Имя материала: Экономика современной Азии

Автор: Потапов Максим Александрович

1.2. колониальная экономика

К началу 40-х годов XX в. в колониях и зависимых странах Азии проживало около половины населения этой части света (полуколонией остался Китай, формальную независимость имели Сиам (Таиланд) и Турция, Иран, Монголия и Афганистан обрели независимость после Первой мировой войны, самостоятельными государствами были Йемен, а также Хиджас, Асир и Неджд -княжества, образовавшие в 1932 г. Саудовскую Аравию). В 1932 году независимость получил Ирак.

Форхмирование колониальной системы в Азии началось в XV веке. После сравнительно короткого периода прямого разграбления накопленных ранее богатств европейские метрополии (Испания, Португалия, Голландия, Англия) стали переходить к податной эксплуатации захваченных территорий. Объявив суве

ренитет над природными ресурсами колоний, они получили право сбора налогов. Этот акт привел к значительным изменениям в экономике и социальной структуре колониальных стран.

Во-первых, путем ряда организационных изменений были увеличены размеры сборов и одновременно устранены местные посредники. Во-вторых, полностью изменилось использование собираемых средств. Прежде всего были ликвидированы производственные расходы, что неблагоприятно отразилось на сельском хозяйстве в целом. Высвободившиеся средства использовались как для создания организационной основы колониальной администрации, так и для вывоза колониальной дани в метрополию. Далее прекратилось перераспределение ресурсов в пользу местной светской и религиозной элиты, существование которой в большинстве стран было подорвано. В свою очередь, это привело к потере доходов всех связанных с ней слоев (армии, челяди, ремесленников, художников и пр.). Результатом стали деиндустриализация и деурбанизация. Восток, еще в позднем Средневековье опережавший Запад в большинстве областей ремесла и торговли, в XIX веке становится все более аграрным. В Южной Азии, например, наблюдались даже массовые миграции из городов в сельскую местность.

Ремесленники Азии проигрывали конкуренцию промышленникам Запада. Характерен такой пример. Еще в начале XIX века английские ткани считались индийцами годными лишь на подстилки для слонов. Однако уже через несколько десятилетий массовый экспорт дешевых хлопчатобумажных тканей из Англии привел к разорению сотен тысяч ремесленников и превращению целых районов Индии в зону социального бедствия.

Следует отметить еще одно обстоятельство. Под влиянием «демонстрационного эффекта», возникшего с появлением колониальных чиновников и других европейских резидентов, потребление высших по доходам слоев восточного общества сравнительно быстро европеизировалось. Русский писатель И.А. Гончаров в путевых записках «Фрегат Паллада» писал, что в 1854 году зажиточные китайцы в Сингапуре и Шанхае активно приобретали европейские товары (рафинированный сахар, часы, кареты, тяжелые шерстяные ткани и пр.), причем полезность некоторых из них в тех климатических условиях была сомнительной.

В XIX веке отставание стран Азии от европейских государств, вступивших в эпоху промышленного переворота, еще более усилилось (табл. 1.З.). За исключением Японии, сумевшей провести экономические реформы, отстоять суверенитет и начать индустриализацию, социально-экономические показатели азиатских стран в лучшем случае остались на уровне столетней давности.

В полуколониальную зависимость попал Китай. В 1840 году

вспн*тула^тші_назьіваеіУшя опиумная война, вызванная контра-

банда^       опиумом в Южном Китае, Опиум

ввозился из Индии десятками тысяч ящиков в год, что вызывало

утечку серебра из Китая, усугубляло нищету и губило здоровье

миллионов людей. Китайское правительство приняло против

контрабандной торговли англичан решительные меры, потопив

наличные запасы опиума. Британский флот ответил блокадой

южного побережья Китая, захватил в 1841 году Амой (Сямэнь)

и Нинбо. После того как британская эскадра вошла в р. Янцзы,

захватила Шанхай и высадила десант у Нанкина, китайское пра-

вительство было вынуждено заключить с англичанами Нанкин-

ский договор, положивший начало неравноправным соглашениям

Китая с иностранными державами. По этому договору Китай

открыл для английской торговли пять приморских городов, ли-

шившись в них таможенной автономии, уплатил контрибуцию,

а Великобритания, помимо прочего, добилась неподсудности сво-

их подданных китайскому суду.

Из истории Китая XIX века известны выступления против ввоза потребительских товаров из Англии. Впервые бойкоту подверглись поставки пряжи в провинцию Гуандун в 1831 году. Позднее, в 40-80-е годы, бойкоты импортных тканей и других товаров нередко сопровождались разрушением иностранных фабрик1, железных дорог, телеграфа. В начале XX века проводились кампании за выкуп иностранных концессий.

Со второй половины XIX века по мере массового развертывания промышленного переворота на Западе и бурного прогресса коммуникаций выявилась потребность метрополий, с одной стороны, в значительном увеличении поставок импортного сырья, с другой - в резком расширении рынков сбыта. Поэтому колониальные державы поощряли или принуждали страны Востока к изменению структуры экономики, увеличению производства и экспорта сельскохозяйственных культур, пользующихся спросом на мировом рынке. Государственные земли раздавались европейским плантаторам. Постепенно создавалась новая инфраструктура (порты, каналы, телеграф, железные дороги), которая была необходима для ведения экспортно-импортных операций. В большинстве колоний эти объекты строились за государственный счет, нередко - на дорогие внешние займы. В связи с созданием новых отраслей промышленности на Западе начался вывоз в колонии иностранного частного капитала, преимущественно в добывающую промышленность и экспортный сектор агросферы (плантационное хозяйство). Одновременно возраставший импорт дешевых потребительских товаров из метрополий продолжал вести к массовому разорению ремесленников колоний.

Мировой рынок с середины XIX века складывался, таким образом, как взаимодействие «центра», имевшего монополию на технический прогресс, и «периферии», которой отводилось производство сельскохозяйственного и промышленного сырья.

На формирование мирового рынка в XIX веке оказали влияние отмена в 1846 году так называемых хлебных законов в Британии и переход этой крупнейшей метрополии к фритредерской (или либеральной) торговой политике. Еще более важным фактором начала интеграции мировой экономики была революция в области международных морских и железнодорожных перевозок, вызвавшая резкое расширение внешней торговли.

Доля товарно-денежных операций в ВВП колоний со второй половины XIX века быстро увеличивалась, что создавало предпосылки для формирования и роста национальной буржуазии. Изначально она была по большей части представлена торгово-ростовщическим капиталом, паразитировавшим на местном крестьянстве, но постепенно возникал и класс промышленников, нередко из числа посредников (компрадоров), участвовавших в торговле с метрополиями. Появились новые для Азии фигуры -фабрикант, судовладелец, горнозаводчик, банкир. В результате в колониях вызревал острый конфликт интересов местных деловых кругов и метрополий, поскольку вплоть до конца колониального периода сохранялось внеэкономическое принуждение, а условия торговли и конкуренции были неравноправными.

Увеличение доли товарно-денежных отношений в хозяйстве азиатских колоний и зависимых государств отражало не столько развитие рынка, сколько усиление эксплуатации крестьянства. Его беднейшая часть выступала в качестве продавцов, но ничего не покупала, поскольку вырученные деньги шли на уплату налогов, долгов и т.п. (продажи из нужды). Во внутренних районах Азии огромным оставался массив натурального хозяйства с характерной для него издольной арендой. Так, в Тибете скотоводы и земледельцы отдавали до 2/, произведенной продукции на потребление монастырей, бывших главными собственниками пастбищ и пашни.

Большую роль в колониальной торговле Юго-Восточной Азии (в которой доминировали английские торговые дома и голландские компании) играли представители зарубежных диаспор — китайской, индийской и т.д. В Малайе, Сингапуре, Брунее выходцы из Китая и Индии составляли значительную и даже преобладающую часть населения. Для их отношений с капиталом и властями метрополий хотя и было характерно разделение труда при эксплуатации местных ресурсов, в рамках такого сотрудничества складывались существенные расхождения интересов.

Пребывание азиатских стран в колониальной или полуколониальной зависимости от западных держав влекло за собой ряд неблагоприятных последствий для структуры хозяйства. Во-первых, поощрение производства и вывоза экспортных, главным образом технических, культур, а также пряностей, чая, кофе и пр. приводило к замедлению роста и даже стагнации сборов продовольствия в расчете надушу населения, что особенно четко проявилось накануне обретения независимости. Рост обрабатывающей промышленности в колониях при этом сдерживался. Во-вторых, неограниченный импорт потребительских товаров из метрополий приводил к столь разрушительной конкуренции, что она препятствовала вызревавшему переходу от ремесла и мануфактуры к индустриальным методам производства. Такой тип развития способствовал сосредоточению основной массы рабочей силы в сельском хозяйстве. Поскольку к началу XX века в большинстве стран Азии возможности освоения новых земель при имевшихся технологиях были в основном исчерпаны, в деревне начало образовываться аграрное перенаселение. Это тормозило социальной экономическое развитие. Темпы экономического роста в Азии в первой половине XX века замедлились. В 1900-1913 годах они составили 2,2\% в год, в 1913-1929 - 1,3\%. В 1929-1950 годах данный показатель снизился до .1,1\%.

В расчете на душу населения за 1900-1950 годы ВВП вырос очень незначительно: с 600 до 700 долл. (в современных ценах). Доля стран Азии (без Японии) в мировом ВВП снизилась за тот же период с 20 до 11\%.

В период между Первой и Второй мировыми войнами сложилась преимущественно монокультурная привязка хозяйства большинства азиатских стран к мировому рынку. Так, в 1929 году сахар составлял 32\% экспорта Индонезии и Филиппин, чай - 49\% вывоза Цейлона, натуральный каучук - 49\% экспорта Малайи. Последовавший в начале 30-х годов мировой экономический кризис, вызвав падение цен на сырье, больно ударил по хозяйству большинства колоний. Тем не менее однобокая специализация в международной торговле сохранялась и даже усиливалась. Фактически экспортный сектор стран Азии был не столько частью местного хозяйства, сколько дополнением экономики метрополий (исключением была Япония, где в период между мировыми войнами доля готовых изделий в экспорте составляла уже около 60\%). Раздробленность хозяйства колоний усугублялась их социально-экономической неоднородностью, существованием крупных массивов архаичных и полунатуральных экономических отношений.

В общей весьма неблагоприятной для колониальных стран картине были и некоторые исключения. Так, обычно власти метрополий выступали против участия государства в производительной деятельности в колониях. Однако в ряде мест одновременно с индустриализацией формировалась государственная собственность, становившаяся основой процесса накопления. Как известно, английская, французская, голландская, а позже и японская колониальные империи включали косвенно управляемые территории («туземные государства»). Эти государства, с одной стороны, испытывали влияние подъема национально-освободительного движения, а с другой - обладали определенной свободой во внутренней политике. В 1924 году махараджа одного из таких косвенно управлявшихся государств - княжества Майсур в Британской Индии - приказал разработать долгосрочный план развития промышленности за счет средств дивана (казначейства). В результате были построены крупная гидростанция, металлургический, цементный и даже авиационный заводы, не говоря уже о многих предприятиях легкой промышленности. В последующие годы раджи и махараджи других индийских княжеств буквально вступили в соревнование между собой, и к концу межвоенного периода ими было построено около 700 предприятий разного профиля. Аналогичный процесс, хотя и в гораздо меньших масштабах, происходил в султанатах Малайи и Голландской Индии, качинских государствах Бирмы. Во второй половине XX века после крушения мировой колониальной системы эти предприятия стали основой государственного сектора уже независимых стран или их отдельных регионов.

В целом же в первой половине XX века развивающиеся страны Азии не были затронуты промышленной революцией, продолжавшейся в странах Запада и начавшейся в Латинской Америке и СССР. Причиной такого явления была совокупность неблагоприятных внутренних и внешних факторов: архаичность экономического устройства и внутриполитические конфликты, однобокий характер участия в мировой торговле, массовое разрушение местной инструментальной промышленности из-за иностранной конкуренции, агрессия Японии против ряда азиатских стран и т.д.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 |