Имя материала: Экономика современной Азии

Автор: Потапов Максим Александрович

6.1. движущие силы регионализации в азии

Глобализация (и соответствующая ей идеология) предполагает унифицированные правила игры для всех участников мирохозяйственных связей (независимо отих реальных потенциалов). Регионализм подразумевает налаживание между соседними государствами особых (преференциальных) экономических связей.

Регионализация (доведенная в современной Западной Европе до уровня интеграции) - длительный процесс. В Азии, даже в странах АСЕАН, он находится еще на достаточно ранней стадии (хотя часто именуется «интеграцией»).

Об экономической интеграции правомерно говорить, когда внутри региональной группировки высокого уровня достигает разделение труда, и в особенности промышленная кооперация предприятий различных стран. Именно она обеспечивает наиболее устойчивую основу для углубления интеграционных процессов на основе оптимизации размеров предприятий. Промышленная кооперация в АСЕАН началась в 70-е годы, но еще не достигла значительного развития.

Дело в том, что в АСЕАН пока еще низки степень внутренней консолидации хозяйств даже отдельных стран, а также уровень социально-политической общности (не говоря уже о разнице в доходах, например, в Сингапуре и Мьянме). Указанные факторы не позволяют говорить о близости таких уже пройденных европейскими странами фаз, как создание таможенного союза, общего рынка (свободного перемещения товаров, капитала и рабочей силы) или объединения валют.

Для регионального сотрудничества в Азии характерны иные

обстоятельства, свои собственные закономерности и движущие

силы. Совсем не обязательно, что оно приведет к интеграции по

европейскому образцу. Одним из выраженных отличий от европей-

ской модели является принцип коллективной поддержки индиви-

дуальной независимости участии ко в', отсутствие у них желания

періїдава^^          органам. Глав-

ными субьектами региона™   сами правйтель-

ства, а основной формой - соглашения о п рефере н ци ал ьной (ил и свобЬ7ц40ЇїУтрртов многосторонние.

В то же время региональное сотрудничество получило значительные внутренние и внешние импульсы в ходе глобализации и либерализации внешнеэкономической политики развивающихся стран в 80-90-е годы. Завершение Уругвайского раунда многосторонних переговоров в рамках ГАТТ и образование в 1995 году Всемирной торговой организации (ВТО), если говорить о мире в целом, сопровождалось резким ростом числа преференциальных, в том числе региональных, соглашений (рис. 6.1.).

В результате значительная часть мировой торговли осуществлялась в 2000 году в рамках тех или иных преференций между партнерами или внутри региональных объединений. В Западной Европе доля такой торговли составила 64,7\%. В Северной Америке она достигла 41,4\%, в Латинской Америке - 18,3, на Среднем Востоке - 19,2, в остальных странах Азии - 5,6\%.

Однако уже к 2005 году картина существенно изменилась: например, в Латинской Америке указанный показатель вырос до 63,6\%. На Ближнем Востоке удельный вес преференциальной торговли повысился до 38,1\%, а в остальных странах Азии -до 16,2\%. Таким образом, уровень регионализации в Азии значительно ниже среднемирового, хотя он довольно быстро повышается.

Ускорение регионализации в Азии объясняется несколькими причинами. Во-первых, в 90-е годьі^и в начале XXI века высокие темпы экономического роста, быстрая диверсификация промышленного экспорта и возросший приток прямых иностранных инвестиций повысили взаимную привлекательность рынков соседних государств. В том же направлении действовало и укрепление валютно-финансового положения развивающихся государств. Успешное освоение отдельными странами выпуска новых видов продукции, особенно средств производства (в ряде случаев существенно более дешевых, чем в развитых странах), повысило потенциал взаимодополнения хозяйств азиатских государств. Углубившаяся специализация закономерно расширяла базу кооперации, в том числе промышленной, и желание оформить ее в межправительственных соглашениях.

Во-вторых, в результате Уругвайского раунда (последнего перед созданием ВТО тура многосторонних переговоров в рамках ГАТТ) уровень тарифной защиты внутренних рынков повсеместно значительно снизился. Орігентация на экспорх получила.,до=.. полнительные стимулы, а местные корпбрации^экспортеры стали болеевлиятельной политической силой в развивающихся странах Азиіг Для них в условиях обострения международной конкуренции очень ценной представлялась возможность преференциального доступа на ближние рынки, поскольку соперничать с ТНК развитых государств на глобальном уровне местный бизнес зачастую еще не готов.

В-третьих, для экономически слабых стран, «опоздавших к процессу глобализации» (к ним, например, молено отнести новых членов АСЕАН - Вьетнам, Камбоджу. Лаос и Мьянму). рынки соседних государств относительно доступны, гораздо сложнее попасть со своей продукцией в страны дальнего зарубежья.

В-четвертых, расширение и оформление регионального сотрудничества в преференциальные догбвбр'ённостй^значительно усиливают индивидуальные и коллективные переговорные позиции азиатских стран, способствуют заключению взаимовыгодных" соглашений с «внешними» партнерами.

В-пятых, предоставление взаимных преференций (особенно в региональных рамках) выгодно как фритредерам (сторонникам свободной торговли), так и протекционистам. Для первых важен факт дальнейшей либерализации торговли, а таюке рост инвестиционной привлекательности региона благодаря устранению внутренних таможенных перегородок. В таком ходе событий заинтересован и присутствующий в регионе иностранный капитал. Протекционисты усматривают в регионализации возможную альтернативу продолжению многосторонней либерализации в рамках ВТО. Дело в том, что уровень либерализации международного движения товаров, капиталов и услуг, достигнутый в результате Уругвайского раунда, многими в странах Азии был оценен как чрезмерный. Кризис 1997-1998 годов укрепил это ощущение. В дальнейшем протекционизм питала и усилившаяся экспортная экспансия Китая. Кроме того, на рубеже веков уровень тарифной защиты внутренних рынков развивающихся стран оставался более высоким, чем в развитых странах, - эту разницу многим хотелось сохранить. Поэтому создание обособленных региональных объединений нередко рассматривается и как метод защиты своих стран от негативных последствий глобализации, и как конечная цель либерализации.

Таким образом, глобализация и регионализация в чем-то дополняют, а в чем-то противоречат друг другу. О взаимодействии этих двух тенденций, преобладании той или иной часто судят по динамике внешнеторгового оборота внутри оформленных региональных группировок. Иногда в качестве регионов р^осматрива-ют икрупныегеографические „зоны, (не оформленные^торговые группировки)-, напримерТЗосто^

ны АСЕАН, КНР, Тайвань, Гонкощ_Ь^ао1-Японию и Республику Корея ГГРазмёрьГ «внутреннего» и «внешнего» товарооборота будут сильно различаться в зависимости от числа включенных стран. Важно, однако, что при любом способе подсчета доля внутрирегиональной торговли в странах Азии имеет выраженную тенденцию к росту.

Так, в странах Восточной Азии, взятых в целом, она повысилась с 40\% всего товарооборота в 1990 году до 55\% в 2005 году (в ЕС аналогичный показатель составляет 60\%, в НАФТА - 45\%).

Действительные объемы торговли между азиатскими странами существенно превышают данные внешнеторговой статистики. Она, как правило, далеко не полностью учитывает приграничную торговлю. Вне сферы учета оказываются и контрабандные потоки, достигающие значительных масштабов в прибрежных районах азиатских стран.

В последнее десятилетие, несмотря на кризис 1997-1998 годов, особенно сильно ударивший по внутриазиатской торговле, ітбліодается относительное снижение значения рынков развитых стран для основных азиатских экспортеров (за исйюченйем Китая). В то же время в качестве рынка сбыта возрастает" роль КНР, особенно для новых индустриальных стран первой волны. Значительную часть их экспорта в Китай представляют узлы и компоненты для дальнейшей обработки, сборки, упаковки и вывоза за рубеж, в том числе в развитые страны. Тем не менее для Тайваня и Республики Корея КНР уже стала главным экспортным рынком (табл. 6.1.).

КНР в какой-то мере воспроизводит модель географического распределения внешней торговли, характерную для НИС первой волны в 70-90-х годах. У них вывоз предметов конечного потребления в США сочетался с ввозом средств производства и технологий из Японии. У КНР главный рынок сбыта - тот же, но круг поставщиков средств производства значительно шире и включает сами НИС.

Более высокая доля соседних стран во внешней торговле характерна для ІМваня, Сингапура и Гонконга, а также ряда бедных стран - Мьянмы, Лаоса, Афганистана, Непалі. В АСЕАН внутрирегиональная торговля составила в 2005 году 25\% общего товарооборота группировки. Наглядное представление об общем распределении наиболее крупных внутриазиатских торговых потоков дает рисунок 6.2.

В последнее десятилетие заметно укрепились экономические связи между КНР и Индией. Обе страны активно сотрудничают с АСЕАН. Это способствовало появлению целого ряда субрегиональных организаций, в основном занимающихся совместными экономическими проектами. В 1997 году возник БИМСТЕК, объединяющий Индию, Бангладеш, Шри-Ланку, Непал, Бутан, Мьянму и Таиланд. В 2003 году образован форум БКИМ (Бангладеш, Китай, Индия, Мьянма).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |