Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 1

Автор: О. А. Жидков

§ 3. римское право классического и постклассического периодов

 

Публичное и частное право. В судебной практике и юриспруденции Рима в классический период было выработано деление права на публичное и частное. Это деление, отразившее присущее любому цивилизованному обществу противоречие между частным и общественным интересом, оставило глубокий след в последующей истории права. По характеристике Ульпиана, публичное право относится к положению римского государства, а частное — к пользе отдельных лиц.

Деление права на публичное и частное, которое в. произведениях римских юристов объяснялось чисто логически и в отрыве от социального содержания права, имело под собой' объективные различия в методах правового регулирования. Публичное право носило императивный характер, оно включало в себя отношение власти — подчинения. В частном праве выражались отношения формально равных лиц, но находящихся в обществе с имущественной дифференциацией всегда в экономически неравном положении. Его субъекты имели определенную правовую и хозяйственную автономию. Охрана частных интересов осуществлялась лишь по инициативе заинтересованных лиц.

Римские юристы утверждали, что публичное право как выражение "общественного интереса" стоит выше частного ("частные соглашения не должны изменять публичного права"). Но публичное право классического и постклассического периода было менее разработанным, чем частное право. Кроме того, в связи с кризисом республиканских порядков, а затем и утверждением монархического строя "общественный интерес", лежащий в основе публичного права, в римской юриспруденции все более откровенно связывался с интересами императоров. В период империи верноподданически настроенными юристами по существу было создано новое публичное право, которое порывало с республиканскими и демократическими традициями, обосновывало произвол римских императоров.

Частное право, где коллективные интересы общества и государства реализовывались путем защиты интересов отдельных его представителей, выступавших в качестве собственников, в классический период получило значительно более глубокую и тонкую разработку. Отражая объективные потребности развитого торгово-денежного оборота, оно преодолело былой формализм и охватило более широкий круг отношений, связанных с товарным производством. Римское частное право в классическую эпоху достигло высокого для своего времени уровня юридической техники. Именно частное право Рима оказало большое влияние на последующую историю права, было воспринято многими правовыми системами в эпоху средневековья и в новое время. Достижения римской юриспруденции используются также в праве и юридической науке даже тех стран мира, где не существует деления права на публичное и частное.

Вещное право. Правовое регулирование вещных отношений занимало центральное место в римском частном праве. Само понятие вещного права еще не было известно римским юристам, но они четко отличали вещные иски (actiones in rem) от личных исков (actiones in personam), связанных с обязательственными отношениями.

Для практических целей римские юристы классической и постклассической эпохи использовали целый ряд классификаций вещей, с которыми в имущественном обороте были связаны различные последствия. Это уже известное нам деление вещей на манципируемые и неманципируемые, утратившее постепенно свое былое значение, а также на движимые и недвижимые, делимые и неделимые, заменимые (определяемые родовыми признаками) и незаменимые (индивидуально определенные) вещи и т.п.

Особое место в имущественных отношениях в римском государстве, где экономика носила аграрный характер, занимала земля. Наряду с землями, которые еще в древнейший период перешли в частную собственность отдельных рабовладельцев, длительное время существовала также государственная земля, рассматриваемая как общественная (ager publicus). После принятия закона Лициния борьба вокруг этой земли не только не ослабла, но разгорелась с новой силой. Нобилитет расхищал эти земли, создавая на них крупные рабовладельческие латифундии, с которыми не могли конкурировать мелкие крестьянские хозяйства. Поскольку чрезвычайные законодательные меры, которые осуществили братья Гракхи с целью перераспределения земли в пользу мелких собственников, не дали результата, логическим итогом всего предшествующего развития Рима стал аграрный закон 111 года до н.э., который предусмотрел, что земли, составлявшие общественный фонд, больше не подлежат переделу. Это окончательно закрепило частную собственность на землю, сделало ее безраздельно господствующей.

Потребности имущественного оборота и расширение территории римского государства привели к появлению в классическую эпоху новых видов права собственности. Поскольку известная предшествующему периоду квиритская собственность имела ярко выраженный национально-римский характер и становилась все более архаичной в силу целого ряда условностей, необходимых для ее приобретения, сама жизнь потребовала выработки новых и менее сложных форм закрепления собственнических интересов. В рамках преторского права с помощью особых юридических средств была создана конструкция так называемой преторской, или бонитарной, собственности. Претор в тех случаях, когда в силу несоблюдения формальностей квиритского права приобретатель вещи не мог получить статус квиритского собственника, брал под защиту интерес покупателя, фактически закрепляя приобретенную им вещь в составе его имущества (in bonis).

Для защиты прав бонитарного собственника преторы использовали и институт давностного владения, известный квиритскому праву. Претор признавал бонитарную собственность в конечном счете и квиритской, как если бы такое право возникло на основе приобретательной давности. Таким образом, бонитарный собственник, владеющий вещью, получал защиту претора от притязаний со стороны квиритского собственника, чье право на вещь становилось "голым". Со временем преторы стали предоставлять бонитарному собственнику юридическую поддержку и на тот случай, когда в силу тех или иных обстоятельств последнему приходилось добиваться возврата вещи от других лиц (в том числе и от квиритского собственника). С этой целью применялся особый Публицианов иск (actio in rem Publiciana).

В связи с расширением границ римского государства, включением в него все новых провинций и роста числа иностранцев получили признание и правовую защиту также провинциальная собственность (для римских граждан) и собственность Перегринов.

Римские юристы специально не разрабатывали саму конструкцию права собственности как таковую, но они раскрыли его юридическое содержание путем признания различных полномочий, принадлежащих собственнику вещи. К этим полномочиям ими относились: право владения, право пользования, право распоряжения, право на плоды или доходы, которые приносит вещь, право истребования своей вещи от третьих лиц. Право собственности рассматривалось как наиболее полное господство лица над вещью, как абсолютное и неограниченное право. Такое понимание частной собственности было использовано и развито впоследствии в праве многих государств нового времени.

В римском праве классического и постклассического периода большое внимание уделялось способам приобретения права собственности, поскольку развитие имущественного оборота требовало большой точности юридических отношений и предельной ясности в вопросе о титуле (юридическом основании) приобретения права собственности. :

Наряду с манципацией, которая использовалась все реже, а в период домината практически вышла из употребления, решающее значение как основной способ переуступки права собственности приобрела "традиция" (traditio). Удобство этого способа заключалось в его простоте и неформальном характере. При традиции право собственности приобреталось в силу самой фактической передачи вещи лишь при условии наличия "справедливого", т.е. законного основания (justa causa).

В классический период, особенно в "праве народов", получил более детальную разработку и ряд других способов приобретения права собственности, некоторые из которых были известий еще с древнейших времен. Это захват брошенных вещей, а также вещей, которые не имели хозяев (например, продукты рыбной ловли, охоты и т. п.). Сюда же относились вещи, захваченные у врагов. Согласно рескрипту Адриана, найденный клад делился пополам между лицом, нашедшим его, и собственником земли, на участке которого он был обнаружен.

К числу особых способов приобретения права собственности относилось создание новой вещи из чужого материала (спецификация). Между основными школами юристов (сабиньянцами и прокульянцами) велись споры по вопросу о том, кому в данном случае принадлежит вещь — ее изготовителю или собственнику материала. Право собственности могло возникнуть также путем соединения вещей. Так, если на участке, принадлежавшем одному лицу, был выстроен дом из материалов, собственником которых являлось другое лицо, земельный собственник приобретал право собственности на выстроенный на его участке дом. Дальнейшее развитие в классический период получила приобретательная давность (usucapio). В преторском праве был расширен круг лиц, которые могли приобрести право собственности по давности владения: Так, после десяти лет добросовестного и непрерывного владения это право признавалось даже за перегринами. В постклассический период (при императоре Юстиниане) в результате непрерывного владения вещью в течение более 30 лет право собственности признавалось даже в случае отсутствия законного титула, т.е. "справедливого основания владения" (так называемая экстраординарная приобретательная давность).

В классический период получили дальнейшее развитие гражданско-правовые формы защиты прав частного собственника. Наиболее важной из них был виндикационный иск. Он предоставлялся собственнику вещи, которая в силу каких-либо причин была им утеряна и оказывалась у третьего лица. Виндикационный иск по существу представляя собой спор о праве собственности, в котором настоящий собственник должен был доказать свой титул на спорную вещь. При наличии таких доказательств вещь возвращалась собственнику вне зависимости от того, как она попала последнему владельцу. Если этот владелец чужой вещи был добросовестным, т.е. не знал о незаконности обладания ею, он должен был вернуть собственнику вещь и все плоды, полученные от нее с момента возбуждения виндикационного иска. Недобросовестный владелец сверх того присуждался к возмещению всех плодов, полученных от вещи за время владения ею.

Для защиты, прав и интересов частного собственника в римском праве в классический, и постклассический периоды использовался также негаторный  иск, который был направлен против третьих лиц, выдвигающих необоснованные претензии на чужую вещь , (например, на соседний земельный участок), и прогибиторный иск, имеющий' своей целью устранение помех, которые препятствовали собственнику осуществлять нормальное использование своей вещи.

С развитием преторского права получил окончательное юридическое оформление еще один самостоятельный вид вещного права —институт владения (possessio). Он вытекал из всего строя частнособственнических отношений и в известном смысле дополнял право собственности. Под владением вещью понималось фактическое обладание ею (corpus possessionis), сопровождавшееся намерением владеть ею самостоятельно (animus possessionis), как на праве, собственности. Последнее обстоятельство отличало владение от простого держания вещи (detentio), которое часто возникало на основе договора и передачи вещи держателю самим собственником.

Защита интересов владельца вещи осуществлялась не с помощью исков, которые служили для защиты прав собственника, а посредством преторских интердиктов (приказов) об удержании  владения в случае грозящего нарушения прав владельца вещи или же о возврате уже изъятой третьим лицом вещи. Интердикт хотя и не имел такой юридической силы, как иск отличался большей простотой, поскольку избавлял владельца вещи от необходимости прибегать к сложной процедуре доказывания титула приобретения вещи. Поэтому к преторскому интердикту прибегали и собственники вещей, когда предпочитали использовать более быстрый путь защиты своих нарушенных прав.

 В классический период получает дальнейшее развитие и такой вид вещного права, как право на чужие вещи (jura in re aliena). Появляется ряд новых земельных сервитутов (пастбищный и т.п.), нo особенно городских: право пристройки к чужому дому, право опереть свою стену на стену дома соседа, право на то, чтобы сосед своими застройками не лишал света и вида и т.п. Источники постклассического периода упоминают о появлении такого вида права на чужую вещь, как суперфиция, которое возникало в связи с постройкой дома на чужой земле. Сначала права застройщика регулировались договором имущественного найма, т.к. дом рассматривался в качестве подчиненной вещи, а поэтому становился собственностью владельца земельного участка. Однако затем претор стал осуществлять более широкую защиту интересов застройщика, признал его право на дом как вещное, а не как личное, т.е. вытекающее из договора найма.

Из греческого права в эту эпоху был позаимствовав эмфитевзис — наследственная аренда земли с внесением установленной платы. Держатель земли (эмфитевт) не мог быть согнан с участка в силу признанного за ним претором и защищаемого вещного права, которое могло даже переуступаться третьим лицам.

В классический период получило развитие и залоговое право. Все более редкой становится древняя форма залога, построенного на доверии, когда заложенная вещь считалась собственностью кредитора (федуция). Если должник не выполнял обязательства, эта вещь навсегда оставалась у кредитора даже в том случае, если ее стоимость была больше, чем сумма долга. С развитием товарного обращения все чаще стал использоваться залог (пигнус), при котором заложенная вещь передавалась кредитору не в собственность, а в держание, защищавшееся, как и владение, с помощь» интердикта, что несколько облегчало положение должника. В императорскую эпоху под влиянием греческого права распространяется и такая форма залога, как ипотека, при которой заложенная вещь (обычно земля) оставалась у должника. Кредитор же получал ограниченное вещное право — не допускать продажи .должником заложенной земли и истребовать ее в случае неисполнения обязательства.

В классическую эпоху получили развитие и разработку и личные сервитутом, которые предусматривались обычно в завещаниях и представляли собой пожизненное право лица, в чью пользу устанавливался сервитут, пользоваться чужой вещью с правом получения от нее плодов (узуфрукт) или же без такого права (узус).

Обязательственное право. Наиболее разработанной частью римского права в классический период было обязательственное право, которое являлось юридической формой товарно-денежного обращения. В отличие от вещных прав, которые в случае отсутствия нарушений не порождали конкретных правоотношений, обязательства рассматривались именно как правовая связи (juris vinclum) no крайней мере двух лиц. Римский юрист Павел подчеркивал, что сам смысл обязательства (в противоположность вещному праву) состоял в том, чтобы "связать перед нами другого в том отношении, что он нам что-нибудь дал, сделал ими предоставил".

С развитием товарного производства обязательства в значительной мере утратили свой былой формализм, а также из односторонних превратились в основном в двусторонние, поскольку каждая из участвовавших в нем сторон имела как права, так и обязанности. Ответственность должника по обязательству не затрагивала его личность и ограничивалась лишь пределами его имущества.

Наиболее тщательную и точную разработку получили договоры (контракты). Но не все договорные связи имели юридическую силу. Некоторые соглашения носили неформальный характер (пакты) и не пользовались исковой защитой, хотя предусмотренные в них обязательства на практике обычно соблюдались. Со временем отдельные пакты были признаны преторским правом, а в постклассический период закреплены в императорском законодательстве.

Важное значение имели выработанные классическими юристами некоторые общие положения о договоре. Так, для заключения договора требовалось согласие сторон, выраженное добровольно, а не в результате заблуждения, обмана или угрозы. Договоры могли заключаться устно или письменно, в том числе посредством переписки. Допускалось присоединение новых лиц на стороне кредитора или должника, а также полная замена первоначальных участников договор» другими лицами (новация). Договоры рассматривались как нерушимые и должны были строго соблюдаться. Невыполнение договорного обязательства влекло за собой юридическую ответственность, например принудительное изъятие вещи или обязанность возместить убытки, понесенные другой стороной. Однако для Взыскания убытков требовалось установление вины в действиях стороны, не выполнившей условий договора (умысел или неосторожность). Степень ответственности определялась также самим характером неосторожности, которая могла быть грубой или легкой.

В Институциях Гая договоры (контракты) были разделены на четыре основные группы: вербальные, литеральные, реальные, консенсуальные.

Вербальные договоры, (от лат. verbum — слово) брали свое начало от древнейших религиозных договоров-клятв, но в рассматриваемый период их форма была значительно упрощена. Для возникновения обязательства в таких договорах требовалось произнесение установленных слов. Основным и наиболее распространенным видом вербальных договоров по-прежнему была стипуляция. Но для ее заключения уже не требовалось соблюдения многих былых жестких условий. Так, в вопросе кредитора и ответе должника можно было использовать не только торжественный глагол "spondeо", но и другие глаголы. Сторонами в стипуляции могли быть и перегрины. Допускалось произнесение вопроса-ответа даже не на латинском языке.

Литеральные договоры (от лат. littera — буква) представляли собой особые письменные договоры; принятые в торговом обороте. Обязательство в этих договорах возникало в силу записи в специальных книгах доходов и расходов одной из сторон, составления долговых расписок, подписанных обеими сторонами (синграфа) или же одним должником (хирографа). Последние были позаимствованы из греческого права.

Реальные договоры (от лат. res — вещь) помимо соглашения сторон по основным условиям контракта требовали обязательной передачи вещи, которая составляла предмет договора. Без передачи вещи обязательственное отношение не возникало. К реальным договорам относился прежде всего заем (mutuum). Юридическое содержание этого договора состояло в том, что кредитор давал должнику в собственность обусловленное количество заменимых вещей, определяемых мерой, вecoм или  числом, а должник обязывался вернуть в установленный срок такое же количество таких же вещей (обычно денег). В принципе этот договор был безвозмездным, но нередко одновременно с займом оформлялось стипуляциоиное соглашение о выплате процентов. Поскольку процветавшие в это время в Риме ростовщические круги стремились все более увеличить процентные ставки, что усиливала социальное напряжение, в законодательстве (особенно в императорский период) устанавливался (но без особого успеха) предельный размер взимаемых процентов. К реальным контрактам относилась также ссуда (commodatum), т.е. предоставление в безвозмездное пользование (а не в собственность, как при займе) индивидуально определенной вещи, которую должник обязывался вернуть в обусловленный срок. К этой же группе договоров относилось хранение (depositum), а также закладной договор (о передаче заложенной вещи кредитору).

Наиболее разработанными и наименее формальными были консенсуальные договоры (от лат. consensus — согласие), которые получили признание позднее других групп договоров. Обязательство в консенсуальных договорах возникало в силу простого соглашения сторон по всем основным условиям контракта. К этой группе относился прежде всего договор купли-продажи (emptio-venditio). Юридическая связь между сторонами в этом договоре возникала уже с того момента, когда продавец соглашался продать какую-либо вещь, а покупатель обязывался уплатить установленную цену. Фактическая передача вещи или денег могла иметь место позднее. Купля-продажа была возможна даже в отношении вещи, которой еще не было в натуре, но которую продавец обязывался произвести и поставить в указанный срок

В преторском праве была подробно разработана и обусловлена ответственность продавца за проданную им вещь, так продавец отвечал за скрытые недостатки вещи, о которых покупатель не мог знать в момент заключения договора, но которые обнаруживались позднее и имели существенный характер. В этом случае покупатель мог требовать или убавления цены, или возврата всей суммы денег. Продавец нес ответственность также в случае так называемой эвикции вещи, если проданная им вещь была с помощью виндикационного иска отчуждена у покупателя настоящим собственником. До передачи вещи покупателю продавец отвечал за ее повреждения, связанные с небрежностью хранения (даже при самой незначительной неосторожности), а также нес на себе риск случайной гибели вещи.

К консенсуальным договорам относился также договор найма (locatio-conductio), представленный в это время тремя разновидностями. Наем вещей (locatio-conductio rerum) предполагал предоставление во временное пользование и за плату (последним договор найма отличался от ссуды) какой-либо индивидуально определенной вещи. Этот вид найма (аренда) имел большое хозяйственное значение в Риме особенно в период империи, поскольку с окончательным утверждением частной собственности на землю в это время широкое распространение получила аренда земли. В постклассический период было установлено правило, согласно которому колон (или его наследники) в случае невозобновления договора аренды при молчаливом согласии сторон оставался на земле бессрочно.

Договор найма рабочей силы (locatio-conductio oper arum), который заключался на определенный срок и с фиксированной оплатой труда наемного работника, не мог получить большого развития в условиях рабовладельческой системы, где основную рабочую силу составляли рабы. Римскому праву был известен также наем рабочей силы для выполнения работы, имеющей своим результатом изготовление какой-либо конкретной вещи, т.е. своеобразный подряд (locatio-conductio operis). К этому виду найма прибегали в тех случаях, когда речь шла об изготовлении вещей, которое требовало особых навыков и умений. Но поскольку платный наемный труд в римском рабовладельческом обществе для свободных людей считался унизительным занятием, юристы, художники и иные представители "свободных" профессий не прибегали к договору найма. Они получали за проделанную ими работу или за оказание услуги не наемную плату, а "почетное вознаграждение" — гонopap.

 К консенсуальным контрактам относились также договор поручения (mandatum) и договор товарищества (societas). Последний заключался для совместного ведения какой-либо определенной хозяйственной деятельности.

В классический период получили дальнейшее развитие и обязательства из деликтов (правонарушений). С одной стороны, наблюдался заметный процесс превращения целого ряда частных деликтов в публичные (преступления), с другой — создавались новые виды частных деликтов. К числу последних относился обман (dolus malus), который порождал обязательство уплатить вознаграждение, равное по размеру причиненному ущербу, а также угроза (metus), влекущая за собой возмещение ущерба в четырехкратном размере. Преторское право знало и такой специфический деликт, как обман кредиторов,

Большую роль в развитии деликтного права сыграл закон Аквилия (Ш в. до н.э.), в котором были систематизированы ранее существовавшие виды ответственности за вред, причиненный имуществу. Предусмотренный этим законом деликт общего характера, состоявший в повреждении или уничтожении чужого имущества (damnam injuria datum), порождал обязательство по возмещению нанесенного ущерба, что отражало потребность более единообразного регулирования обязательств из причинения вреда и укрепления всего строя имущественных отношений. Особое внимание в законе Аквилия уделялось ответственности за уничтожение чужого скота и рабов, которая определялась с учетом наивысшей стоимости данных вещей за предшествующий год.

Брачно-семейное и наследственное право. Характерной чертой классической эпохи является прогрессирующие разложение патриархальной семьи. Брак с мужней властью уже ко II в. н.э. выходит из употребления, а проживание жены в доме мужа в течение года уже не влечет за собой автоматически возникновения власти мужа. Становится распространенной новая форма брака без мужней власти (sine manu mariti). Женщина, вступая в такой брак, не порывала со своей прежней семьей, сохраняла определенную имущественную самостоятельность, получала некоторые права в отношении детей.

Брак без мужней власти мог быть легко расторгнут по обоюдному согласию супругов, а также по требованию одного из них. На общем фоне кризиса римского рабовладельческого общества ослабли и семейные связи, разводы стали обычным явлением. Широкое распространение получил так называемый конкубинат — неоформленное постоянное сожительство мужчины и женщины. Стремясь преодолеть негативные явления в сфере семейных отношений, император Август издал закон, предусматривающий санкции за безбрачие и бездетность. Даже из двух консулов преимущество по службе получал тот, у кого было больше детей.

В связи с участившимися разводами, задевавшими интересы и богатых римских семей, были введены новые правила, касающиеся приданого, с тем, чтобы гарантировать положение состоятельных римлянок, часто становившихся жертвами в браках, в которые мужчины вступали исключительно из корысти. Хотя приданое по-прежнему считалось собственностью мужа, последний должен был использовать его в целях устройства совместной жизни и терял его в случае развода. Со времени Августа муж не мог отчуждать земельный участок, полученный им в качестве приданого, без согласия жены или ее родственников (когнатов).

Разложение патриархальной семьи нашло свое выражение и в ослаблении отцовской власти. Прекратилась практика продажи детей, а их убийство отцом стало рассматриваться в постклассический период как тяжкое преступление. Усилилась имущественная самостоятельность подвластных членов семьи. Сыновья нередко получали от отца особое имущество (пекулий) для занятия земледелием, ремеслом или торговлей. Юридически собственником пекулия и всего того, что было приобретено сыном, считался отец. Но фактически пекулий все более обосабливался, особенно когда речь шла о земельном участке, выделенном сыну в связи с его поступлением на военную службу. Практически сын получал такую землю в собственность, мог оставить ее своим наследникам и даже вступать по поводу данного имущества в сделки со своим отцом.

Ряд изменений претерпел и институт опеки. Преторским эдиктом была установлена ответственность опекуна за ведение дел подопечного. Постепенно исчезает опека над взрослыми женщинами, и в постклассический период их дееспособность фактически была уравнена с дееспособностью мужчин.

Смягчение суровой отцовской власти, скреплявшей ранее патриархальную семью, определило также основные направления развития и наследственного права. Преторским эдиктом был значительно расширен круг наследников, куда помимо подвластных членов семьи (агнатов) были включены также эмансипированные дети умершего, когнаты вплоть до шестой степени родства, пережившая мужа супруга. Ослабление былого значения агнатской системы родства и признание в наследственном праве когнатского родства, основанного на кровной связи, было постепенно закреплено в императорском законодательстве.

Преторский эдикт изменял и форму завещания, установление которого уже не требовало использования сложной процедуры (с помощью "меди и весов"). Завещание, как правило, стало составляться не в устном, а в письменном виде, но с соблюдением определенной формы. Лишь солдатские завещания в период принципала не требовали каких-либо формальностей. В постклассический » период наряду с частными завещаниями, которые составлялись в присутствии семи свидетелей, в практику вошли так называемые публичные завещания, позаимствованные из греческого права, составляемые в присутствии магистратов с внесением в протокол местных властей или с передачей на хранение в императорский архив. Усиливаются ограничения завещательной свободы. Так, не признается юридическая сила за завещаниями, в которых без достаточных оснований лишались имущества законные наследники. „Увеличивается при составлении завещаний размер обязательной доли (до 1/3 имущества) для законных наследников.

 В классический период более широкое распространение получило установление в завещаниях легатов (завещательных отказов), согласно которым наследник обязан был выдать определенную часть имущества указанному наследодателем лицу. Для защиты интересов наследника в законодательном порядке в I в. до н.э.  было установлено, что при выдаче имущества в виде легатов он  может сохранить за собой по крайней мере одну четверть наследства. Распоряжения о выдаче части имущества какому-либо лицу давались и без составления завещания (например лицам, которые формально не могли быть наследниками по завещанию — перегринам, женщинам и т.д.). Такие распоряжения, получившие название фидеикомиссов, не были первоначально обязательны для наследников. Но в период императора Августа им была придана юридическая сила. В постклассический период (особенно в кодификации Юстиниана) большинство фидеикомиссов практически слились c легатами.

Изменения форм гражданского процесса. С развитием преторского права на смену сложному и архаичному лигисакционному процессу приходит формулярный процесс. Этот вид процесса утвердился со второй половины II в. до н.э. после принятия специального закона (lex Aebutio). В формулярном процессе значительно повысилась роль претора, который перестал быть пассивным участником сакраментальных обрядов, совершавшихся сторонами при легисакционном процессе. Возросло значение первой стадии судопроизводства ("ин юре"), так как именно здесь устанавливалась юридическая суть спора. Она находила свое выражение в заключении (формуле) претора, в котором присяжному судье указывалось, как следует решать данное дело. Постепенно преторы начинают составлять новые формулы исков, отходя от старых законов и обычаев, руководствуясь при этом требованиями торгового оборота и необходимостью укрепления частной собственности. Создавая новые формулы и иски, претор посредством своего эдикта способствовал развитию самого содержания частного права.

К концу классического периода, а особенно при доминате, все большее распространение получает экстраординарный процесс. К концу III в. н.э. он почти полностью вытесняет формулярный процесс, и последний уже даже не упомянут в важном законе Диоклетиана (294 год), где речь идет о ведении судебных дел.

В экстраординарном процессе исчезает традиционное деление судопроизводства на две стадии: "ин юре" и "ин юдицио". Магистрат, принявший дело к рассмотрению, ведет теперь его с начала и до конца, т.е. до вынесения решения. Если на последнем этапе и привлекается присяжный (третейский) судья, то он действует лишь от имени назначившего его магистрата. Явка ответчика на суд перестает быть предметом заботы истца. Магистрат, не связанный теперь жесткими процессуальными рамками, мог сам применять меры воздействия на участников процесса, принуждать их к исполнению его распоряжений. Процесс перестает быть публичным, проводится в закрытых помещениях. Если ранее судопроизводство было бесплатным, то теперь вводятся судебные пошлины, ставшие особенно распространенными в период домината. Хотя гражданский процесс в целом остается еще устным, основные заявления сторон фиксируются в судебных протоколах, что кладет начало письменному судопроизводству.

Вводится апелляция на вынесение магистратом судебного решения. Но лицо, подавшее апелляцию в высшую инстанцию, в случае повторного проигрыша дела уплачивало крупный штраф.

Уголовное право и процесс. Существенные изменения в уголовном праве Рима происходят под влиянием политических перемен — кризиса республиканских институтов и роста всевластия императоров. Уголовное право непосредственно отразило обострение политической борьбы и стремление рабовладельческой верхушки во главе с императором любой ценой, в том числе путем усиления уголовной репрессии, спасти пошатнувшиеся социальные и политические порядки. Римское уголовное право к этому времени было распространено на всю территорию империи и на все категории населения, включая перегринов.

Характерной тенденцией развития уголовного права данного периода является то, что ряд частных деликтов постепенно становятся уголовно наказуемыми, включаются в категорию преступлений (crimen publicum). Так, кражи по-прежнему считаются частным деликтом, но в ряде случаев (кражи со взломом или с насилием, кражи на больших дорогах и т.п.) к традиционным штрафным мерам добавляются и государственные наказания.

Появляется также большое число новых преступлений, в том числе таких, которые рассматриваются как опасное посягательство на устои государства. Но если в республиканский период "оскорбление величия" охватывало преступления, направленные против  республиканских институтов (сопротивление магистратам и т.д.), то уже с эпохи принципата это понятие сводится к преступлениям против императорской власти. В числе этих преступлений — заговоp с целью свержения императора, покушение на его жизнь или жизнь его чиновников, непризнание религиозного культа императора и т.д.

К числу преступлений, непосредственно затрагивавших интересы римского государства, относилось также присвоение казенного имущества и расхищение государственных средств, взяточничество, подлог, фальшивомонетничество, участие в запрещенных сборищах и объединениях, спекуляция зерном и другими продуктами,  неуплата налогов и т.п. В связи с ростом постоянной армии увеличилось число воинских преступлений, среди которых выделялись  измена в бою, дезертирство, утеря оружия, неповиновение командиру и т.п. Существовал также целый ряд религиозных преступлений, число которых значительно возросло в постклассический период после официального признания христианства.

 Среди преступлений против личности кроме различных видов убийств публичными деликтами стали считаться "обиды", прежде всего телесные повреждения, которые по Законам XII таблиц рассматривались как частный деликт. В связи с углублением имущественного и сословного неравенства в период империи ответственность за телесные повреждения стала дифференцироваться в зависимости от того, какое место занимал потерпевший в социальной иерархии.

Расширился также (особенно под влиянием христианской peлигии) круг преступлений, относящихся к сфере семьи и нравственности. В их число входили кровосмешение, супружеская измена, полигамия, сожительство с незамужней женщиной, мужеложество и т.д.

 В императорском Риме происходит также резкое увеличение видов наказания, усиление их карательной направленности. Если первоначальное наказание строилось еще на принципе возмездия, то в период домината оно все более преследует цели устрашения. При императорах вновь восстанавливается смертная казнь, которая в позднюю республику не применялась к римским гражданам, причем появляются новые ее виды: сожжение, повешение, распятие на кресте, утопление.

 За тяжкие преступления назначались также каторжные работы на рудниках (осужденный при этом рассматривался как вечный раб государства), принудительные работы на установленный 1 срок (на строительстве дорог и т.п.), отдача в гладиаторы. Широко  применялись различные виды ссылок: изгнание из Рима с потерей гражданства, ссылка на острова с полной изоляцией, временная ссылка. Осужденный, самовольно покидавший место ссылки, предавался смерти. По некоторым видам преступлений предусматривались телесные наказания, часто практиковалась конфискация имущества осужденных (лишь некоторая часть имущества сохранялась за детьми).

Характернейшей чертой уголовного права императорского периода (особенно при доминате) становится ярко выраженный сословный принцип уголовной ответственности. Особо сурово, как и в предшествующий период, наказывались рабы. Были предусмотрены и новые репрессивные меры. Сенатус-консультом, принятым в 10 году н.э., предписывалось в случае убийства хозяина предать смерти всех рабов, находящихся в доме, если они не предприняли попытки спасти его жизнь. Представители высших сословий (сенаторы, всадники, декурионы и др.) освобождались от таких наказаний, 'как каторга и принудительные работы, порки и т.п., которые заменялись ссылкой. В ранней империи привилегированные лица могли наказываться смертной казнью только в случае убийства родственников, а в период домината в 4 случаях: убийство, поджог, магия и оскорбление величества. 3 то же самое время лица низшего сословного положения наказывались смертной казнью за 31 вид преступлений. Некоторые привилегии в области наказаний имели солдаты: они не приговаривались к повешению, к ссылкам на рудники, хотя по ряду преступлений их ответственность была более строгой. В большей степени выбор наказания и его тяжесть зависели от судей, которые в императорский период в связи с перестройкой всей системы уголовного суда и процесса получили широкую свободу усмотрения.

Уголовный процесс (особенно при доминате) приобретает четко выраженный инквизиционный характер. Судья (императорский чиновник) сосредоточивает в своих руках и обвинительные, и судебные функции. Суд происходит при закрытых дверях, обвиняемый лишается права на юридическую помощь и утрачивает другие процессуальные гарантии, существовавшие в республиканскую эпоху. В ходе судебного процесса к лицам низших сословий, как ранее к рабам, стали применяться пытки. Судебный приговор можно было обжаловать в апелляционном порядке в вышестоящий императорский суд (сначала допускались две инстанции, после Диоклетиана — три). Новой и единственной гарантией для обвиняемого стало право убежища в императорских храмах и около статуй императоров, что временно могло спасти его от ареста.

В римском уголовном праве классической эпохи наблюдался некоторый прогресс в области юридической техники (разработка понятий вины, соучастия, покушения и т.п.), но рост произвола императоров привел к тому, что многие эти общие и важные категории не использовались в практике императорских судов. Однако впоследствии они оказали определенное влияние на развитие средневекового права Западной Европы, хотя королевская власть заимствовала из арсенала римского уголовного права прежде всего его карательные и репрессивные положения.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |