Имя материала: История государственного управления в России

Автор: Пихоя Рудольф Германович

1. «просвещенный абсолютизм» и роль личности монарха в управлении государством

 

Правление Петра III

 

Впервые после череды дворцовых переворотов новый император Всероссийской империи Петр III вступил на престол 25 декабря 1761 г. на законном основании после смерти своей тетки императрицы Елизаветы Петровны. Он был неплохо, хотя и поверхностно, образован, успел получить некоторый навык в управленческих делах, занимаясь делами своей родной Голштинии из Петербурга, и имел четкие взгляды на многие вопросы государственной жизни, особенно в области внешней политики. Короткая эпоха Петра III открылась в блеске неожиданного для всех истинного величия. В январе 1762 г. английский посол Роберт Кейт замечал:

«Всевозможные дела исполняются гораздо скорее, чем раньше. Император сам занимается всем и по большинству дел он сам дает нужные приказания, однако всегда спрося мнение начальников ведомств, откуда они выходят, или сообразно с просьбами простых частных людей».

Успехи начального этапа правления Петра III не случайны: рядом с ним находились талантливые люди, а сам он имел некоторые задатки государственного деятеля. Без личного участия императора не обходилось ни одно государственное дело; он трудился со всей горячностью и самоотдачей творческой натуры — принимал доклады президентов коллегий и высших чинов государства, посещал заседания Сената, Синода, коллегий и других государственных учреждений, осматривал различные фабрики, отдавал распоряжения.

В первый месяц своего царствования Петр III расформировал Конференцию при высочайшем дворе — особый орган, объединявший важнейших советников прежней императрицы, и лично принимал решения, основываясь на докладе подчиненных лиц. Подобный метод управления обеспечивал быстроту в прохождении дел и мог стать весьма плодотворным в том случае, когда самодержец обладал опытом, проницательностью, интуицией и умением предвидеть последствия своих решений. В этой ситуации слишком много зависело и от личных качеств императорского окружения, которое влияло на Петра III. В то же время тайные советы приближенных к монарху лиц стали уже необходимым для абсолютизма институтом управления, без которого невозможна была сама система абсолютизма. Этот тезис подтверждает создание 18 мая 1762 г. Императорского совета — высшего государственного органа. Совет получил право подписывать вместо императора указы о «делах меньшей важности», что сделало его коллегиальным носителем самодержавной власти. В состав Совета вошли: «первоприсутствующие члены» родственники императора Георг-Людвиг Голштинский и Петр-Август-Фридрих Голштейн-Бек, Д.В.Волков, который являлся реальным руководителем этого учреждения, канцлер М.И.Воронцов, президент Военной коллегии Н.Ю.Трубецкой и некоторые другие вельможи. Подобный состав советников обеспечивал достаточную компетенцию нового высшего государственного органа, который действительно мог заменить незадачливого монарха в решении государственных дел.

Основное законодательство Петра III и главные решения его царствования связаны с именем личного секретаря императора — Дмитрия Васильевича Волкова. Он имел незаурядный ум, прекрасно говорил, а еще лучше писал. Составленные им императорские указы, протоколы учреждений и другие официальные бумаги отличались виртуозностью слога, а его письма обладали художественными достоинствами. Влияние его на императора было огромно. К концу шестимесячного правления Петра III Д.В.Волков стал вторым человеком в системе государственного управления после императора.

Главным законодательным актом Петра III стал Манифест 18 февраля 1762 г. «О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству», коренным образом изменивший принципы государственной службы. Важно подчеркнуть личный вклад Петра III в появление манифеста. К числу замечательных дел Петра III следует отнести и указ 21 февраля 1762 г. о ликвидации Канцелярии тайных розыскных дел.

Радикальные новшества претерпела правовая политика в отношении к церкви и духовенству. Для управления церковным недвижимым имуществом организовывалась Коллегия Экономии, а духовенство переводилось исключительно на штатное содержание. По сути, это означало секуляризацию церковного имущества и превращение духовенства в государственных служащих. Несомненно, такая реформа не могла вызвать поддержку среди духовенства и при Петре III не была проведена.

Петр III взялся за дело государственного управления с неукротимой энергией своего деда Петра Великого, но, к сожалению, без его таланта и без его знаний. Государственный аппарат, привыкший за двадцать лет спокойного елизаветинского царствования к неторопливому и размеренному течению дел, скрипел и раскачивался под воздействием непривычного несбалансированного управления. Император нередко принимал важнейшие решения под воздействием сиюминутного порыва, следствием чего были непродуманные мероприятия, необоснованность которых вскоре признавал и он сам.

Не вызывает сомнения, что Петр III не всегда умел разумно пользоваться своей властью самодержца в стране с неограниченной монархией. Он нуждался в опоре для организации управления страной, но не мог найти себе поддержку ни в одном сословии. Тем самым он неминуемо приближал свое падение. В среде гвардейского офицерства зрел заговор во главе с братьями Орловыми в пользу жены Петра III Екатерины Алексеевны, результатом которого стал переворот 28 июня 1762 г. На следующий день Петр III подписал отречение от престола, и Россия получила нового самодержца — императрицу Екатерину II.

Идеология «просвещенного абсолютизма» и ее влияние на Екатерину II

В отличие от своих предшественников Екатерина II вступила на российский престол, имея вполне определенное и ясное представление о тех принципах, которыми она собиралась руководствоваться в управлении страной, и соответственно, о тех целях, которые, опираясь на эти принципы, она надеялась достичь.

Поскольку идейную основу этой программы, а следовательно, и внутренней политики того времени составляли принципы Просвещения XVIII в., то и сам этот период русской истории получил название «просвещенного абсолютизма».

Просветители, как стали называть духовных вождей этого течения, провозглашали священное право частной собственности, равенство людей от рождения, построение государства на основе «общественного договора» между гражданами и властью. Всех философов Просвещения объединяла идея перестройки жизни на разумных началах, что можно было, по их мнению, осуществить путем распространения положительных, практически полезных знаний среди широких кругов образованных людей, особенно среди правителей, которые и внедрят принципы разума в повседневную жизнь своих стран. Для эпохи Просвещения было характерно представление о правовом государстве, где наделение каждого гражданина определенным набором гарантированных прав и обязанностей, в зависимости от его принадлежности к тому или иному сословию, почиталось первейшим долгом просвещенного монарха, к каковым относила себя и Екатерина II. Она состояла в переписке с такими корифеями европейской мысли, как Вольтер, Дидро, Даламбер. Именно в ней Вольтер видел образец просвещенного монарха, который служит для блага общества и народа, а друзья-философы провозгласили Екатерину «Северной Семирамидой», «Царскосельской Минервой». Атмосфера всеобщего восхищения заряжала энергией императрицу, питала ее смелые дерзания. Ни в одно другое царствование не было выдвинуто столько великих проектов и предпринято столько решительных шагов к их воплощению. В то же время Екатерина II четко разделяла возможное и невозможное в идеях просветителей, ее «вольтерьянство» не выходило за пределы российской действительности.

Екатерина II критически оценивала итоги елизаветинского царствования, когда многое было задумано, но не осуществлено. Примером реформатора для нее был Петр I, но она отвергала его методы, как варварские, и предпочитала иные - более либеральные, «просвещенные». Целью Екатерины II было реализовать идею «всеобщего блага» через развитую законодательную систему, обеспечивавшую полноту прав и взаимных обязанностей власти и народа. Роль своего рода гаранта законности, осуществлявшего функцию контроля и одновременно воспитания и просвещения народа, отводилась рационально организованному аппарату управления, основанному на принципе разделения властей.

Собственные «правила управления», которыми она стремилась руководствоваться в своей государственной деятельности, заключались в следующем:

• Нужно просвещать нацию, которой должен управлять.

• Нужно ввести добрый порядок в государстве, поддержать общество и заставить его соблюдать законы.

• Нужно учредить в государстве хорошую и точную полицию.

• Нужно способствовать расцвету государства и сделать его изобильным.

• Нужно сделать государство грозным в самом себе и внушающим уважение соседям.

Каждый гражданин должен быть воспитан в сознании долга своего перед Высшим Существом, перед собой, перед обществом и нужно ему преподать некоторые искусства, без которых он почти не может обойтись в повседневной жизни. Исходя из такого понимания места и роли государственного аппарата в развитии и совершенствовании государства, Екатерина 11 предприняла ряд последовательных реформ, направленных на создание единообразной системы управления на всей территории империи, что означало дальнейшую централизацию власти, которую не нарушала никакая форма распределения управленческих функций между звеньями центрального и местного аппарата.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |