Имя материала: История государственного управления в России

Автор: Пихоя Рудольф Германович

1. объединение русских земель вокруг москвы

 

Московское княжество: начало возвышения

 

Историческую роль воссоздания единого государства и освобождения от монголо-татарского ига взяла на себя Московская Русь. Москва максимально использовала механизм власти с целью накопления сил и средств для достижения этой цели. С необычайной настойчивостью московские князья боролись за концентрацию власти в своих руках, принимая подчас самые крайние меры к противникам централизации, действуя по принципу «во что бы то ни стало». Длительный и сложный процесс образования централизованного Российского государства растянулся на два столетия. В XIV-XV вв. шел двуединый процесс объединения русских земель вокруг Москвы и борьбы с ордынским игом.

Впервые упомянутая в летописи в 1147 г. маленькая деревянная Москва была стерта с лица земли во время нашествия на Русь батыевых полчищ. Но город вновь отстроили. Несколько десятилетий крошечное Московское княжество входило в состав Переяславского княжества, являвшегося вотчиной Александра Ярославича Невского. Самостоятельным княжением Москва стала в 1270-е гг., в правление князя Даниила Александровича, младшего сына Александра Невского. Он и стал родоначальником династии московских князей.

С этого времени Москва, изначально владевшая лишь ближайшими окрестностями в радиусе 40 км, начала прирастать территориями. Новые земли московские князья приобретали различными путями: прямыми захватами, покупкой, переходом по завещанию, распространением вассальной зависимости и т.д. Одновременно шла борьба за политическое первенство Москвы с Тверью и другими центрами.

Основы могущества Москвы были заложены в правление князя Ивана Даниловича (1325-1340), получившего прозвище Калита (денежный мешок). С этого времени московские князья, не считая незначительных перерывов, носили титул великих князей владимирских, а Москва стала резиденцией русского митрополита и духовным центром Руси.

Бережливые и осторожные в политике, расчетливо приветливые к союзникам и бесконечно жестокие к врагам, московские князья к середине XIV в. обрели силу. При внуке Ивана Калиты Дмитрии Ивановиче (1359-1384) Тверь, издавна соперничавшая с Москвой за гегемонию в северо-восточной Руси, была окончательно повержена. Теперь уже никто из русских князей не осмеливался оспаривать первенство Москвы. Она уже обладала достаточной мощью и авторитетом, чтобы возглавить общерусское дело борьбы с Ордой. После Куликовской битвы 1380 г., за победу, в которой князь Дмитрий Иванович получил прозвище Донской, Москва стала очевидным для всех центром народного объединения.

Процесс консолидации русских земель завершился во второй половине XV в. образованием единого Московского государства. Его создателем и первым «государем всея Руси» стал правнук Дмитрия Донского Иван III Васильевич. В его правление был положен конец монголо-татарскому игу, тяготевшему над Русью два с половиной столетия.

Таким образом, в течение XIV-XV вв. московские князья превратились из скромных вотчинников в государей могучей молодой державы. Соответствующую эволюцию претерпела и система управления на Руси: от наследственной, родовой вотчины - к централизованному государству.

Процесс концентрации власти в руках московских князей был длительным и сложным. В XIV в. политическая карта Руси представляла собой совокупность нескольких крупных самостоятельных княжений, внутри которых существовали местные, или «удельные» княжества. Это великие княжества Владимирское, Тверское, Московское, Суздальско-Нижегородское и Рязанское. На северо-западе Руси крупными политическими центрами были феодальные республики Новгород и Псков.

Главное положение среди русских князей традиционно занимал великий князь владимирский. Им мог стать любой из потомков первого великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо. Ярлык на Владимирское княжество ордынские ханы отдавали самому сильному и богатому русскому князю, но следили за тем, чтобы усиление его власти не становилось опасным для Золотой Орды. С XIV в. князь, получивший титул великого князя владимирского, уже не переезжал во Владимир, как раньше, а оставался княжить в своем старом княжестве. Он лишь присоединял к нему на время своего великого княжения территорию великого княжества Владимирского со всеми его доходами и военными силами. После 1328 г. великим князем владимирским (за кратковременным исключением) являлся старший московский князь.

Свои отношения с другими великими князьями великий князь владимирский строил на договорных началах. Основным условием его договоров с Тверью и Рязанью было единство внешней политики, особенно по отношению к Орде. Договорные грамоты устанавливали границы владений, порядок решения порубежных споров, охрану торговли и размер торговых пошлин, право вольного отъезда бояр и вольных слуг к другому князю. При разрешении всех этих вопросов договаривавшиеся стороны выступали как равноправные. В системе международных отношений великий князь владимирский выступал главой феодального союза русских князей, состав которого подвергался постоянным изменениям и зависел от фактического соотношения сил в то или иное время.

Каждое великое княжество представляло собой самостоятельную феодальную политическую систему. Во главе ее стоял великий князь. Все члены княжеской семьи имели в княжестве свои уделы, в которых были суверенными феодальными государями. Отношения со своим великим князем они тоже строили на договорных началах.

Отношения между князьями, принадлежавшими к одной семье, как и между князьями разных династий (московских, тверских, рязанских и т.д.), строились на основе договоров. При этом политические отношения между ними выражались в терминах кровного родства. Для московских князей старшим являлся великий князь московский. Для следующей за ним категории князей он был «братом старейшим», которого они чтили «в отца место». Вторую ступень составляли просто «братья», за ними — «братья молодшие». Все это были политические термины, которые могли не соответствовать степеням родства.

 

На путях централизации

 

В пределах своих владений каждый князь являлся суверенным феодальным государем. В княжеском договоре это выражалось формулой: «тебе знати своя отчина, а мне знати своя отчина». Каждый князь в пределах своей территории сам судил население, собирал дань, раздавал жалованные грамоты. Князья взаимно обязывались в княжествах друг у друга сел не покупать, в чужие владения даныциков не посылать, жалованных грамот не раздавать.

Финансовая самостоятельность удельных князей ограничивалась лишь в отношении ордынского «выхода» (дани). Они должны были передавать собранную дань великому князю. При этом последний не имел права посылать в чужие владения своих даныциков.

Наиболее значительными преимуществами великий князь обладал в сфере внешней политики. В начале XV в. удельные князья уже не имели самостоятельных сношений с Ордой. Это право принадлежало одному великому князю и позволяло ему пользоваться внешней политикой как средством усиления своей власти.

Что касается отношений удельных князей с другими русскими княжествами или с другими государствами, то эти вопросы, согласно договорам, решались сообща. Главная цель княжеских договоров - общая внешняя политика. У князей должны были быть общие враги и союзники: «А кто будет брату нашему старейшему недруг, то и нам недруг, а кто будет брату нашему старейшему друг, то и нам друг». В некоторых договорах подробно указывалось, в каких случаях князья сами выступали в поход или посылали своих воевод и бояр с ратными силами.

Помимо великих и удельных существовали также «служебные» князья, т.е. бывшие самостоятельные князья, потерявшие независимость. Служебными князьями становились также выходцы из других земель, например, литовские князья. Некоторые из них переходили под власть великого князя московского со своими отчинами. Иногда князь давал им новые земли и города, которые, однако, не превращались в их наследственные уделы.

 

Возникновение системы управления

 

Под началом великих и удельных князей находились землевладельцы-вассалы. Высший их слой составляли бояре — крупные и влиятельные землевладельцы-вотчинники. Термин «боярин» всегда означал (за исключением, может быть, Новгорода и Пскова) княжеского или епископского слугу высокого ранга.

Важной привилегией боярина был суд над всем населением его владений. Исключением были лишь важнейшие уголовные преступления (душегубство, разбой и татьба с поличным), которые обычно оставались в ведении княжеского суда. Если же на суде сталкивались интересы людей разных землевладельцев, то устанавливался общий, совместный («смесный») суд с участием представителей обеих заинтересованных сторон. Другим важным правом боярина было право сбора определенных доходов с подвластного населения в свою пользу (судебные пошлины и др.). Собирал он также дань и другие поборы с населения в пользу князя, в княжестве которого находились эти боярские владения.

Бояре состояли на службе отдельных князей или церковных иерархов и пользовались их покровительством. По призыву своего господина боярин был обязан выходить на военную службу с отрядом своих вассалов и людей. Боярин имел право переходить на службу к другому князю, даже врагу своего прежнего господина. Служба не зависела от местоположения боярских вотчин. Но если боярин служил другому князю, он все равно должен был участвовать в обороне своего города.

Следующую категорию землевладельцев составляли «дети боярские» и «вольные слуги». Происхождение термина «дети боярские» точно не установлено. Возможно, это были измельчавшие потомки боярских фамилий. Подругой версии, этот термин заменил собой древние термины «детские» и «отроки», которыми обозначалась младшая дружина князя или боярина, В отличие от бояр «дети боярские» и «вольные слуги» были мелкими землевладельцами и не имели собственных вооруженных отрядов. Они несли личную военную службу. Как и бояре, они имели право перехода под начало другого господина.

Была еще одна категория мелких землевладельцев — «служилые холопы». Она состояла из свободных людей и холопов, которые исполняли различные хозяйственные и административные функции в сложном хозяйстве князя: псари, конюхи, садовники, мастера, огородники и др. За службу они получали от князя в пользование земли с правом извлекать обычные феодальные доходы. Все эти лица состояли в ведомстве дворецкого («дворского»), который заведовал княжеским хозяйством, и потому назывались «слугами под дворским». В отличие от вольных слуг они не имели права переходить к другому господину.

Крупными землевладельцами были монастыри, которым князь передавал судебные функции в пределах монастырской территории и право собирать судебные пошлины, бывшие немаловажной статьей дохода монастырей.

Таким образом, в XIV в. политическая власть внутри каждого из великих княжеств рассеивалась, дробилась между различными категориями господствующего класса. На территории собственного княжества великий князь обладал полнотой власти лишь в пределах собственных вотчинных земель и земель, которые не имели частного собственника. Характер управления этими территориями отражал положение великого князя как вотчинника и государя.

Ближайшими помощниками князя по управлению были бояре и вольные слуги. Высший слой княжеских бояр носил название бояр «больших» и «введенных». Звание боярина «введенного» со второй половины XV в. было придворным званием и давалось по княжескому пожалованию. Это были постоянные советники великого князя и исполнители его поручений по всем вопросам государственного управления.

Другую категорию бояр составляли бояре «путные», которые ведали отдельными отраслями хозяйства великого князя. Бортное хозяйство составляло путь чашничий, княжеская охота — путь ловчий, коневодство — путь конюший и т.д. «Путные» бояре, возглавлявшие эти «пути», носили соответствующие названия: сокольничий, конюший, ловчий, чашник и т.д. Каждый «путь» княжеского хозяйства состоял из разбросанных в разных местах земель, угодий, деревень, сел. Эти земли вместе с жившим на них населением и находились в ведении «путных» бояр.

По важнейшим вопросам управления (внешняя политика, военные действия, наследство) князь советовался с членами княжеской фамилии, высшими сановниками церкви и ближними боярами. Эти совещания не были постоянными и не имели строго определенного состава. В совещаниях с князем по делам текущего управления обычно участвовали управители «путей», а также тысяцкий, окольничий и казначей.

Тысяцкий, как и в прежние времена, был предводителем местного городского ополчения, а также ведал судебным и финансовым надзором. В Москве и Твери эта должность передавалась по наследству. С развитием княжеского войска и усилением княжеской власти должность тысяцкого была упразднена. В Москве это произошло в 1373 г., при князе Дмитрии Ивановиче, после смерти тысяцкого Василия Васильевича Протасьева.

Происхождение слова «окольничий» неизвестно, но функции их по документам отражены достаточно ясно. Они ведали «околицами», т.е. какими-то территория ми государства. Часто упоминаются они в документах, связанных с судебными делами, или как люди, которые на местах следят за выполнением распоряжений князя.

Казначей был хранителем великокняжеской казны и архива. По-видимому, казна стала первым государственным учреждением, сложившимся еще до образования централизованного государства. Уже в середине XV в. впервые упоминаются должности казенного дьяка и подьячего — должностных лиц, ведущих делопроизводство казны. Помимо своих основных функций, казначей ведал также ямскими, поместными и посольскими делами, так как делопроизводство по этим делам также велось на Казенном дворе.

Важную роль в управлении княжеским хозяйством играл дворецкий (дворский). Он ведал землями, которые находились вне управления «путных» бояр. Под его началом находились уже упоминаемые «слуги под дворским», обслуживавшие княжеский двор.

Аппарат местного управления был построен в значительной степени на участии в нем бояр-вотчинников, ведавших судом и доходами с населения своих владений. Поэтому великокняжеские бояре и слуги управляли только землями, не имевшими частного владельца.

 

Местные органы управления

 

Рост территории Московского княжества в XIV — первой половине XV вв. привел к усложнению административно-территориального деления. Раньше городами управляли наместники, а сельскими местностями (волостями) — волостели. Теперь же княжество подразделялось на обширные уезды, а те в свою очередь - на волости и станы. Городом и пригородным станом управлял наместник великого князя из бояр, волостями — волостели из более мелких феодалов. Они осуществляли административно-полицейские, судебные, военные функции, ведали служилыми людьми в городах. Жалования от великого князя наместники и волостели не получали, а за свое управление брали с местного населения «корм» натурой. Такая система местного управления называлась «кормлением».

Вновь назначенного наместника население города встречало «въезжим кормом». На Рождество, Пасху и в Петров день население поставляло ему основной корм (продукты, фураж для лошадей и др.). Кроме того, наместнику шла известная часть различных пошлин (полавочных, таможенных и др.). Значительным источником доходов для наместников был суд. Часть денежных доходов кормленщики оставляли себе, часть отдавали князю.

Особый корм полагался административному персоналу наместника: судьям, тиунам, доводчикам (осуществляли вызов в суд) и праветчикам (судебные исполнители). Все они чаще всего были дворовыми людьми наместника или волостеля.

Взимаемые с населения корма были так велики, что ими кормились не только семьи наместников и волостелей, но и их многочисленная челядь. Система кормлений первоначально ничем не ограничивалась.

На рубеже XIV—XV вв. окрепшая великокняжеская власть приступила к ликвидации удельных княжений. В Твери, Рязани, Москве каждый великий князь стремился подчинить своей власти удельных князей, своих родственников и перевести их на положение «служебных князей», т.е. сделать их своими вассалами. Московская удельная система была ликвидирована к середине XV в. после кровавой двадцатилетней смуты, завершившейся победой великого князя Василия Васильевича Темного, отца Ивана III. Успешная ликвидация местных княжеств происходила также в Рязанском и Тверском великих княжениях.

В начале XV в. большие перемены произошли в положении великого княжества Владимирского. Дмитрий Донской перед смертью благословил старшего сына великим княжением Владимирским, не спрашивая согласия ордынского хана. С этого времени этот титул стал наследственно передаваться в линии московских князей, а территория великого княжества Владимирского слилась с основной московской территорией. Таким образом. Московское княжество превратилось в великое княжество Московско-Владимирское, а великий князь владимирский, прежний глава феодального союза русских князей, стал превращаться в государя объединенных русских земель.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 |