Имя материала: История государства и права зарубежных стран. Часть 1

Автор: О. А. Жидков

§ 1. общая характеристика средневекового государства в западной европе

Падение Западной Римской империи означало окончательное Нарушение античных политико-правовых порядков и гибель цивилизации, представлявшей собой высшее достижение древнего мира. На смену приходят средние века, когда западноевропейское общество надолго было отброшено назад и вынуждено было проделать  новый виток развития от примитивных протогосударств к крупным и конгломеративным "варварским" королевствам, а в конечном счете — к централизованным национальным государствам. Сам термин "средние века" западноевропейского происхождения, он восходит к итальянским гуманистам XV—XVI вв., видевшим в средневековье длительную, но промежуточную эпоху между двумя великими европейскими культурами — античной и новой, начавшейся с Возрождения. Поэтому данный термин лишь со значительной долей условности может быть применен к государствам как Востока, так даже и Восточной Европы.

 Гибель Римской империи, хотя и повлекла за собой на долгое время утрату богатейших духовных ценностей античного мира (особенно его политического демократического наследия), не была регpeccoм в истории государственности и человечества в целом. Развал Римской империи сделал возможным выход на политическую арену Западной Европы новых этносов и народов. Они уступали римлянам в политико-правовой культуре, но сумели в средние века создать свои, неизвестные странам Востока и античному миру, исторически более перспективные формы организации экономической, социальной и политической жизни. 

Важным катализатором исторического развития, определившим уникальность западноевропейской цивилизации и в последующие века, были унаследованные от античности частная собственность, выступавшая в средние века прежде всего в виде феодальных поместий, и христианская религия.  Влияние античных традиций в средневековой Европе с большой силой проявилось в эпоху Ренессанса, когда в рамках феодальнего общества с невиданной для всего тогдашнего мира быстротой складываются материальные и духовные предпосылки капитализма.

Историю средневековья, которая охватывает в Западной Европе более тысячи лет, принято делить на периоды в зависимости от тех ее аспектов, которые составляют предмет рассмотрения (хозяйственная жизнь и степень развития феодальных отношений, культура, религия и т.д.). В мировой литературе нет единого подхода и к самому понятию "феодализм", который нередко отождествляется с политической раздробленностью, с феодальной иерархией, с определенными ступенями церковной организации и т.д. В отечественной литературе последних лет доминировала марксистская трактовка феодализма как особой общественно-экономической формации. Соответственно и периодизация средневековья связывалась прежде всего с уровнем развития феодального способа производства (становление феодализме — раннее средневековье, расцвет феодализма — развитое средневековье, упадок феодализма — позднее средневековье).

В данном учебнике, посвященном истории государства, а не общества в целом, целесообразно пользоваться периодизацией, которая (с некоторыми вариантами) стала наиболее употребительной в отечественной историко-правовой науке. Эта периодизация учитывает прежде всего эволюцию и последовательную смену самих форм средневекового европейского государства, которые не были известны античному миру и которые, как это будет показано далее, кардинально отличаются от государственных форм, существовавших в ту же эпоху в странах Востока.

Так, в Европе в период ранних (варварских) государств, когда формирующийся класс земельных собственников-феодалов сплачивался вокруг королевской власти, пользовавшейся также поддержкой христианской церкви и крестьян-общинников, первые, как правило, крупные государственные образования приобретали форму раннефеодалъных монархий.

Развитие феодальных поземельных отношений, базировавшихся на натуральном хозяйстве и на эксплуатации феодально-зависимого крестьянства, порождало и новые виды связей между земельными собственниками разного ранга, которые приобретали характер феодальной иерархии. В условиях крайней степени политической децентрализации, фактически феодальной раздробленности, единственным способом организации и поддержания государственной власти стали особые договорные отношения, построенные на принципе сюзеренитета-вассалитета. Средневековое государство, превратившееся в Западной Европе в IX—XIII вв. в великое множество государств-поместий и отличавшееся крайней степенью экономической и политической децентрализации, приняло форму сеньориальной монархии.

Экономический подъем в XIII—XV вв., связанный с ростом городов и развитием торгового оборота, с накоплением капитала, породил сословную консолидацию западноевропейского общества. В новых условиях стало возможным постепенное территориальное объединение государств на национальной основе, усиление королевской власти, искавшей поддержки у представителей сословий.

Для этого периода характерно становление сословно-представителъных монархий.

Наконец, в позднем средневековье (XVI—XVII вв.), когда полным ходом идет разложение феодализма и формируются основные элементы капиталистической системы, только сильная королевская власть способна укрепить и поддержать пошатнувшееся общественное здание. Она смогла еще какое-то время обеспечивать экономическое развитие и умерять нарастающие общественные антагонизмы. Но при этом королевская власть все более возвышается над обществом, делает ставку на бюрократический централизм, на военно-полицейскую силу, на устранение политической оппозиции. Таким образом, на своей последней стадии средневековое государство выступает в форме абсолютной монархии. Падение | абсолютизма означало уже конец всего старого-режима и начало  Новой истории, давшей миру образцы представительной и демократической государственности.

 Особенность западноевропейской модели средневекового государства определяется не только эволюцией монархического строй  и последовательной сменой его форм. Для нее также характерной является (особенно в периоды децентрализации и территориальной раздробленности) диффузия политической (государственной) власти, которая переходит от короля в руки отдельных светских и  духовных магнатов, а также в поместья крупных земельных собственников. Сама политическая власть, дающая возможность управлять вассалами, крепостными и лично свободными крестьянами, горожанами, становится неотъемлемым атрибутом земельной собственности.

 В таких условиях связи государства с другими элементами  (институтами) политической системы становятся особенно сложными. В истории западноевропейского средневековья сельская (крестьянская) община не порождала каких-либо особых проблем для государства. Она являлась простым объединением крестьян, ведущих индивидуальное хозяйство, и обладала минимальными административными и судебными функциями. В политическом плане она полностью находилась под властью короля, сеньора или церкви. Иначе строились отношения государства с теми средневековыми общественными институтами и объединениями, которые в Западной Европе обладали реальной политической властью, прежде твоего с церковью и городами.

 Особенно сложными и неоднозначными на разных ступенях  средневековья были взаимоотношения государственной (королевской) власти и христианской церкви. Они нередко порождали острые конфликты, а в ряде случаев приводили и к прямому противоборству.

В раннем средневековье "варварские" короли, принимая христианство и получая тем самым поддержку церкви, подносили ей большие дары, прежде всего в виде обширных земельных владений. Так церковь постепенно превратилась в крупного земельного собственника, имеющего по сравнению с самими королями и светскими магнатами несомненное преимущество, ибо церковные и монастырские земли не подлежали дроблению и возврату в мирской земельный фонд. Отсюда возникла поговорка, что церковь держит земли "в мертвой руке". Однако до IX—Х вв. церковь, хотя ее политический вес в обществе неуклонно возрастал, не была еще в полном смысле политической организацией. Она являла собой духовное сообщество, оказывающее глубокое нравственное воздействие на верующих, а также способствующее формированию общеевропейской культуры и самосознания. Церковь до XI в. находилась еще не под контролем римского папского престола, а под эгидой императоров и королей, обладавших в то время еще относительно сильной властью.

Прогрессирующая во всей Западной Европе феодальная раздробленность, ослаблявшая королевскую власть, превращавшая ее из публичной в частную, сеньориальную, способствовала росту политических амбиций и притязаний римских пап на мировое господство. Эти амбиции привели к разделу христианской церкви на восточную (греко-католическую) и западную (римско-католическую). Хотя формально раскол вытекал из, расхождений по чисто религиозным вопросам (по догмату о происхождении Святого духа, по учению о благодати, по порядку причащения и т.д.), в основе раскола лежали прежде всего политические противоречия — борьба за руководство христианским миром и светской государственной властью.

Возрастающий авторитет римско-католической церкви опирался не только на земельные богатства, на Священное писание и религиозные чувства верующих. Он имел под собой и созданную к этому времени мощную и централизованную церковную организацию, построенную на четком отделении клира от мирян, на строго иерархических началах жизни Духовенства и на его безусловном подчинении епископату, римской курии и верховному понтифику — папе. Большую политическую силу последнему придавали и возникавшие еще с VI в. различные монашеские, а позднее духовно-рыцарские ордена, представлявшие собой строго централизованные объединения, уставы которых утверждались папством. По сути дела, в XI—XII вв. (с так называемой папской революции), когда римские папы начинают претендовать на руководство всем христианским миром, римско-католическая церковь превращается в своеобразную надтерриториальную и общеевропейскую теократическую монархию. Она создала к этому времени свои политические, финансовые и судебные органы, свою дипломатическую службу. Наибольшего могущества в качестве самостоятельного политического института в западноевропейском обществе католическая церковь добивается в XIII в. при папе Иннокентии III (1198—1216 гг.), установившем порядок, при котором коронация европейских монархов должна была осуществляться актом римского папы. В это же время развернулась острая политическая борьба римского престола за отмену так называемой духовной инвеституры, т.е. права светской власти утверждать выборы высших церковных лиц (епископов, аббатов) и вручать им символы духовной власти (кольцо и посох). В борьбе с европейскими монархами за политическое влияние римские папы прибегали и к таким сильнодействующим средствам, как наложение интердикта, т.е. запрета совершать богослужение и религиозные обряды в пределах указанного государства, и даже к прямому отлучению от церкви "провинившегося" монарха. Так, при Иннокентии III были отлучены от церкви германский император, английский и французский короли.

Особый политический симбиоз церкви и государства в Западной Европе в средние века имел своим результатом создание целой системы специальных церковных трибуналов, призванных защищать устои христианского вероучения, бороться с еретиками, — инквизиции. Эти трибуналы отвергли варварские, дохристианские виды судебных доказательств (ордалии и т.п.), пытались внести рациональное начало в уголовный процесс (письменное судопроизводство, система формальных доказательств и т.п.). Вместе с тем Инквизиция породила презумпцию виновности обвиняемого, целый ряд утонченных по своей жестокости истязаний обвиняемого и т.д., что явно выходило за рамки складывавшегося в западноевропейском средневековом обществе (особенно на поздних его ступенях)  типа политико-правовой культуры.

Иную роль в формировании политического и правового сознания в Западной Европе сыграли средневековые города, некоторые из которых вели свое начало от римских времен. Но наиболее бурный рост городов относится к концу XI—XII в., когда начинается быстрое развитие ремесла и торговли, зарождаются капиталистические отношения. Естественно, города во всех сферах своей жизни испытали влияние феодальных порядков. Так, городские общины основывались и развивались долгое время на землях, составлявших феодальную собственность королей и других светских сеньоров, монастырей и т.п. Первоначально городское население испытало на себе те или иные формы личной зависимости от сеньора, но даже и в более позднюю эпоху, уже после приобретения личной свободы, оно в условиях господства феодальной власти не  могло преодолеть сословную неполноценность. Даже сама основа городской жизни — производство и торговля не были свободны от всевозможных феодальных пут (цеховой строй, торговые монополий и т.д.).

Но тем не менее по своей сути западноевропейские города (в отличие от городов Восточной Европы) были как бы чужеродным  телом в системе феодальных отношений. И в политической жизни города, особенно в эпоху Возрождения, горожане все больше ориентировались на забытые на долгое время античные демократические порядки, а не на феодальные методы властвования. Учитывая все возрастающий экономический и политический потенциал городов, королевская власть, особенно в XI—XIII вв., искала у них политическую поддержку и финансовую помощь.

История средневековых городов — это борьба Городского населения как за личную свободу и иные вольности и привилегии, так  и за политическое самоуправление, а в ряде случаев и за полную независимость. Эта борьба особенно характерна для XI—XIII вв., т.е. того периода, когда еще не получил силу процесс политической централизации и повсеместного усиления королевской власти. Политическая автономия городов в феодальном мире достигалась разными средствами: от вооруженной борьбы до простой покупки права самоуправления. Политико-правовой статус городов в разных странах в зависимости от конкретных исторических условий, от силы королевской власти отличался многообразием форм и видов. Наибольшую степень политической автономии в средневековом государстве имели городские общины, приобретавшие статус коммуны, т.е. полного самоуправления. Отдельным городам, особенно при слабости центральной государственной власти, например в Италии, удалось приобрести статус самостоятельного государства-города. В таких городах-государствах устанавливалась обычно форма городской республики (Венеция, Флоренция, Генуя и т.д.). Эти государства, несмотря на свои миниатюрные размеры и сравнительно несложную систему управления, суда и т.д., занимали важное место в международной торговле и тем самым приобретали все больший политический вес на европейской арене. Даже в тех случаях, когда городские Советы в этих карликовых республиках оказывались в руках местной олигархии, аристократии, плутократии и т.д., города, будучи проводниками античных демократических традиций, уже самим своим существованием подрывали устои феодализма и содействовали переходу к новым, более высоким формам государственно-правовой жизни.

Несмотря на характерную, особенно для определенных периодов западноевропейского средневековья, рассредоточенность политической власти, главным институтом в политической системе все в большей степени становилось государство. Его политическое значение и вес определялись тем, что королевская власть, даже в эпоху глубокой феодальной раздробленности, являлась единственным общепризнанным представителем страны и народа в целом. Закрепляя феодальные формы поземельной собственности, сословные привилегии феодалов, средневековое государство, как любое другое государство, осуществляло общесоциальные функции (поддержание мира, традиционного правового порядка и т.д.). В средние века в странах Западной Европы сложилась и приобрела общесоциальную ценность национальная государственность, которая при всех ее различиях в разных странах стала стержнем единой европейской культуры и цивилизации.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 |