Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 1

Автор: О. А. Жидков

§ 1. возникновение государства в античном мире и полисная система

История цивилизации с присущей ей государственно-правовой организацией человеческой жизни начинается, как было показано в предыдущем разделе, с Древнего Востока. Ее новая и более высокая ступень связана с развитием античного (греко-римского) общества, сформировавшегося на юге Европы в бассейне Средиземного моря. Своего апогея и наибольшего динамизма античная цивилизация достигает в I тысячелетии до н.э. — в начале I тысячелетия н.э. Именно к этому времени относятся впечатляющие успехи греков и римлян во всех сферах человеческой деятельности, в том числе и в политико-правовой. Именно античности человечество обязано многими шедеврами литературы и искусства, достижениями науки и философии, уникальными образцами демократической государственности.

Греко-римский мир сложился не на пустом месте, не изолированно, не по типу "закрытого общества". Ранние очаги цивилизаций и первые протогосударства возникли в средиземноморском бассейне еще в III—II тысячелетии до н.э., причем не без заметного влияния восточного мира. В последующем, особенно в период "великой колонизации" (VIII—VII вв. до н.э.), с основанием целого ряда греческих поселений (городов) на азиатском побережье, взаимодействие двух цивилизаций стало еще более тесным и глубоким. Греческие города в Малой Азии — Милет, Эфес и др. стали распахнутыми воротами, через которые осуществлялись торговые, культурные и иные связи тогдашних Востока и Запада. Все возрастающие политические контакты греков, а позднее римлян с восточными странами позволяли им использовать и переосмысливать чужой, заморский государственно-правовой опыт, искать свои более рационалистические подходы к законотворчеству и к политике.

Создание первых протогосударств, а затем я более крупных государственных образований на юге Балканского полуострова и на островах Эгейского моря в III—II тысячелетии до н.э. было результатом завоевания греками-ахейцами автохтонного населения этого региона (пеласгов, минойцев). Завоевание привело к перемешиванию и к скрещиванию различных культур, языков и народов, что породило высокую крито-микенскую цивилизацию, представленную целым рядом возвышавшихся и приходивших в упадок государств (Кносского, Микенского царства и т.д.).

Монархический характер этих государств, наличие крупного государственно-храмового хозяйства и земельной общины свидетельствовало об их сходстве с типичными восточными монархиями. Крито-микенские традиции еще Долго сказывались на последующей государственности греков-ахейцев, для которой было характерно наличие общинного уклада, связанного с царским дворцом, выполнявшим функции верховного хозяйственного организатора.

Одной из важнейших особенностей в образовании государства в Древней Греции было то, что сам этот процесс в силу постоянной миграции и перемещения племен вдел волнообразно, прерывисто. Так, вторжение в XII в. до н.э. в Грецию с севера дорийских племен вновь отбросило весь естественный ход становления государственности назад. Последовавшие за дорийским вторжением "темные века" (XII в. до н.э. — первая половина VIII в. до н.э.), а затем и архаический период вновь вернули эллинов к племенной государственности и протогосударствам.

Своеобразное сочетание внутреннего и внешнего факторов в процессе генезиса государства в Греции делает недостаточно убедительным распространенный в отечественной литературе тезис о том, что возникновение государства в Афинах происходит в "чистом виде", т.е. непосредственно из разложения родового строя и классообразования. Существенное влияние внешнего фактора, в частности этрусского, еще не в полной мере изученного, сказалось и на генезисе римского государства.

Особенности процесса становления государственности в античном мире (в отличие от стран Востока) во многом предопределялись природно-географическими факторами. Греция, например, представляла собой горную страну, где было мало плодородных и пригодных для зерновых культур земель, особенно таких, которые требовали бы, как на Востоке, проведения коллективных ирригационных работ. В античном мире не могла получить распространение и сохраниться земельная община восточного типа, зато в Греции сложились благоприятные условия для развития ремесла, в частности металлообработки. Уже в III тысячелетии до н.э. греки широко использовали бронзу, а в I тысячелетии до н.э. орудия из железа, что способствовало повышению эффективности труда и его индивидуализации. Широкое развитие обменных, а затем и торговых отношений, особенно морской торговли, способствовало быстрому становлению рыночного хозяйства и росту частной собственности. Усилившаяся социальная дифференциация стала основой острой политической борьбы, в результате которой переход от примитивных государств к высоко развитой государственности проходил более стремительно и с более значимыми социальными последствиями, чем это имело место в других странах древнего мира.

Природные условия повлияли на организацию государственной власти в Греции и в другом отношении. Горные хребты и заливы, которые рассекали морское побережье, где проживала значительная часть греков, оказались существенным препятствием для политического объединения страны и тем более делали невозможным и ненужным централизованное управление. Таким образом, сами естественные барьеры предопределили возникновение многочисленных, сравнительно небольших по размеру и достаточно изолированных друг от друга городов-государств — полисов. Полисная система была одной из самых значительных, практически уникальных черт государственности, характерных не только для Греции, но и для всего античного мира.

Географическая и политическая замкнутость полиса (в материковой части и на островах) при далеко зашедшем разделении труда делала его зависимым от вывоза ремесленных изделий, от ввоза зерна и рабов, т.е. от общегреческой и международной морской торговли. Море играло огромную роль в жизни античного (прежде всего — греческого) полиса. Оно обеспечивало его связь с внешним миром, с другими полисами, с колониями, с восточными странами и т.д. Море и морская торговля связывали в единую полисную систему все города-государства, создавали открытую общегреческую и средиземноморскую политическую культуру, цивилизацию.

С точки зрения своей внутренней организации античный полис представлял собой закрытое государство, за бортом которого оставались не только рабы, но и чужаки-иностранцы, даже выходцы из других греческих полисов. Для самих же граждан полис являлся своего рода политическим микрокосмосом со своими священными для данного города формами политического устройства, традициями, обычаями, правом и т.д. Полис заменил у древних греков распавшиеся под влиянием частной собственности земельно-общинные коллективы гражданской и политической общиной. Большие различия в экономической жизни, в остроте политической борьбы, в самом историческом наследии являлись причиной большого разнообразия внутреннего устройства городов-государств. Но безусловное преобладание в полисном мире имели различные республиканские формы — аристократия, демократия, олигархия, плутократия и т.п.

Само развитие греческого общества от патриархальных структур и протогосударств гомеровской эпохи до классического рабства и расцвета античной демократии обнаруживает некоторые закономерности в развитии политической жизни и в смене самих форм устройства городов-государств. В конце II тысячелетия до н.э., о чем свидетельствует и гомеровский эпос, в греческом мире Наблюдалась сравнительно общая тенденция к усилению власти царя как военачальника, судьи, верховного руководителя дворцового хозяйства и т.д. В методах его правления все более проступали деспотические черты, присущие монархам древности, особенно восточным. Аналогичную картину можно видеть несколькими веками позже в Риме в эпоху царей.

Распад патриархально-общинных связей, на которые опиралась единоличная власть царя (базилевса, рекса), рост оппозиции со стороны аристократических семей, обладающих большими богатствами и общественным влиянием, имели своим результатом практически во всем античном мире уничтожение царской власти, сопровождавшееся в ряде случаев (как было в Риме с Тарквинием Гордым) убийством самого царя.

Ликвидация монархии привела к победе в античном мире республиканского строя, а также к окончательному утверждению (до эпохи кризиса и разложения рабовладельческого общества) полисной системы организации государства. Но в раннереспубликанский период демократический потенциал, присущий полисной системе, предусматривающей элементы непосредственной демократии (народные собрания и т.д.), не получил полного развития. Простой народ в полисах, не имевший политического опыта и черпавший свой представления о власти из патриархально-религиозного прошлого, уступил бразды правления практически во всех античных Полисах родовой, жреческой и новой имущей аристократии. Именно таковой была государственная власть в Афинах накануне реформ Солона, в ранний период патрицианской республики в Риме и т.д. Дальнейший процесс демократизации политической жизни в античных городах-государствах сопровождался обострением борьбы между аристократией, державшей в своих руках власть, и стремившейся законсервировать старые полисные порядки, и народом (демосом), все более осознающим свое гражданское единство. Результатом этой борьбы (эвпатридов и демоса в Афинах, патрициев и плебеев в Риме и т.д.) стала серия законодательных реформ, подрывающих монополию аристократии в государственных органах и создающих основу для развития демократических институтов.

Во многих греческих городах-государствах окончательному утверждению демократического строя предшествовала узурпация власти единоличными правителями-тиранами, обычно выходцами из аристократической среды, но использующими свою власть для подрыва старых аристократических и патриархальных порядков, для защиты интересов широких слоев населения полиса. Такие режимы личной власти, получившие название тирании, установились в Милете, Эфесе, Коринфе, Афинах, Мегаре и способствовали укреплению частной собственности и ликвидации привилегий аристократии, утверждению демократии как формы государства, в наибольшей степени отражающей общие интересы гражданской и политической общины.

К VI—V вв. до н.э. на первый план среди нескольких сотен древнегреческих полисов выдвигаются два наиболее крупных и сильных в военном отношении государства-города: Афины и Спарта. Под знаком антагонизма этих двух полисов развертывалась вся последующая история государственности Древней Греции. В Афинах, где наиболее полное развитие получили частная собственность, рабство, рыночные отношения, где сложилась гражданская община, связывающая ее членов при всем различии их имущественных и политических интересов в единое интегральное целое, античная демократия достигает своей вершины и становится, как свидетельствует последующая история, огромной созидательной силой.

В противоположность Афинам Спарта вошла в историю как образец аристократического военно-лагерного государства, которое ради подавления огромной массы подневольного населения (илотов) искусственно одерживало развитие частной собственности и безуспешно пыталось сохранить равенство среди самих спартиатов. Таким образом, соперничество Афин и Спарты вылилось в своеобразное соревнование двух разных гражданских и политических общин в Греции, Поучительным в истории древнегреческой государственности являете то, что конфронтации двух "полисных сверхдержав" втянула весь греческий мир в кровопролитную и затяжную Пелопонесскую войну, результатом которой стало ослабление всей полисной системы и падение демократических институтов. В конечном итоге и Афины, и Спарта оказались добычей Македонской монархии.

 Причиной гибели дневнегреческой государственности, в частности Афин, ставших идеалом демократического государства, основанного На автономии частного собственника как полноправного члена гражданской общины, является не столько рабство, сколько внутренняя слабость самого полисного устройства государства. Это устройство, связанное с заранее данными территориальными и политическими параметрами, не имело простора для политического маневра и для дальнейшей поступательной эволюции

К I в. до н. э. исчерпала себя полисная система в Риме, когда особенно стало очевидным, что республика-город не может справиться с восстаниями рабов и не в состоянии обеспечить внутреннее гражданское единство. В этих условиях сохранение республиканской системы, рассчитанной на управление государством-городом, становится анахронизмом. На смену республике, превратившейся к I в. до н.э. в мировую державу, приходит империя. Влияние полисной системы за долгую историю Римской республики было столь велико, что в течение первых веков (принципат) императоры, стремящиеся создать централизованную бюрократическую монархию, еще долго не могли освободиться от республиканских полисных институтов.

Укрепление власти поздних римских императоров и принятие христианства подводят окончательную черту под полисными порядками. Что же касается самой поздней Римской империи, то она окончательно порывает с республиканско-полисной демократией и все больше приобретает, особенно в восточной своей части, черты средневековой государственности.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |