Имя материала: История государственного управления в России

Автор: Пихоя Рудольф Германович

2. промышленный подъем 80-90-х гг.

 

Незавершенность реформ 60-70-х гг. заключалась, прежде всего, в том, что экономические реформы не сопровождались реформами политическими, приведением системы власти и управления в соответствие с уровнем развития экономики и требованиями общества.

Развитие экономики

 

Экономика России в 80—90-х гг. успешно развивалась — великая реформа 1861 г. дала мощный толчок промышленному развитию страны. За 40 лет объем промышленной продукции вырос в 7 раз (для сравнения: во Франции в 2,5 раза, в Германии в 5 раз). Несмотря на то, что Россия по темпам роста опережала ведущие европейские страны, производство продукции на душу населения оставалось очень низким. Если в Англии на душу населения приходилось 13,1 пуда чугуна, в США - 9,8, в Германии - 8,1, то в России лишь 1,04 пуда, хотя в России в отличие от Западной Европы, где в первую очередь развивалась легкая промышленность, объем производства рос за счет промышленности тяжелой. В общем, промышленное производство за 80-е гг. выросло на 36\%, добыча угля к 1882 г. увеличилась в 2,5 раза, нефти — в 14 раз. Наиболее интенсивный промышленный подъем наступил в 1893 г. Добыча угля с 3,6 млн т в 1892 г. поднялась до 11 млн т в 1900 г., нефти соответственно с 1 млн т до 2,9 млн т, переработка хлопка увеличилась на 60\%.

Огромный размах приняло железнодорожное строительство. Строилось в среднем 2,5 тыс. км в год, причем велось строительство часто под гарантии государства, достигавшие 89\%. В 90-х гг. было построено 40\% железнодорожной сети России, за 20 лет она увеличилась на 25 тыс. км. Средства вкладывались за счет налогов и займов. Капиталовложения составили 11 млрд руб. Половина инвестиций поступила из-за рубежа. Иностранный капитал в первую очередь вкладывался в южную металлургию, Донбасс, бакинскую нефть. Большинство предприятий были акционерными. На их долю к началу XX в. приходилось 1401 млн руб., на долю предприятий, находившихся в личном владении, — 631 млн руб. Акционирование охватило большинство предприятий тяжелой промышленности и железные дороги. Они переходили в руки государства и иностранных компаний, однако доля иностранцев в буржуазной элите росла медленнее, чем доля иностранного капитала. Крупные предприятия единоличных владельцев преобладали в основном в текстильной промышленности.

 

Усиление позиций буржуазии

 

Промышленный подъем сопровождался численным ростом и усилением влияния российской буржуазии. В 80-90-х гг. вырос новый слой предпринимателей в сфере тяжелой промышленности, сформировавшийся за счет выходцев из мелкой буржуазии, безземельного дворянства, военных инженеров, путейцев, купцов и высшей бюрократии. Появились свои «железнодорожные короли» и банкиры. Характерным для этого слоя были неустойчивость состава и тесная связь с правительственными кругами. Государство охраняло промышленные компании, порой спасало их от краха, в некоторых случаях прямо брало на себя обязанности синдиката. Примером может служить производство сахара. Объединение сахарозаводчиков продержалось недолго, но когда оно рухнуло, правительство издало закон, по которому они были обязаны продавать свой товар на внутреннем рынке по правилам, по которым действовал сахарный синдикат. Возросла и численность наемных рабочих, возник, естественно, и новый для государства вопрос — о фабрично-заводском законодательстве. Бунге считал, что его отсутствие сдерживало промышленное развитие страны. Россия в этом отношении отстала от Западной Европы на полстолетия, и от правительства требовалось «установление лучшего порядка посредством издания законов, примененных к современному развитию хозяйства».

В 1882 г. при Министерстве финансов для надзора за соблюдением фабрично-заводского законодательства была создана фабричная инспекция, а подконтрольные губернии разбиты на 9 округов. На инспекцию был возложен контроль за исполнением закона 1886 г., который регулировал отношения между владельцами и рабочими, в нем устанавливались правила найма и увольнения, условия оплаты труда и карательные меры за участие в стачках, угрозы в адрес администрации, отказ от работы. Необходимость вмешательства государства в отношения между работодателем и рабочим Бунге объяснял тем, что прочным основанием силы и власти господствующих классов может быть лишь «благосостояние рабочего сословия». И задача фабрично-заводского законодательства — установление «более тесной связи между интересами рабочих и фабрикантов».

Применительно к фабричной инспекции эта же мысль была высказана при ее реорганизации в 1894 г.: «фабричным инспекторам должны быть в одинаковой мере близки интересы как фабрикантов, так и рабочих, — писал автор закона С.Ю. Витте, — ибо только в объединении этих интересов и в законосообразном понимании их заключается залог правильного хода фабрично-заводского дела». Функции инспекции расширялись: на нее был возложен технический надзор за предприятиями. Конечно, фабрично-заводское законодательство было ограниченным, носило на себе отпечаток «полицейского благоустройства», но это была новая функция государственного управления, дань времени и экономическому подъему.

 

Переход к протекционизму

 

Промышленный подъем, проходивший при прямом участии государства, дал весьма ощутимые результаты. Для этого периода характерно нарастание вмешательства власти в решение экономических народно-хозяйственных проблем. Позиция правительства соответствовала основному принципу российского консерватизма: государство — главная сила. Правительство проводило открыто протекционистскую политику и политику жесткого финансового контроля. Наиболее показательными в этом отношении являются железные дороги. Правительство взяло в свои руки тарифы железнодорожных перевозок, ввело в 1885 г. единый для всех дорог железнодорожный устав, взяв, таким образом, под контроль частные железные дороги и активно выкупало их. Если в 80-х гг. «казенные» железные дороги составляли лишь 4\%, то к началу 90-х гг. уже примерно треть. Был создан департамент железнодорожных дел во главе с С.Ю. Витте, а к концу 90-х гг. «казне» принадлежало уже 2/3 всех железных дорог страны.

Финансовое положение империи

 

Другой сферой, управление которой власть стремилась сосредоточить в своих руках, были финансы. Министр финансов Вышнеградский, вводя систему государственного регулирования хлебных тарифов, провозгласил финансовое (и не только финансовое) кредо правительства: «Лишь государственной власти надлежит распоряжаться экономическими судьбами государства». Росла роль внешнего рынка. Правительство считало развитие хлебного экспорта одним из основных средств поддержки активного баланса внешней торговли и курса рубля. Министру, считавшему своей главной задачей создание бездефицитного бюджета, принадлежала ставшая классической фраза: «Сами недоедим, но вывезим». И вывозили: за 20 лет экспорт хлеба увеличился в полтора раза, с 287 до 444 млн пудов в год.

Занявший после Вышнеградского пост министра финансов С.Ю. Витте завершил начатый им пересмотр таможенного законодательства и повысил тарифы с 19\% в 1881—1884 гг. до 33\% в 1891-1900 гг. Доля России в мировой торговле составляла всего 3,5\%, но она занимала седьмое место в мире. Первое принадлежало Великобритании - 18\%, второе Германии - 11;, третье США— 10\%. Внешнеторговый оборот России в 1897 г. составил 1 286 млн руб. Введение новых тарифов преследовало две цели — создать благоприятные условия для российских производителей и пополнить государственную казну. Доходы таможни в 1903 г. выросли на 170\%.

Важное значение для понимания бюджета имело введение в 1894 г. винной монополии. Свободная продажа водки была отменена и установлен государственный акцизный сбор 4,4 руб. с ведра. В первый же год винная монополия дала 25\% бюджетных поступлений, а доход от косвенного обложения за 10 лет вырос на 50\%. За счет полученной прибыли были выкуплены 7 тыс. частных железных дорог.

Протекционистская политика не исключала использование иностранного капитала. В 90-х гг. были получены два крупных займа во Франции, от банкирского дома Ротшильда. Новым было то, что появились целевые займы, которые направлялись на осуществление определенных проектов. Так был получен заем для строительства железной дороги Оренбург — Ташкент. Укрепление российской валюты и создание более привлекательных условий для иностранных инвестиций способствовали реформе денежной системы — ее переводу на золотую основу. Ассигнации были приравнены к золоту, обеспечивались золотом Российской империи и свободно обменивались на золото в банках. Государственный долг России вырос. Из 12 млрд руб., обращавшихся ценных бумаг, 1/3 составляли займы на строительство железных дорог, 16\% - акции промышленных предприятий, 21\% — земельные закладные, займы на «общегосударственные потребности». 60\% находились внутри страны и 40\% за границей. Но золотой запас на 113 млн руб. превышал массу обращавшихся бумажных денег.

С.Ю. Витте подчеркивал, что правительству необходимо выработать программу торгово-промышленной политики и неуклонно ее придерживаться. Протекционизм, совмещенный с притоком иностранного капитала, повышение косвенных налогов и были частями такой программы. Он признавал, что протекционизм означал недоплату за изделия внутреннего производства, но полагал, что великие задачи требуют великих жертв. В 1898 г. Витте писал Николаю II: «В жизни нашей страны понадобилось государственное вмешательство в самые разнообразные стороны общественной жизни, что коренным образом отличает ее от Англии... В Англии класс чиновников должен только направлять частную деятельность, в России же, кроме направления частной деятельности, он должен принимать непосредственное участие во многих отраслях общественно-хозяйственной деятельности».

Активизация государства в финансовой сфере требовала определенных организационных мер. Был установлен контроль за частными банками. Для этой цели в Министерстве финансов была образована общая канцелярия по кредитной части, пересмотрено положение о банках, принят закон о порядке ликвидации кредитных учреждений. В 1875 г. вклады в сберкассы составляли всего 2\% от вкладов в коммерческие банки, а к 1900 г. превысили их, хотя сумма вкладов в банки и увеличилась.

Возросла роль государственного банка, который после введения золотого обращения стал эмиссионным в кредитовании народного хозяйства. Государственными были и учрежденные крестьянский (1882) и дворянский (1885) поземельные банки. Изменилась и роль самого Министерства финансов в системе управления.

С.Ю. Витте в 1900 г. предложил сосредоточить в нем все управление экономикой империи и поставить в равное положение с Министерством иностранных дел и военным. В бытность его министром ведомство финансов при отсутствии правительства как коллегиального органа стало ведущим, оттеснив Министерство внутренних дел. От него во многом зависело определение не только внутренней, но и внешней политики.

Экономическая политика носила противоречивый характер. С одной стороны, железнодорожное строительство, создание тяжелой индустрии, рост банков свидетельствовали о промышленном подъеме, о развитии капитализма. Казалось бы, управление экономикой способствовало этому, само тоже перестраивалось в этом направлении. С другой - происходило неуклонное и последовательное отстаивание системы государственного контроля и управления экономикой, «структурой промышленного производства и финансовыми потоками», ограничение свободы предпринимательства, защита интересов дворянства и стремление укрепить сословную структуру общества, консервация отсталых порядков, остатков феодальных отношений в деревне. И если говорить о контрреформах или, как говорили, о политическом курсе после отставки Лорис-Меликова, «попятном движении», то это прежде всего относилось к сфере сельского хозяйства, социального развития деревни, к проблемам структуры и функций государственной власти и управления.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |