро идет процесс сервисизации экономики, общий уровень открытости их хозяйств по сравнению с временами бурного роста ориентированной на экспорт промышленности может снижаться.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |