Имя материала: История государственного управления в России

Автор: Пихоя Рудольф Германович

2. система высших и центральных органов государственного управления

 

Вершиной пирамиды системы власти Российской империи являлся император, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти и опиравшийся прежде всего на верховные и центральные органы государственного управления. Таковыми в историко-правовой науке принято считать «Непременный совет» (1801—1810), Государственный Совет (с 1810 г.), Сенат, Министерства, Комитет министров (с 1812 г.), Собственная его императорского Величества канцелярия и в сфере Православной церкви — Синод.

Формирование министерств

 

В общегосударственной централизации системы управления страной исключительное значение имело создание министерств как высших исполнительных органов государства.

Прежде всего необходимо подчеркнуть достаточно глубокую и всестороннюю обоснованность самого Манифеста «Об учреждении министерств», который стал и по сей день остается исключительно интересным историческим документом. В нем отмечалась преемственность нововведения с преобразованиями Петра I, его коллегий, действовавших столь продолжительное время, и определены функции министерств.

Согласно манифесту, государственными делами должны были управлять восемь министерств: военных сухопутных сил; военных морских сил; внутренних дел; юстиции; финансов; коммерции; народного просвещения и иностранных дел. Министерства управляли не только общегосударственными делами, но и местными, вверенными им структурами, поддерживая с ними постоянные связи и получая еженедельные мемории о всех текущих делах.

Каждый министр был исключительно важным государственным деятелем, назначался императором, был перед ним ответствен, непосредственно управлял всеми вверенными ему участками и представлял императору через Сенат ежегодные письменные отчеты с обоснованием в них расходования средств структурами министерства, с указанием результатов в содеянном, состояния дел и возможных перспектив. Анализируя и рассматривая отчеты и деятельность министерств. Сенат представлял доклад императору с заключениями и мнением об «управлении и состоянии дел», порученных министру. Как отмечал в своей лекции В.О.Ключевский, «главным отличием новых органов центрального управления была их единоличная власть: каждое ведомство управлялось министром вместо прежнего коллегиального присутствия».

Функции и обязанности министров как государственных лиц были достаточно широкими и весьма ответственными. Своеобразный и особый статус имел министр внутренних дел, в обязанности которого входили постоянная забота «о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве всей империи». Возглавляемое им министерство было наделено весьма широкими полномочиями. В частности, на министерство возлагалось управление промышленностью и строительством, содержание всех публичных зданий; предотвращение нехватки жизненных припасов и всех надобностей в общественной жизни. Отсюда в ведение МВД были переданы мануфактурная и медицинские коллегии, Соляная контора, Главное почтовое правление. Экспедиция государственного хозяйства и т.д.

Повелением императора все губернаторы представляли ему рапорты через МВД и под его управлением решали все военные, гражданские и полицейские вопросы. Губернаторы, губернские правления, в том числе и приказы общественного призрения, находились в системе этого министерства. Все это означало особый статус Министерства внутренних дел и его роль в государственном управлении, свидетельствовало об усилении полицейского характера государства. Попытка выделить полицейские полномочия из МВД путем создания специального Министерства полиции в 1810 г. закончилась неудачно. Эти функции сохранились за МВД.

 

Общее учреждение министерств

 

Достаточно широкие полномочия в управлении соответствующими ведомствами и отраслями имели и другие министерства, которые руководствовались специальным документом «Общее учреждение министерств», принятым в июне 1811 г. и завершавшим в реформирование министерств. Последние определялись как высшие органы исполнительной власти, а власть министров — как высшая исполнительная. Для решения межведомственных вопросов созывались совещания министров, а с 1812 г. они законодательно были оформлены как Комитет министров.

Образование и деятельность министерств во многом способствовали налаживанию вертикали исполнительной власти и усилению централизации управления государством. Однако проблемы управления были далеки от их эффективного решения. Прав был опытный дипломат граф С.Р.Воронцов в рассуждениях о том, что в такой обширной стране, как Россия, будь государь хоть вторым Петром I, он не в состоянии управлять страной без твердых законов, без несменяемых и независимых судей и без конституции.

Несмотря на свою убежденность в том, что реформирование системы управления являлось «исключительно делом самого императора и никого другого», Александр опирался на известных сановников и приближенных ко двору деятелей. Наряду с либерально настроенными людьми среди них были и достаточно консервативные и жесткие исполнители императорской воли. Таковым, например, был небезызвестный граф А.А.Аракчеев - любимец Павла I. В конце 1807 г. Аракчеев не только был возвращен в столицу, но и наделен неограниченными по существу полномочиями в управлении государством, а Александр I отдал распоряжение: «Объявляемые генералом от артиллерии графом Аракчеевым высочайшие повеления считать именными нашими указами».

Противоречивая деятельность А.А.Аракчеева в основном известна, но здесь целесообразно подчеркнуть, что с его управленческой деятельностью в немалой степени связано усиление абсолютизма, власти монарха в России в рассматриваемый период.

Разработка плана переустройства системы организации власти и управления в России при Александре I органически связана с именем такого реформатора, как М.М.Сперанский (1772—1839). Его личные качества мыслителя, исключительно работоспособного и одаренного государственного деятеля наиболее ярко проявились в его идеях и планах государственных преобразований, проведения всеобъемлющих реформ, прежде всего в сфере государственного управления, а также в его практической деятельности в должностях государственного секретаря, губернатора Пензенской губернии, генерал-губернатора Сибири, впоследствии в осуществлении огромной работы по кодификации законов Российской империи.

Поиски М.М.Сперанского в организации эффективной государственной системы управления завершились специально разработанным по поручению императора общим планом государственных преобразований под названием «Введение к уложению государственных законов». Подготовленный всесторонне, продуманный с учетом российского и европейского опыта государственного управления, документ в октябре 1809 г. был представлен Александру 1. Сушностной стороной плана государственных преобразований Сперанского явилось намерение сочетать монархическое правление, во-первых, с выборным представительством разных сословий в государственном управлении; во-вторых, с разделением вертикалей власти на законодательные, исполнительные и судебные органы; в-третьих, с основательным просвещением и образованием широких сословных слоев и, разумеется, прежде всего обязательным соответствующим образованием для чиновников государственного аппарата.

М.М.Сперанский намеревался и надеялся осуществить широкие преобразования в России радикально-эволюционным путем через изменение всего механизма государственного управления, но при безусловном сохранении монархического строя. Исходя из незыблемости монархической государственности, он считал, что монарх — глава государства, источник, носитель и выразитель державной власти во всей ее полноте. Стремясь конституционно оформить абсолютную власть императора, в своих проектах и записках он пытался самодержавное правление облечь всеми «внешними формами закона, оставив в сущности ту же силу и то же пространство самодержавия».

В соответствии с законом законодательной деятельностью должна была заниматься Государственная дума, судебной — Сенат, а исполнительной - министерства. Соединить эти ветви власти, естественно, мог только император, «яко в первом и верховном их начале».

Однако, понимая всю сложность координации соединения многогранной деятельности соответствующих органов власти и управления и их взаимодействия «с точностью» в одном державном лице, Сперанский предложил создать при монархе Государственный совет как особое высшее учреждение формально совещательного характера, но с достаточно широкими функциями. Госсовет должен был в первую очередь выполнять роль связующего звена верховной власти монарха с ветвями власти, творческие и иные действия высших государственных структур в плане их правового взаимодействия и утверждения законности в государственном управлении. По замыслам автора проекта Госсовет состоял из 35 высших сановников аристократической элиты, назначаемых императором, в том числе министров - по должности'. Председательствовал на Совете сам император или кто-либо из членов Совета по его усмотрению.

Численный состав Совета увеличился постепенно до 80 человек.

 

Государственный совет и его департаменты

 

В структурном отношении Госсовет состоял в начале его деятельности из четырех департаментов: департамента законов, дел военных, гражданских и духовных дел и государственной экономии. Пятым департаментом Госсовета стал в 1831 г. департамент Царства Польского. В структуре Госсовета имелась также Канцелярия, которая занималась текущим делопроизводством во главе с госсекретарем. Первым на эту должность был назначен М.М.Сперанский.

Хотя принятые Советом решения не имели силу закона без утверждения императора, Госсовет предварительно рассматривал все дела, требовавшие закона или частичного изменения законов по различным управленческим структурам; ежегодные государственные сметы доходов и расходов, финансовые сметы, отчеты и штаты министерств, а также предусматривал меры по эффективному исполнению законов и обсуждал другие вопросы, связанные с проведением внешней и внутренней политики Российского государства. В системе государственного управления Госсовет сыграл свою позитивную роль как совещательно-мозговой центр при императоре в рационализации законодательного механизма, в соединении законотворческих усилий.

Вместе с тем современные исследователи справедливо подчеркивают, что деятельность Госсовета Российской империи нельзя отождествлять с деятельностью западных парламентов, которые практически всегда имели законодательный статус, инициативу, выбирались и представляли различные слои общества. В России же император не только учреждал Госсовет, но и определял его состав, утверждал или отвергал мнение большинства или меньшинства Совета; принимал законы и без рассмотрения Госсоветом, т.е. осуществлял поистине самодержавно неограниченную власть. Об этом свидетельствует даже такая деталь. Если первоначально Александр I законы утверждал хотя бы с формальной припиской «вняв мнению Госсовета», то впоследствии и от этого отказался, а Николай I при переиздании свода законов Российской империи вообще вычеркнул эту приписку на документах.

 

Совершенствование центрального управления

 

Система центрального управления совершенствовалась дальше при участии М.М.Сперанского и по линии министерств. Законом «О разделении государственных дел по министерствам», принятым в августе 1810 г., было упорядочено отраслевое управление; объединены министерства коммерции и финансов; из МВД выделено как самостоятельное Министерство полиции; наряду с существовавшими Главными управлениями водных и сухопутных путей сообщения и духовных дел были созданы Главные управления ревизии государственных счетов (1811) и путей сообщения.

Повышению роли министерского управления способствовало создание в июне 1811 г. «Общего учреждения министерств», согласно которому были обозначены пределы и степень власти министерств, упорядочен статус главных управлений, законодательно оформлены принципы взаимоотношений министерств и главных управлений с высшими административными, судебными, а также с подчиненными им органами управления. Одновременно обращалось внимание на усиление исполнительного характера отраслевого управления, учреждены в министерствах советы министров, во всем делопроизводстве и аппаратной иерархии налажен бюрократический порядок с определением соответствующих обязанностей чиновников.

Таким образом, министерства с их местными структурами, с одной стороны, последовательно превращались в соответствующие обособленные ведомства, образуя единую систему отраслевого управления с бюрократическим единообразием в организации своей деятельности, усилением значимости чиновничьего аппарата.

Однако, с другой стороны, постоянно параллельно усиливалась централизация управления, что подтвердило, в частности, учреждение в марте 1812 г. Комитета министров с особой властью по всем делам государственного управления на период отсутствия императора в столице, а в остальное время — как совещательного органа монарха с высокопоставленными чиновниками по важнейшим вопросам государственного управления, требовавшим согласованных действий ряда министров. В состав Комитета министров, кроме самих министров входили председатели департаментов Госсовета, государственный секретарь и назначенные императором отдельные приближенные лица. Его председателем был назначен генерал-фельдмаршал Н.П.Салтыков. В отличие от Комитета министров, действовавшего по указу императора от 8 сентября 1801 г., преобразованный Комитет министров обладал определенными властными полномочиями. В его функции включались как вопросы управления страны в целом, так и конкретные вопросы по обсуждению проектов указов, отчетов министров, подбора кадров для высших государственных должностей и т.д. Правда, решения комитета вступали в силу только после утверждения императором.

 

Сенат как высший судебный орган

 

Определенные функции в государственном управлении осуществлял в рассматриваемый период Сенат как высший судебный орган Российской империи. Согласно указу императора «О правах и обязанностях Сената» (1802), Сенат «был объявлен хранителем законов, верховным местом империи, которое печется о повсеместном контроле правосудия, наблюдает за собиранием податей и за расходами штатными, имеет попечение о средствах к облегчению народных нужд, соблюдению общего спокойствия и тишины и прекращению всяких противозаконных деяний...»

Власть Сената ограничивалась только властью императорского величества, а его (Сената) Указы должны были исполняться всеми, как собственные императорского величества. Последующими указами императора были определены порядок представления из коллегий-министерств, губерний и других органов различного рода докладов и рапортов, слушания дел в Сенате, участия сенаторов в его работе, механизм деятельности его департаментов и принятия ими соответствующих решений. Но попытки Александра I предоставить Сенату право контролировать деятельность коллегий — министров, губернаторов, проводить ревизии деятельности местных органов и осуществлять функции Конституционного суда в ходе проведения административных реформ 1802—1812 гг. не удались. Идеи М.М.Сперанского, его конкретный проект преобразований Сената, согласно которому следовало отделить его судебную функцию от административной и создать два Сената - Правительствующий и судебный, несмотря на первоначальное одобрение императором, остались не осуществленными на практике.

В конечном счете Сенат во главе с генерал-прокурором (одновременно и министром юстиции) являлся высшей апелляционной инстанцией для судов губерний России, а его полусамостоятельные департаменты во главе с обер-прокурорами, в состав которых входили отдельные сенаторы, назначаемые царем, а также некоторые генералы, осуществляли свои функции сугубо бюрократически и неэффективно. В отечественной историографии деятельность Сената России в первой половине XIX в. в основном оценивается негативно. Исследователи часто указывают на то, что «стиль работы Сената характеризовался медлительностью в принятии решений», что в его канцеляриях «процветали взяточничество и волокита, покрывательство фактов нарушения закона» и другие отрицательные моменты, связанные с явно бюрократическими тенденциями в их деятельности.

 

Сущность преобразований государственного управления

 

Итак, первую половину царствования Александра I можно характеризовать как исторический этап активных преобразований системы государственного управления Россией. Сущность этих преобразований заключалась, во-первых, в попытках создания механизма управления, основанного на законе. Благодаря проведению либеральных административных реформ (создание Госсовета как законодательного органа, введение единообразия и организационное упорядочение деятельности исполнительных органов и их аппаратов, налаживание системы просвещения и подготовка кадров государственного управления) в данном направлении были достигнуты определенные результаты. Стремление опереться в управлении на силу закона и его соблюдение, придать самодержавному управлению некие законные формы, упорядочить законодательство и найти формы взаимосвязи закона и процесса управления страной вполне можно считать позитивным. Вместе с тем вряд ли правомерно преувеличивать эти попытки и особенно их результаты, превращать их в определенные тенденции, что имеет место в некоторых учебных пособиях.

Во-вторых, несомненным положительным фактором в государственном управлении можно считать становление вертикали исполнительной власти, вершиной которой были министры, назначаемые императором; губернаторы в губерниях, также назначаемые монархом, но зависимые и от министра внутренних дел; вице-губернаторы в области, уездные начальники и волостные начальники, назначаемые сверху. Определенная иерархия исполнительной власти представляется исторически оправданной, и необходимой в управлении государством.

В-третьих, на уровень государственного управления воздействовали также указы императора от 3 апреля 1809 г. и от 6 августа 1809 г., в которых определялись новые правила и порядок получения придворных званий камергера и камер-юнкера и чинов коллежского асессора (8-й класс по петровской Табели о рангах) и статского советника (5-й класс) в зависимости не только от выслуги лет, но и от качества службы и уровня университетского образования по результатам сданных экзаменов, предусмотренных обширной учебной программой и в присутствии высокопоставленных должностных чинов государственных органов управления.

Указанные выше меры и их постепенная реализация на практике в ходе проведения административных реформ 1801—1812 гг. способствовали централизации государственного управления на высшем и местном уровне, проявлению «ведомственно-линейного принципа» в системе управления страной.

Однако позитивные тенденции в государственном управлении страной отнюдь не затронули основ самодержавного абсолютистского властвования, оказались не закрепленными в годы дальнейшего правления Александра I. Разумные идеи и проекты М.М.Сперанского и других либеральных реформаторов в реальности оказались отвергнутыми. В условиях резко обострившихся русско-французских отношений и недовольства части государственного аппарата и дворянского сословия нововведениями реформы в государственном управлении затормозились, все явственнее проявлялись негативные последствия их незавершенности, а начавшаяся Отечественная война 1812 г. против французских войск не только отвлекла от последовательного преобразования системы управления, но и потребовала еще большей централизации управления и усиления самодержавной власти. Война с Францией вопреки всем ее негативным проявлениям и последствиям, с одной стороны, пробудила чувство общности и единения российского общества, способствовала проникновению революционных идей, а с другой — вызвала усиление кризисных явлений в государстве, особенно в финансово-экономической сфере, из-за резкого увеличения расходов на военные цели, обострение противоречий в обществе. По существу, начатые в довоенный период реформы в государственном управлении были свернуты, все более возвышалась роль самодержавной власти. Царская администрация, высшие и центральные органы власти и управления действовали крайне неэффективно. Для деятельности аппарата управления в центре и на местах были характерны бюрократическая волокита, казнокрадство, взяточничество.

Нельзя не отметить, что на характер самодержавного управления во вторую половину царствования Александра I в определенной мере оказала личная судьба императора, его склонность к мистицизму. В таких условиях в управлении государством все большую роль стал играть А.А.Аракчеев, который сосредоточил в своих руках руководство Государственным советом, Комитетом министров и императорской канцелярией и оказывал на императора сильное влияние. Как отмечают исследователи, он фактически стал «единственным докладчиком царю по всем вопросам..., все высшие чиновники представляли свои доклады Аракчееву, а тот уже информировал царя. Многие были недовольны Аракчеевым, его методами управления, но жаловаться Александру I на его любимца было бесполезно — жалобы или не доходили до царя, или он им просто не верил».

 

Усиление абсолютистских тенденций

 

Усиление абсолютистского правления особенно характерно для второй четверти XIX в., когда в течение тридцати лет (1825—1855) императором России являлся Николай I. Широко известно, что начало его царствования совпало с движением декабристов. Горячие сторонники идей радикального изменения общественно-политического строя, системы государственного управления, декабристы оказали, безусловно, свое влияние на правление нового императора. Идеи и стремления декабристов наиболее четко отразились в проектах конституции П.Пестеля и Н.Муравьева.

Николай I в самом начале своего царствования сурово расправился с носителями подобного рода идей, считая преступным радикальное изменение существовавшего строя и системы государственного управления и всесословного представительства во власти. Он сосредоточил всю систему управления в собственных руках, придав ей ярко выраженный полицейский характер.

Императорская канцелярия

 

В руках императора находились все законодательные, исполнительные и распорядительные функции высших и центральных органов управления. Произошло непомерное возвышение роли личной канцелярии, получившей особый статус. Собственная его императорского величества канцелярия, которая, по существу, стала орудием абсолютистского управления государством. С этой целью в 1826—1846 гг. неоднократно менялась структура канцелярии. В ней или при ней, создавались различного рода постоянно или временно действовавшие отделения, комиссии или комитеты, в том числе секретные, тайные. К их деятельности привлекались небольшие группы или отдельные лица, лично преданные и подчиненные императору. Названные структуры действовали, как правило, вне постоянных, ранее созданных органов и более того, могли контролировать их, разрабатывали различного рода проекты указов по вопросам центрального и местного управления, надзора над местной администрацией, цензурными органами и т.д. Таким образом создавался параллелизм в высшем, центральном и местном управлении.

Как негативные последствия проведенных мер по изменению статуса императорской канцелярии можно отметить резкое падение роли и ответственности параллельно существующих высших, центральных и местных органов государственного управления, искусственное усложнение механизма управления и создание условий для волокиты, бюрократизма, казнокрадства и взяточничества в широких масштабах.

 

Продолжение министерских реформ

 

Что касается других аспектов механизма высшего и центрального государственного управления, структурно он не претерпел больших изменений. В августе 1826 г. было создано новое министерство императорского двора и уделов на базе существовавших ранее разнородных по назначению контор и учреждений. Основные управленческие функции данного министерства: управление удельными крестьянами, которым занимался специальный департамент уделов, а также имуществом двора (землями, предприятиями, драгоценностями и т.д.). Создание такого специального министерства лишний раз свидетельствовало о значимости личности императора как всесильного самодержца, сосредоточившего в своих руках всю систему управления государством.

В конце 1837 г. было создано Министерство государственных имуществ, основной функцией которого было управление второй по численности категорией населения России — государственными крестьянами, а также государственными имуществами. Министерство осуществляло своего рода «попечительство» о внедрении среди государственных крестьян усовершенствованных методов обработки земель, агрономии, открытии для государственных крестьян школ, больниц и т.д. Однако такая система благожелательного на первый взгляд «попечительства» превратилась в назойливую бюрократическую опеку, рассчитанную на регламентацию всякой деятельности государственных крестьян, с превращением последних в послушных исполнителей воли начальства».

При Николае 1 были уточнены функции действовавших министерств, происходили хотя и незначительные, но почти непрерывные перестройки внутриведомственных структур. Министерства практически полностью были подчинены императору, своими отраслями управляли по высочайшим повелениям монарха. К примеру, наряду с резким усилением роли МВД заметно повысилась роль Министерства финансов.

Во многом это было вызвано почти хронически тяжелым финансовым положением в стране, а по своему положению Минфин заведовал прежде всего, источниками государственных доходов. Содержание огромного, все разраставшегося бюрократического государственного аппарата, армии, осуществление внешнеполитической деятельности, финансовое обеспечение царского двора и поддержка дворянско-помещичьего хозяйства требовали денежных средств, но рост налогового гнета не давал желаемых результатов. Подушная подать полностью собиралась примерно в 20\% губерний, а в остальных недоимка составляла до 40\%. С приходом в руководство министерством вместо А.Д.Гурьева князя Е.Ф.Канкрина (1823—1844) была проведена денежная реформа, суть которой заключалась в замене ассигнаций кредитными билетами из расчета 3 рубля 50 копеек за рубль серебром, применялись внутренние и внешние займы. В Министерстве финансов были образованы мануфактурный и коммерческий советы с участием владельцев заводов и фабрик, известных купцов; функции этих советов заключались в содействии развитию отечественной промышленности и торговли, чтобы получать больше доходов для государственной казны.

Для правления императора Николая I характерно не только усиление централизации и бюрократизации отраслевого и ведомственного управления, но и его военизация. Было создано военизированное главное управление горных и соляных дел. Крупные военные чины занимали не только посты генерал-губернаторов, но и руководителей ряда департаментов, отраслевых комитетов или министерств. Наряду с полицеизацией и военизацией усилилась карательная сторона в управленческих процессах.

 

Корпус жандармов

 

Согласно «Положению о корпусе жандармов», в апреле 1827 г. территория страны за исключением Польши, Кавказа и земель Войска Донского была разделена сначала на пять, а вскоре на восемь жандармских округов во главе с жандармскими генералами. Округа соответственно делились на «отделения» во главе с жандармскими штаб-офицерами. В их ведении находились жандармские части. Основная «управленческая» функция всей этой иерархии власти заключалась в надзоре за местным государственным аппаратом, в своевременном информировании отделения «о настроениях в обществе», исполнении законов и приговоров суда, поисках беглых крестьян и рекрутов, воров и контрабандистов, «рассеянии законом запрещенных скопищ», «усмирении буйства и восстановлении нарушенного повиновения».

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |