Имя материала: История государственного управления в России

Автор: Пихоя Рудольф Германович

2. государственность периода феодальной раздробленности

 

Особенности государственного управления

в условиях раздробленности

 

Со второй половины XI в. отчетливо определились новые тенденции в социально-экономическом и политическом развитии русских земель, которые столетие спустя открыли новый этап в истории русской государственности — эпоху феодальной раздробленности.

Эти новые тенденции были связаны с появлением вотчин - частных крупных земельных владений, принадлежавших, как правило, боярам.

Вотчинники — бояре — владели пахотными землями, табунами коней, стадами коров, домашней птицей. Частью собственности боярина были и несвободные работники (рабы - челядь, холопы). В зависимость от бояр попадали и свободные люди. Таковыми были, например, «рядовичи», заключавшие договор («ряд»), на основании которого они работали на хозяина. Разновидностью «рядовичей» были «закупы», обязанные отработать хозяину «купу» — долг.

Отныне бояре перестали зависеть от князя. Получая регулярные доходы от вотчины, они уже не нуждались в дани, а потому не торопились отправляться за князем в поход. Не дань, а земля, обрабатываемая трудом зависимых от бояр людей, стала главной ценностью. Боярин не хотел отрывать своих смердов от пашни не только ради дальних походов, но иногда даже ради защиты страны от нашествий кочевников, если они прямо не задевали его владений. Не нужна была княжеская дружина и для усмирения и подчинения зависимых людей. У боярина был собственный «аппарат подавления»: боярский тиун (управитель хозяйства), а также старосты, боярские холопы, обслуживавшие боярский двор.

С князем оставалась младшая дружина. Это была не только военная сила, но и часть государственного аппарата, лично зависимая от князя. Ей поручалось собирать судебные штрафы, налоги. Собиравшиеся от имени князя, они были основным источником существования младших дружинников, которые нуждались в князе и «кормились» его милостью.

На рубеже XI-XII вв. наметились первые противоречия между боярством и младшей дружиной. Интересы боярства, оказавшегося связанным со своими вотчинами, часто не совпадали с княжескими. Землевладельцы-феодалы, которые приобрели благодаря своему богатству большую политическую силу, стремились к независимости от центральной власти, оказывали давление на местных князей, дабы решать по собственному усмотрению вопросы внутренней и даже внешней политики.

Между тем этому препятствовал сам характер княжеской власти. Дело в том, что со времен Ярослава Мудрого на Руси действовала система замещения княжеских престолов по принципу родового старейшинства. Русь мыслилась как общее родовое владение Рюриковичей, а это означало право каждого члена семейства на временное владение определенной частью земли по очереди старшинства. В условиях отсутствия минимальной стабильности политической жизни и незакрепленности земельных владений князья часто перемещались из одной волости в другую. Они были проходными фигурами для населения определенной местности. Княжеская дружина, приходившая вместе с князем, лишь собирала дань и налоги с населения, нисколько не беспокоясь о будущем. Выдающийся русский историк В.О.Ключевский писал: «Постоянное передвижение князей со стола на стол и сопровождавшие его споры роняли земский авторитет князя. Князь не прикреплялся к месту владения, к тому или иному столу ни династическими, ни даже личными связями. Он приходил и скоро уходил, был политической случайностью для области, блуждающей кометой».

Социально-экономический прогресс общества в XI—XII вв., подъем земледелия, скотоводства, ремесла и промыслов, развитие внутренней и внешней торговли способствовали росту и укреплению отдельных земель и княжеств Древнерусского государства. Шел рост городов, оживлялась вечевая жизнь, горожане активно боролись за городские вольности и играли важную роль в политических делах. Для социально-экономического развития на местах уже не нужны были огромные масштабы государства в целом.

Происходили изменения и в княжеской среде. Практика родового старейшинства при замещении престолов уже не удовлетворяла разросшийся к XII в. род Рюриковичей. Не было четкого порядка ни в распределении уделов, ни в их наследовании. Каждая ветвь рода - Изяславичи, Святославичи, Игоревичи и т.д. - могла считать себя ущемленной и требовать передела княжений в свою пользу. Все труднее устанавливалось родовое старейшинство. Генеалогически дядя старше племянника, между тем не раз случалось, что физически племянник был старше дяди. Все это рождало княжеские междоусобицы. Набирал силу «отчинный» принцип наследования от отца к сыну. Таким образом, каждый князь превращался из наместника, готового оставить свой удел, в постоянного и наследственного его обладателя, а Русь становилась территорией наследственных владений князей.

Начался сложный, медленный и противоречивый процесс образования земельных династий, вживания дотоле странствовавших князей в социальные структуры различных земель и волостей, сюзеренами которых они становились. С этой поры земельные интересы местных князей и бояр совпали. Они объединились в борьбе с центральной властью, и удельная раздробленность страны приобрела необратимый характер.

Удельные князья перестали платить дань Киеву, разорвали связи со своим верховным сюзереном. Со второй половины XII в. на Руси уже существовало 15 княжеств и отдельных земель: Ростово-Суздальское, Муромо-Рязанское, Смоленское, Киевское, Черниговское, Галицкое, Волынское, Новгородское и др. Количество самостоятельных княжеств не было устойчивым из-за семейных разделов и объединения некоторых из них. Если в середине XII в. насчитывалось 15 крупных и мелких удельных княжеств, то накануне ордынского нашествия (1230-е гг.) - около 50, а в XIV в. количество княжеств различного ранга перевалило за две с половиной сотни.

В исторических исследованиях последних десятилетий было выдвинуто положение о том, что наступление эпохи феодальной раздробленности вовсе не означало распада Древнерусского государства. Изменились лишь политическая структура и форма государственной власти. Ослабление власти киевского князя требовало компенсации путем внедрения иного способа управления страной. Была создана система коллективного сюзеренитета. Суть ее в том, что киевский князь выделял долю («часть», «причастие») в южной Русской земле тому, кто признавал его старейшинство и власть и брал на себя обязательство «страдати за Русскую землю», «стеречи» ее от врагов. Такие решения великого князя утверждались на съезде с другими южнорусскими князьями. Практикой стало обязательство киевского князя «думать о Русской земле» (т.е. управлять) вместе с другими совладельцами. Эта система оказалась жизнеспособной, обеспечив относительную стабильность общественно-политической жизни Древней Руси почти до времени монголо-татарского нашествия.

Древнерусские княжества и земли:

специфика политической организации

 

Оценивая феодальную раздробленность Руси XII-XV вв., следует подчеркнуть, что, будучи порождением в целом прогрессивного социально-экономического развития общества, она была сложным и диалектически противоречивым явлением. Высшая власть в каждом княжестве приблизилась к объекту управления, что, казалось бы, должно было способствовать экономическому расцвету отдельных регионов. В то же время внутренняя жизнь Руси того времени во многом определялась княжескими усобицами, в ходе которых гибли тысячи людей и уничтожались те самые производительные силы, развитие которых главным образом и привело к состоянию раздробленности. Кроме того, ослабление центральной власти и усобицы князей подрывали обороноспособность страны и делали Русь легкой добычей для чужеземных завоевателей.

В период феодальной раздробленности политическое устройство отдельных земель и княжеств сохраняло традиционные черты: в большинстве княжеств — в форме феодальной монархии, а в Новгородской и Псковской землях — в форме феодальной республики.

В княжествах монархического типа князья придерживались традиционной формы правления, хотя каждой из русских земель были присущи свои характерные особенности. Примером тому может служить Владимиро-Суздальское княжество.

В XI в. Суздалыдина, или Залесская Русь, была далекой окраиной Киевского государства. Активное освоение северо-восточных территорий началось с XII в. при князе Юрии Долгоруком. В XIII в. в молодом Владимиро-Суздальском княжестве преобладали дружинные связи, которые были характерны и для Южной Руси. Политической опорой князя была дружина. Старшие дружинники («бояре») становились вассалами князя, младшие («отроки», «детские») формировали княжеский двор. Дружинники-вассалы имели право свободно выбирать себе сюзерена и переходить от одного князя к другому. Без ведома старшей дружины князь обычно не принимал решений. Процесс превращения дружинников в класс феодалов-землевладельцев на северо-востоке Руси в то время еще не был завершен.

В области и города князь назначал посадников из числа младших дружинников, правивших от имени князя. На местах и при дворе князя действовали тиуны — холопы, выполнявшие важнейшие поручения князя. Посадники и тиуны составляли административный аппарат княжеского двора. Все они были слугами своего господина и целиком зависели от него.

Типичным примером феодально-республиканской системы правления был Новгород, который в XII в. стал боярской республикой с самобытным вечевым устройством.

Вече решало большинство важнейших вопросов внутренней и внешней политики: объявляло войну и заключало мир, утверждало договоры и законодательные акты, приглашало и выгоняло князей. Оно же выбирало должностных лиц - посадника, тысяцкого и епископа (позднее архиепископа).

Князь приглашался в Новгород по договору на должность военачальника и третейского судьи в важнейших судебных разбирательствах. Ему запрещалось приобретать владения в Новгородской земле для себя и своей дружины, пользоваться доходами сверх строго установленных размеров и распоряжаться городской казной. Князь не правил городом, а служил ему. Строптивым князьям новгородцы «указывали путь чист», т.е. попросту выгоняли из города.

Все рычаги и нити правления в Новгороде находились в руках нескольких сот бояр. Этот «совет господ» контролировал представительную и исполнительную власть Новгорода. Высшей светской властью в городе был посадник из бояр. Он созывал вече, открывал его заседания, исполнял его решения. Он же руководил внешними сношениями, контролировал действия князя, осуществлял судебные функции. Его ближайшим помощником был тысяцкий — предводитель городского ополчения, в мирное время осуществлявший полицейский надзор за порядком в городе. Епископ, помимо духовной власти, обладал и светской властью. Он ведал городской казной, внешними сношениями и имел право суда. Должностные лица низшего звена избирались из местных жителей и подчинялись посаднику.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |