Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 1

Автор: О. А. Жидков

§ 2. римское право древнейшего периода

 

Общая характеристика. Вплоть до середины III в. до н.э. безраздельно господствующей правовой системой было квиритское право. Оно отличалось сакральным характером, большой степенью традиционности, связью с древнеримским правом (квиритскими обычаями и ритуалами), нашедшим свое отражение и в Законах XII таблиц. Квиритское, или цивильное (буквально -гражданское, т.е. связанное с римским гражданством) право несло на себе следы своего происхождения в условиях небольшого земледельческого государства — общины. Оно на всех этапах применялось только к лицам, обладавшим римским гражданством (но не к перегринам — иностранцам), и рассматривалось как особая привилегия римского гражданина.

Совокупность правомочий, которые цивильное право предоставляло римскому гражданину, открывало перед ним возможность (во всяком случае формально) участвовать в политической жизни республики, претендовать на определенные преимущества, в том числе на выделение земельного участка из государственного фонда. Борьба плебеев с патрициями за равноправие, красной нитью проходящая через всю историю ранней республики, завершилась в конечном счете их приобщением ко всем привилегиям, предусмотренным в цивильном праве.

Квиритское право отражало сравнительно примитивные отношения раннеклассового общества. Оно долгое время было связано с деятельностью жрецов-понтификов. И даже с постепенным усилением в нем светского начала оно многое сохранило от религиозной торжественности и ритуальности. Вместе с тем оно отличалось строгостью, суровостью, подчеркнутой точностью. Особенно четко в архаическом римском праве регулировались уже имущественные отношения и в первую очередь — право частной собственности (dommium ex jure quiritium), которое рассматривалось как полное господство собственника над своей вещью (plena  re potestas). Однако гражданская община долгое время сохраняла право верховного контроля за распоряжением землей и другим хозяйственно важным имуществом, которое имело семейный характер.

Большое значение в квиритском праве имело строжайшее соблюдение торжественных судебных обрядов, в силу чего форма в этот период превалировала над его содержанием, а судебный процесс — над материальным правом. Формализм был одним из условий поддержания в раннеклассовом обществе устойчивого правопорядка, способствовавшего сохранению и воспроизводству патриархального уклада жизни. Но объективно он тормозил развитие не только частнособственнических отношений, но и демократических форм общественной и политической жизни. К III веку до н.э. консервативное по своей социальной роли цивильное право стало превращаться в определенное препятствие на пути роста торгового оборота и пришло в противоречие с потребностями быстро развивающейся рабовладельческой системы.

Манципация. Уже в древнейший период в Риме большое внимание уделялось способам приобретения вещных прав и классификации самих вещей. Вещи, находившиеся в общем пользовании (воздух, море и т.п.), а также ряд других хозяйственно важных вещей (общественная земля — ager publicus) рассматривались как находящиеся вне имущественного, торгового оборота (res extra commercium). Однако государственные земли расхищались патрицианской знатью, что вело к появлению крупного землевладения, а по этому по вопросу о выделении участков земли из общественного фонда в течение значительной части республиканского периода шла острая борьба между плебеями и патрициями. Эта борьба была несколько смягчена законом Лициния (около 367 года до н.э.), по которому были предусмотрены равные права плебеев и патрициев на пользование землей и устанавливался максимальный размер участка, выделяемого из общественного фонда — 500 югеров (около 125 га).

В цивильном праве наиболее значительным делением вещей, которые находились в хозяйственном обороте и могли быть объектом права собственности, было их деление на манципируемые (res mancipi) и неманципируемые (res nес mancipi) вещи. К первой группе относились земли в Италии, рабы, крупный домашний скот, земельные сервитуты, т.е. экономически наиболее важные объекты вещного права, которые в архаический период выступали в качестве (Коллективной семейной собственности; ко второй — все остальные вещи, обладание которыми могло быть индивидуализировано.

Согласно традиционной точке зрения, восходящей к римскому юристу Гаю, отчуждение вещей, составлявших первую группу, могло осуществляться только путем манципации — процедуры, требовавшей особо сложной и торжественной обрядности. Манципация относилась к числу строго формальных сделок, заключаемых "посредством меди и весов". Она предполагала приглашение пяти свидетелей и весодержателя. Покупатель, держа в руках кусок меди, произносил торжественную формулу: "Утверждаю, что этот раб по праву квиритов принадлежит мне и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов”. Затем он ударял этим металлом о весы (этот обряд возник, когда еще не было чеканной монеты) и передавал его в качестве покупной суммы тому, от кого приобретал вещь посредством манципации. Неманципируемые вещи продавались путем простой их передачи (традиции) за медь или за деньги без каких-либо особых формальностей.

Древнейшему праву был известен еще один формальный способ передачи права собственности путем сложного обряда, который мог применяться как к манципируемым, так и неманципируемым вещам (in jure cessio). Данная процедура представляла собой фиктивный судебный спор, который разыгрывался в присутствии претора. Покупатель делал вид, что отчуждаемая вещь принадлежит ему и торжественно заявлял о своем праве собственности ("данная вещь по праву квиритов принадлежит мне"), отчуждатель не возражал против такого утверждения, и претор присуждал данную вещь приобретателю, как будто являющуюся его собственностью.

Уже в древнейший период в Риме сложился порядок, согласно которому вещь могла быть приобретена в собственность в силу длительного владения ею (usucapio). Законы XII таблиц запрещали лишь приобретение права собственности по давности в отношении краденых вещей. Для движимых вещей срок приобретательной давности устанавливался в один год, для недвижимых вещей - в два года. Этим способом пользовался приобретатель вещи в тех случаях, когда, например, при совершении манципации допускались неточности в формальностях, а поэтому при строгости квиритского права покупатель не приобретал права собственности на вещь, и квиритский собственник мог даже требовать возвращения последней через суд,

Сервитуты. Особым видом вещного права, возникшим уже в древнейший период, были сервитуты — фиксированное в обычаях иди законе и строго ограниченное право пользования чужой вещью. Сервитуты вырастали вместе с частной собственностью и необходимостью четкого юридического урегулирования взаимоотношений собственников (или владельцев) соседних участков. В силу их хозяйственной важности сервитуты относились к категории манципируемых вещей. Наиболее древними и существенными из них были следующие: право прохода через соседний участок, право прогона скота, право провозить груженые повозки, право отвести воду с участка соседа. Отдельно сервитуты предусматривались и Законами XII таблиц. Так, предписывались меры к тому, чтобы деревья на высоте 15 футов обрезались кругом для того, чтобы их тень не причиняла вреда соседнему участку (VII, 9а), разрешалось собирать желуди, падающие с соседнего участка (VII, 10).

Обязательства из договоров. В древнейший период при неразвитости товарно-денежных отношений договоры (контракты) были еще немногочисленными и отличались ярко выраженным формализмом. Именно внешняя оболочка, а не содержание определяли природу того или иного контракта, в форме которого могли быть выражены самые различные обязательственные отношения. Другая черта древнейших договоров — их односторонний характер. Правом требования наделялась в договоре лишь одна сторона (кредитор), на другую сторону (должник) возлагались только обязанности.

В числе контрактов, наиболее ярко отражавших черты раннерабовладельческого права, был нексум в форме которого выражались самые различные обязательственные отношения, в том числе аренда, отчуждение собственности, заем. Этот договор (подобно манципации) заключался в присутствии пяти свидетелей и весовщика посредством "меди и весов". Он состоял в фиктивном обряде отвешивания меди (до появления денег это, видимо, имело вполне реальное значение) и в произнесении особой словесной формулы кредитором, в которой определялась суть обязательства должника (размер долга и т.д.).

Если должник не возвращал в срок установленную таким образом сумму, кредитор мог "наложить на него руку" и держать его в течение 60 дней в заточении в своем доме. За это время должник трижды выводился в базарные дни к претору на Форум, где объявлялась сумма его долга (в расчете на выплату ее сородичами), а затем он продавался в рабство за границу. В Законах XII таблиц говорилось даже о том, что должник, не вернувший деньги сразу нескольким кредиторам, мог быть разрублен ими на части (111,6). Вероятно, в таких случаях использовались и особые соглашения об отработке долга. Но наиболее характерная черта этого договора состояла в том, что взыскание было направлено на саму личность должника. Развитие острых антагонизмов на почве долговых отношений привело к принятию в 326 году до н.э. закона Петелия, согласно которому кредитор лишался права превращать должника в раба или его убивать.

В глубь истории к религиозным клятвам восходит и другой древнейший контракт — стипуляция (stipulatio). Формальный характер этого договора проявился в произнесении строго определенных словесных формул. Кредитор задавал должнику вопрос о том, обязуется ли последний совершить какое-то действие, на что должник отвечал в утвердительной форме, использовав при этом те же слова. Первоначально в вопросе и ответе можно было пользоваться только одним глаголом — spondeo ("торжественно клянусь"), а сама стипуляция носила название "спонсии" (sponsio). Как и нексум, стипуляция представляла собой абстрактный контракт, т.е. могла включать в себя различные обязательства отношения: заем, передачу вещи в ссуду, на хранение и т.д. Однако стипуляция могла совершаться только в отношении неманципируемых вещей. Исполнение обязательства по стипуляционному договору было строго ограничено лишь тем, что было упомянуто в вопросе и ответе. Выполнение стипуляции, наряду с совершением предусмотренного в ней действия, также требовало совершения торжественной процедуры в противоположном порядке (акцептация)

Деликты. Уже в древнейший период, как это можно видеть из Законов XII таблиц, обязательства возникали не только из договоров, но и из деликтов (правонарушений). Большинство предусмотренных в квиритском праве деликтов еще не считались нарушением общественного интереса, а рассматривались как посягательство на права частного лица, как частный деликт (delictum privatum), совершение которого как бы ставило обидчика (правонарушителя) в положение должника потерпевшего.

Многие из таких частных деликтов, известных Законам XII таблиц, стали рассматриваться как преступления в последующем. Но по квиритскому праву к категории частных правонарушений относились личная обида (injuria), тяжелые членовредительские повреждения, а также воровство (furtum), Обязательство, ложившееся на виновного (строго говоря, по Закону XII таблиц на вину не обращалось внимания, достаточно было самого факта совершения деликта), выражалось чаще всего в обязанности уплатить штраф в пользу потерпевшего (от 25 до 200 ассов). Но в случае членовредительства допускался еще талион, а кража, когда вор  был пойман с поличным, влекла за собой бичевание. После бичеваний вор выдавался потерпевшему, который, вероятно, мог поступить с ним так же, как с неоплатным должником. Вор, совершивший ночную кражу, мог быть убит на месте. Обязательство в виде уплаты штрафов или возмещения причиненного ущерба полагалось согласно Законам XII таблиц в случае порубки чужих деревьев(VIII,11) или же неосторожного поджога строения или скирды  хлеба, сложенной около дама (VIII, 10).

Цивильному праву, в частности и Законам XII таблиц, были известны и публичные деликты (delictum рublicum), т.е. преступления, которые наказывались от имени римского народа, а изыскания по ним шли не частным лицам, а государству. Круг преступлений, однако, не был еще широк. К ним относились прежде всего преступления против республики. Так, предавались смертной казни лица, которые подстрекали "врага римского народа к нападению на Римское государство" или же предавали "врагу римского гражданина" (Х,5). Среди прочих преступлений также выделялись убийства, сочинение и распевание песен, содержащих клевету или позорящих Других лиц, лжесвидетельство, умышленный поджог, тайное истребление чужого урожая, а также его потрава или жатва в ночное время и т.д.

Хотя в самих Законах XII таблиц (в пересказе римских юристов) утверждается, что смертная казнь применялась "за небольшое число преступных деяний", последняя упоминалась в целом ряде статей. В зависимости от характера преступления смертная казнь принимала различные формы: отсечение головы, утопление, распятие, сбрасывание с Тарпейской скалы и т.д. Постепенно, однако, смертная казнь начинает выходить из употребления и для римских граждан заменяется изгнанием с утратой гражданства ("лишением огня и воды"). Использовались также членовредительские наказания, битье кнутом, штрафы и конфискации имущества, ограничения гражданского статуса (например, запрещение быть магистратом), лишение права на погребение. Некоторые преступления рассматривались как оскорбление богов (например, причинение вреда клиенту со, стороны патрона) и влекли за собой религиозные проклятья.

При неразвитости и простоте системы публичных деликтов (преступлений) в древнейшем римском праве не получили еще разработки общие принципы уголовной ответственности (вина, степень участия в преступлении и. т.д.). Лишь в редких случаях различались умышленные (преднамеренные) и неосторожные преступления, что влекло за собой и разные юридические последствия (наказания). В отдельных статьях; предусматривалось смягчение наказания для несовершеннолетних (за жатву на чужом поле в ночное время VIII,8; за кражу с поличным — VIII, 14). Уголовное право уже в древности обнаружило свой классовые подходы: по общему правивилу рабы наказывались более строго, чем свободные люди. Они нередко приговаривались к смертной казни.

 Брак и семья по Законам XII таблиц. Древнеримское право закрепило исторически сложившуюся патриархальную семью, хозяйственно обособленную и связанную с обществом и государством через его главу (pater familias). Типичной формой брака был брак с властью мужа (cum manu mariti). Ho жена чаще всего оказывалась под властью домовладыки (отца мужа), если только муж не был лицом sui juris, т.е. имел .самостоятельный семейный статус. Она полностью порывала со своими кровными родственниками (когнатами), подпадала под власть нового домовладыки и становилась связанной родственными отношениями с членами семьи мужа агнатами). Муж. или домовладыка имел над ней неограниченную власть, вплоть до продажи, обращения в рабство или предания смерти. Отсутствие в древнейший период юридических ограничений для власти мужа еще и означало, что он мог пользоваться ею произвольно, т.е. без совета родственников (агнатов), а иногда и когнатов жены. Постепенно проявлялась тенденция к смягчению власти домовладыки и мужа.

Для вступления в брак требовалось согласие глав обеих семей и согласие самих брачующихся. Брачный возраст для женщины был 12 лет, для мужчин устанавливался путем осмотра. Заключать брак по цивильному праву могли только граждане. Такого права не имели рабы, перегрины, латины (до Латинских войн). Длительное время нe разрешались браки между патрициями и плебеями, этот запрет нашел свое отражение в Законах XII таблиц, но вскоре (445 год до н.э.) был отменен законом Канулея. Брак мог заключаться в различных формах, в том числе путем религиозного обряда в виде фиктивной покупки жены (по типу манципации) или же в результате фактического совместного проживания мужа и жены в Течение года. В последнем случае власть мужа не возникала, если жена ежегодно отлучалась из дома мужа 3 ночи в году.

Брак прекращался в случае смерти одного из супругов или утраты им правоспособности, а также в силу развода, который был в древнейший период редким явлением и допускался только по инициативе мужа в строго ограниченных условиях (прелюбодеяние жены или изгнание плода).

Для древнеримской семьи характерной была также сильная отцовская власть, которая включала право продажи детей в рабство, наказания за проступки вплоть до лишения жизни (jus vitae ас necis). Дети не могли самостоятельно приобретать имущество, все купленное ими становилось собственностью отца. Обязательства, принятые на себя сыном, не связывали отца. Но потерпевший мог привлечь отца к имущественной ответственности в случае деликта, совершенного подвластным  членом семьи.

Заинтересованность главы семьи в привлечении дополнительной рабочей силы привела к развитию института усыновления, которое совершалось в народном собрании в присутствии понтификов. Усыновление осуществлялось также путем троекратной фиктивной продажи члена семьи в рабстве (in iure cessio), а затем с мнимой переуступкой прав, которая вела к освобождению сына от власти отца. Древнейшее римское право знало также опеку, которая устанавливалась над малолетними и женщинами, не вышедшими замуж, а также попечительство над сумасшедшими и расточителями.

В римском праве архаического периода существовало два способа наследования имущества умершего домовладыки. По общему правилу оно переходило к детям или внукам умершего ("подвластным") или к другим агнатам, состоявшим с ним в ближайшем родстве. Только в случае отсутствия агнатов имущество передавалось сородичам умершего. Очень рано в Риме возникает и передача наследства по завещанию, хотя первоначально нельзя было завещать имущество при наличии детей. Поскольку завещание рассматривалось как исключение из нормального порядка наследования, оно, как правило, утверждалось на народных собраниях. Законы XII таблиц уже указывали, что завещательные распоряжения на случай смерти являются ненарушимыми (V,3). В завещании наряду с установлением наследника могли содержаться и иные распоряжения: назначение опекунов, отпуск рабов на волю, легаты. Последние представляли собой завещательный отказ какой-либо из вещей умершего в пользу постороннего лица, которое могло истребовать эту вещь у наследника.

Легисакциоииый процесс. Подавляющее большинство судебных дел в данный период в Риме рассматривалось в частном (гражданском) порядке. С древнейших времен особенностью организации судебной системы и процесса было то, что они предусматривали две стадии судебного производства: "ин юре" (in jure) и "ин юдицио" (in judicio).

На первой стадии дело рассматривалось у магистрата (обычно у претора), к которому должны были явиться лично истец и ответчик. В Законах XII таблиц предусматривалась особая процедура вызова ответчика истцом к магистрату. Неявка ответчика отдавала его во власть истца, который мог "наложить на него руки", т.е. поступить с ним как с неоплатным должником. У претора истец в торжественной форме заявлял свои претензии к ответчику. В случае, если ответчик соглашался с истцом, процесс завершался на первой стадии. Но, как правило, ответчик также в торжественных выражениях заявлял о своем несогласии. Совокупность ритуальных и строго формальных действий, жестов и слов, которые совершались на суде сторонами и магистратом, называлась "легис акцио" (legis actio), а отсюда и сам процесс получил название легисакционного. Было выработано пять основных легисакционных формул. Наиболее распространенная из них (legis actio per sacramentum) заключалась в том, что наряду с торжественными заявлениями стороны вносили залог, который терялся проигравшим дело в пользу казны. Нарушение одной из сторон порядка внесения залога автоматически влекло за собой проигрыш дела.

Если же обе стороны у претора соблюдали установленную процедуру, дело переходило во вторую стадию и рассматривалось назначенным претором судьей или коллегией судей, которые разрешали спор по существу. На этой стадии допускались представители сторон и защитники (адвокаты). Если одна из сторон без уважительных причин не являлась в суд, то проигрывала дело. На данной стадии процесс не был связан строгими формами. Судьи знакомились с доказательствами, выслушивали речи сторон и их защитников. Решение судей было окончательным и обжалованию не подлежало.

В уголовных делах магистрат, который вел дело, использовал инквизиционную процедуру. В течение всего процесса он поддерживал обвинение, вел допрос. Если консул выносил смертный приговор, то для приведения его в исполнение требовалось одобрение народного собрания.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |